Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Об оказании подозреваемому и обвиняемому помощи защитника см. ком. к ст. ст. 49 - 51.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Статья 17. Свобода оценки доказательств

 

Комментарий к статье 17

 

1. Принцип свободной оценки доказательств, или оценки доказательств по внутреннему убеждению, производен от принципа независимости суда, хотя распространяет свое действие и на прокурора, следователя и дознавателя. Во-первых, он предполагает запрет указанным в данной статье лицам принимать во внимание при оценке доказательств какие-либо посторонние мнения лиц, не участвующих в процессе, а равно не основанные на доказательствах утверждения сторон и иных участников судопроизводства. Во-вторых, этот принцип направлен на обеспечение самостоятельности суда по отношению к законодателю, который не вправе принимать законы, в которых различным видам доказательств придавалась бы разная, заранее установленная сила. В части второй данной статьи по этому поводу сказано: "Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы". То есть названный принцип запрещает формальную (легальную) систему доказательств в уголовном процессе. Тот же самый запрет можно отнести к различного рода указаниям и разъяснениям вышестоящих прокурорских, судебных и ведомственных органов и инстанций, а также к некоторым обыкновениям судебно-следственной практики. Так, в силу данного принципа неправомерно, на наш взгляд, разъяснение о том, что те или иные виды заключений экспертов (например, некатегорического, или вероятностного, характера) не могут использоваться для обоснования приговора или любого иного судебного решения (см. об этом ком. к ст. 80 настоящего Кодекса).

2. Внутренне убеждение есть полная уверенность субъекта оценки доказательств относительно достоверности полученных выводов. Однако оно должно основываться не на отвлеченном мнении, а на оценке каждого из доказательств и всей их совокупности в целом. Указание о том, что доказательства оцениваются в совокупности, не означает, что значение имеет лишь общее впечатление, которое произвели исследованные доказательства на судью, присяжного заседателя и др. Оценить доказательства в совокупности - значит не упустить ни одного из них (лат. nihil habet forum ex scena - "суд ничего не держит за сценой"). В описательно-мотивировочной части приговора суд в силу данного принципа обязан дать оценку всем исследованным им доказательствам и указать, почему он принимает за основу своего решения одни из доказательств и почему отвергает другие (п. 2 ст. 307). В противном случае создается апелляционное основание для отмены приговора (п. 2 ст. 389.16 УПК) <1>.

--------------------------------

<1> До 01.01.2013 (ст. 3 ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ) - и кассационное основание (п. 2 ст. 380 УПК).

 

Требование совокупности доказательств предполагает наличие не всякой, а только надлежащей их совокупности. Во-первых, это означает, что судья при вынесении итогового решения по делу не вправе использовать никакие другие сведения помимо исследованных в судебном заседании по данному делу доказательств: непроцессуальную, в т.ч. оперативно-розыскную информацию; сведения, полученные им по другим делам, а также факты, наблюдавшиеся лично им вне процесса судопроизводства. Например, по делу по обвинению В. по ч. 3 ст. 264 УК судья в обвинительном приговоре записал, что противоречия, допущенные следователем при измерении ширины проезжей части дороги в протоколе осмотра места происшествия, не имеют существенного значения, поскольку, по его мнению, сельские дороги в том месте, где произошло дорожно-транспортное происшествие, повсеместно имеют очень неровные боковые края. То есть судья неправомерно включил в совокупность доказательств и использовал при вынесении приговора сведения, полученные им лично, в качестве жителя данного района, который часто наблюдал местные дороги, проезжая по ним на своем автомобиле или ходя в лес по грибы. Результатом этого явилось игнорирование судом некатегорических выводов эксперта-автотехника, указавшего в своем заключении, что при столь противоречивых данных протокола осмотра места происшествия невозможно сделать однозначный вывод о том, кто именно из двух водителей - участников столкновения выехал на полосу встречного движения.

Во-вторых, надлежащая совокупность доказательств будет иметь место только в том случае, если доказательственные сведения получены из нескольких независимых друг от друга первоисточников (требование "множественности первоисточников"). Когда же вся совокупность доказательств основывается на одном первоисточнике, т.е. все доказательства производны от одного (например, сведения получены всеми остальными свидетелями со слов единственного очевидца, в т.ч. потерпевшего), она является недостаточной, а потому ненадлежащей для формирования внутреннего убеждения суда.

