Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О территориальной подсудности см. ком. к ст. 32. 15 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

д) проверка заключения эксперта в случаях его недостаточной ясности или полноты, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела путем проведения дополнительной экспертизы (ч. 1 ст. 207);

е) проверка заключения эксперта в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам путем проведения повторной экспертизы (ч. 2 ст. 207).

Неприменение или нарушение указанных процедур влечет за собой признание полученного доказательства недопустимым либо оставляет неустранимые сомнения в их достоверности.

 

Статья 88. Правила оценки доказательств

 

Комментарий к статье 88

 

1. Оценка доказательств - это мыслительная логическая деятельность по определению относимости, допустимости и достаточности доказательств для принятия того или иного процессуального решения. Она представляет элемент процесса доказывания, т.е. сопровождает весь процесс собирания и проверки доказательств (текущая оценка доказательств). Однако оценка приобретает характер самостоятельного этапа доказывания, когда на основании совокупности собранных доказательств служит определению наличия или отсутствия оснований для принятия процессуальных решений (итоговая оценка доказательств). Оценка доказательств имеет процессуальную форму, которая либо имеет обобщенный вид изложения в процессуальных решениях сделанных на ее основе выводов, либо в установленных законом случаях - самого процесса обоснования этих выводов (мотивировки процессуального решения на фактическом уровне). Закон предъявляет к мотивировке процессуальных решений требования полноты и непротиворечивости. Полнота заключается в том, что из обоснования выводов о наличии или отсутствии обстоятельств дела не должно исключаться ни одно из собранных по делу доказательств. В случае признания тех или иных доказательств недоброкачественными следователь, дознаватель, прокурор и суд обязаны указать в своем итоговом решении (обвинительном заключении или акте, решении о прекращении дела или уголовного преследования, приговоре и т.д.), почему они принимают одни из доказательств и отвергают другие. Так, если в приговоре суда сказано, что суд доверяет показаниям потерпевшего и свидетеля обвинения и считает их правдивыми, он должен указать, по каким конкретно основаниям суд принял эти показания и отверг противоречащие им показания подсудимого. При этом недостаточной мотивировкой является лишь ссылка на то, что, отрицая вину, подсудимый пытается уйти от ответственности, поскольку это не может заменить содержательной оценки доказательств. Обстоятельства, признанные установленными на основе доказательств и указанные в одном и том же процессуальном акте, также не должны противоречить или взаимоисключать друг друга. Такой дефект будет, например, иметь место, если в резолютивной части приговора суда обвиняемому в разбойном нападении вменяется применение насилия, опасного для жизни и здоровья, хотя в описательной части приговора суд соглашается с заключением судебно-медицинского эксперта, что потерпевшему был причинен лишь легкий вред здоровью, и не приводит доказательств о том, что потерпевший каким-либо иным образом был поставлен обвиняемым в опасное для жизни состояние.

2. Направлениями оценки доказательств в данной статье названы относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств. Об относимости и допустимости доказательств см. ком. к ст. ст. 74, 75 настоящего Кодекса.

Достоверность доказательств - это представление об истинности заключаемых в них сведений. Критерием истины может служить только опыт, практика. Поэтому достоверным знанием об обстоятельствах дела может считаться только такой вывод, в отношении которого не возникает, пользуясь удачным выражением англо-саксонской процессуальной доктрины, разумных сомнений, т.е., другими словами, отсутствуют исключения из практического опыта, т.е. применительно к уголовно-процессуальному доказыванию из нормативно-признаваемого опыта, сосредоточенного исключительно в совокупности собранных по делу доказательств и логических формах. Достоверность, основанная на доказательствах, есть доказанность обстоятельств дела.

Достаточность доказательств определяется в части 1 ком. статьи как достаточность всей собранной по делу совокупности доказательств для разрешения уголовного дела. Однако достаточность доказательств не всегда равнозначна доказанности (достоверности установления) события преступления, виновности лица в его совершении и других обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу. Так, достаточными для прекращения уголовного дела могут быть такие доказательства, которые оставляют сомнения в наличии события преступления или виновности лица в его совершении. Смотрите также ком. к ст. 17 настоящего Кодекса.

 

Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

 

Комментарий к статье 89

 

1. О понятии ОРД см. пункт 20 ком. к ст. 5.

2. Оперативно-розыскные мероприятия (деятельность) - это вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно уполномоченными на то законом оперативными подразделениями соответствующих государственных органов. Исчерпывающий перечень оперативно-розыскных мероприятий установлен в ст. 6 Федерального закона от 05.07.1995 "Об оперативно-розыскной деятельности". К числу оперативно-розыскных мероприятий относятся: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент.

