Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

См.: Постановление Московского городского суда от 12.11.2014 N 4у/6-5638.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Избрание домашнего ареста и продление срока действия домашнего ареста осуществляются в порядке, установленном ст. ст. 108 и 109 УПК РФ соответственно. Комментируемая статья не ставит применение домашнего ареста в зависимость от возможности назначения обвиняемому (подозреваемому) наказания в виде лишения свободы (см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41).

2. Избрание домашнего ареста как меры пресечения, не связанной с тюремным заключением, допускается с согласия самого обвиняемого (подозреваемого), собственника жилья, представителя лечебного учреждения, а также с учетом мнения других лиц, проживающих в жилом помещении, в котором предполагается нахождение обвиняемого (подозреваемого) во время домашнего ареста.

3. Обвиняемый (подозреваемый), в отношении которого избирается домашний арест, может быть собственником жилого помещения, нанимателем либо находиться в жилом помещении на иных законных основаниях.

4. При установлении судом в отношении подозреваемого или обвиняемого запрета на выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает, уголовно-исполнительная инспекция вправе применять электронный браслет вместе со стационарным контрольным устройством, ретранслятор и устройство аудиовизуального контроля. Если подозреваемому или обвиняемому не запрещено или разрешено в установленное время находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, уголовно-исполнительная инспекция вправе применять электронный браслет вместе с мобильным контрольным устройством, ретранслятор, персональный трекер и устройство аудиовизуального контроля (см. Постановление Правительства РФ от 18.02.2013 N 134 "О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений").

 

Статья 108. Заключение под стражу

 

Комментарий к статье 108

 

1. Заключение под стражу является самой строгой из мер пресечения, указанных законодателем в ст. 98 УПК РФ. Применение меры пресечения в виде заключения под стражу обусловлено тем, что обвиняемому (подозреваемому) инкриминируется преступление, за совершение которого уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет. Это не случайно, поскольку заключение под стражу представляет собой наряду с задержанием форму лишения свободы обвиняемого (подозреваемого).

2. Особенность применения этой меры пресечения в том, что обвиняемый (подозреваемый) может быть лишен свободы до вынесения обвинительного приговора или до вступления его в законную силу. Процедура избрания меры пресечения в виде заключения под стражу должна быть такой, чтобы при применении этой меры пресечения не нарушался фундаментальный принцип уголовного судопроизводства - презумпция невиновности. Применение к обвиняемому (подозреваемому) меры пресечения - заключения под стражу не должно предвосхищать решение вопроса о его виновности.

3. Заключение обвиняемого (подозреваемого) под стражу в качестве меры пресечения должно носить исключительный характер. На это, в частности, указывает требование закона применять эту меру пресечения только при условии, что никакую иную в данном деле применить нельзя. Решение об избрании обвиняемому (подозреваемому) в качестве меры пресечения заключения под стражу должно опираться на достаточные основания. Необходимость обоснования решения об избрании меры пресечения - заключения под стражу конкретными фактическими обстоятельствами - гарантия против произвольного лишения обвиняемого (подозреваемого) свободы. Обязанность органов предварительного расследования доказать наличие оснований для избрания в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу является следствием того общего правила, которое ЕСПЧ сформулировал как презумпцию свободы. При рассмотрении и разрешении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд должен исходить из того, что основания для применения этой меры пресечения отсутствуют, пока органы предварительного расследования не представят доказательства обратного.

4. Заключение под стражу до суда само по себе является исключительной мерой пресечения, и она должна применяться в исключительных случаях. Отсутствие в законодательстве сколько-нибудь определенных критериев того, что понимать под "исключительными случаями" (кроме, пожалуй, того, что заключение под стражу может быть применено лишь при невозможности применения другой, не столь строгой меры пресечения), оставляет на усмотрение суда решение этого вопроса. Это не должно означать, что суд и органы уголовного преследования освобождены от обязанности каждый раз приводить обоснованные мотивы в подтверждение таких исключительных случаев. В "исключительных случаях" эта мера пресечения может быть применена к лицу, обвиняемому (подозреваемому) в преступлении небольшой тяжести, а в отношении несовершеннолетних - в преступлении средней тяжести. В отношении подозреваемых таким образом исключительность избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу является как бы "тройной": исключительный характер самой меры пресечения в виде заключения под стражу, исключительность ее применения в отношении подозреваемого и допустимость ее избрания в исключительных случаях по подозрению в преступлении небольшой тяжести, а в отношении несовершеннолетних - в преступлении средней тяжести.

5. Категория инкриминируемого обвиняемому (подозреваемому) преступления (его тяжесть) выступает необходимым условием для избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу. Именно уголовно-правовая санкция за вменяемое обвиняемому (подозреваемому) преступление выбрана законодателем в качестве главного критерия для предусмотренных уголовно-процессуальным законом случаев, когда мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана. Известное исключение - недопустимость по общему правилу применения меры пресечения - заключения под стражу по делам о преступлениях, перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ.

6. Избрание меры пресечения по мотиву только тяжести вменяемого обвиняемому (подозреваемому) преступления недопустимо. В досудебных стадиях уголовного судопроизводства (в период возбуждения уголовного дела и предварительного расследования) отсутствует как таковой судебный контроль за квалификацией инкриминируемого органами расследования преступления. Суд не вправе до передачи ему уголовного дела в связи с окончанием расследования после утверждения прокурором обвинительного заключения (обвинительного акта, обвинительного постановления) вдаваться в обсуждение квалификации и, как следствие, ее менять. Выбор квалификации в досудебном производстве находится целиком на усмотрении органов предварительного расследования. Поэтому Верховный Суд РФ указал, что суду надлежит в каждом конкретном случае проверять, не предрешая вопрос о виновности, обоснованность подозрения (обвинения) в причастности лица к совершению преступления. Обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных, в том числе указанных в ст. 91 УПК РФ, о том, что лицо могло совершить это преступление (см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41).

