Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Фальсификация доказательств по уголовному делу (ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ).



Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Основным объектом преступления являются нормальная деятельность суда, интересы правосудия. Дополнительный объект - интересы личности.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств может привести к принятию судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права и законные интересы граждан, юридических лиц. Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч. 2 ст. 50 провозглашает: "При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона".

В условиях состязательного уголовного процесса вероятность представления в суд сфальсифицированных доказательств достаточно высока, крайне нежелательна и опасна. Установление ответственности за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 303 УК РФ, направлено на борьбу со случаями представления в суд заинтересованными в исходе дела лицами недоброкачественной доказательной информации, на предупреждение фактов неправосудных судебных решений на основе сфальсифицированных доказательств.

Предметом преступления являются доказательства. Они складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу. Именно фактические данные (т.е. сведения о фактах) являются предметом фальсификации.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта и специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. В то же время, говоря о доказательствах, следует иметь в виду, что закон требует соблюдения установленной процедуры получения сведений и соответствующего их оформления.

В рамках рассматриваемого состава преступления речь идет о фальсификации овеществленных или вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, иных документов и предметов.

Как уже отмечалось выше, если искажаются устные сообщения самим лицом, дающим показания, то в зависимости от конкретных обстоятельств это деяние должно квалифицироваться по ст. 307 либо ст. 306 УК РФ. Принудительное воздействие на лицо, с тем чтобы оно дало ложные показания, может образовывать состав преступления, предусмотренный ст. 302 либо ст. 309 УК РФ.

Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ими признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Протоколы следственных действий и судебного заседания как самостоятельный вид доказательств представляют собой процессуальные документы, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты, воспринимаемые непосредственно дознавателем, следователем, судьей только в условиях производства данных следственных или судебных действий. Согласно ст. 83 УПК РФ протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п. Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителей информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.

К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего.

Правильное установление предмета преступления является обязательным условием решения вопроса о наличии фальсификации доказательств. Так, по одному из дел адвокат обвиняемого подделал заявление потерпевшего, где исказил фактические обстоятельства дела, снял ксерокопию с данного заявления и представил ее органам следствия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42 отметила следующее: ксерокопия заявления, имеющаяся в деле, не может быть признана доказательством по делу.

"Согласно ст. 84 УПК РФ к иным документам относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

В соответствии со ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

Из смысла ст. ст. 84 и 86 УПК РФ следует, что относимые к делу сведения, полученные защитником в результате опроса частных лиц, изложенные им или опрошенными лицами в письменном виде, нельзя рассматривать в качестве показаний свидетеля или потерпевшего. Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей, потерпевшего или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу.

Как установлено судом, имеющаяся в деле ксерокопия заявления потерпевшего получена без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, необходимых для получения доказательств по делу, и поэтому не может быть признана доказательством по делу.

Кроме того, следователь, приобщивший ксерокопию заявления к делу, не сверил с подлинником заявления и не удостоверил ее подлинность, что также лишало доказательственного значения копии заявления, если бы подлинник и являлся бы доказательством.

Таким образом, из приведенных данных вытекает, что имеющаяся в деле ксерокопия заявления, в фальсификации содержания которого был признан адвокат, не является доказательством по делу, а потому в его действиях нет состава преступления" <1>.

--------------------------------

<1> Определение Верховного Суда РФ от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42. Приговор по делу о фальсификации доказательств отменен, производство по делу прекращено за отсутствием в действиях осужденного состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ // СПС "КонсультантПлюс".

 

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Фальсификация доказательств по уголовному делу может осуществляться путем составления протоколов следственных действий, которые фактически не совершались, составления ложных по содержанию письменных доказательств (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в протоколы или документы, их подделки, подчистки, пометки другим числом (материальный подлог), ложных заключений экспертов, фабрикации ложных доказательств (например, подбрасывание наркотиков в квартиру или одежду обвиняемого, а также оружия или боеприпасов, взрывчатых веществ, нанесение пятен крови на одежду) и т.п.

В литературе <1> и на практике <2> иногда предлагается расширительно толковать термин "фальсификация", относя к способам совершения этого преступления уничтожение или изъятие доказательств, отказ компетентного должностного лица в приобщении к делу имеющих значение данных.

--------------------------------

<1> Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. Волгоград, 1999. С. 139.

<2> Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год, где говорится, что по смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими действиями могут быть признаны уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9).

 

В других случаях фальсификацией Верховный Суд РФ признает лишь сознательное искажение представляемых доказательств <1>.

--------------------------------

<1> Определение Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 66-О05-123 // СПС "КонсультантПлюс".

 

Уголовный закон не дает юридического определения фальсификации.