3. Нарушением принципа свободной оценки доказательств является не только введение легальной системы оценки доказательств, но и использование в текстах судебных решений в явочном порядке ряда формулировок - "штампов", которые указывают на стихийное применение в доказывании рудиментов формальной оценки доказательств. Так, в приговорах нередко можно встретить такие, например, обороты: "Суд признает показания обвиняемого недостоверными, ибо последний желает избежать уголовной ответственности"; "суд не доверяет показаниям подсудимого, поскольку в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства он свою вину не признал и неоднократно менял показания"; "у суда нет оснований не доверять показаниям сотрудников полиции, у которых не было мотивов оговаривать обвиняемого, поскольку ранее они знакомы с ним не были"; "суд отвергает заключение специалиста, данное в судебном заседании по инициативе защитника, поскольку оно противоречат выводам, содержащимся в заключении экспертизы, назначенной и проведенной в ходе предварительного следствия в установленном законом порядке", и другие "шедевры" юридической мысли времен средневековья.

 

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

 

Комментарий к статье 18

 

1. Согласно части 1 ком. статьи и пунктам 1 и 2 ст. 10 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" на русском языке судопроизводство и делопроизводство ведется в Верховном Суде РФ и военных судах. В других федеральных судах общей юрисдикции и в мировых судах уголовное судопроизводство может вестись на государственных языках этих республик. В органах предварительного расследования (правоохранительных органах) республик, входящих в состав России, оно ведется на государственном языке РФ (русском) или на государственном языке республики (ст. 18 Закона РФ "О языках народов Российской Федерации").

2. Недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, является лицо, которое хотя и понимает этот язык, но не может на нем свободно общаться либо читать или писать. При этом необходимо учитывать уровень общения данного лица, т.к. лицо может общаться на бытовом или узкопрофессиональном уровне, но не понимать или плохо понимать значение слов, необходимых для свободного общения в области судопроизводства.

Следует, однако, иметь в виду, что ст. 26 Конституции РФ признает за каждым не знающее никаких изъятий "право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения". Поэтому данная норма УПК, позволяющая пользоваться в уголовном процессе родным языком, а значит, и бесплатными услугами переводчика, только лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по делу, противоречит этому конституционному праву. В сущности, она означает, что возможность решать, кто и как владеет языком судопроизводства, предоставлена суду, следователю, дознавателю, но не тому, кто лучше всех представляет уровень своих познаний в этом языке. Кроме того, в рассматриваемой части данная статья противоречит п. 5 ч. 4 ст. 44, ст. 45, п. 5 ч. 2 ст. 54, ст. 55, п. 6 ч. 4 ст. 46 и п. 6 ч. 4 ст. 47, которыми гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям, подозреваемому, обвиняемому гарантируется широкое право давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет. На практике органы, ведущие процесс, обычно стараются максимально толковать сомнения относительно владения языком в пользу участника процесса, что, учитывая сказанное выше, следует признать правильным.

3. Положения данной статьи распространяются также на немых, глухих и глухонемых лиц, которым необходимо обеспечивать помощь сурдопереводчика.

4. Переводчиком может быть любое лицо, свободно владеющее языком судопроизводства. При этом у него не обязательно должна иметься специальность или профессия переводчика. Орган или должностное лицо, ведущие процесс, сами владеющие другим языком, на котором может общаться участник процесса, не вправе быть переводчиками, т.к. в случае такого совмещения процессуальных функций подлежат отводу (п. 2 ч. 1 ст. 61).

5. Следственные и судебные документы, которые подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам процесса, переводятся на их родной язык или иной язык, которым они владеют. К таким документам относятся копии: уведомления о подозрении; постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения с приложениями или обвинительного акта, постановления о прекращении уголовного дела (преследования), приговора, протокола обыска, выемки, наложения ареста на имущество, постановления или определения о применении меры пресечения, постановления о производстве выплат в возмещение вреда реабилитированному лицу и некоторые др.

 

Статья 19. Право на обжалование процессуальных действий и решений

 

Комментарий к статье 19

 

1. Смотрите ком. к гл. 16, 43 - 45, 45.1, 47.1, 48, 48.1, 49.

 

Глава 3. УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

 

Статья 20. Виды уголовного преследования

 

Комментарий к статье 20

 

1. Уголовное преследование, как можно уяснить из содержания части первой данной статьи и пункта 55 статьи 5, есть процессуальная деятельность по осуществлению функции обвинения. Оно имеет три разновидности, или формы: по делам публичного, частно-публичного и частного обвинения. Дела частного обвинения - это дела об указанных в ком. статье преступлениях небольшой тяжести, наказание за которые не связано с лишением свободы. Дела частного обвинения возбуждаются лишь по заявлению потерпевшего (или его законного представителя), который считается в этом случае частным обвинителем, и прекращаются в связи с примирением сторон. Производство по делам частного обвинения - это производство у мирового судьи, обладающее существенными особенностями (см. ком. к главе 41).

