Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О территориальной подсудности см. ком. к ст. 32. 6 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 15.11.2007 N 924-О-О по жалобе гр. Козлова Д.Б. на нарушение его конституционных прав п. 13 ч. 4 ст. 47, п. 1 ч. 2 ст. 75, ч. 1 ст. 285 УПК РФ и п. 1 ч. 1 ст. 6 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" // СПС "КонсультантПлюс".

 

5) на практике также часто встает вопрос, обязан ли следователь или дознаватель по требованию обвиняемого заверять копии документов и протоколов из материалов дела, которые снимает последний? Представляется, что такая обязанность есть - она вытекает из публичного характера уголовного процесса. В противном случае данное право обвиняемого обесценивается, ибо затрудняется возможность обжалования им действий следователя, дознавателя с предоставлением прокурору, в суд и т.д. незаверенных копий документов, происхождение которых, таким образом, неизвестно;

6) рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта (ч. 2 ст. 233).

3. Право возражать против предъявленного обвинения (п. 3 ч. 4 ст. 47) предполагает выдвижение обвиняемым доводов в свою защиту, которые могут состоять как в указании на фактические обстоятельства, так и в выдвижении оправдательных версий. В силу ч. 2 ст. 14 бремя опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Таким образом, в предмет показаний, которые вправе давать обвиняемый, входят не только сведения о фактах, но и их оценка, в т.ч. предположения и версии защиты, которые обвинитель, а также суд обязаны проверить в полном объеме, а на обвинителе лежит еще и бремя их опровержения. Если какая-либо оправдательная версия обвиняемого не опровергнута доказательствами, он должен быть признан невиновным.

4. Обвиняемый вправе отказаться от дачи любых показаний (п. 3 ч. 4 ст. 47). Это право объясняется тем, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а бремя доказывания виновности лежит на обвинителе (ч. 2 ст. 14). С данным правом связан ранее неизвестный нашему законодательству запрет на повторный допрос обвиняемого при его отказе от дачи показаний на первом допросе (ч. 4 ст. 173).

5. Право представлять доказательства обеспечено, помимо дачи показаний и представления обвиняемым доказательств, также правом на заявление ходатайств (п. 5 ч. 4 ст. 47). Принципиально важным при этом является положение об обязательности удовлетворения следователем ходатайств о допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ч. 2 ст. 159), а также о том, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271).

6. Согласно п. 9 ч. 4 ком. статьи обвиняемый вправе иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности. Следует иметь в виду, что норма об ограничении дознавателем, следователем продолжительности свидания свыше 2 часов в случае необходимости производства процессуальных действий распространяется только на подозреваемого (ч. 4 ст. 92), но не обвиняемого.

7. Конфиденциальность свиданий обвиняемого с защитником обеспечивается следователем, дознавателем, органом дознания, судом, администрацией мест содержания под стражей. Согласно ч. 2 ст. 18 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", "свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей (выделено мной. - А.С.) видеть их, но не слышать". Значит ли это, что запрет слышать беседу подозреваемого или обвиняемого с защитником распространяется лишь на "сотрудников места содержания под стражей", а на других сотрудников правоохранительных органов нет? Некоторые авторы полагают, что "субъекты расследования вправе назначать и проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении адвоката и его подзащитного, в том числе и во время их конфиденциальных свиданий" <1>. Не вполне понятно, на чем основывается такая, мягко говоря, странная рекомендация, поскольку право обвиняемого и защитника на конфиденциальность обращено к неопределенно широкому кругу субъектов, в т.ч. (и прежде всего!) ко всем "субъектам расследования".

--------------------------------

<1> См.: Гармаев Ю.П. Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами: Практический комментарий законодательства // СПС "КонсультантПлюс".

 

Продолжительность свиданий обвиняемого и защитника фактически ограничена Правилами внутреннего распорядка в местах содержания под стражей (п. 15 ст. 16 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

8. Обвиняемый имеет право на реабилитацию (см. о нем ком. к гл. 18). Одним из его проявлений служит право обвиняемого возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным частью второй статьи 27 УПК.