Обоснованность обвинения (подозрения) в причастности к инкриминируемому преступлению - еще одна гарантия против излишне сурового применения меры пресечения. Применение к лицу, в действительности не совершавшему вменяемое ему преступление, или к лицу, в отношении которого возникают обоснованные сомнения в его причастности к совершению инкриминируемого преступления, меры пресечения в виде заключения под стражу является недопустимым. Обоснованность обвинения (подозрения) напрямую связана с обоснованностью уголовно-правовой квалификации. Квалификация не должна быть "завышенной", искусственно создающей условия для заключения обвиняемого (подозреваемого) под стражу.

7. При разрешении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу суд не должен вторгаться в вопрос квалификации инкриминируемого обвиняемому (подозреваемому) преступления. Уголовно-правовая оценка вменяемого ему преступления может в ходе расследования не раз меняться. Суд не вправе в процедуре избрания меры пресечения - заключения под стражу делать официальные выводы об отсутствии события преступления, состава преступления или непричастности обвиняемого (подозреваемого) к инкриминируемому ему преступлению. И наоборот, механизм применения меры пресечения - заключения под стражу исключает право суда устанавливать в инкриминируемом обвиняемому (подозреваемому) деянии признаки более тяжкого преступления. В то же время обоснованность обвинения (подозрения) в рамках вменяемой обвиняемому (подозреваемому) уголовно-правовой квалификации преступления является обязательной наряду с основаниями для избрания меры пресечения и обстоятельствами, учитываемыми при избрании меры пресечения (ст. ст. 97, 99 УПК РФ).

8. Обоснованность применения меры пресечения - заключения под стражу должна зависеть от реальности оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, а также обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ. Условия содержания под стражей, состояние здоровья, имущественное положение обвиняемого (подозреваемого), влияние меры пресечения на условия жизни его семьи и другие подобные обстоятельства должны приниматься во внимание при разрешении вопроса о заключении под стражу. Выбор этой меры пресечения должен быть не механическим, а мотивированным, соответствующим обстоятельствам инкриминируемого преступления, основаниям применения меры пресечения, личности обвиняемого (подозреваемого), его возрасту, состоянию здоровья, роду занятий и другим обстоятельствам. Перечень обстоятельств, которые должны учитываться при избрании меры пресечения, является открытым. Учитываться должны любые обстоятельства, которые могли бы индивидуализировать применение меры пресечения в конкретном случае. Постановление об избрании меры пресечения - заключение под стражу должно быть строго индивидуальным, основанным на конкретных фактических обстоятельствах.

9. Основания применения заключения под стражу, а также обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения, и возможная причастность обвиняемого (подозреваемого) к инкриминируемому ему преступлению должны подтверждаться совокупностью доказательств. Доказательства должны отвечать требованиям уголовно-процессуального закона: они должны быть получены надлежащим лицом (дознавателем, следователем) с соблюдением правил подследственности, из предусмотренного ст. 74 УПК РФ источника, в соответствии с установленным законом порядком их получения. Сведения, не имеющие установленную законом форму доказательства, могут приниматься судом в обоснование ходатайства об избрании обвиняемому (подозреваемому) данной меры пресечения лишь после всесторонней проверки их в судебном заседании до принятия решения судом. Доказательства, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми и также не могут использоваться в обоснование избрания меры пресечения - заключения под стражу. Поскольку оперативно-розыскная деятельность проводится во внепроцессуальном порядке, ее результаты, не прошедшие проверку в уголовном судопроизводстве, лишены минимальных гарантий достоверности. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться только после их процессуальной проверки и получения из выявленных в ходе розыскной деятельности источников процессуально-правовой информации о наличии фактических обстоятельств, указывающих на основания применения меры пресечения - заключения под стражу.

10. Постановление следователя (дознавателя) о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или гарнизонного военного суда по месту производства предварительного расследования или по месту задержания подозреваемого. Процедура рассмотрения и разрешения ходатайства об избрании данной меры пресечения имеет, таким образом, форму судебного заседания. Судебное заседание подчиняется общим условиям судебного разбирательства (непосредственности, устности, гласности судебного заседания и т.п.) и должно проводиться с участием сторон. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск (ч. 5 ст. 108 УПК РФ). При невозможности доставить обвиняемого (подозреваемого) в суд ходатайство подлежит возвращению следователю (дознавателю) без рассмотрения по существу.

Судебное заседание должно проводиться в условиях состязательности с предоставлением сторонам равных возможностей для представления доказательств и изложения своих доводов по всем возникающим вопросам. Кроме прокурора, следователя (дознавателя), в судебном заседании вправе принимать участие потерпевший (гражданский истец), их представители и законные представители, если решением вопроса о мере пресечения затрагиваются их права и законные интересы, в том числе связанные с необходимостью защиты их личной безопасности от угроз со стороны подозреваемого, обвиняемого или обеспечения возмещения им причиненного преступлением материального ущерба. В этом случае потерпевший (гражданский истец), их представители и законные представители вправе обжаловать постановление судьи о мере пресечения.

Участие защитника обязательно, если он приглашен самим обвиняемым (подозреваемым) либо его родственниками (иными лицами в интересах обвиняемого (подозреваемого)), а также в случаях, предусмотренных ст. 51 УПК РФ. Как сказано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41, если защитник, извещенный о месте и времени судебного заседания, в суд не явился, судья выносит постановление о продлении срока задержания, а следователь (дознаватель) принимает меры к назначению защитника. Справедливости ради нужно отметить, что ст. 108 УПК РФ не предусматривает продление срока задержания для обеспечения участия защитника. Продление срока задержания в этом случае по сути представляет собой не соответствующую закону "санкцию" в отношении обвиняемого (подозреваемого). Точно также уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможности продления срока задержания в связи с необходимостью обеспечить участие переводчика.