Дела частно-публичного обвинения возбуждаются также лишь по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК (см. ком. к ней). После возбуждения такого дела производство по нему осуществляется в общем порядке.

2. Уголовное дело о данных преступлениях может быть возбуждено также следователем и дознавателем с согласия прокурора в случаях, когда потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. При этом следователь приступает к производству предварительного следствия, а дознаватель - дознания.

3. Если в ходе предварительного расследования появляются основания для переквалификации ранее предъявленного публичного обвинения на частно-публичное или частное обвинение, то следователь, дознаватель должны выяснить у потерпевшего, намерен ли он подавать соответствующее заявление. При его подаче производство по делу частно-публичного обвинения продолжается в общем порядке. Дела же частного обвинения прекращаются, и материалы их вместе с заявлением потерпевшего направляются в суд.

4. Под зависимым состоянием, о котором идет речь в части четвертой данной статьи, следует понимать личную, служебную и любую иную зависимость пострадавшего от обвиняемого, которая реально заставляет пострадавшее лицо опасаться возможности наступления для себя серьезных отрицательных последствий в случае подачи им заявления о возбуждении дела. По смыслу закона к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены тяжелобольные, престарелые лица, малолетние дети и лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Иные причины, по которым лицо не может защищать свои права и законные интересы, могут состоять в отказе близких родственников умершего потерпевшего от защиты его интересов в рамках уголовного процесса <1>. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны. На наш взгляд, иные причины, по которым лицо не способно защищать свои права и законные интересы и которые могут повлечь за собой возбуждение уголовного дела в порядке публичного обвинения, могут быть также связаны и с трудной жизненной ситуацией, в которую оно было поставлено: например, когда пострадавшее лицо, находясь в отъезде, стало жертвой вооруженных и межнациональных конфликтов, террористических действий, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий либо оказалось в иных экстремальных условиях и в силу этого не имеет возможности вернуться в предсказуемые сроки на территорию, подпадающую под соответствующую юрисдикцию.

--------------------------------

<1> См.: Определение ВС РФ от 28.04.2003 N 46-о03-11 // БВС РФ. 2004. N 2.

 

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

 

Комментарий к статье 21

 

1. В данной статье получил закрепление принцип публичности (официальности), понимаемый как обязанность органов и должностных лиц органов уголовного преследования осуществлять уголовно-процессуальную деятельность независимо от волеизъявления участников процесса, имеющих в деле законный интерес, в том числе потерпевшего (за исключением дел частного и частно-публичного обвинения, предусмотренных ст. 20), с целью установления события преступления и изобличения лица (лиц), виновных в его совершении. В отличие от УПК РСФСР (ст. 3) данный принцип более не включает требование неотвратимости наказания за каждое преступление, учитывая многочисленные возможности отказа в возбуждении уголовных дел и прекращения уголовного преследования (см. об этом ком. к главе 4).

2. Конституционный Суд указал, что, "возлагая на суд в уголовном процессе исключительно задачу осуществления правосудия, Конституция РФ не относит к его компетенции уголовное преследование, посредством которого реализуются закрепленные, в частности, за исполнительной властью конституционные полномочия по охране общественного порядка и борьбе с преступностью... Вместе с тем суд вправе осуществлять по делам публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела, отказа в его возбуждении или прекращения дела, который реализуется лишь путем рассмотрения в судебном заседании материалов, представленных ему органами государственного обвинения, в том числе по жалобам заинтересованных лиц, чьи конституционные права этими актами были нарушены" <1>. В случаях, когда суд в процессе рассмотрения уголовного дела приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления, он должен, воздерживаясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении этого преступления и от формулирования обвинения, направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование, которые обязаны в этих случаях немедленно реагировать на факты и обстоятельства, установленные судом, и принимать необходимые меры. Так же должен поступить суд и в случае поступления к нему заявления о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение преступления, производство по которому должно осуществляться в форме публичного или частно-публичного обвинения.

--------------------------------

<1>Постановление КС РФ от 14.01.2000 N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ // РГ. 02.02.2000. N 23.

 

3. О досудебном соглашении о сотрудничестве см. ком. к ст. 317.1.

 

Статья 22. Право потерпевшего на участие в уголовном преследовании

 

Комментарий к статье 22

 

1. Потерпевший как участник процесса выполняет функцию обвинения (уголовного преследования). Однако формы выполнения им этой функции и объем полномочий различаются в зависимости от того, по каким делам потерпевший участвует в судопроизводстве. По делам публичного и частно-публичного обвинения он осуществляет т.н. добавочное обвинение, т.е. выполняет на основании решения следователя, дознавателя, суда о признании его потерпевшим лишь вспомогательную роль по отношению к государственным органам уголовного преследования. Потерпевший пользуется при этом правомочиями, предусмотренными ст. 42. По делам частного обвинения потерпевший может выступать как основной, частный обвинитель, имея более широкие полномочия, которые включают как те, которые указаны в ст. 42, так и предусмотренные ч. ч. 4 - 6 ст. 246. В качестве частного обвинителя он, руководствуясь лишь собственным усмотрением, вправе инициировать возбуждение уголовного дела путем подачи заявления и поддерживать обвинение в мировом суде в порядке, установленном гл. 41(см. ком. к этой главе).

