Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О территориальной подсудности см. ком. к ст. 32. 14 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

--------------------------------

<1> См.: РГ. 01.08.2008. N 163.

 

Представляется, что по своей юридической природе правоотношения по передаче для реализации имущества, признанного в уголовном деле вещественным доказательством (подпункт "в" пункта 1 и подпункт "в" пункта 2 части 2 ком. статьи), в отличие от хранения вещественных доказательств, выходят за рамки предмета уголовно-процессуального регулирования. Действительно, такая реализация не является мерой, направленной на создание условий для принятия законного и обоснованного решения по уголовному делу; не связана ни с решением вопроса об уголовной ответственности лица в совершении преступления, ни с вопросом о возмещении вреда, причиненного преступлением, по предъявленному в уголовном деле гражданскому иску. Поэтому при решении вопроса о возможности передачи для реализации имущества, признанного в уголовном деле вещественным доказательством, надо учитывать положения не только уголовно-процессуального, но и гражданского и гражданского процессуального законодательства, в том числе главы 33 ГПК РФ о признании вещи бесхозяйной, в частности о том, что заявление о признании движимой вещи, изъятой федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией, бесхозяйной подается в суд финансовым органом по месту нахождения вещи (ч. 1 ст. 290 ГПК РФ) <1>. То есть, если в силу каких-либо объективных причин невозможно продолжать хранение, к примеру, какого-либо громоздкого предмета, законный владелец которого неизвестен, следователь должен действовать через компетентный финансовый орган <2>. Если же после признания вещи бесхозяйной законный владелец или лицо, которое в силу закона вправе стать владельцем, не найдется, право собственности может возникать у государства на основе решения суда об обращении в собственность бесхозяйной движимой вещи в силу приобретательной давности (ст. ст. 234, 125 ГК). С учетом сказанного названное Постановление Конституционного Суда по жалобе В.В. Костылева необходимо, на наш взгляд, толковать следующим образом: тогда, когда владелец имущества, признанного вещественным доказательством, известен (а именно так обстояло дело в случае В.В. Костылева), вопрос о лишении его имущества, отнесенного к числу вещественных доказательств, которые указаны в подп. "в" п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК, может быть решен только после рассмотрения уголовным судом дела по существу - приговором суда либо (при наличии спора о праве на это имущество) судебным решением в порядке гражданского (арбитражного) судопроизводства. При неизвестности владельца, отказе его от права собственности, либо если предмет не имеет или не может иметь собственника, судебная процедура должна быть иной, соответствуя порядку гл. 33 ГПК об определении судьбы бесхозяйного имущества.

--------------------------------

<1> Подобная судебная практика уже имеется. См., например: Кассационное определение СК по ГД Калининградского областного суда по делу N 33-3375/2006 по частной жалобе А.И. Головкина.

<2> Попутно заметим, что в вопрос об органе, уполномоченном на такие действия, внесена неясность Постановлением Правительства РФ от 19.04.2002 N 260 "О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства", которым полномочия по обращению от имени Правительства РФ в суды для признания движимого имущества бесхозяйным делегированы Российскому фонду федерального имущества (абз. 2 п. 1 данного Постановления). Однако названный Фонд, по смыслу Постановления Правительства РФ от 25.12.2002 N 925, не имеет статуса финансового органа. Кроме того, в рассматриваемых нами случаях речь не идет о реализации имущества, уже обращенного в собственность государства, а лишь об имуществе, законный владелец которого неизвестен, либо о вещах, от права собственности на которые собственник отказался, либо имуществе, немедленная реализация которого осуществляется в интересах владельца. Фонд же наделен полномочиями, связанными с реализацией имущества, уже обращенного в собственность государства. Следовательно, с заявлением в суд должен, согласно требованиям закона, обращаться финансовый орган по месту нахождения движимой вещи. Необходимо также указать, что согласно ч. 2 ст. 290 ГПК РФ заявление о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь подается в суд по месту ее нахождения органом, уполномоченным управлять муниципальным имуществом. По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может обратиться в суд с заявлением о признании права муниципальной собственности на нее (п. 3 ст. 225 ГК РФ; ч. 2 ст. 290 ГПК РФ). Однако к недвижимым вещам относятся не только земельные участки, здания, сооружения и т.п., но и подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (ч. 1 ст. 130 ГК РФ), которые нередко бывают вещественными доказательствами. Признание их муниципальной собственностью явилось бы явным нонсенсом, что свидетельствует о пробеле в законе.