Исходя из понятия термина "фальсификация", который приводится в толковых словарях Ожегова <1> и Ушакова <2>: "...подделывание чего-нибудь; изменение вида или свойства какого-нибудь предмета с целью обмана, для того чтобы выдать его за предмет другого вида или качества; подмена чего-нибудь (подлинного, настоящего) ложным, мнимым" и указаний УПК РФ, считаем, что фальсификация предполагает не устранение доказательств путем их уничтожения или изъятия из уголовного дела или непринятие данных, имеющих доказательственное значение, а оставление в деле, но в искаженном виде. Умышленное непринятие мер по процессуальному закреплению полученных фактических данных и неприобщение к делу существующих и имеющих доказательственное значение документов также не является фальсификацией, поскольку в этом случае доказательств еще просто нет в наличии. Такие деяния следует относить к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Уничтожение или сокрытие доказательств иными лицами, не являющимися работниками суда или правоохранительных органов, в зависимости от конкретных обстоятельств может быть квалифицировано как укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ). Вместе с тем следует отметить, что вопрос об уничтожении доказательств, непринятии мер по их закреплению требует законодательного решения.

--------------------------------

<1> http://www.ozhegov.org/words/37990.shtm/

<2> http://slovari.yandex.ru/словарь%20Ушакова%20фальсификация/

 

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных доказательств или с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством, независимо от того, выступили ли они в роли доказательств или нет при рассмотрении дела.

Решая вопрос о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, целесообразно обратить внимание и на положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, говорящей о малозначительности деяния, поскольку в ряде случаев судами фальсификация доказательств признается малозначительным деянием. Так, например, по делу Д. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что собранные по делу доказательства, надлежаще исследованные в судебном заседании, изложенные и проанализированные судом в приговоре, подтверждают правильность вывода суда о том, что изготовление Д. сфальсифицированного протокола не повлияло на результаты рассмотрения дела, не повлекло вынесение неправосудного приговора и не представляло угрозы принятия судом неправосудного решения и нарушения прав и свобод граждан. Эти обстоятельства, по мнению судебной коллегии, свидетельствуют об отсутствии общественной опасности совершенного Д. деяния, что позволяет признать его малозначительным (Определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 50-О06-1). Практика показывает, что подобного рода решения наиболее часто принимаются в тех случаях, когда фактические обстоятельства дела не искажаются, а нарушения имеют место в отношении процедуры оформления следственных действий: например, следователь подделал подписи понятых, действительно участвовавших в проведении следственного действия.

В других же случаях аналогичное деяние признается преступным, поскольку, как указано в Определении Верховного Суда РФ от 21 февраля 2006 г. N 9-О06-2 по делу А., который фальсифицировал протокол выемки, умышленные действия А. по искусственному созданию доказательств виновности И. повлекли существенное нарушение ее прав и законных интересов, установленных ст. 50 Конституции РФ, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона; лишили ее в полной мере возможности реализовывать свои права на защиту, предусмотренные ст. ст. 7, 46, 47 УПК РФ; дискредитировали органы прокуратуры; привели к подрыву авторитета правоохранительных органов и доверия граждан к государству, обязанному в соответствии со ст. ст. 2, 17, 18, 45 Конституции РФ обеспечить защиту указанных прав граждан. В этой связи было признано, что своими действиями А. причинил существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства.

По нашему мнению, с учетом всех обстоятельств дела признание фальсификации доказательств малозначительным деянием не исключается, хотя подобного рода деяния, даже не повлекшие последствий, указанных в Определении Верховного Суда РФ, представляют существенную общественную опасность. Именно поэтому объективная сторона состава фальсификации доказательств сконструирована как формальная. Снижение же степени общественной опасности деяния может быть обусловлено именно конкретными обстоятельствами его совершения.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что тем или иным способом искажает доказательства, и желает эти доказательства использовать.

Мотивы и цели могут быть любыми (личная заинтересованность в исходе дела, в том числе месть, зависть, ложно понятые интересы службы, месть в связи с национальной или религиозной враждой или ненавистью, уверенность в виновности лица, желание помочь близким и т.п.). На квалификацию преступления они не влияют.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе (субъект преступления специальный) - прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, и защитник. Защитник может фальсифицировать документы и вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству или уже имеющиеся в деле.

Квалифицирующие признаки преступления предусмотрены ч. 3 ст. 303 УК РФ:

а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, понятие которых дается в ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ;

б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия.

Состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 303 УК РФ, по законодательной конструкции объективной стороны формально-материальный. Формальный - в части фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, материальный - в части наступления тяжких последствий в результате фальсификации доказательств по уголовному делу.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла при фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении или прямым, косвенным умыслом, двумя формами вины - при фальсификации доказательств, повлекшей тяжкие последствия.