 

Статья 109. Сроки содержания под стражей

 

Комментарий к статье 109

 

1. Общий срок содержания под стражей составляет два месяца. Этот срок может быть продлен на четыре месяца, до шести месяцев, судьей районного суда или гарнизонного военного суда при условии, если:

- невозможно закончить предварительное расследование в течение двух месяцев;

- отсутствуют основания для изменения или отмены меры пресечения в виде заключения под стражу.

С шести до 12 месяцев срок содержания под стражей может быть продлен судьей районного суда или гарнизонного военного суда по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа по субъекту РФ или иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя с согласия прокурора субъекта РФ или приравненного к нему военного прокурора, если:

- обвиняемому инкриминируется совершение тяжкого или особо тяжкого преступления;

- уголовное дело представляет особую сложность;

- существуют основания для избрания меры пресечения - заключения под стражу.

С 12 до 18 месяцев срок содержания под стражей может быть продлен судьей суда субъекта РФ (ч. 3 ст. 31 УПК РФ) или окружного (флотского) военного суда по ходатайству следователя с согласия Председателя Следственного комитета РФ либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти): в исключительных случаях и только в отношении обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений.

2. Особые случаи продления срока содержания под стражей могут возникать при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами оконченного расследованием уголовного дела и при принятии прокурором решения по поступившему к нему уголовному делу. Срок содержания под стражей может быть продлен судьей регионального суда (ч. 3 ст. 31 УПК РФ) или окружного (флотского) военного суда по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа по субъекту РФ или приравненного к нему руководителя иного следственного органа. Ходатайство должно быть внесено не позднее чем за семь суток до истечения предельного 12-месячного или 18-месячного срока содержания под стражей, если:

- материалы оконченного расследованием уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного 12-месячного или 18-месячного срока содержания под стражей;

- 30 суток для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно.

В отношении обвиняемых, ознакомившихся с материалами оконченного расследованием уголовного дела, предельный 12-месячный или 18-месячный срок содержания под стражей может быть продлен при условии, что:

- другим обвиняемым, содержащимся под стражей, и их защитникам 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела;

- не отпала необходимость в применении меры пресечения - заключения под стражу;

- отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения.

Вопрос о сроках домашнего ареста или заключения под стражу может:

- возникнуть перед прокурором уже в момент направления дела в суд. По ходатайству прокурора, возбужденному не позднее чем за семь суток до истечения срока домашнего ареста или содержания под стражей, он может быть продлен судом до 30 суток, если:

- к моменту направления уголовного дела в суд оставшийся срок домашнего ареста или содержания под стражей оказывается недостаточным для выполнения требований, предусмотренных ч. 3 ст. 227 УПК РФ;

- существуют основания для применения указанных мер пресечения и нет оснований для их отмены или изменения.

3. Сроки содержания под стражей являются непрерывными. Их продление допускается только при условии, что сроки содержания под стражей не истекли. Как избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, так и продление срока содержания под стражей должны быть обоснованы реальными и конкретными фактическими обстоятельствами, свидетельствующими о необходимости содержания обвиняемого под стражей (см. комментарий к ст. 108 УПК РФ). Срок, на который мера пресечения избирается или продлевается ее действие, должен быть установлен судом не формально, а конкретно, применительно к обстоятельствам, с которыми непосредственно связано избрание меры пресечения или продление срока ее действия.

По мнению ЕСПЧ, продолжительность содержания под стражей должна отвечать критерию разумности, наличие которого обусловливается рядом факторов: имеющимися у суда фактическими основаниями, "относящимися к существу вопроса" и "достаточными". Кроме этого, разрешая вопрос о продлении срока заключения под стражу, суду, в зависимости от оснований, в связи с которыми предполагается сохранение этой меры пресечения, надлежит выяснить наличие еще одного фактора - убедиться в том, что национальные правоохранительные органы проявили "должное тщание" в производстве по уголовному делу (см. Постановление ЕСПЧ от 15.07.2002 по делу "Калашников против Российской Федерации"). При рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей необходимо исходить из положения, которое в практике ЕСПЧ известно под названием презумпции в пользу освобождения лица из-под стражи. Обвиняемый не должен доказывать наличие оснований для освобождения его из-под стражи. Сторона обвинения и суд не вправе мотивировать продление сроков тем, что имевшиеся ранее основания не "отпали". Сторона обвинения обязана доказать наличие оснований для продления срока содержания обвиняемого под стражей на момент его продления, указав, почему прежние основания сохраняют свою силу или какие новые основания появились для этого. Суд обязан в решении (постановлении, определении) указать конкретные обстоятельства, в связи с которыми срок содержания под стражей подлежит продлению, и мотивы (см. Постановление ЕСПЧ от 24.07.2012 по делу "Михаил Гришин против Российской Федерации").

 

Статья 110. Отмена или изменение меры пресечения

 

Комментарий к статье 110

 

1. Отмена или изменение меры пресечения непосредственно связаны с изменением оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ. Действие мер пресечения обусловлено в первую очередь актуальностью и длящимся характером обстоятельств, послуживших основанием для их избрания. Немаловажное значение имеют также обстоятельства, которые должны учитываться для индивидуализации меры пресечения. Мера пресечения - заключение под стражу должна быть изменена на менее строгую при выявлении у обвиняемого (подозреваемого) тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования. При этом суд должен руководствоваться перечнем, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 14.01.2011 N 3 "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений", а также учитывать фактическое состояние здоровья лица, находящегося под стражей, и реальную возможность обеспечения ему всей необходимой медицинской помощи в условиях следственного изолятора.

2. Отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению (определению) дознавателя, следователя или суда. Мера пресечения, избранная следователем или дознавателем, может быть впоследствии ими отменена или изменена. Мера пресечения, избранная следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, может быть отменена или изменена только с согласия этих лиц. Обращение органов предварительного расследования в суд с ходатайством об отмене меры пресечения, ранее избранной по постановлению суда, было бы избыточным. Обращения органов предварительного расследования в суд также не требуется, если речь идет об изменении избранной по постановлению судьи меры пресечения на меру пресечения, которая может быть применена и по постановлению органов уголовного преследования, например, подписку о невыезде и надлежащем поведении.