9. Одной из гарантий состязательности судопроизводства и права обвиняемого на защиту является право обвиняемого (подозреваемого) и его законного представителя и защитника участвовать в судебных заседаниях: при рассмотрении судом об избрании в отношении его мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, залога, продлении срока содержания под стражей, при решении судом вопроса о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. п. 1 - 3 и 10 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 106, ч. 4 ст. 108, ч. 2 ст. 203).

10. Право защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом (п. 21 ч. 4 ком. статьи). См. пункт 6 ком. к ст. 53 настоящего Кодекса.

 

Статья 48. Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого

 

Комментарий к статье 48

 

1. О понятии законного представителя см. пункт 10 ком. к п. 12 ст. 5.

2. Об участии законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства по уголовному делу и в судебном заседании см. ком. к ст. ст. 426, 428.

 

Статья 49. Защитник

 

Комментарий к статье 49

 

1. В части второй данной статьи сделано исключение из общего правила о том, что защитниками могут быть только адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый (О понятии близких родственников см. п. 3 ком. к п. 4 ст. 5).

Вместе с тем кроме ходатайства обвиняемого для этого необходимо соблюдение еще одного условия: близкий родственник или иное лицо должны быть объективно способными оказывать обвиняемому именно юридическую помощь, т.к. согласно ч. 1 ком. статьи защитник - это лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Закон не требует, чтобы указанные лица обязательно имели официальное юридическое образование, однако суд должен убедиться, что они достаточно разобрались в юридической стороне данного уголовного дела, чтобы, хотя бы с помощью адвоката, оказывать своему подзащитному реальную юридическую помощь. Допуск таких лиц не обязанность, а право суда, однако суд должен мотивировать отказ в допуске конкретными фактическими обстоятельствами <1>. При производстве у мирового судьи названные лица допускаются в процесс как наряду, так и вместо адвоката. По смыслу ч. 2 ком. статьи допуск в качестве защитников близких родственников и иных лиц предусмотрен лишь в судебных стадиях процесса, поскольку решение принимает суд.

--------------------------------

<1> См.: Определения КС РФ от 22.04.2004 N 160-О; от 11.07.2006 N 268-О; от 15.11.2007 N 928-О-О // СПС "КонсультантПлюс".

 

2. Положение о допуске защитника с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица(п. 2 ч. 3 данной статьи) с учетом обязанностей следователя и дознавателя, предусмотренных ч. 2 ст. 16, предполагает, что это право должно быть реально обеспечено. Поэтому представляется, что уже в уведомлении о возбуждении дела, которое в силу ч. 4 ст. 146 в день возбуждения уголовного дела направляется подозреваемому, ему должно быть разъяснено право на приглашение или назначение защитника. Иное следует квалифицировать как нарушение права подозреваемого на защиту.

3. В п. 3 ч. 3 говорится об участии защитника в уголовном деле "с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления". Однако при этом сделана оговорка, что такой допуск производится в случаях, "предусмотренных статьями 91 и 92 настоящего Кодекса". Из-за этого замечания момент появления защитника в уголовном деле практически может отодвигаться на более позднее время, чем момент фактического задержания, т.е. физического лишения лица свободы передвижения (п. 15 ст. 5). Согласно ч. 1 ст. 92, после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов после доставления должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, включая, конечно, и право на помощь защитника. Именно с этого времени задержанный обычно узнает, что обладает таким правом, и, следовательно, может начать действия по его реализации. О защитнике же в п. 3 ч. 4 ст. 46, содержание которой разъясняется подозреваемому, сказано, что он вправе "пользоваться помощью защитника и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого". Но подозреваемый должен быть допрошен в течение 24 часов с момента фактического задержания (ч. 2 ст. 46). Значит, несмотря на указание ч. 2 ст. 48 Конституции РФ на право подозреваемого (обвиняемого) пользоваться помощью защитника с момента задержания, а также упоминание в п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК о допуске защитника с момента фактического задержания, Кодекс косвенно предполагает, что защитник на самом деле появляется не с момента физического лишения подозреваемого свободы передвижения, а по крайней мере в течение суток после этого момента. Представляется, что единственный юридический выход из данного противоречия - разъяснять право на приглашение или назначение защитника непосредственно после лишения подозреваемого свободы передвижения.

4. Согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ и по смыслу ст. ст. 49, 51, 72 УПК РФ лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности в последующих стадиях производства по делу до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе. Это означает, что статус защитника не требует дополнительного подтверждения судом в стадии надзорного производства <1>. То есть если лицо было допущено, например, следователем к участию в уголовном деле в качестве защитника и не имели место последующий отказ обвиняемого от защитника, замена или отвод последнего, то ни кассационная, ни надзорная инстанции не вправе требовать от защитника представления нового ордера или доверенности.

--------------------------------

<1> См.: Постановления КС РФ от 14.02.2000 N 2-П, от 26.12.2003 N 20-П, Определения от 08.02.2007 N 257-О-П, от 21.02.2008 N 118-О-О.

 

5. Согласно п. 4 данной статьи адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Ордер должен быть оформлен и содержать реквизиты в соответствии с требованиями Приказа Министра юстиции Российской Федерации от 08.08.2002 N 217 "Об утверждении формы ордера".

При этом нормы ч. 4 ст. 49 и ч. 3 ст. 50 УПК, действуя во взаимосвязи с ч. 2 ст. 6 ФЗ от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", предусматривающей выдачу ордера соответствующим адвокатским образованием, не предполагают назначение адвоката-защитника в нарушение законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности из другого субъекта Российской Федерации (Определение Конституционного Суда РФ от 19.10.2010 N 1357-О-О).

Адвокат-защитник, допущенный к участию в деле, наделяется всем комплексом прав и обязанностей адвоката, в т.ч. правом иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 46 и п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК (п. 1 ч. 1 ст. 53). Конституционным Судом РФ признано не соответствующим Конституции РФ положение п. 15 ч. 2 ст. 16 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", поскольку оно ставило реализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с адвокатом (защитником) в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которых находилось уголовное дело <1>. С учетом этого все процессуальные и следственные действия, произведенные после отказа допустить адвоката в место содержания под стражей его подзащитного обвиняемого или подозреваемого по надлежаще оформленному ордеру, следует считать недействительными, а полученные доказательства недопустимыми. Такой вывод вполне созвучен разъяснениям, данным в пункте 17 Постановления ПВС РФ от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", о том, что в соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации каждый задержанный, заключенный под стражу имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника). При нарушении этого конституционного права все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с его участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона.

--------------------------------

<1> См.: Постановление КС РФ от 25.10.2001 N 14-П по делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 УПК РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", в связи с жалобами гр. А.П. Голомидова, В.Г. Кислицина и И.В. Москвичева // РГ. 14.11.2001. N 223.

 

6. Положение ч. 5 ком. статьи закрепляет в законе выводы, сделанные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27.03.1996 по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона РФ от 21.07.1993 "О государственной тайне", согласно которому порядок участия адвоката в уголовном судопроизводстве, в том числе по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, определяется исключительно Уголовно-процессуальным кодексом. Поэтому отказ следователя, дознавателя, прокурора и суда ознакомить защиту с материалами дела в части имеющихся в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну, является нарушением равенства сторон и права обвиняемого на защиту. Это, в частности, относится и к представленным в суд материалам, которые содержат сведения об ОРД, составляющие согласно ст. 12 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" государственную тайну: например, постановлениям руководителей оперативно-розыскных подразделений о проведении оперативно-розыскных мероприятий; материалам, подтверждающим получение судебного разрешения на проведение этих мероприятий, и т.д. Если адвокат не имеет допуска к указанным сведениям (что по общему правилу и имеет место), он обязан дать подписку об их неразглашении.