2. В ком. статье говорится о том, что потерпевший участвует лишь в уголовном преследовании обвиняемого, однако понятие обвиняемого используется здесь в широком смысле, охватывая и понятие подозреваемого. Более того, потерпевший может принимать участие в уголовном преследовании еще до появления конкретного подозреваемого при признании его потерпевшим еще до установления лица, подозреваемого в совершении преступления (ст. 42), или в случае подачи им заявления о совершении преступления по делам частно-публичного обвинения (ст. 147).

3. О представителе потерпевшего см. ком. к ст. 45.

 

Статья 23. Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации

 

Комментарий к статье 23

 

1. Фактически речь идет лишь о двух видах преступлений из числа предусмотренных главой 23 УК РФ (преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях) и удовлетворяющих условиям, названным в ком. статье УПК РФ. Это злоупотребление полномочиями, за исключением случаев использования лицом, выполняющим управленческие функции в организации, своих полномочий во вред другим лицам (ст. 201) и коммерческий подкуп (ст. 204). Остальные виды преступлений, указанные в данной главе УК, кроме интересов самой пострадавшей организации, причиняют вред также интересам других организаций или интересам граждан, общества или государства.

2. Потерпевшим для целей настоящей статьи может быть лишь коммерческая или иная организация, не являющаяся государственным или муниципальным предприятием, имуществу или деловой репутации которой причинен вред данными деяниями. Коммерческими организациями, упомянутыми в этой статье, являются хозяйственные товарищества и общества (полное товарищество, товарищество на вере, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью, акционерное общество, дочернее и зависимое общество), производственные кооперативы. Иными (некоммерческими) организациями, не являющимися государственными или муниципальными предприятиями, могут быть потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации, фонды, учреждения, ассоциации и союзы юридических лиц (глава 4 ГК). Не подпадают под действие рассматриваемой нормы государственные и муниципальные унитарные предприятия (унитарные предприятия на праве хозяйственного ведения и федеральные казенные предприятия).

3. При определении полномочного руководителя организации необходимо учитывать ее организационно-правовую форму и относящиеся к ней требования гражданского законодательства, а также содержание учредительных документов. Так, руководителем общества с ограниченной ответственностью или акционерного общества признается исполнительный орган - коллегиальный (правление, дирекция) и (или) единоличный (директор, генеральный директор). В акционерных обществах может создаваться также совет директоров, к исключительной компетенции которого уставом общества может быть отнесен и данный вопрос. Полномочия исполнительного органа акционерного общества могут передаваться по договору другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (ст. ст. 91, 113 ГК). При определении полномочий руководителей представительств и филиалов юридических лиц необходимо руководствоваться содержанием доверенности, на основании которой они действуют (ч. 3 ст. 55 ГК).

4. Если соблюдаются условия, названные в данной статье, уголовное дело не может быть возбуждено без заявления руководителя организации или с его согласия, что сближает производство по этим делам с делами частно-публичного обвинения (ч. 3 ст. 20 УПК). Впрочем, это не означает, что в дальнейшем невозможно прекращение уголовных дел данной категории в связи с примирением сторон, однако такое решение может быть принято не на основании ч. 2 ст. 20, а лишь путем применения ст. 25 УПК, т.к. максимальное наказание за соответствующие преступления не превышает пяти лет лишения свободы (см. ком. к ст. 25).

5. На практике выявление всех обстоятельств, указанных в данной статье, а также в соответствующих статьях главы 23 УК, часто невозможно до окончания ряда следственных действий (допросов, получения заключений экспертов и т.д.), что, в свою очередь, сопряжено с необходимостью возбуждения уголовного дела в публичном порядке. Представляется, что в подобных случаях орган дознания, следователь должны возбудить уголовное дело на общих основаниях и, только собрав достаточные доказательства относительно существования обстоятельств, названных в данной статье, сообщить о них руководителю организации, разъяснив ему право на дачу согласия на возбуждение уголовного дела, которое в данном случае дается задним числом. Если руководитель организации отказывается дать такое согласие, а преступление не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, дело подлежит прекращению на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК.

6. Вести предварительное расследование по делам данной категории могут только следователи ОВД. Орган дознания вправе участвовать здесь лишь в порядке выполнения неотложных следственных действий (ст. 157).