3. Следователь или дознаватель не вправе своим постановлением изменить меру пресечения, когда разрешается вопрос об изменении избранной судом меры пресечения на меру пресечения, которая может быть применена только по постановлению судьи. Например, изменение меры пресечения в виде заключения под стражу на меру пресечения - домашний арест, или наоборот. Обе эти меры пресечения могут применяться лишь по постановлению судьи, изменение меры пресечения допускается исключительно по судебному решению.

4. При производстве по уголовному делу в суде решение об отмене или изменении меры пресечения - независимо от вида меры пресечения - принимает только суд.

 

Глава 14. ИНЫЕ МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

 

Статья 111. Основания применения иных мер процессуального принуждения

 

Комментарий к статье 111

 

1. Цели применения иных мер процессуального принуждения, так же как и цели задержания, производны от оснований для избрания мер пресечения (см. комментарий к ст. 97 УПК РФ). Непосредственной целью применения иных мер уголовно-процессуального принуждения является обеспечение установленного УПК РФ порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения приговора. К иным мерам процессуального принуждения относятся только перечисленные в комментируемой статье меры: обязательство о явке; привод; временное отстранение от должности; наложение ареста на имущество; денежное взыскание. Произвольное применение каких-либо иных мер принуждения, не указанных в УПК РФ, не допускается.

2. Применять иные меры процессуального принуждения уполномочены только дознаватель, следователь или суд. Иные меры уголовно-процессуального принуждения могут быть применены только после возбуждения уголовного дела. Прокурор не имеет право самостоятельно применять иные меры процессуального принуждения в силу отсутствия у него полномочий по возбуждению уголовных дел или производству соответствующих процессуальных действий. Однако при поступлении к прокурору дела с обвинительным заключением, выявив, что иная мера принуждения необходима, прокурор может вернуть дело следователю со своими письменными указаниями (см. комментарий к ст. 221 УПК РФ).

3. Перечень иных мер процессуального принуждения является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. В комментируемой статье иные меры уголовно-процессуального принуждения классифицируются законодателем на две группы. К первой группе относятся меры, которые могут быть применены к подозреваемому или обвиняемому: обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности и наложение ареста на имущество. Ко второй группе относятся иные меры уголовно-процессуального принуждения, которые могут быть применены и к другим участникам процесса: потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому: обязательство о явке, привод и денежное взыскание.

4. Одна или одновременно несколько иных мер уголовно-процессуального принуждения могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого как самостоятельно, так и совместно с мерами пресечения.

5. Перечень участников уголовного судопроизводства, указанных в комментируемой статье, к которым могут быть применены иные меры процессуального принуждения, не является исчерпывающим. Например, действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает наложение денежного взыскания на присяжного заседателя за неявку в суд без уважительной причины (см. комментарий к ст. 333 УПК РФ).

6. Не допускается применение иных мер уголовно-процессуального принуждения в отношении свидетеля, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, эксперта в случае неявки последних по вызову государств - участниц Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года (ст. 9). Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года распространяет аналогичное положение на свидетеля или эксперта (ст. 8).

 

Статья 112. Обязательство о явке

 

Комментарий к статье 112

 

1. Обязательство о явке - это мера уголовно-процессуального принуждения, которая заключается в отобрании у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля письменного обязательства своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщать об этом. Данная мера процессуального принуждения носит превентивный, обеспечительный и психолого-принудительный характер. Применение обязательства о явке не ограничивает право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, установленное ч. 1 ст. 27 Конституции РФ и Законом РФ от 25.06.1993 N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", а лишь обязывает подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля в случае перемены места жительства незамедлительно сообщать об этом.

2. Цели применения обязательства о явке, так же как и цели задержания, производны от оснований для избрания мер пресечения (ст. 97 УПК РФ) и иных мер уголовно-процессуального принуждения (ст. 111 УПК РФ). Но применение указанной меры пресечения требует добровольного согласия подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, что вытекает из правила 3.4 Минимальных стандартных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) 1990 года (см. комментарий к ст. 102 УПК РФ).

3. Решение о применении данной меры уголовно-процессуального принуждения оформляется мотивированным постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Для обязательства о явке необходимо соблюдение письменной формы. В документе "Обязательство о явке" указываются конкретные обязательства подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля и разъясняются последствия нарушения указанных обязательств.

4. Дознаватель, следователь или суд вправе применить обязательство о явке к гражданскому ответчику (п. 1 ч. 3 ст. 54 УПК РФ), эксперту (п. 6 ч. 4 ст. 57 УПК РФ), специалисту (ч. 4 ст. 58 УПК РФ), переводчику (п. 3 ч. 4 ст. 59 УПК РФ) и понятому (ч. 4 ст. 60 УПК РФ). Возможность применения данной меры процессуального принуждения к гражданскому истцу действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрена.

5. Последствиями нарушения обязательства о явке для подозреваемого, обвиняемого является применение к ним меры пресечения, привода, а для потерпевшего и свидетеля - привода, денежного взыскания. Кроме этого, указанные лица могут быть привлечены к административной ответственности в соответствии со ст. 17.7 КоАП РФ "Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении".

 

Статья 113. Привод

 

Комментарий к статье 113

 

1. Привод представляет собой меру уголовно-процессуального принуждения и состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю или в суд в случае его неявки без уважительных причин, при условии, что лицо было надлежащим образом уведомлено о вызове. Данная мера процессуального принуждения носит характер уголовно-процессуальной санкции. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ по делам, находящимся в производстве суда, только суд может принять решение о применении меры уголовно-процессуального принуждения в виде привода. Дознаватель и следователь на судебных стадиях уголовного судопроизводства такими полномочиями не наделены (см. Определение Конституционного Суда РФ от 25.12.2003 N 511-О). Вместе с тем суд не может, принимая решение о предоставлении стороне обвинения времени для представления доказательств, а именно обеспечения явки участников уголовного судопроизводства в судебное заседание, фактически обязать сторону обвинения осуществить принудительный привод участников уголовного судопроизводства (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 22.08.2007 N 22-8562/2007).