Под тяжкими последствиями в теории и практике понимаются осуждение невиновного лица, осуждение хотя бы и виновного, но к существенно более строгому наказанию, чем это было бы при оценке подлинных доказательств, самоубийство незаконно осужденного, его близких, разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п. Все указанные последствия могут быть учтены при квалификации деяния по ч. 3 ст. 303 УК РФ только в том случае, если они находятся в причинной связи с рассматриваемым преступлением и не вызваны другими причинами.

Фальсификацию доказательств (ст. 303 УК РФ) следует отличать от служебного подлога (ст. 292 УК РФ). В данном случае речь идет о конкуренции уголовно-правовых норм. При этом специальной следует считать норму о фальсификации доказательств, поскольку она устанавливает уголовную ответственность только за искажение фактических данных, используемых при осуществлении правосудия. Норма же о служебном подлоге является общей, так как охватывает все случаи фальсификации официальных документов. Таким образом, служебный подлог наносит ущерб не правосудию, а иным видам государственной деятельности, а также деятельности органов местного самоуправления. Кроме того, фальсификация доказательств может быть совершена только теми субъектами, которые прямо указаны в ст. 303 УК РФ.

Также следует отграничивать фальсификацию доказательств от искусственного создания доказательств совершения преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ "Провокация взятки либо коммерческого подкупа". Признаки этого преступления рассмотрены ниже.

Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности (ч. 4 ст. 303 УК РФ) <1>.

--------------------------------

<1> Введена Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2012. N 49. Ст. 6752.

 

Конституция Российской Федерации (ч. 3 ст. 55) допускает в конституционно значимых целях возможность соразмерного ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина. Ряд такого рода ограничений предусматривается Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" <1>, которым в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, возложена обязанность выявлять, предупреждать, пресекать и раскрывать преступления, а также выявлять и устанавливать лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст. 2).

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (в ред. от 5 апреля 2013 г.) // СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

 

Согласно данному Федеральному закону (п. 1 ч. 2 ст. 7) в случае отсутствия достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, оперативно-розыскные мероприятия, в том числе связанные с ограничениями конституционных прав граждан, могут быть проведены на основании полученных сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

При этом, исходя из смысла названного Федерального закона, его ст. ст. 1, 2, 7, ч. 2 ст. 8 и ст. 10, определяющих цели, задачи, основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, под противоправным деянием подразумевается лишь уголовно наказуемое деяние, т.е. преступление. Когда же в ходе оперативно-розыскной деятельности обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 14 июля 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" по жалобе гражданки И.Г. Черновой <1>, проведение оперативно-розыскного мероприятия в силу ст. 2 и ч. 4 ст. 10 должно быть прекращено <2>.

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. N 86-О "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" по жалобе гражданки И.Г. Черновой" // СЗ РФ. 1998. N 34. Ст. 4368.

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. N 304-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трифоновой Валентины Степановны на нарушение ее конституционных прав п. 3 ч. 1 ст. 6 и п. 1 ч. 1 ст. 15 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" // СПС "КонсультантПлюс".

 

Федеральным законом от 24 июля 2007 года <1> ч. 8 ст. 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" дополнена абзацами, запрещающими органам и должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, подстрекать, склонять, побуждать лиц в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму" // РГ. 01.08.2007.

 

Основным объектом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, являются интересы правосудия, в качестве дополнительного объекта выступают права и законные интересы физического или юридического лица.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных результатов оперативно-розыскной деятельности может привести к принятию органами предварительного расследования и судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права граждан, в том числе уголовное преследование лица, непричастного к совершению преступления, либо причинению вреда чести, достоинству и деловой репутации.

Оперативно-розыскная деятельность - вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Потерпевшим от преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, может быть:

1) физическое лицо, заведомо для виновного непричастное к совершению преступления, в целях его уголовного преследования;

2) физическое или юридическое лицо в целях причинения вреда его чести, достоинству и деловой репутации.

Предметом преступления являются результаты оперативно-розыскной деятельности, т.е. сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления; лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 36.1 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (в ред. от 5 апреля 2013 г.) // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.

 

Согласно Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд (далее - Инструкция) <1>, результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место их обнаружение; сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), и очевидцах преступления (если они известны); о местонахождении предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами; о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

--------------------------------

<1> Приказ МВД РФ N 368, ФСБ РФ N 185, ФСО РФ N 164, ФТС РФ N 481, СВР РФ N 32, ФСИН РФ N 184, ФСКН РФ N 97, Минобороны РФ N 147 от 17 апреля 2007 г. "Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд" // РГ. 16.05.2007.