 

3. Представляется, что смысл подп. "а" п. 2 ч. 2 ком. статьи состоит в том, что возвращение имущества его законному владельцу является одновременно и правом, и обязанностью дознавателя, следователя и суда при соблюдении следующих условий: а) возврат возможен без ущерба для доказывания; б) владелец имущества известен и не отказывается принять его обратно; в) имущество, согласно положениям ч. 3 ст. 81, не является орудием или иным средством совершения преступления, принадлежащим подозреваемому или обвиняемому, либо предметом, запрещенным к обращению. При соблюдении всех этих условий возвращение имущества его законному владельцу необходимо не только по просьбе последнего, но и по инициативе дознавателя, следователя, суда - когда хранение этих предметов затруднено или издержки по обеспечению специальных условий их хранения соизмеримы с их стоимостью. Это вытекает из требований п. 2 ч. 1 ст. 6, согласно которому одна главных целей уголовного судопроизводства состоит в защите личности от незаконного и необоснованного ограничения ее прав и свобод.

4. Ущерб, причиненный лицу изъятием и незаконным удержанием органами предварительного расследования или судом в качестве вещественного доказательства имущества, подверженного быстрой порче или моральному старению и в результате потерявшего в стоимости, может быть возмещен собственнику или иному законному владельцу при наличии условий, предусмотренных ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ. В порядке ч. 3 ст. 133 УПК РФ такой вред возмещен быть не может, т.к. речь в этой статье идет о возмещении вреда, причиненного незаконным применением лишь мер процессуального принуждения. Последние же исчерпывающе перечислены в разделе IV УПК, а принуждение, связанное с удержанием доказательств, в их перечень не входит.

 

Статья 83. Протоколы следственных действий и судебного заседания

 

Комментарий к статье 83

 

1. Протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний являются доказательствами по уголовному делу. Отличительными признаками этого вида доказательств являются:

- фиксация в них результатов следственных действий, производимых как в досудебных, так и в судебных стадиях уголовного процесса;

- удостоверение ими непосредственного восприятия фактических обстоятельств дознавателем, следователем, прокурором, судом и другими участниками следственного действия;

- составление их в письменной форме в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

2. Проведение следственных действий может сопровождаться изготовлением планов, схем, слепков, оттисков следов, рисунков, фотографированием, проведением звуко- и видеозаписи и т.п. Такие материалы являются приложением к протоколу соответствующего следственного действия и не имеют без него доказательственного значения. Подобные приложения следует отличать от материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, обладающих признаками вещественных доказательств или иных документов (см. о них ком. к ст. 84 настоящего Кодекса).

 

Статья 84. Иные документы

 

Комментарий к статье 84

 

1. В данной статье говорится об иных документах как самостоятельном средстве доказывания. Кроме них форму документов могут иметь также протоколы следственных и судебных действий, заключения экспертов и некоторые вещественные доказательства. Документы, о которых идет речь в ст. 84, имеют ряд специфических особенностей, позволяющих отграничивать их от других документальных средств доказывания:

- иные документы фиксируют фактические обстоятельства, ставшие известными не в результате следственных действий, а за их пределами;

- они могут иметь не только письменную, но и любую другую форму (аудио- и видеозапись, запись на носителях компьютерной информации и т.п.), предназначенную для сохранения и передачи информации. Важно, чтобы такие документы содержали сведения о лицах, от которых они исходят, с удостоверением последними изложенных в документе данных. Они составляются и удостоверяются не органами, ведущими уголовный процесс, а иными лицами (должностными лицами, гражданами), которые могут и не быть участниками судопроизводства. Следователь, дознаватель, прокурор и суд не могут быть источниками иных документов, поскольку должны фиксировать ставшие им известными сведения по делу в форме протоколов следственных и судебных действий, где отражаются данные, воспринятые ими непосредственно в ходе названных действий. Поэтому не имеют значения доказательств такие документы, как, например, справки следователя о результатах его телефонных разговоров или личных бесед по обстоятельствам дела, о прослушивании им информации по радио или телевидению и т.п.

Сведения, изложенные в документах, всегда имеют определенное целевое назначение, а именно направлены на доведение до сведения официальных органов обстоятельств, имеющих значение для производства по уголовному делу. Если цель изложения лицом в документе сведений была иной (например, организовать совершение преступления, скрыть его следы, сообщить о нем своим знакомым и т.д.), то такой документ должен расцениваться как вещественное доказательство. Обстоятельства, сопровождающие составление иных документов (время, место их изготовления, обстоятельства получения следователем и т.д.), не обладают значением доказательственных фактов, как это имеет место в случае вещественных доказательств. Поэтому иные документы, как правило, заменимы, т.е. без ущерба для их доказательственной силы могут быть замещены другими документами того же содержания (дубликатами), исходящими из того же источника. В противном случае документ приобретает значение вещественного доказательства (см. об этом пункт 2 ком. к ст. 81 настоящего Кодекса).