 

Глава 4. ОСНОВАНИЯ ОТКАЗА В ВОЗБУЖДЕНИИ

УГОЛОВНОГО ДЕЛА, ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

 

Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

 

Комментарий к статье 24

 

1. Следователь и дознаватель при наличии указанных в данной статье оснований вправе и обязаны отказать в возбуждении уголовного дела либо прекратить уголовное дело, если оно уже возбуждено. Одновременно с прекращением уголовного дела обязательно прекращается и уголовное преследование подозреваемого или обвиняемого. Прекращение уголовного дела влечет обязательное прекращение уголовного преследования не только по основаниям данной статьи, но также и в случаях, предусмотренных ст. ст. 25, 28, 431, ч. 1 ст. 439, ч. ч. 2, 3 ст. 443. Прекращение дела (и уголовного преследования) либо отказ в возбуждении дела в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, производится на основании ст. 3 УПК. (О прекращении уголовного дела без прекращения уголовного преследования см. ком. к ст. 27 настоящего Кодекса.)

2. Отсутствие события преступления как основание для принятия указанных решений имеет место тогда, когда установлено отсутствие либо не установлено совершение самого деяния, в связи с которым поступило сообщение о преступлении. Следует иметь в виду, что иногда событие как таковое может иметь место, но если оно не является человеческим деянием (действием или бездействием), а представляет собой проявление исключительно стихийных природных сил (молнии, снежной лавины, диких животных и т.д.), отказ в возбуждении дела или прекращение дела производятся также по данному основанию.

Оно применяется только тогда, когда не существовало никакого деяния, послужившего причиной сообщения о совершении преступления (было сделано заведомо ложное сообщение о преступлении; заявителю показалось, что у него пропали деньги, и т.п.). Если же обнаружится, например, что причиной для подачи заявления лица о краже или угоне принадлежащего ему автомобиля послужили действия члена его семьи, переставившего автомобиль в другое место без ведома владельца, то в этом случае нельзя сделать вывода, что события, содержащего некоторые признаки кражи или угона (в данной ситуации - исчезновения автомобиля), не существовало. Основанием для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела в этом случае будет другое основание - отсутствие состава преступления в действиях члена семьи.

Неустановление (недоказанность) события преступления по общему правилу является основанием лишь для решения о прекращении дела, но не об отказе в его возбуждении, так как для того, чтобы сделать вывод о неустановлении события, прежде надо использовать весь арсенал следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом и необходимых для доказывания этого события, что обычно возможно только после возбуждения уголовного дела.

3. Отсутствие состава преступления для целей настоящей статьи имеет место, если:

- в реально содеянном отсутствуют все или некоторые признаки какого-либо конкретного состава преступления, предусмотренного статьями Общей и Особенной частей УК;

- деяние имело правомерный характер ввиду наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость и др. действия, указанные в гл. 8 УК);

- деяние не является преступлением в силу малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК);

- после совершения деяния был принят закон, устраняющий его преступность и наказуемость (см. часть вторую данной статьи). Однако если обвиняемый настаивает на своей невиновности и требует рассмотреть дело по существу, то суд обязан проверять в таких случаях наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий и обеспечивать сторонам возможность высказать свою позицию по данному вопросу (См.: Определение КС РФ от 05.11.2004 N 361-О);

- при производстве по делу частного обвинения потерпевший не явился в судебное заседание без уважительных причин (ч. 3 ст. 249 УПК).

В ч. 1 ст. 148 УПК говорится о том, что отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица. Представляется, что это правило распространяется и на прекращение уголовного дела по данному основанию.

4. Порядок исчисления сроков давности (по УПК - "давности уголовного преследования") установлен ст. ст. 78, 94 УК. Течение сроков давности приостанавливается лишь в случае, если подозреваемый или обвиняемый уклоняется от следствия и суда, и возобновляется с момента их задержания либо явки с повинной. Совершение нового преступления не прерывает течение срока давности, т.к. сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Прекращение уголовного дела по данному основанию в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые установлено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, является исключительной прерогативой суда (ч. 4 ст. 78 УК). Прекращение уголовного дела или отказ в его возбуждении за истечением срока давности не допускается, если обвиняемый или подозреваемый против этого возражают (ч. 2 ст. 27 УПК).