7. В части 7 ком. статьи сформулирована императивная норма о том, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Этом запрет не относится к защитникам, которые не являются адвокатами. В п. 6 ч. 4 ст. 6 ФЗ "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" также утверждается, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Квалификационные комиссии адвокатских палат обычно строго взыскивают с адвокатов за любое отступление от данного запрета. Вместе с тем в п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятом первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003, содержится менее категоричная формулировка: "Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе (выделено мной. - А.С.). Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции". Какие случаи, названные в законе или им подразумеваемые, позволяют адвокату отказаться от защиты? Прежде всего, адвокат может отказаться от принятой на себя защиты в форме самоотвода при наличии обстоятельств, исключающих его участие в деле (см. о них ком. к ст. 72). Однако при этом имеет значение, знал ли адвокат о наличии этих обстоятельств еще до принятия на себя поручения. Если знал, то имеются основания для привлечения его к дисциплинарной ответственности. Кроме того, правомерен отказ адвоката от продолжения работы по делу в качестве защитника по болезни, из-за необходимости ухода за беспомощными членами семьи и по другим уважительным причинам. Возникает вопрос, относится ли к числу подобных уважительных причин занятость адвоката в других уголовных делах? При ответе на него следует учитывать, что защитник обязан рационально планировать режим своей работы, не принимать поручений в количестве, заведомо препятствующем осуществлению защиты по другим делам, в т.ч. с учетом возможного участия по назначению. Согласно ФЗ "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" вопросы расторжения соглашения об оказании юридической помощи регулируются ГК РФ с изъятиями, предусмотренными названным Законом. При этом, согласно данному ФЗ, адвокат вправе выступать в уголовном судопроизводстве в качестве представителя или защитника доверителя, т.е. по договору поручения (п. 2 ст. 25 указанного ФЗ). Конституционный Суд РФ признает договор клиента с адвокатом договором о возмездном оказании услуг <1>. Во всяком случае, адвокат принимает на себя защиту на основании и в соответствии с условиями гражданско-правового договора. Может ли такой договор быть расторгнут адвокатом в одностороннем порядке? Согласно п. 1 ст. 450 ГК РФ "изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором", а в соответствии с п. п. 1, 2 ст. 977 ГК РФ "договор поручения прекращается вследствие: отмены поручения доверителем; отказа поверенного..."; "доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время. Соглашение об отказе от этого права ничтожно". Отступление от этого правила, как было сказано выше, содержится в п. 6 ч. 4 ст. 6 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации": "Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты". Однако необходимо учитывать, что обязанность адвоката осуществлять защиту по соглашению корреспондирует с правами, предоставленными ему по этому соглашению (договору), и не может рассматриваться изолированно от них. Поэтому, на наш взгляд, при грубом нарушении доверителем своих обязанностей адвокат в ряде случаев может отказаться от осуществления защиты. При этом нельзя сказать, что он вообще принимал на себя защиту на таких "условиях", поэтому он вправе отказаться от ее продолжения. Например, при систематическом неисполнении доверителем своей обязанности по выплате предусмотренного договором вознаграждения (ст. 972 ГК РФ) принуждение адвоката к продолжению работы по делу противоречило бы конституционному запрету на принудительный и невознаграждаемый труд (ч. ч. 2, 3 ст. 37 Конституции РФ). В случае привлечения адвоката для осуществления защиты по назначению дознавателя, следователя или суда не заключается договор, следовательно, он не может быть расторгнут. Вместе с тем представляется, что фактическое неисполнение государством своей обязанности по оплате назначенного защитника в установленном порядке также дает последнему основание для отказа от продолжения защиты в силу вышеуказанной конституционной нормы. Адвокат также вправе отказаться от защиты, если на него оказывается серьезное давление с целью понудить его к совершению противоправных действий, создающее опасность для жизни, здоровья, имущества адвоката или его близких. В подобных случаях складывается ситуация крайней необходимости <2>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление КС РФ от 23.01.2007 по делу о проверке конституционности положений п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ в связи с жалобами ООО "Агентство корпоративной безопасности" и гр. В.В. Макеева // РГ. 02.02.2007. N 22.

<2> См.: Гармаев Ю.П. Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами: Практический комментарий законодательства // http://www.businessmix.ru/comm.php?id=4703.

 

Не может расцениваться как отказ от защиты и отказ адвоката участвовать в отдельных процессуальных действиях, проводимых с явными нарушениями закона, направленными против интересов подзащитного, например в случае намерения следователя непосредственно после отложения судьей принятия решения об избрании меры пресечения перепредъявить обвинение обвиняемому без предварительного уведомления о дне предъявления нового обвинения (ч. 2 ст. 172 УПК), прямо в здании суда <1>.