 

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о местонахождении лиц, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда; о лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела; о возможных источниках доказательств; о местонахождении предметов, перечисленных в ч. 1 ст. 81 УПК РФ; о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Результаты оперативно-розыскной деятельности представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности, которые составляются должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и рапорт регистрируется в порядке, установленном нормативными правовыми актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

К рапорту об обнаружении признаков преступления или сообщению о результатах оперативно-розыскной деятельности, могут прилагаться полученные (выполненные) при проведении оперативно-розыскных мероприятий фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, акты, справки, другие документы, а также иные материальные объекты, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами.

Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ими признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, для выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п. Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.

К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности может осуществляться путем представления изначально ложных по содержанию сведений (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в документы путем их подделки, подчистки, датирования другим числом (материальный подлог), фабрикации предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами (например, подбрасывание наркотиков, оружия или боеприпасов в квартиру, ложных документов в организацию или квартиру).

Рассматриваемое преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суду фальсифицированных результатов оперативно-розыскной деятельности, независимо от того, повлияли ли они на решение вопроса о возбуждении уголовного дела, подготовке и осуществлении следственных и судебных действий, доказывании по уголовным делам.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что тем или иным способом фальсифицирует результаты оперативно-розыскной деятельности, и желает эти результаты в таком виде использовать.

При этом виновный преследует одну из двух целей:

1) уголовное преследование лица, заведомо непричастного к совершению преступления; либо

2) причинение вреда чести, достоинству и деловой репутации.

Заведомая непричастность потерпевшего лица к совершению преступления означает, что субъект преступления был об этом осведомлен до начала выполнения объективной стороны преступления.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе - лицо, уполномоченное на проведение оперативно-розыскных мероприятий (субъект специальный).

Согласно ст. 13 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" на территории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделениям:

1) органов внутренних дел Российской Федерации;

2) органов федеральной службы безопасности;

3) федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны;

4) таможенных органов Российской Федерации;

5) службы внешней разведки Российской Федерации;

6) Федеральной службы исполнения наказаний;

7) органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Оперативное подразделение органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации проводит оперативно-розыскные мероприятия только в целях обеспечения безопасности указанного органа внешней разведки и в случае, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий иных органов, указанных в ст. 13 цитируемого Закона.

Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, может быть изменен или дополнен только федеральным законом. Руководители указанных органов определяют перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и организацию работы.

Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, решают определенные настоящим Федеральным законом задачи исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законодательными актами Российской Федерации.

Оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, вправе проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы оперативно-розыскные мероприятия в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы.

 

Статья 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа

 

Комментарий к статье 304

 

Основным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальные условия отправления правосудия. В качестве дополнительного объекта выступают интересы потерпевшего - спровоцированного должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Общественная опасность провокации взятки заключается в том, что эти действия подрывают авторитет государства в области правосудия, деловую репутацию потерпевших. Провокация взятки либо коммерческого подкупа создает искусственный, сфальсифицированный повод к последующему привлечению лица к уголовной ответственности, возбуждению уголовного дела и его последующей передаче в суд, наказанию должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Таким образом, на основе провокационных действий правосудие может обернуться неправосудием, привлечением к ответственности невиновного лица.

Предмет рассматриваемого преступления аналогичен предмету коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ), получения или дачи взятки (ст. ст. 290, 291 УК РФ). В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" сказано: "По смыслу закона предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (в ред. от 22 мая 2012 г.) // Бюллетень Верховного Совета РФ. 2000. N 4.

 

Объективная сторона преступления выражается в действии - попытке передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера.

Обязательным признаком состава преступления является отсутствие согласия получателя на принятие предмета взятки (подкупа). Виновный в провокации создает лишь видимость преступления, имитирует получение взятки (подкупа), а потерпевший (круг лиц прямо указан в законе) находится в неведении относительно этих преступных действий.

В этом как раз и состоит принципиальное отличие рассматриваемого деяния от дачи взятки и коммерческого подкупа, которые проявляются в передаче соответственно должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета взятки (подкупа) за их действия (бездействие) по службе в интересах дающего или представляемых им лиц, а также за общее покровительство или попустительство по службе. При этом очевидно, что указанные преступные действия (дача взятки) совершаются с обоюдного согласия взяткодателя и взяткополучателя (то же и в отношении подкупа).

По конструкции объективной стороны данный состав преступления является усеченным. Преступление считается оконченным с момента попытки передачи указанным лицам денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно с момента начала оказания услуг имущественного характера. Эта попытка выражается, например, в подкладывании денег или ценных бумаг в документы, ящик стола и т.п., направлении их в адрес провоцируемого лица по почте, телеграфу, передаче родственникам лица якобы с его согласия и т.д.