2. Цели осуществления привода, так же как и цели задержания, производны от оснований для избрания мер пресечения (ст. 97 УПК РФ) и иных мер уголовно-процессуального принуждения (ст. 111 УПК РФ).

3. Осуществление принудительного привода в известной мере связано с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность (ст. ст. 3 и 9 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, ст. 5 ЕКПЧ, ст. 22 Конституции РФ и ст. 10 УПК РФ). В связи с этим важной является проблема соотношения задержания подозреваемого и привода. Рассматривая данный вопрос, ЕСПЧ указал, что для целей ЕКПЧ нет различия между "задержанием" и "приводом", поскольку человек был лишен свободы: "привод" продолжался много часов, для заявителя была исключена возможность уйти, и привод служил цели его доставки для допроса. В конвенционных терминах он был, таким образом, лишен свободы с целью "обеспечения исполнения обязательства, предписанного законом". Европейский суд по правам человека признает, что если свидетель не является по вызову для допроса без уважительной причины, он может быть доставлен к следователю или в суд принудительно. Однако процесс принятия решений в подобных вопросах, от которых зависит свобода лица, не должен быть чрезмерно формальным и должен учитывать все относимые обстоятельства дела. Так, одна и та же причина (командировка, болезнь, семейное событие и т.д.) может быть уважительной в одних обстоятельствах и не быть уважительной в других. Если привод в данном деле фактически подменял собой задержание, по мнению ЕСПЧ, имеет место нарушение подп. "b" п. 1 ст. 5 ЕКПЧ (см. Постановление ЕСПЧ от 31.05.2011 по делу "Ходорковский против Российской Федерации"). Недопустимо подменять привод задержанием, так как это неизбежно влечет за собой нарушение прав и свобод личности.

4. Дознаватель, следователь или суд вправе применить привод к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и понятому (ст. 111 УПК РФ). В отношении иных участников уголовного судопроизводства, например, представителя гражданского ответчика, осуществление привода не допускается (см. Постановление Президиума Омского областного суда от 22.03.2010 N 44-У-76).

5. Привод может быть осуществлен при одновременном наличии следующих условий.

Во-первых, участник уголовного судопроизводства должен быть вызван к дознавателю, следователю или в суд в установленном законом порядке. Лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату (см. Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21.11.2012 N 33-11461/2012). Применение привода возможно лишь после исследования вопроса о надлежащем уведомлении свидетеля о дате, времени и месте судебного заседания. Отсутствие доказательств надлежащего извещения свидетеля о дате, времени и месте судебного заседания является препятствием для применения к нему привода (п. 1.3.3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2010 года").

Во-вторых, еще одним обязательным условием осуществления привода является неявка лица к дознавателю, следователю или в суд. Также необходимо отсутствие уважительной причины неявки. При наличии причин, препятствующих явке по вызову в назначенный срок, участники процесса незамедлительно уведомляют орган, которым они вызывались. Указанные условия, подтверждающие законность привода, должны удостоверяться доказательствами.

6. Перечень лиц, не подлежащих приводу (несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания, что подлежит удостоверению врачом), не является исчерпывающим. При наличии уважительной причины, по усмотрению дознавателя, следователя или суда, возможно освобождение и других лиц от принудительного привода.

7. Запрещается осуществлять привод в ночное время (с 22:00 до 06:00), за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Такие случаи в законе не указаны, что создает возможности для широкого усмотрения соответствующих должностных лиц и потенциальную опасность нарушения прав человека при осуществлении привода. Однако неправомерные действия должностных лиц по применению и осуществлению привода могут быть обжалованы. Постановление дознавателя, следователя о приводе может быть обжаловано в порядке, установленном ст. ст. 123 - 127 УПК РФ. Постановление судьи или определение суда о приводе может быть обжаловано в апелляционном (гл. 45.1 УПК РФ) и кассационном порядках (гл. 47.1 УПК РФ).

8. Подзаконными нормативными правовыми актами установлен особый порядок производства привода сотрудниками полиции. Сотрудники полиции, осуществляющие привод, обязаны достоверно установить личность лица, подвергаемого приводу, на основании имеющихся в постановлении (определении) о приводе сведений (фамилия, имя, отчество, год рождения и место нахождения). Если в постановлении (определении) о приводе отсутствуют отдельные данные, позволяющие установить это лицо или место его пребывания, и восполнить их не представилось возможным, орган внутренних дел немедленно извещает об этом инициатора привода.

По установлению лица, подлежащего приводу, сотрудник полиции либо старший группы (наряда) сотрудников полиции объявляет ему под расписку постановление (определение) о приводе. В случае отказа от подписи лица, подлежащего приводу, сотрудником полиции либо старшим группы (наряда) сотрудников полиции, исполняющим привод, в постановлении (определении) о приводе делается соответствующая запись. Лицу, подлежащему приводу, также разъясняются его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его привода, право на отказ от дачи объяснения. Сотрудники полиции, осуществляющие привод, не должны допускать действий, унижающих честь и достоинство лица, подлежащего приводу (см. Приказ МВД России от 21.06.2003 N 438 "Об утверждении Инструкции о порядке осуществления привода").

9. Привод лица, не достигшего возраста 16 лет, производится с уведомлением его законных представителей либо администрации по месту его работы или учебы. Иной порядок привода несовершеннолетних допускается лишь в случаях, когда это оговорено в постановлении (определении) о приводе (ч. 4 ст. 188 УПК РФ).