5. Смерть обвиняемого или подозреваемого по прямому смыслу п. 4 ч. 1 данной статьи, как правило, является основанием лишь для прекращения дела, а не для отказа в его возбуждении, т.к. согласно ст. ст. 46, 47 эти участники появляются в процессе после его возбуждения. Исключение составляет случай задержания лица в качестве подозреваемого в порядке ст. ст. 91, 92, если оно скончалось еще до возбуждения уголовного дела. Как представляется, смысл оговорки, ограничивающей круг лиц, в отношении которых принимается решение по данному основанию, лишь подозреваемыми или обвиняемыми, состоит в том, чтобы дать время следователю, дознавателю и прокурору разобраться в вопросе о необходимости реабилитации умершего. Основания для реабилитации (отсутствие события, состава преступления, непричастность лица к совершению преступления - ч. 2 ст. 212 УПК) не всегда очевидны и могут потребовать доказывания с применением следственных действий, что по общему правилу возможно только после возбуждения дела. При наличии данных о существовании реабилитирующих лицо обстоятельств производство по делу продолжается в общем порядке и может завершиться прекращением дела по основаниям п. п. 1, 2 ст. 24, п. 1 ст. 27, в т.ч. и тогда, когда виновность лица, несмотря на все принятые меры, осталась недоказанной.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14.07.2011 N 16-П указал, что при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство. При этом указанным лицам должны быть обеспечены права, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено частью восьмой статьи 42 УПК Российской Федерации применительно к умершим потерпевшим. Представляется, что в случаях, когда близкие родственники умершего не установлены, отсутствие их возражений на прекращение дела должно презюмироваться.

О смерти подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, незамедлительно информируется прокурор, а также лицо или орган, в чьем производстве находится уголовное дело <1>. При прекращении дела в отношении умершего обвиняемого или подозреваемого остается неясным вопрос о судьбе имущества, которое при совершении корыстного преступления могло быть им похищено. В таких случаях заинтересованные лица вправе предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о возврате неосновательного обогащения. Если после вступления в силу обвинительного приговора выявляется, что единственный обвиняемый по данному делу умер в период судебного разбирательства или после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, постановленный по делу приговор, а также решения суда апелляционной и (или) кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) подлежат отмене в надзорном порядке (или, на наш взгляд, ввиду новых обстоятельств. - А.С.) с прекращением дела <2>.

--------------------------------

<1>Приказ Министерства юстиции РФ от 23.06.2005 N 93 "Об утверждении Инструкции о порядке погребения лиц, умерших в период отбывания уголовного наказания и содержания под стражей в учреждениях ФСИН России".

<2>Постановление ПВС РФ от 31.03.2004 N 149п2004пр.

 

6. Отсутствие заявления потерпевшего служит основанием для отказа в возбуждении или прекращения дела не только по делам частного и частно-публичного обвинения, но и в случаях, предусмотренных ст. 23 УПК (привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации). В ч. 2 ст. 20 предусмотрено также такое основание прекращения дела, как примирение потерпевшего (его законного представителя) с обвиняемым по делам частного обвинения.

7. Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения является также служебный иммунитет лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448, реализующийся в данном случае либо в виде отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления, либо в виде отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 - 5 ч. 1 ст. 448. Об условиях предоставления такого иммунитета см. ком. к ст. 448.

При этом УПК, предусматривая в ст. 24 в качестве одного из оснований для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела отсутствие согласия Совета Федерации на возбуждение уголовного дела в отношении члена Совета Федерации либо на привлечение его в качестве обвиняемого, не распространяет (и не может распространять) это правило на иных лиц, причастных к совершению общественно опасного деяния, но не наделенных иммунитетом <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 05.02.2009 N 249-О-О // СПС "КонсультантПлюс".

 

8. Полномочия по отказу в возбуждении уголовного дела в отношении лиц, указанных в ст. 448 УПК, в том числе в связи с отсутствием в деянии состава преступления, относятся к компетенции следователя и дознавателя, уполномоченного в соответствии с правилами подследственности принимать и рассматривать сообщения о преступлении <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 21 октября 2008 г. N 569-О-О.

 

9. О процедуре отказа в возбуждении дела см. ком. к ст. 148.

 

Статья 25. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон

 

Комментарий к статье 25

 

1. В соответствии с данной статьей прекращение уголовного дела допускается при соблюдении следующих условий:

- решение принимается лишь в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого, впервые совершившего преступления небольшой или средней тяжести;

- имеется заявление потерпевших или их законного представителя о согласии на прекращение дела по данному основанию;

- имеется согласие руководителя СО или прокурора на прекращение дела (в случае прекращения дела соответственно следователем или дознавателем);

- доказан факт примирения подозреваемого (обвиняемого) с потерпевшим, причем согласия только подозреваемого и обвиняемого или только потерпевшего на примирение недостаточно - необходимо волеизъявление обеих сторон;