--------------------------------

<1> См.: Крохмалюк А. О равенстве сторон в решении ни слова // Современная адвокатура. Новости. 23.03.2003 // http://bestlawyers.ru/php/news/archnew.phtml?id=172&idnew=3771&start=3255.

 

8. В компетенцию суда не входит оценка качества исполнения адвокатом своих обязанностей <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение СК по УД ВС РФ от 20.11.1997, которым было отменено частное определение судебной коллегии по уголовным делам Ивановского областного суда в отношении адвоката А., вынесенное на том основании, что последний заявил о нарушении требований УПК на предварительном следствии не в подготовительной части судебного заседания, а в конце судебного процесса // БВС РФ. 1998. N 5. С. 12 - 13.

 

Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда

 

Комментарий к статье 50

 

1. Как следует из содержания данной статьи, закон использует понятия: "приглашение защитника", "обеспечение участия защитника" и "назначение защитника". Приглашение осуществляется самим подозреваемым или обвиняемым или его законным представителем по своему усмотрению. (О понятии законного представителя см. пункт 10 ком. к п. 12 ст. 5.) Другие лица (исключая законного представителя) могут приглашать защитника лишь по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Если подозреваемый или обвиняемый имеют законного представителя ввиду того, что являются несовершеннолетними, то их поручение или согласие на совершение сделки по приглашению защитника требует получения письменного подтверждения от их законного представителя в силу требований ч. 1 ст. 26 ГК. Если выяснится, что лицо, совершившее уголовно-противоправное деяние, было признано недееспособным, то приглашение защитника или дача поручения или согласия на его приглашение является исключительным правом его опекуна (ч. 2 ст. 29 ГК). Однако по буквальному смыслу ч. 1 данной статьи пригласить несколько защитников могут только сами обвиняемый или подозреваемый, что вряд ли оправданно. Приглашение защитника должно производиться по письменному или устному (с занесением в протокол соответствующего следственного или иного процессуального действия) ходатайству подозреваемого или обвиняемого, причем не только тогда, когда они содержатся под стражей, но и во всех других случаях, поскольку с моментом заявления такого ходатайства закон может связывать сроки для назначения защитника (см. об этом п. 3 ком. к данной статье). Неизвещение об этих ходатайствах близких родственников подозреваемого или обвиняемого в решениях ВС РФ по конкретным делам рассматривалось как нарушение права обвиняемого на защиту <1>. Представляется, что следователь, дознаватель и суд обязаны довести сведения о таком ходатайстве не только до близких родственников, но и до законных представителей (лиц, могущих быть ими признанными), а также до иных лиц, указанных подозреваемым или обвиняемым в своем ходатайстве.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 1989. N 10. С. 7.

 

2. По просьбе подозреваемого или обвиняемого участие защитника может обеспечиваться дознавателем, следователем и судом. Обеспечение участия защитника отличается от его приглашения тем, что: а) субъектами обеспечения являются дознаватель, следователь и суд; б) оно производится не по поручению (которое подозреваемый или обвиняемый не может давать лицам, ведущим процесс), а лишь по его просьбе. Практический смысл такого разграничения очевиден. Поручение пригласить защитника регулируется гл. 49 ГК РФ и связано с заключением договора поручения (письменного или устного). Поверенный обязан лично исполнить поручение; сообщать доверителю по его требованию все сведения о ходе исполнения поручения; передавать доверителю без промедления все полученное по сделке, совершенной во исполнение поручения (например, письменное соглашение с адвокатом), и т.д. (ст. 974 ГК РФ). Приглашение защитника без поручения, но с согласия подозреваемого или обвиняемого охватывается нормами гл. 50 ГК РФ ("Действие в чужом интересе без поручения"). В частности, лицо, действовавшее в чужом интересе, на какое-то время принимает на себя обязательства по заключенной, в т.ч. возмездной, сделке (ст. 986 ГК), и по окончании действий в чужом интересе обязано предоставить лицу, в чьих интересах оно действовало, отчет (ст. 989 ГК РФ). Все эти положения неприменимы к взаимоотношениям подозреваемого (обвиняемого) и следователя, дознавателя и суда. Обеспечение участия защитника названными лицами есть сугубо процессуальный институт и не порождает для них гражданско-правовых обязательств, хотя они и действуют по просьбе и в интересах подозреваемого или обвиняемого. Вместе с тем, получение согласия подозреваемого и обвиняемого на участие в деле защитника, представленного в порядке обеспечения, обязательно. Обеспечение участия защитника может осуществляться как в форме его назначения дознавателем, следователем и судом, так и в форме создания условий для приглашения защитника другими лицами. Дознаватель, следователь, суд обязаны предоставить подозреваемому и обвиняемому по его просьбе возможность связаться с адвокатом (принцип 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме) с целью реализации права на выбор им самим конкретного защитника (подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека), либо в порядке, установленном ст. 96 УПК РФ, с родственниками и иными лицами, которые сделают это по поручению подозреваемого или обвиняемого. При отсутствии у подозреваемого и обвиняемого родственников и иных доверенных лиц дознаватель, следователь или суд по просьбе подозреваемого или обвиняемого также могут связаться с конкретным защитником, если о реальной возможности его участия в деле сообщает подозреваемый и обвиняемый, и выяснить вопрос о его участии.