2. К числу иных документов в смысле ком. статьи относятся: документы официальные (исходящие от государственных органов, должностных и юридических лиц) и неофициальные (исходящие от лиц физических); документы письменные и документы на кино-, фото- и электронных носителях; документы, составленные вне рамок процессуальных отношений, и документы, фиксирующие процессуальные действия (заявление или сообщение о совершении преступления, письменная явка с повинной).

3. Документы, приобщенные к уголовному делу или представленные в судебном заседании, могут быть оглашены полностью или частично, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Иные документы оглашаются стороной, которая ходатайствовала об их оглашении, либо судом (ст. 285). Оглашение документов производится не всегда, а только в случае вынесения об этом решения суда. Если документ не был оглашен, а значит, и исследован в судебном заседании, он не может быть положен в основание приговора или иного судебного решения (ст. 240).

4. В силу принципа непосредственности исследования доказательств неофициальные, т.е. исходящие от физических лиц, документы не могут заменить их показаний. Что касается официальных документов, то здесь необходимо отметить следующее. Если они содержат информацию, получение, обработка и предоставление которой целиком охватываются компетенцией соответствующего органа или организации, то первоисточником представленных в документе сведений должен считаться этот орган или организация, поэтому, и получение в суде показаний автора документа необязательно. Когда же сведения, изложенные в официальном документе, выходят за пределы специальной компетенции соответствующего органа или организации, оно, как правило, должно быть допрошено в качестве свидетеля. Например, содержание рапорта сотрудника полиции, в котором он сообщает не только о времени, месте и основаниях задержания подозреваемого, но и о конкретных особенностях его поведения до и после задержания, обстановки места происшествия, описывает характер следов преступления и т.д., лишь частично охватывается компетенцией органа дознания, полномочного проводить задержание, но не могущего непосредственно воспринимать сопутствующие этому конкретные обстоятельства. Поэтому такого сотрудника полиции следует допросить по этим обстоятельствам в качестве свидетеля.

 

Глава 11. ДОКАЗЫВАНИЕ

 

Статья 85. Доказывание

 

Комментарий к статье 85

 

1. Назначение доказывания - это не только фактическое установление истины по делу, т.е. обеспечение с помощью доказательств достоверного знания относительно искомых обстоятельств (главная цель), но и юридическое их установление в случаях использования формальных доказательственных средств: преюдиций, презумпций, юридических фикций и др.

2. Обязанность уголовно-процессуального доказывания лежит на органе дознания, дознавателе, следователе, прокуроре, представителе гражданского истца. Отчасти она лежит также на защитнике обвиняемого или подозреваемого, который обязан доказывать оправдывающие обстоятельства и обстоятельства, смягчающие наказание.

3. Доказывание в досудебном производстве имеет в основном предварительный характер. Хотя в ч. 1 ст. 74 и говорится о том, что прокурор, следователь, дознаватель устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, это все же не окончательное установление (за исключением случаев прекращения уголовного дела). Окончательно признает наличие или отсутствие события преступления, виновности лица в его совершении суд. Собираемые на досудебных стадиях процесса доказательства можно считать судебными (например, заключение, получаемое в результате проведения судебной экспертизы, - гл. 27) только в том смысле, что они могут быть предназначены для представления в суд. Протоколы показаний обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и потерпевшего могут быть оглашены и использованы в судебном разбирательстве только по ходатайству и с согласия сторон (ст. ст. 276, 281).

 

Статья 86. Собирание доказательств

 

Комментарий к статье 86

 