Для субъективной стороны этого состава характерна вина в виде прямого умысла: субъект сознает, что должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции, не знает о намерении передать ему предмет взятки или подкупа, не выражало своего желания получить его, и несмотря на эти обстоятельства желает передать данное незаконное вознаграждение. При этом виновный преследует одну из двух целей:

1) искусственное создание доказательств преступления (предусмотренного ст. 204 или ст. 290 УК РФ). Способы, с помощью которых будут создаваться такие доказательства, весьма разнообразны: оповещение правоохранительных органов, тайная запись разговоров, приглашение свидетелей, переписывание номеров денежных купюр или ценных бумаг и т.д. Если искусственное создание доказательств преступления, предусмотренного ст. 204 или ст. 290 УК РФ, связано с желанием привлечь лицо к уголовной ответственности и сопровождается подачей заявления о привлечении к ответственности по ст. 204 или ст. 290 УК РФ или заявлением о вымогательстве взятки и последующей провокацией, то действия виновного могут быть квалифицированы по совокупности преступлений со ст. 306 УК РФ;

2) шантаж. При этом субъект надеется, что если предмет взятки или подкупа будет принят, то в дальнейшем он сможет предъявить к должностному лицу или лицу, осуществляющему управленческие функции, какие-либо требования, связанные с его должностными обязанностями, под угрозой сообщить правоохранительным органам или иным лицам о факте получения взятки, подкупа.

Мотивы преступления могут быть разными. На квалификацию они не влияют, но могут учитываться при назначении наказания.

Провокацию взятки или коммерческого подкупа следует отличать от оперативно-розыскных мероприятий (оперативного эксперимента), предусмотренных Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" <1>, которые допускаются только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст. 8).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 2008. N 52 (ч. I). Ст. 6248; 2011. N 50. Ст. 7366.

 

Необходимо отметить, что провокационные действия могут осуществляться и сотрудниками правоохранительных органов. В этом случае подобные действия будут отличаться от оперативного эксперимента по следующим основаниям:

1) при провокации нет оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности";

2) при провокации инициатива получения предмета взятки либо подкупа соответствующим субъектом исходит от самих сотрудников, а при оперативном эксперименте она должна исходить от должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой организации, т.е. лица, могущего быть субъектом преступлений по ст. 204 или ст. 290 УК РФ;

3) целью провокации взятки либо коммерческого подкупа могут быть искусственное создание доказательств либо шантаж, а при оперативном эксперименте целью являются подтверждение и документирование сведений о вымогательстве взятки либо коммерческого подкупа (либо ином приготовлении к названным преступлениям) и привлечение виновных к уголовной ответственности <1>.

--------------------------------

<1> См.: Радачинский С.Н. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1999. С. 71.

 

Субъект рассматриваемого преступления общий - вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

В п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" резюмируется: "Разъяснить судам, что субъектом провокации взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ) может быть любое лицо, действующее с прямым умыслом в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Данное преступление является оконченным с момента попытки передачи денег или иных материальных ценностей либо попытки оказания услуг имущественного характера. Решая вопрос о наличии состава данного преступления, суду надлежит проверять, не было ли предварительной договоренности с должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, о согласии принять предмет взятки или коммерческого подкупа.

При отсутствии такой договоренности и отказе принять предмет взятки или подкупа лицо, пытавшееся вручить названный предмет в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, подлежит ответственности по статье 304 УК РФ.

Не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе.

Если провокация взятки или коммерческого подкупа совершена должностным лицом с использованием служебного положения, содеянное им следует дополнительно квалифицировать по статье 285 УК РФ" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (в ред. от 22 мая 2012 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

 

Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

 

Комментарий к статье 305

 

Основным объектом преступления являются интересы правосудия. В качестве дополнительного объекта могут выступать права и свободы личности, интересы юридических лиц.

Особая общественная опасность данного преступления состоит в нарушении принципа законности в деятельности судов при рассмотрении дел, что может повлечь тяжкие последствия для лица, в отношении которого вынесен неправосудный акт, подорвать авторитет суда, разрушить веру в правосудие.

Предметом рассматриваемого преступления является судебный акт - правоприменительный акт суда первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций в форме процессуального документа, вынесенный судьей (судьями) по существу рассматриваемого вопроса и (или) затрагивающий правовое положение гражданина (личности) или юридического лица.

Приговор - это судебное решение по уголовному делу. Решение представляет собой судебное решение по гражданскому делу. Иным судебным актом является определение суда, его постановление, приказ.