- доказан факт заглаживания подозреваемым или обвиняемым причиненного потерпевшему вреда. Заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, означает, что лицо устранило уже наступившие вредные последствия (например, возместило потерпевшему причиненные убытки, компенсировало моральный вред, передало потерпевшему определенные вещи и ценности взамен утраченных, обеспечило ремонт автомобиля, пострадавшего в результате преступления, принесло извинения в форме, устраивающей потерпевшего, и т.д.), либо предотвратило вредные последствия или увеличение их размера, которые могут наступить в будущем (например, оказало необходимую первую или медицинскую помощь пострадавшему от преступления, доставило его к врачу и т.п.). Представляется, что суд, следователь, дознаватель в спорных случаях не вправе сами принимать решение о форме и сумме компенсации вреда. Если соглашение между потерпевшим и обвиняемым (подозреваемым) не достигнуто, примирение не может считаться состоявшимся. Важно, чтобы заглаживание вреда было добровольным и правомерным.

Отсутствие любого из этих условий означает невозможность принятия решения о прекращении уголовного дела, и производство должно быть продолжено в общем порядке. Отказ в возбуждении дела по данному основанию не допускается.

2. Лицами, впервые совершившими преступления (ст. 76 УК РФ), должны признаваться лишь те, кто совершил одно преступление впервые, т.е. не совершал других преступлений либо ранее совершал, но судимость за предыдущие преступления с них снята или погашена. Лица, которые совершили несколько преступлений (реальная совокупность), за которые осуждаются впервые, не подпадают под действие ст. 76 УК и ст. 25 УПК. Однако в том случае, если ранее имело место прекращение уголовного дела в отношении данного лица по т.н. нереабилитирующим основаниям, оно должно быть признано совершившим преступление впервые, поскольку так же, как и в случае погашения или снятия судимости за ранее совершенное преступление, считается несудимым <1>.

--------------------------------

<1> См.: Павленок В.А. О некоторых проблемных вопросах прекращения уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 10.

 

3. Если по делу о преступлении отсутствует такой участник уголовного процесса, как потерпевший, прекращение по данному основанию недопустимо. Также, как правило, невозможно прекращение дела и тогда, когда совершено т.н. двухобъектное преступление, основной объект которого - определенные государственные или общественные отношения и интересы, обусловливающие принадлежность преступления к тому или иному виду преступных деяний, и лишь дополнительный объект - различные охраняемые уголовным законом интересы потерпевшего, в частности безопасность жизни или здоровья. При этом невозможно достичь примирения с субъектами публичных отношений, являющимися основным объектом охраны, например с государством в лице тех или иных его органов. Не может быть таким субъектом примирения и прокурор (государственный обвинитель), хотя он и представляет публичные интересы государства. В уголовном судопроизводстве потерпевший и прокурор являются различными участниками процесса, имеющими разный правовой статус, и прокурор не вправе принимать на себя роль потерпевшего <1>.

--------------------------------

<1> См.: Павленок В.А. Указ. соч.

 

4. По смыслу ком. статьи для прекращения дела по данному основанию необходимо согласие всех потерпевших, а не некоторых из них, ибо, как следует из названия данной статьи, речь идет о примирении именно сторон.

5. Прекращение дела по данному основанию является одновременно и правом, и обязанностью суда, следователя и дознавателя. Их право связано с оценкой доказательств по делу и констатацией соблюдения законных условий для прекращения дела ввиду примирения сторон. Вместе с тем представляется, что, если все эти условия соблюдены и каких-либо разумных, конкретных и правомерных аргументов против освобождения лица от уголовной ответственности не имеется, прекращение дела является их обязанностью. Другими словами, суд, следователь и дознаватель имеют дискреционные полномочия на прекращение дела по данному основанию, но эти полномочия не равнозначны их свободному (диспозитивному) усмотрению. Необходимо учитывать, что главной целью (назначением) уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов потерпевших (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК), а в случае примирения сторон законный интерес потерпевшей стороны состоит именно в прекращении уголовного дела. Следует признать не основанной на законе и порочной сложившуюся в последнее время практику отказа от прекращения дел по данному основанию в ходе предварительного расследования.

 

Статья 26. Утратила силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 161-ФЗ.