3. Назначение защитника осуществляется дознавателем, следователем и судом также при неявке защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства подозреваемого или обвиняемого о его приглашении. Но в таком случае дознаватель, следователь или суд сначала предлагают подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника, а если тот откажется это сделать, принять меры по назначению защитника. Подобным же образом вопрос о замене защитника решается и в статьях, посвященных окончанию предварительного следствия и судебному разбирательству (ст. ст. 215, 248).

В части 3 ком. статьи говорится, что дознаватель, следователь и суд вправе сделать такое предложение, однако, поскольку последующие меры по назначению защитника могут быть предприняты ими только при условии отказа подозреваемого или обвиняемого от этого предложения, то это скорее их обязанность.

Аналогичное правило действует и в отношении уже допущенного к участию в деле защитника, который в течение 5 дней не может по каким-либо причинам принять участие в производстве конкретного процессуального действия. Следует иметь в виду, что согласно п. 5 ч. 1 ст. 53 защитник имеет право участвовать в проведении следственных действий только тогда, когда об этом заявлено ходатайство подозреваемым (обвиняемым) либо самим защитником. Существенное отличие от общего порядка состоит здесь в том, что дознаватель или следователь не всегда должны ждать 5 суток, прежде чем начать производство процессуального действия, т.к. закон говорит не о неявке защитника, а о том, что он не может принять участие в процессуальном действии. Поэтому, если будет установлено, что защитник на это время занят в другом деле, или болен, или имеет другие уважительные причины для неявки в течение 5 суток, а подозреваемый и обвиняемый не ходатайствуют о предоставлении им возможности пригласить другого защитника или о назначении его следователем и дознавателем, то процессуальное действие может быть проведено без защитника, за исключением случаев, когда участие защитника обязательно (п. п. 2 - 7 ч. 1 ст. 51). Из содержания данного предписания не вполне ясно, должны ли следователь и дознаватель в подобной ситуации предлагать подозреваемому и обвиняемому пригласить или назначить другого защитника для проведения процессуального действия, либо они могут после извещения защитника о времени и месте его проведения просто молчаливо выжидать 5 суток, а потом действовать без участия защитника? Представляется, что они обязаны предложить подозреваемому и обвиняемому пригласить или назначить им защитника в силу общего правила о том, что права не предполагаются, а разъясняются (ч. 1 ст. 11). В противном случае не исключена ситуация вынужденного отказа от защитника, т.к. подозреваемый и обвиняемый могут не приглашать другого защитника и не ходатайствовать о его назначении либо из-за юридической неосведомленности, либо из-за недостатка средств на вторичную оплату гонорара новому адвокату. Необходимо учитывать, что отказ обвиняемого (подсудимого) от услуг неявившегося в судебное заседание защитника в практике ВС РФ ранее всегда рассматривался как вынужденный и нарушающий право обвиняемого на защиту <1>. То же самое можно сказать и об иных формах отказа от защитника при фактическом необеспечении возможности его участия в процессе <2>.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.