10. В случае отказа от добровольной явки лицо, подлежащее приводу на основании определения суда или постановления судьи, доставляется к месту вызова принудительно, путем сопровождения его судебным приставом по обеспечению установленного порядка деятельности судов или группой судебных приставов. Судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов или группа приставов в день привода выезжают к месту фактического нахождения лица, подлежащего приводу, устанавливают по документам его личность, объявляют ему под роспись определение или постановление суда либо судебного пристава-исполнителя. О болезни, а также об иных обстоятельствах, препятствующих исполнению привода (стихийное бедствие, наличие малолетних детей при невозможности поручить кому-либо уход за ними, длительный перерыв в движении транспорта и т.п.), судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов извещает суд или старшего судебного пристава с приложением рапорта (п. п. 5.1, 5.4 Приказа Минюста России от 03.08.1999 N 226 "Об утверждении Инструкции о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности", Методические рекомендации по взаимодействию судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов с судебными приставами-исполнителями и дознавателями Федеральной службы судебных приставов в ходе совершения процессуальных действий и осуществления привода лиц, уклоняющихся от явки, утвержденные ФССП России 30 ноября 2011 г. N 03-19).

11. Привод в уголовном судопроизводстве имеет много общего с такими мерами обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как доставление (ст. 27.2 КоАП РФ) и привод (ст. 27.15 КоАП РФ). Также действующее законодательство закрепляет возможность осуществления привода в рамках исполнительного производства (ч. 5 ст. 24 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"). Разница между ними состоит в различных основаниях производства уголовно-процессуального привода и доставления, привода при осуществлении производства по делу об административном правонарушении и исполнительного производства.

 

Статья 114. Временное отстранение от должности

 

Комментарий к статье 114

 

1. Временное отстранение от должности заключается в ограничении права граждан свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (п. 1 ст. 23 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, ч. 1 ст. 37 Конституции РФ) и состоит во временном запрете подозреваемому, обвиняемому исполнять свои трудовые обязанности. Данная мера носит превентивный и обеспечительный характер.

2. Цели применения временного отстранения от должности, так же как и цели задержания, производны от оснований для избрания мер пресечения (ст. 97 УПК РФ) и иных мер уголовно-процессуального принуждения (ст. 111 УПК РФ). Непосредственной целью применения данной меры уголовно-процессуального принуждения является, помимо обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, также и обеспечение надлежащего исполнения приговора, в первую очередь возможности исполнения в будущем наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК РФ).

3. Временное отстранение от должности подлежит применению при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый, оставаясь на этой должности и используя предоставляемые ею возможности, продолжит преступную деятельность, будет угрожать участникам уголовного судопроизводства или другим способом воздействовать на них с целью добиться с их стороны определенных действий или решений, сможет уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (см. Определения Конституционного Суда РФ от 17.10.2006 N 429-О, от 29.01.2009 N 15-О-О, от 22.04.2010 N 503-О-О).

4. Временное отстранение от должности может быть произведено при одновременном наличии следующих условий:

- лицо, в отношении которого применяется указанная мера уголовно-процессуального принуждения, должно обладать процессуальным статусом подозреваемого или обвиняемого (ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 47 УПК РФ). В отношении иных участников уголовного судопроизводства применение временного отстранения от должности не допускается;

- подозреваемый (обвиняемый) должен являться должностным лицом.

Понятие должностного лица не раскрывается в УПК РФ, в связи с чем необходимо применять формулировку, закрепленную в примечании N 1 к ст. 285 УК РФ, в соответствии с которой должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

5. Временное отстранение от должности может применяться и в отношении других подозреваемых, обвиняемых, не являющихся в строгом смысле слова должностными лицами, при наличии одного из указанных выше оснований. Таким образом, круг лиц, на которых распространяются требования комментируемой статьи, не исчерпывается категориями, перечисленными в примечании N 1 к ст. 285 УК РФ (см. Обзор судебной практики "Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2004 год"). В случае избрания меры пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ) или заключения под стражу (ст. 108 УПК РФ), что делает невозможным исполнение трудовых обязанностей, применение временного отстранения от должности в отношении этих лиц исключается.

6. Согласно письму Генпрокуратуры России от 30.03.2004 N 36-12-04 "О направлении Методических рекомендаций "Основания и порядок применения временного отстранения от должности, наложения ареста на имущество и ценные бумаги, денежного взыскания". Вопрос об отстранении лица от должности целесообразно рассматривать, если:

- данное лицо привлекается к уголовной ответственности за преступление, совершенное в организации, в которой оно осуществляет властные или организационно-хозяйственные функции, либо связанное с деятельностью этой организации;

- в деле в качестве потерпевших, свидетелей, обвиняемых, подозреваемых участвуют подчиненные ему по службе лица;

- со стороны привлекаемого лица имели место попытки воспрепятствования с использованием своего служебного положения проведению ревизии, судебно-бухгалтерской экспертизы, других процессуальных и следственных действий.

7. Ходатайства о временном отстранении от должности следователь, с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель, с согласия прокурора, возбуждают перед районным судом по месту производства предварительного расследования. К ходатайству должны быть приложены доказательства, подтверждающие основания применения данной меры уголовно-процессуального принуждения.

8. При принятии решения об удовлетворении ходатайства об отстранении подозреваемого от занимаемой должности суд первой инстанции должен принять во внимание данные о личности подозреваемого, его должностном положении, тяжести и направленности расследуемого преступления, а также проверить обоснованность его подозрения в причастности к совершению расследуемого преступления. Суд первой инстанции должен исходить из того, что в соответствии с уголовно-процессуальным законом при рассмотрении ходатайства он не вправе давать правовую оценку действиям подозреваемого, а также материалам уголовного дела относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, так как эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела по существу (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 22.05.2013 N 10-3232/2013). Указанные положения распространяются и на обвиняемого.