1. Собирание доказательств - элемент процесса доказывания, включающий обнаружение, изъятие и фиксацию доказательств. В ком. статье выделено три группы участников судопроизводства, которые пользуются различными способами собирания доказательств. Первую группу составляют лица, ведущие уголовный процесс: дознаватель, следователь и суд. Ввиду отсутствия у прокурора по УПК РФ (в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ) права участвовать в проведении следственных действий на предварительном расследовании и принимать дело к своему производству собирание им доказательств возможно лишь в форме участия в судебных стадиях процесса. При этом прокурор не проводит здесь следственные действия (это прерогатива суда), а лишь принимает в них участие в качестве государственного обвинителя, а также может истребовать и представлять суду документы на основании ч. 4 ст. 21, а также дополнительные материалы в суд кассационной инстанции (ч. 5 ст. 377). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что суд назван в числе субъектов собирания доказательств. Однако все доказательства делятся на уличающие и оправдывающие (ч. 1 ст. 332), поэтому, собирая доказательства, суд до некоторой степени рискует встать на обвинительные или оправдательные позиции - в зависимости от того, какого рода доказательства он преимущественно собрал. Однако суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, он призван лишь создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15). В связи с этим полномочия суда по собиранию доказательств следует толковать ограничительно. Активность суда в этой сфере должна носить лишь субсидиарный характер по отношению к сторонам обвинения и защиты (см. об этом пункт 2 ком. к ст. 15). Способами собирания доказательств, которыми могут пользоваться участники процесса, включенные в данную группу, являются следственные действия и иные процессуальные действия. К числу иных процессуальных действий относятся: направление следователем, дознавателем и органом дознания требований, поручений и запросов, которые обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21). В отличие от следственных действий эти способы не вполне обеспечены возможностью принудительного исполнения. Денежное взыскание, которое может быть наложено за неисполнение процессуальных обязанностей, предусмотрено только для участников уголовного судопроизводства (ст. 117) и не распространяется на других лиц, которые не исполняют названные требования поручения и запросы. Хотя суд не назван в ст. 21 в числе тех, кто может направлять запросы, требования и поручения, такое его право предусмотрено в других статьях УПК. Так, например, согласно ч. 7 ст. 115 руководители банков и иных кредитных организаций при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда. Толкование закона должно учитывать, что законодатель исходит из принципа полноты судебной власти. Так, согласно ст. 6 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Отсюда следует вывод - по аналогии с ч. 4 ст. 21 УПК РФ суд также может делать и запросы о предоставлении ему необходимых сведений, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять лишь письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ком. статьи). Таким образом, эти участники судопроизводства собирают не доказательства, а предметы и документы, которые могут быть лишь представлены ими дознавателю, органу дознания, следователю и суду для приобщения к материалам уголовного дела в качестве доказательств. Напротив, согласно ч. 3 ком. статьи защитник вправе собирать именно доказательства. Способами для этого служат: получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц (в том числе специалистов) с их согласия; истребование документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии. В соответствии с принципом равенства сторон сведения, собранные защитником, сразу должны становиться доказательствами, так же как и сведения, собираемые его процессуальными противниками - следователем, органом дознания, дознавателем. Вместе с тем, по смыслу ч. 2 ст. 159 в ходе предварительного расследования следователь и дознаватель фактически имеют возможность отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства защитника, если сочтут, что обстоятельства, об установлении которых ходатайствует защитник, не имеют значения для данного уголовного дела. Однако по окончании предварительного расследования и ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь обязан выяснить, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217). В обвинительном заключении указывается перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6 ч. 1 ст. 220). Кроме того, к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения (ч. 4 ст. 220). Важно отметить, что следователь и прокурор не вправе дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, если речь идет о списке свидетелей со стороны защиты. Это говорит, во-первых, о том, что формирование списка не есть продукт деятельности следователя; во-вторых, данный запрет указывает на то, что закон признает формирование списка доказательств со стороны защиты ее исключительным правом, которое она реализует по собственному усмотрению. Следователь не вправе отказать защите во включении и в этот список указания на тех или иных свидетелей или доказательства. Примечательно, что в дальнейшем суд также не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271). Таким образом, защитник имеет практическую возможность добиться допроса ранее опрошенных им лиц в судебном разбирательстве, даже если следователь и дознаватель отказали ему в этом на предварительном расследовании.

Представляется, что письменные объяснения, полученные в результате опроса, также могут быть представлены следователю, дознавателю и в суд в качестве иных документов(ст. 84). Это, конечно, не исключает, а предполагает в дальнейшем допрос этих лиц как свидетелей, но не потому, что их объяснения не являлись доказательствами, а потому, что письменные объяснения есть не что иное, как производные доказательства. В силу же принципа непосредственности исследования доказательств при наличии доказательств производных необходимо стремиться к получению первоначальных доказательств, каковыми в данном случае будут являться устные показания тех лиц, которые ранее дали письменные объяснения. Иногда некоторые следователи и судьи отказывают в приобщении к материалам дела письменных объяснений, полученных защитником, мотивируя это тем, что УПК называет лишь такое действие, как опрос защитником лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86), но ничего не упоминает о получении от тех же лиц письменных объяснений. Подобная позиция неправомерна. Во-первых, она не учитывает, что если закон предусмотрел какой-либо способ собирания доказательств, то он предполагает и то, что доказательственные сведения будут иметь соответствующую форму. Во-вторых, согласно п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе использовать любые не запрещенныеКодексом средства и способы защиты, а значит, и письменные объяснения, ибо запрета на них ни УПК, ни какой-либо другой закон не содержат. Что касается других доказательств (предметов и документов), полученных защитником и представленных им для рассмотрения в судебном разбирательстве, то по смыслу закона они (при условии их допустимости) также должны быть приобщены следователем (дознавателем) к материалам дела и направлены в суд наряду с доказательствами обвинения.