Объективная сторона преступления заключается в действии - вынесении судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

В литературе высказывается точка зрения, согласно которой вынесение судебных решений судьями Конституционного Суда РФ не может составлять объективную сторону ст. 305 УК РФ. Однако поскольку в судебных актах Конституционного Суда РФ решаются вопросы, связанные с нарушением конституционных прав и свобод участников судопроизводства, государственных и общественных интересов, то и вынесение неправосудного судебного акта судьями Конституционного Суда РФ, с нашей точки зрения, также может составлять объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ.

Все принимаемые судебные акты должны быть законными, обоснованными, справедливыми и мотивированными.

Помимо приговоров и решений, выносимых судьями, к иным судебным актам в соответствии с действующим законодательством следует отнести определения и постановления.

Как уже отмечалось, объективная сторона преступления заключается в вынесении судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Неправосудным акт считается, когда это установлено судебным актом вышестоящего суда.

Неправосудные судебные акты должны характеризоваться существенными нарушениями материального и процессуального закона, противоречить фактическим обстоятельствам дела, искажать объективную истину и быть способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников судопроизводства, государственным и общественным интересам и т.п.

Поэтому такие определения, как, например, о порядке допроса свидетелей, переносе судебного заседания, не решающие дела по существу, не могут причинить вреда охраняемому объекту и быть предметом рассматриваемого преступления. Соответственно, не могут являться предметом преступления, например, частные определения, о которых сказано в ст. ст. 226, 368 ГПК РФ, ст. 29 УПК РФ, представления, указанные в ст. 29.13 КоАП РФ.

Неправосудным следует считать и приговор, вынесенный в отношении невиновного или оправдывающий виновного. Неправосудность приговора может выразиться в неправильной квалификации содеянного, в назначении наказания без учета характера и степени опасности совершенного преступления, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

Неправосудность определения может состоять, в частности, в незаконной отмене меры пресечения, в необоснованном прекращении уголовного дела, в отмене кассационной и надзорной инстанциями законных приговоров и решений, в удовлетворении или отклонении без основания протеста или жалобы и т.д.

Неправосудность решения по гражданскому делу может выразиться в незаконном удовлетворении иска или отказе удовлетворить обоснованный иск, намеренном завышении или занижении размеров ущерба, подлежащего возмещению, и т.д.

Преступление, предусмотренное ст. 305 УК РФ, считается оконченным с момента вынесения заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

Из анализа ст. 310 УПК РФ следует, что постановление приговора завершается его провозглашением, после чего приговор становится процессуальным актом. В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" (в ред. от 6 февраля 2007 г.) <1> сказано: "Надлежит иметь в виду, что в соответствии с требованиями закона и по смыслу ст. 310 УПК РФ приговор должен быть составлен и провозглашен полностью, за исключением случая, предусмотренного ч. 7 ст. 241 УПК РФ <2>. Составление приговора не в полном объеме и провозглашение в связи с этим только вводной и резолютивной частей приговора либо только его резолютивной части следует рассматривать как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора".

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 7; 2007. N 5.

<2> Приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании. В случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора.

 

Аналогичный вывод в отношении решений и постановлений суда следует из положений ст. 193 ГПК РФ, ст. 176 АПК РФ.

Постановление по делу об административном правонарушении объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела (ч. 1 ст. 29.11 КоАП РФ). В п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 разъяснено, что при вынесении такого постановления необходимо учитывать, что КоАП РФ не предусматривает возможности оглашения только резолютивной части постановления; оно должно быть объявлено в полном объеме немедленно по окончании рассмотрения дела <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (в ред. от 10 июня 2010 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6.

 

Таким образом, следует считать, что рассматриваемое преступление окончено с момента провозглашения судебного акта.

С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Признак заведомости означает осознание лицом неправосудности судебного решения. Мотивы совершения преступления не влияют на квалификацию деяния, но должны учитываться при назначении наказания. Вынесение заведомо неправосудного судебного акта за вознаграждение (взятку) не охватывается составом рассматриваемого преступления и должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 290 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, являются судьи, рассматривающие дела единолично или коллегиально в судах первой инстанции, кассационном или надзорном порядке (т.е. судьи судов общей юрисдикции, арбитражных судов, в том числе судьи Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также судьи Конституционного Суда Российской Федерации).

В ч. 2 ст. 305 УК РФ предусмотрен квалифицированный вид данного преступления, к которому относятся вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы или наступление в результате вынесения неправосудного акта иных тяжких последствий.

Вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы означает осуждение к лишению свободы на определенный срок, пожизненному лишению свободы, лишению свободы с применением ст. 73 (условное осуждение) УК РФ, лишению свободы с применением ст. 82 (отсрочка отбывания наказания), лишению свободы с применением ст. 82.1 (отсрочка отбывания наказания больным наркоманией) УК РФ.

