Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О вызове эксперта, назначении и производстве судебной экспертизы см. комментарий к ст. ст. 195 - 207, 269, 282 и 283 УПК РФ. 5 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

7. Решение об отводе защитника и представителя принимает государственный орган или должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело в данный момент: на досудебном производстве - следователь, дознаватель, в судебном разбирательстве - суд или судья, председательствующий в суде с участием присяжных заседателей. Если в досудебном производстве рассматриваются вопросы о производстве следственных действий в порядке ст. 165 УПК РФ, о применении мер процессуального принуждения (залог, домашний арест, заключение под стражу, временное отстранение обвиняемого от должности и т.д.), о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар, а также жалобы участников уголовного судопроизводства в порядке ст. 125 УПК РФ и т.п., где также возможно участие защитника, то решение об отводе защитника, представителя, участвующего в судебном заседании, согласно ч. 1 ст. 69 УПК РФ принимает судья.

При этом нормы закона, устанавливающие основания и порядок отвода защитника, не могут быть истолкованы как предоставляющие возможность произвольно отказывать подозреваемому, обвиняемому в осуществлении права на самостоятельный выбор защитника без достаточно веских оснований, связанных с необходимостью обеспечения как его права на защиту, так и прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия (см., например, Определения Конституционного Суда РФ от 14.10.2004 N 333-О, от 09.11.2010 N 1573-О-О, от 24.09.2012 N 1515-О).

8. Решение, принятое по итогам рассмотрения отвода, согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным с указанием конкретных фактических оснований для его принятия. Принимая решение об отводе защитника или представителя, должностные лица, ведущие производство по уголовному делу, обязаны учитывать мнение соответственно подзащитного или представляемого лица. Однако, если основания для отвода установлены, но подозреваемый, обвиняемый или потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик все равно настаивают на продолжении выполнения их защитником либо представителем своих процессуальных обязанностей, следует руководствоваться требованиями закона, обязывающими дознавателя, следователя, прокурора, суд осуществить отвод.

Решение следователя и дознавателя об отводе защитника, представителя (об отказе в этом) может быть обжаловано участниками уголовного судопроизводства в порядке гл. 16 УПК РФ, в том числе в соответствующий суд, который с учетом всех обстоятельств дела оценивает, насколько обоснованно в каждом конкретном случае лицу отказывается в допуске выбранного им защитника к участию в уголовном деле (см., например, Определения Конституционного Суда РФ от 14.10.2004 N 333-О, от 24.09.2012 N 1796-О). Решение суда об отводе данного участника процесса (либо об отказе в этом) является промежуточным судебным решением и подлежит обжалованию только одновременно с обжалованием итогового судебного решения по делу в порядке, определенном гл. 45.1, 47.1, 48.1 УПК РФ (ч. 2 ст. 389.2 УПК РФ).

 

Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

 

Глава 10. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

 

Комментарий к статье 73

 

1. Доказывание в уголовном судопроизводстве призвано обеспечить правильное установление фактической основы дела, без чего невозможно правильное применение права, на это неоднократно указывал Верховный Суд РФ. В обзорах судебной практики он неоднократно отмечал факты неправильного или неполного установления фактических обстоятельств дела, которые становились причиной судебных ошибок при принятии решений по уголовному делу (см., например, Обзоры судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2004 год"; "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 года"). Из всего многообразия характеристик преступного события в область уголовно-процессуального познания входят лишь юридически значимые фактические обстоятельства, необходимые для правильного применения норм права. Круг таких обстоятельств устанавливается законом и является общим для досудебного и судебного производства, для каждого должностного лица, ведущего производство по уголовному делу.

На взаимосвязь положений ст. 73 УПК РФ с требованиями, предъявляемыми УПК РФ к пределам доказывания в суде, к кругу и содержанию вопросов, обсуждаемых при постановлении приговора, к содержанию описательно-мотивировочной части приговора, неоднократно указывалось в Определениях Конституционного Суда РФ (см., например, Определения от 17.12.2009 N 1640-О-О, от 22.03.2011 N 294-О-О, от 21.04.2011 N 572-О-О).

Вместе с тем следует учитывать, что комментируемая статья определяет лишь необходимый круг обстоятельств, тогда как содержание этих обстоятельств, их фактическое проявление индивидуальны и уникальны для каждого уголовного дела. Именно индивидуальные обстоятельства уголовного дела обусловливают выбор нормы права, ее казуальное истолкование правоприменителем с учетом фактических обстоятельств конкретного дела (см., например, Определение Конституционного Суда РФ от 28.05.2013 N 723-О).

2. Фактические обстоятельства, имеющие юридическое значение, не даются в готовом виде и подлежат установлению путем доказывания. Описание фактических обстоятельств в процессуальных документах и решениях должно соответствовать содержанию полученной из доказательств информации и основываться на всей совокупности собранных и исследованных доказательств.

3. В определениях Конституционного Суда РФ неоднократно подчеркивалось, что ст. 73 УПК РФ не препятствует установлению обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, а сторона обвинения и суд обязаны проверять обстоятельства, на которые указывает сторона защиты. Отсутствие в ст. 73 УПК РФ указания на необходимость доказывания обстоятельств, на которые ссылается сторона защиты, не предполагает, что данные обстоятельства не должны опровергаться стороной обвинения при доказывании виновности (см., например, Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2011 N 1238-О-О). Комментируемая статья не предполагает также, что алиби, равно как и любое другое имеющее значение для дела обстоятельство, на которое ссылается сторона защиты, не должно опровергаться стороной обвинения при доказывании виновности (см. Определение Конституционного Суда РФ от 27.01.2011 N 118-О-О). Разрешая ходатайства защиты подобного рода, суд, следователь, дознаватель обязаны учитывать значение такого рода доказательств для правильного установления обстоятельств дела, указанных в ст. 73 УПК РФ. При этом, по мнению ЕСПЧ, сторона защиты несет обязанность обосновать то, что истребуемое доказательство имеет значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию с целью обеспечения прав и законных интересов (ч. 1 ст. 119 УПК РФ) обвиняемого, т.е. также должна руководствоваться ст. 73 УПК РФ (см. Постановления ЕСПЧ от 24.02.2009 по делу "Тарэу против Румынии", от 18.03.2010 по делу "Кузьмин против Российской Федерации").

4. Фактические обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, должны устанавливаться конкретно и индивидуально, а в процессуальных документах описываться "языком факта", а не юридически обезличенными фразеологическими оборотами или устоявшимися штампами.

 

Например, Б. был осужден по ч. 2 ст. 223 УК РФ за незаконное изготовление огнестрельного оружия группой лиц по предварительному сговору совместно с лицом, в отношении которого принято решение о прекращении уголовного дела в связи со смертью. Однако из доказательств следовало, что фактические обстоятельства происходили следующим образом. Б. именно от лица, в отношении которого принято решение о прекращении уголовного дела, узнал о приобретении им охотничьего ружья и о его желании обрезать ствол. Сам Б. только присутствовал, когда тот человек отпиливал ствол ружья. Затем этот человек выбросил обрезки ствола и сказал, что сам спрячет обрез у себя дома. Приговор в части осуждения Б. за незаконное изготовление огнестрельного оружия отменен Верховным Судом РФ, поскольку в нарушение требований ст. 307 УПК РФ в его описательно-мотивировочной части не указаны обстоятельства преступного деяния, составляющие объективную сторону данного преступления и подлежащие доказыванию, а именно способ его совершения.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.