3. Получаемые защитником предметы и документы, иные сведения должны отвечать требованиям допустимости доказательств. Так, должен быть известен, зафиксирован и проверяем их первоисточник; они должны быть получены только тем защитником, который допущен к участию в данном уголовном деле; лица, у которых получены сообщения в порядке опроса, должны быть информированы о том, что эти данные необходимы для представления в качестве судебных доказательств. Опрос лиц производится только с их согласия. Адвокат не вправе опрашивать уже допрошенных дознавателем, органом дознания, следователем или судом лиц с целью склонить их к отказу от показаний или их изменению. Защитник не может производить или использовать результаты негласных действий, которые можно квалифицировать как оперативно-розыскные, поскольку право на проведение ОРД в силу ст. 13 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" принадлежит только подразделениям определенных государственных органов. Вместе с тем защитник вправе воспользоваться помощью лиц, занимающихся частной детективной (сыскной) деятельностью в соответствии с Законом РФ от 11.03.1992 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации".

 

Статья 87. Проверка доказательств

 

Комментарий к статье 87

 

1. Проверка доказательств является необходимым элементом процесса доказывания. Способами проверки доказательств, как следует из содержания данной статьи, являются: а) сопоставление проверяемых доказательств; с другими доказательствами; б) установление источников доказательств; в) получение иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. По смыслу данной нормы целью проверки доказательств является подтверждение или опровержение проверяемого доказательства. Следует иметь в виду, что достижение этой цели невозможно без оценки доказательств, т.е. мыслительной логической деятельности по определению их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, которая рассматривается как отдельный элемент процесса доказывания и регулируется ст. 88. Поэтому проверку доказательств необходимо отличать от их оценки, хотя они сопутствуют друг другу и могут осуществляться практически одновременно. Непосредственная задача проверки доказательств состоит в том, чтобы обеспечить условия для оценки доказательств в их совокупности. При этом совокупность доказательств может пониматься не только как общая совокупность доказательств в целом, позволяющая проверить все доказательства, собранные по данному делу, но и как совокупность доказательств в пределах их локальных проверочных комплексов, создающая условия для проверки отдельных доказательств. Например, показания свидетеля о том, что он слышал голоса людей, которые кричали друг на друга, могут быть проверены совокупностью доказательств, подтверждающих, что с того места, где находился свидетель, действительно можно было слышать голоса людей, разговаривающих на повышенных тонах; что данный свидетель обладает нормальным слухом; что он не заинтересован в исходе данного дела. Комплекс названных доказательств не устанавливает с достоверностью, что имела место ссора, приведшая к совершению преступления, но он позволяет прийти к достаточно обоснованному выводу, что показания свидетеля о том, что он слышал, соответствуют действительности и им можно доверять. Таким образом, задачей проверки доказательств является формирование совокупности доказательств, достаточной для вывода об их достоверности.

2. В ком. статье говорится, в частности, о проверке доказательств путем установления их источников. Однако, если источник сведений не известен, сведения не могут признаваться доказательствами. Так, не могут быть допущены в качестве доказательств показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75). Поэтому названное положение следует понимать в том смысле, что при неизвестности или неопределенности источника полученных сведений или их происхождения необходимо восполнять этот недостаток путем собирания дополнительных доказательств.

3. Иногда закон предполагает или прямо устанавливает определенную последовательность действий по проверке доказательств. К числу таких случаев относятся:

а) проверка производных доказательств путем получения доказательств первоначальных, если последние достижимы (см. об этом пункт 2 ком. к ст. 86 настоящего Кодекса);

б) проверка ранее полученных показаний нескольких лиц, в которых имеются существенные противоречия, путем проведения между ними очной ставки (ст. 192);

в) проверка показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого об опознании ими данного лица или предмета с помощью их предварительного допроса об обстоятельствах, при которых они наблюдали это лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать (ст. 193);

г) проверка имеющихся в деле доказательств, указывающих на причины смерти или вред, причиненный здоровью, вызывающих сомнение относительно вменяемости или способности подозреваемого, обвиняемого самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, и другие обстоятельства, указанные в ст. 196, путем обязательного проведения судебной экспертизы.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.