Вопрос об отнесении последствий к тяжким решается судом в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела. Подход к решению этого вопроса был рассмотрен выше. Здесь следует добавить лишь то, что осуждение к наказанию в виде смертной казни также следует оценивать как иное тяжкое последствие.

Квалифицированный состав преступления является формально-материальным. Деяние окончено как с момента вынесения незаконного приговора суда к лишению свободы, так и с момента наступления тяжких последствий.

Следует заметить, что субъективное отношение к названным в ч. 2 ст. 305 УК РФ квалифицирующим признакам неодинаково. Если вынести незаконный приговор к лишению свободы можно, только желая этого (прямой умысел), то к наступлению иных тяжких последствий можно относиться как умышленно, так и неосторожно. В этой связи субъективная сторона преступления может характеризоваться прямым или косвенным умыслом, а также двумя формами вины.

 

Статья 306. Заведомо ложный донос

 

Комментарий к статье 306

 

Основным объектом заведомо ложного доноса являются интересы правосудия. В качестве дополнительного непосредственного объекта этого посягательства могут выступать интересы личности, т.е. тех граждан, которых необоснованно подозревают в совершении преступления.

Общественная опасность преступления состоит в том, что оно нарушает нормальную работу правоприменительных органов, занимающихся проверкой заведомо ложного сообщения о совершении преступления, может повлечь необоснованное возбуждение уголовного дела, привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного. Неверная информация отвлекает силы и внимание органов следствия и дознания от борьбы с действительными преступлениями.

Объективная сторона состава преступления характеризуется активными действиями, которые заключаются в заведомо ложном сообщении о совершении преступления - как о событии преступления, так и о лицах, его совершивших. При этом категория преступления, о котором сообщается в доносе, не влияет на квалификацию деяния.

Ответственности за ложные сообщения об административных и иных правонарушениях, а также об аморальных поступках ст. 306 УК РФ не предусматривает. В таких случаях возможна ответственность по ст. 129 УК РФ.

В ст. 306 УК РФ не указаны органы, ложное сообщение которым образует данное преступление. Однако из смысла закона следует, что к таким органам относятся прежде всего органы, осуществляющие борьбу с преступностью и полномочные возбуждать уголовные дела: органы следствия и дознания, государственные налоговые инспекции, таможенные и др.

Также согласно ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" <1> письменное обращение, содержащее вопросы, решение которых не входит в компетенцию данных государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица, направляется в течение семи дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, с уведомлением гражданина, направившего обращение, о переадресации обращения, за исключением случая, предусмотренного ч. 4 ст. 11, т.е. когда текст письменного обращения не поддается прочтению.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (в ред. от 7 мая 2013 г.) // СЗ РФ. 2006. N 19. Ст. 2060.

 

Заведомо ложный донос может быть устным, письменным, выполненным по телефону, через других лиц и пр. Способ совершения преступления не имеет значения для решения вопроса о наличии состава преступления. Не имеет значения и то, назвал доносчик свое подлинное имя, намеренно изменил его или сделал анонимный донос.

Согласно ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ в случае, если в письменном обращении не указаны фамилия гражданина, направившего обращение, и почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ, ответ на обращение не дается. Если в указанном обращении содержатся сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, а также о лице, его подготавливающем, совершающем или совершившем, обращение подлежит направлению в государственный орган в соответствии с его компетенцией.

Согласно ч. 7 ст. 141 УПК РФ анонимные заявления не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела. Однако данная норма не означает, что анонимные заявления вообще не принимаются во внимание правоохранительными органами государства.

Правомерность проверки анонимных заявлений оперативным путем подтверждена решением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 19 августа 1998 г. N ГКПИ 98-198 <1>.

--------------------------------

<1> Приводится по СПС "КонсультантПлюс".

 

Анонимные заявления, содержащие сведения о готовящемся или совершенном преступлении, могут и должны быть проверены органом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий (см. комментарий к ч. 4 ст. 303, УК РФ - Прим. авт.), прежде всего путем проведения соответствующих гласных или негласных оперативно-розыскных мероприятий, по результатам которых вопрос о возбуждении уголовного дела решается по правилам ст. 143 УПК РФ.

Таким образом, анонимные сообщения о преступлениях проверяются, ложная информация отвлекает силы и внимание правоприменительных органов от борьбы с действительными преступлениями, нарушая тем самым интересы правосудия. Следовательно, анонимные доносы подпадают под действие ст. 306 УК РФ. В данной ситуации поводом для возбуждения уголовного дела будет являться сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). Основанием будет являться рапорт сотрудника, проводившего проверку, об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ).