 

Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования

 

Комментарий к статье 27

 

1. В УПК РФ применена новая и довольно сложная юридическая конструкция, в рамках которой сделана попытка разделить основания для прекращения уголовного дела (отказа в возбуждении уголовного дела) и основания для прекращения уголовного преследования. По общему смыслу главы 4, главы 29 и ряда других норм Кодекса прекращение уголовного преследования без прекращения уголовного дела в целом может иметь место в двух ситуациях:

1) обстоятельства, влекущие прекращение процессуального производства, относятся не ко всем, а только к одному или нескольким подозреваемым (обвиняемым), а в отношении других лиц, в том числе еще не установленных, уголовное дело и уголовное преследование могут и должны быть продолжены. Это может иметь место в случаях: а) выяснения непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27); б) издания акта об амнистии, под действие которого подпадают не все, а только некоторые из подозреваемых или обвиняемых (п. 3 ч. 1 ст. 27); в) наличия оснований, указанных в ст. 24(п. 2 ч. 1 ст. 27). В случае применения самой ст. 24 эти основания служили бы только для прекращения уголовного дела, но в качестве оснований для прекращения уголовного преследования они действуют в отношении не всех, но лишь отдельных подозреваемых или обвиняемых и потому влекут прекращение не всего дела в целом, а только уголовного преследования отдельных лиц. Так, например, отсутствие в действиях лица, привлекаемого в числе нескольких соучастников, состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24) влечет прекращение в отношении его уголовного преследования, но в отношении остальных производство по делу продолжается. То же самое можно сказать в отношении: а) истечения сроков давности (п. 3 ч. 1 ст. 24), например, когда один из соучастников - несовершеннолетний, и срок давности в отношении его, согласно ст. 94 УК, сокращается наполовину; б) отсутствия согласия суда на возбуждение дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, обладающих служебным иммунитетом (п. 6 ч. 1 ст. 24) и т.д.;

2) уголовное преследование прекращается в части предъявленного обвинения - по отдельным эпизодам (преступлениям), если они не нашли подтверждения (ч. 2 ст. 175 УПК). Производство по делу в оставшейся части обвинения продолжается.

2. В случаях, предусмотренных данной статьей, прекращение уголовного преследования возможно лишь в отношении подозреваемых или обвиняемых, т.е., как правило, лишь после возбуждения уголовного дела.

3. Субъектами права прекращения уголовного преследования являются лишь государственные органы и должностные лица, ведущие процесс и одновременно осуществляющие уголовное преследование - следователь и дознаватель. Они могут прекратить уголовное преследование как без прекращения уголовного дела (ч. 4 ст. 27), так и с его одновременным прекращением (ч. 1 ст. 212).

Не является субъектом прекращения уголовного преследования суд, ибо он в принципе не вправе осуществлять уголовное преследование, поэтому в случаях, предусмотренных п. п. 3 - 6 ч. 1 ст. 24 и п. п. 3 - 6 ч. 1 ст. 27, а также ст. 28, суд прекращает не уголовное преследование, а уголовное дело (ст. ст. 239, 254).

Орган дознания вправе возбуждать уголовное дело, по которому производство предварительного следствия обязательно (ч. 1 ст. 157), а значит, и отказывать в его возбуждении, однако не наделен в этих случаях правом прекращать такое уголовное дело или уголовное преследование.

4. О понятии непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления см. п. 15 ком. к ст. 5.

5. Прекращение уголовного преследования вследствие принятия акта об амнистии возможно лишь в том случае, если он освобождает данное лицо от уголовной ответственности. Если же условия применения амнистии предполагают в отношении данного лица только освобождение от применения наказания, его сокращение или замену более мягким видом, субъектом применения амнистии является только суд, который не прекращает уголовное дело, а выносит обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания (п. 1 ч. 6 ст. 302).

6. Вступивший в законную силу приговор в отношении подозреваемого или обвиняемого по тому же обвинению, определение суда или постановление судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27) являются преюдициальными актами, которые исключают возможность проведения каких-либо процессуальных действий в отношении подозреваемого или обвиняемого, поскольку повторное привлечение к уголовной ответственности за одно и то же преступление исходя из смысла ч. 1 ст. 50 Конституции РФ не допускается (принцип non bis in idem). Следует, однако, учитывать, что согласно ст. 90 УПК ("Преюдиция") обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются без дополнительной проверки. Как ни парадоксально, но обнаружение в судебном заседании неотмененного постановления следователя, дознавателя или прокурора, вынесенного в отношении обвиняемого (подсудимого), о прекращении уголовного преследования по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела является обязательным основанием для прекращения уголовного преследования не только другим следователем или дознавателем, но и для прекращения уголовного дела в отношении данного лица судом. Смотрите об этом пункт 4 ком. к ст. 254. Конституционный Суд РФ в одном из своих решений подтвердил, что суд обязан прекратить уголовное дело, если выявил наличие не отмененного в установленном законом порядке постановления следователя о прекращении уголовного дела ввиду отсутствия в действиях обвиняемого состава преступления <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление КС РФ от 08.12.2003 N 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами гр. // РГ. 23.12.2003. N 257.

 

Постановление прокурора об отмене решения о возбуждении дела (ч. 4 ст. 146) также является основанием для прекращения уголовного преследования подозреваемого или обвиняемого.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.