9. Уголовно-процессуальный закон не устанавливает конкретные временные ограничения применения данной меры уголовно-процессуального принуждения (см. Определение Конституционного Суда РФ от 23.09.2010 N 1128-О-О). В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ отсутствие в ч. 1 ст. 114 УПК РФ сроков временного отстранения от должности подозреваемого, обвиняемого не свидетельствует о нарушении их конституционных прав (см. Определение Конституционного Суда РФ от 29.01.2009 N 15-О-О). На досудебном производстве данная мера уголовно-процессуального принуждения применяется в течение срока дознания или предварительного следствия (ст. ст. 162, 223, 226.6 УПК РФ). Уголовно-процессуальное законодательство не предполагает применение по приостановленному делу меры процессуального принуждения в виде временного отстранения обвиняемого от должности (см. Определение Конституционного Суда РФ от 19.10.2010 N 1364-О-О).

10. Постановление суда о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности направляется по месту работы подозреваемого, обвиняемого и обязательно для исполнения администрацией организации, где он работает. В соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ обвиняемому, временно отстраненному от должности, выплачивается ежемесячное государственное пособие в размере прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации. Указанная норма распространяется и на подозреваемого, к которому применена данная мера уголовно-процессуального принуждения.

Отстраняя обвиняемого от должности, суд назначает ему ежемесячное пособие при условии, что вследствие данного решения обвиняемый лишен денежного содержания по занимаемой должности (п. 13 Обзора кассационно-надзорной практики Костромского областного суда за четвертый квартал 2005 года (по уголовным делам)). Величина прожиточного минимума для трудоспособного населения в целом по Российской Федерации устанавливается Правительством РФ (п. 2 ст. 4 Федерального закона от 24.10.1997 N 134-ФЗ "О прожиточном минимуме в Российской Федерации") и за IV квартал 2014 г. составляет 8885 руб. (п. 1 Постановления Правительства РФ от 21.03.2015 N 260 "Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по Российской Федерации за IV квартал 2014 г.").

11. Уголовно-процессуальный закон предусматривает отмену временного отстранения подозреваемого или обвиняемого от должности на основании постановления дознавателя, следователя, когда в применении этой меры отпадает необходимость, без судебного решения.

12. Постановление судьи о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном (гл. 45.1 УПК РФ) и кассационном порядках (гл. 47.1 УПК РФ).

 

Статья 115. Наложение ареста на имущество

 

Комментарий к статье 115

 

1. Данная мера уголовно-процессуального принуждения ограничивает право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34 Конституции РФ), а также право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 35 Конституции РФ). Конституция РФ закрепляет, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35). В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ ограничения права собственности, равно как и свободы предпринимательской и иной экономической деятельности, могут вводиться федеральным законом, только если они необходимы для защиты других конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности, носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данных конституционных прав (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2008 N 9-П).

Ограничения такого рода могут быть обусловлены, в частности, предоставлением суду полномочия разрешать в порядке уголовного судопроизводства по ходатайству следователя или дознавателя вопрос о наложении на период предварительного расследования и судебного разбирательства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 N 1-П).

2. Наложение ареста на имущество связано с ограничением права на неприкосновенность собственности и свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности. В ст. 1 Протокола N 1 к ЕКПЧ устанавливается, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Европейский суд по правам человека в решениях по конкретным делам указывает, что в принципе наложение ареста на имущество обвиняемого как таковое не может подвергаться критике, учитывая, в частности, свободу усмотрения, предусмотренную абз. 2 ст. 1 Протокола N 1 к ЕКПЧ. Однако оно содержит угрозу возложения на лицо чрезмерного бремени с точки зрения возможности распоряжаться его или ее имуществом и должно, соответственно, предоставлять определенные процессуальные гарантии с целью обеспечения того, чтобы функционирование системы и ее воздействие на имущественные права заявителя не были произвольными или непредсказуемыми (см., например, Постановление ЕСПЧ от 22.01.2009 по делу "Боржонов против Российской Федерации").

3. Наложение ареста на имущество - это мера уголовно-процессуального принуждения, которая состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение. Данная мера процессуального принуждения носит превентивный и обеспечительный характер. Наложение ареста на имущество не сопряжено с лишением собственника прав на имущество и переходом данных прав к другому лицу или государству (см. Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2007 N 614-О-О).

4. Цели наложения ареста на имущество, так же как и цели задержания, производны от оснований для избрания мер пресечения (ст. 97 УПК РФ) и иных мер уголовно-процессуального принуждения (ст. 111 УПК РФ). Непосредственной целью наложения ареста на имущество является исполнение приговора в части имущественных взысканий, к которым действующий уголовно-процессуальный закон относит:

- удовлетворение гражданского иска (ст. ст. 44, 309 УПК РФ);

- взыскание штрафа;

- возможную конфискацию имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ;

- иные имущественные взыскания.

К иным видам имущественного взыскания относятся имущественные взыскания в виде процессуальных издержек или штрафа в качестве меры уголовного наказания. Наложение ареста на имущество назначается как для сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу, так и в целях защиты субъективных гражданских прав лиц, потерпевших от преступления (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 N 1-П).

5. Как наложение ареста на имущество, так и его отмена, по смыслу ст. 115 УПК РФ, могут иметь место лишь при определенных основаниях и условиях:

- наличия конкретных фактических обстоятельств, предопределяющих необходимость наложения ареста на имущество;

- прекращения уголовного дела и уголовного преследования, обусловливающего отмену такого ареста, и т.д.

Так, наложение ареста на имущество может быть произведено для обеспечения гражданского иска, содержащего требование о возмещении имущественного вреда и (или) имущественной компенсации морального вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен гражданскому истцу непосредственно преступлением.

6. Закон допускает наложение ареста на имущество третьих лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства. Материальная ответственность, как основание для наложения ареста на имущество лица, которое само подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу не является, обусловлена возможным совершением подозреваемым, обвиняемым преступления, т.е. является ответственностью внедоговорной. Вместе с тем применение в отношении этих лиц указанной меры процессуального принуждения с очевидностью предполагает установление личности подозреваемого, обвиняемого. В противном случае невозможно ни определить перечень принадлежащего подозреваемому, обвиняемому имущества, на которое в обеспечительных целях может быть наложен арест, ни установить лицо, несущее по закону материальную ответственность за его действия, чтобы при необходимости наложить арест на имущество этого лица. Часть 1 комментируемой статьи не предполагает наложение ареста на имущество такого лица в случае, если в силу договора или закона оно должно нести материальную ответственность за неисполнение подозреваемым или обвиняемым своих обязательств, вытекающих из иного, нежели причинение вреда, основания. Арест может быть наложен на имущество лишь того лица, которое по закону несет за действия подозреваемого или обвиняемого материальную ответственность, вытекающую из причинения вреда (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 N 1-П). Такие лица должны быть признаны гражданскими ответчиками в соответствии со ст. 54 УПК РФ.