Ответственность за ложное сообщение об акте терроризма предусмотрена специальной по отношению к ст. 306 УК РФ нормой - ст. 207 УК РФ. Следует иметь в виду, что объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, такова, что ответственность возможна за заведомо ложное сообщение только о готовящемся акте терроризма. В случае заведомо ложного доноса о совершенном акте терроризма действия виновного следует квалифицировать по ст. 306 УК РФ.

Если сообщение при доносе является ложным, т.е. не соответствующим действительности, это может относиться к событию преступления либо быть связано с обвинением лица в преступлении, которое он не совершал, либо с обвинением в более тяжком преступлении, чем совершенное на самом деле, и т.п. Ложность должна охватывать фактические обстоятельства, а не их юридическую оценку. Поэтому если заявитель, верно описав события происшествия, даст ему неверную юридическую квалификацию, то состав заведомо ложного доноса отсутствует. Сообщение правоохранительным органам своих предположений, мнений или догадок, если они не выдаются за достоверные сведения, не образует ложного доноса. Добросовестное заблуждение в оценке сообщенных сведений исключает возможность квалификации последних как ложного доноса.

Заведомо ложный донос является оконченным преступлением с момента получения сообщения (заявления) указанными выше органами или их должностными лицами. Последствия (например, возбуждение уголовного дела, его расследование и судебное рассмотрение, осуждение невиновного) не учитываются при квалификации, но имеют значение для назначения наказания.

Если ложный донос не дойдет до адресата по независящим от виновного лица обстоятельствам (например, из-за утери при пересылке, неверного указания адреса, названия организации и т.п.), то содеянное квалифицируется как покушение на преступление. Ответственность за приготовление к рассматриваемому преступлению наступает в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ только при наличии особо квалифицирующих признаков, т.е. по ч. 3 ст. 306 УК РФ (как тяжкое преступление).

В тех случаях, когда заведомо ложный донос является способом совершения иного преступления, дополнительной квалификации по совокупности преступлений не требуется. Например, если со стороны собственника имел место ложный донос о краже автомобиля с целью получить страховку, то деяние полностью охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Об этом свидетельствует указание закона на заведомость ложности сообщенных сведений о совершении преступления. Виновный сознает, что сообщает правоохранительным либо иным органам, обязанным реагировать на это сообщение, безусловно ложные, не соответствующие действительности сведения о совершении преступления, и желает совершить эти действия, т.е. ввести в заблуждение соответствующие государственные органы.

Мотивы ложного доноса в большинстве случаев носят личный характер (месть, зависть, ревность, неприязненные отношения, стремление скрыть истинного преступника и др.), но иногда они могут носить иной характер, например политический. Обычно это преступление совершается со специальной целью - возбуждение уголовного дела и привлечение конкретного невиновного лица к уголовной ответственности.

Установление такой цели, характерной для данного преступления, позволяет отграничивать заведомо ложный донос от смежных с ним составов преступлений, в частности от клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 128.1, ч. 3 ст. 298.1 УК РФ). Клевета, соединенная с обвинением в совершении преступления, отличается от заведомо ложного доноса тем, что при заведомо ложном доносе умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а при клевете - на унижение его чести и достоинства. В связи с этим при заведомо ложном доносе сведения о якобы совершенном потерпевшим преступлении сообщаются органам, правомочным возбудить уголовное преследование, с целью побудить их к возбуждению уголовного дела. При клевете заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию, распространяются среди окружающих (т.е. любых лиц) и не имеют цели возбуждения уголовного дела.

Субъектом ложного доноса может быть любое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет (субъект общий). Действия должностного лица в подобных случаях при наличии оснований могут быть квалифицированы по совокупности преступлений со ст. 285 УК РФ - злоупотребление должностными полномочиями.

Судебной практике известны случаи признания субъектом заведомо ложного доноса также и обвиняемых по другому делу, если ложный донос не является способом защиты от предъявленного обвинения.

Заведомо ложные показания подозреваемого о совершении преступления другим лицом, совершенные с целью избежать уголовной ответственности, состава заведомо ложного доноса не образуют, поскольку являются способом защиты от обвинения <1>.

--------------------------------

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второе полугодие 1997 г. (по уголовным делам). Определение Верховного Суда РФ N 1-Д97-16 по делу Незнамова (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 14 января 1998 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 4. С. 15.

 

Свидетели и потерпевшие, дающие ложные показания по обстоятельствам дела, должны нести уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ. Но если в ходе показаний они делают ложное заявление об ином преступлении, то в их действиях будет состав заведомо ложного доноса.

В ч. 2 ст. 306 УК РФ содержится квалифицирующий признак - донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Для вменения этого признака необходимо, чтобы в доносе содержалось указание на конкретное лицо, якобы совершившее это преступление.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.