7. Конституционный Суд РФ признал положения ч. ч. 3, 9 комментируемой статьи не соответствующими ч. ч. 1 - 3 ст. 35, ч. 1 ст. 46, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ в той мере, в какой этими положениями не предусматривается надлежащий правовой механизм, позволяющий эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, право собственности которых ограничено чрезмерно длительным наложением ареста на принадлежащее им имущество, предположительно полученное в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого. Суд при принятии решения об удовлетворении ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество таких лиц должен указывать в соответствующем постановлении разумный и не превышающий установленных законом сроков предварительного расследования срок действия данной меры процессуального принуждения. При необходимости этот срок может быть продлен судом. По уголовным делам, по которым наложение ареста на имущество уже применяется, вопросы, связанные с необходимостью его сохранения и сроком применения, подлежат разрешению судом по соответствующим жалобам или ходатайствам заинтересованных лиц.

Продление срока наложения ареста на имущество осуществляется с учетом результатов предварительного расследования, свидетельствующих, в частности, о возможности применения по приговору суда конфискации имущества, на которое наложен арест, о необходимости его сохранности как вещественного доказательства по уголовному делу, а также позволяющих оценить, действительно ли арестованное имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать (о чем приобретатель не знал и не мог знать), знал или должен был знать владелец арестованного имущества, что оно получено в результате преступных действий, причастен ли он к совершению преступления и подлежит ли привлечению к уголовной ответственности, возмездно или безвозмездно приобретено имущество, имеются ли основания для наложения ареста на имущество в соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, в том числе с учетом соблюдения правил о сроках исковой давности и привлечения владельца арестованного имущества в качестве гражданского ответчика (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.10.2014 N 25-П).

8. Конституционный Суд РФ проверил ч. ч. 6, 7 комментируемой статьи в той мере, в которой установленный ими правовой режим имущества в виде безналичных денежных средств не предполагает возможность перевода денежных средств, которые были похищены с расчетного счета потерпевшего и гражданского истца, и арестованы на расчетных счетах, принадлежащих третьим лицам, на счет какого-либо другого лица для обеспечения их сохранности, в том числе когда предварительное расследование по данному уголовному делу приостановлено на неопределенно длительный срок в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Арест денежных средств, находящихся на открытом в кредитной организации счете, представляет собой основанное на законе и санкционированное судом обращенное к кредитной организации предписание о недопущении совершения операций с этими денежными средствами. Безналичные денежные средства, будучи записью на счете, отражающей обязательственные отношения между кредитной организацией и владельцем счета, не могут быть переданы на хранение какому-либо лицу в том смысле, как это определено ч. 6 ст. 115 УПК РФ, регулирующей отношения, возникающие при наложении ареста на материальные объекты. Поэтому мерой, достаточной для обеспечения их сохранности, могло бы быть требование органа расследования или суда о недопущении совершения кредитной организацией банковских операций с находящимися на таком счете денежными средствами, на которые наложен арест.

Конституционный Суд РФ признал положения ч. ч. 6, 7 ст. 115 УПК РФ не соответствующими ст. 8, ч. 1 ст. 34, ч. ч. 1 - 3 ст. 35, ч. 1 ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и в той мере, в какой предусмотренный ими механизм обеспечения сохранности имущества, на которое наложен арест, не гарантирует эффективную защиту прав и законных интересов лица, признанного потерпевшим и гражданским ответчиком по уголовному делу, в рамках производства по которому на денежные средства, похищенные со счета этого лица и находящиеся на счетах третьих лиц, был наложен арест, в случаях, когда предварительное расследование по данному уголовному делу приостановлено на неопределенно длительный срок в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Положения ч. ч. 6, 7 комментируемой статьи, по мнению Конституционного Суда РФ, не препятствуют в таких случаях передаче безналичных денежных средств, на которые в рамках производства по уголовному делу наложен арест, на хранение на депозитный счет территориального органа Федерального казначейства либо, если обстоятельства данного уголовного дела позволяют, снятию с этих денежных средств наложенного на них ареста, равно как и разрешению в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу, спора о принадлежности арестованных денежных средств, находящихся на счетах третьих лиц (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 10.12.2014 N 31-П).

9. Наложение ареста на имущество подозреваемого или обвиняемого, а также лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, производится вне зависимости от места его нахождения. Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

10. Наложение ареста на имущество допускается только после возбуждения уголовного дела. Сохранение наложения ареста на имущество возможно лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, сроки которых установлены законом, но не после окончания судебного разбирательства по уголовному делу и вступления приговора в законную силу, тем более в случае, если предъявленный гражданский иск был оставлен без рассмотрения (см. Определение Конституционного Суда РФ от 29.11.2012 N 2227-О).

11. Важным для правоприменительной практики является вопрос о сохранении меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в случае приостановления предварительного следствия, выделения или соединения уголовных дел. Сохранение ареста на имущество в случаях приостановления предварительного следствия на неопределенный срок при отсутствии эффективного механизма защиты прав собственника по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом не согласуется с принципом презумпции невиновности. При приостановлении предварительного следствия налагаемый на неопределенно длительный срок запрет пользоваться и распоряжаться имуществом, преступное происхождение которого, либо предназначение или использование в качестве орудия преступления, либо для финансирования преступной деятельности лишь предполагается, сопоставим по своему содержанию с конфискацией имущества, применяемой по приговору суда.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.