Согласно ст. 89 УПК результаты оперативно-розыскной деятельности запрещены для использования в процессе доказывания, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом. Однако в ч. 2 ст. 11 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" содержится формально противоположная норма, согласно которой результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Однако следует иметь в виду, что сами данные, полученные оперативно-розыскным путем, не всегда могут быть собраны в процессуальном порядке и обычно являются лишь основой для формирования других сведений, могущих быть доказательствами по уголовному делу.

Принципиальная линия на недопустимость подмены уголовно-процессуальной формы оперативно-розыскными действиями была продолжена Конституционным Судом РФ и применительно к формированию доказательств. Он указал, что собирание, проверка и оценка доказательств возможны лишь в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом. Результаты же оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактических данных, которые только и могут стать доказательствами после собирания и проверки их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона <1>. Проведение оперативно-розыскных мероприятий, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом <2>.

--------------------------------

<1>Определение КС РФ от 04.02.1999 N 18-О // Вестник КС РФ. 1999. N 3.

<2>Определение от 1 декабря 1999 г. N 211-О // СЗ РФ. 2000. N 10. Ст. 1164.

 

Необходимо отметить, что применительно к деятельности суда, следователя, дознавателя и органа дознания в качестве законных способов доказывания УПК называет лишь следственные и иные процессуальные действия. При этом к числу иных процессуальных действий, проведение которых разрешено законом публичным органам и должностным лицам, ведущим уголовный процесс, относятся только следующие действия: 1) собирание образцов для сравнительного исследования (ч. 1 ст. 86 УПК) и 2) направление требований, поручений и запросов (ч. 4 ст. 21 УПК). Таким образом, собирать доказательства какими бы то ни было другими способами публичные субъекты процесса не уполномочены, ибо это был бы "не установленный законом порядок", применение которого должно влечь за собой отказ в признании полученных сведений в качестве доказательств. В том числе не уполномочены эти должностные лица и органы на использование такого способа доказывания, как представление предметов и документов. Согласно закону собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств на досудебных стадиях процесса <1> вправе лишь подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (ч. 2 ст. 86 УПК).

--------------------------------

<1> В судебном разбирательстве это может делать также и государственный обвинитель.

 

Превращение результатов оперативно-розыскной деятельности в доказательства путем их представления в обход следственных действий или истребования следователем нарушает установленный уголовно-процессуальным законом порядок доказывания, не учитывая необходимость соблюдения такого обязательного требования к допустимости доказательств, как надлежащий способ их собирания. При производстве по уголовному делу недопустимо подменять оперативно-розыскными действиями (оперативный эксперимент, обследование помещений, оперативный сбор образцов для сравнительного исследования и т.д.) следственные и иные процессуальные действия, такие как задержание, осмотр, обыск, собирание образцов для сравнительного исследования и др. И лишь при отсутствии законных оснований для проведения следственных действий следователем должен быть использован другой процессуальный способ собирания доказательств - истребование. Например, оперативная звукозапись, полученная сотрудниками органа дознания, данные о которых не секретны и проверяемы, может быть истребована следователем у органа дознания, в т.ч. по предварительной информации последнего. При этом использование истребования вместо представления связано с тем, что объективно могут возникнуть основания для допроса указанных сотрудников в качестве свидетелей-очевидцев. В этом случае сотрудники подлежали бы отводу (п. 1 ч. 1 ст. 61 УПК). Учитывая, что они могут быть обязаны одновременно с оперативно-розыскными проводить и неотложные следственные действия или следственные действия по письменному поручению следователя (ст. 157 УПК), это чревато утратой результатами этих следственных действий свойства допустимости. Инициатором истребования, в отличие от представления, является сам следователь, который полностью отвечает за ход предварительного расследования, поэтому только он вправе взвешивать все "за" и "против" допроса оперативных сотрудников при риске утраты допустимости результатов проведенных ими следственных действий.

На наш взгляд, коренной дефект и статьи 89 УПК, и части второй статьи 11 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" состоит в том, что они предполагают придание доказательственной формы именно результатам оперативно-розыскной деятельности за счет совершения над ними процессуальных, в первую очередь следственных, действий, предусмотренных для собирания, проверки и оценки доказательств. При этом не учитывается, что процессуальные, в том числе следственные, действия имеют свой самостоятельный предмет, не сводимый к оперативно-розыскным данным, а значит, доказательствами всегда становятся сведения, полученные в ходе самих следственных и иных процессуальных действий, а не предшествующих этому оперативно-розыскных мероприятий. Последние могут быть лишь информационным основанием для принятия решения о проведении следственных действий, о возбуждении уголовного дела и т.д., но сами доказательствами не являются.

 

Статья 90. Преюдиция

 

Комментарий к статье 90

 

1. Преюдицией (от лат. praejudicio - предрешение) в теории судопроизводства считается обязанность органов предварительного расследования и суда, в чьем производстве находится дело, принять как установленные, без проверки и рассмотрения доказательств, обстоятельства, признанные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, принятым в отношении того же лица или тех же самых лиц. Если в приговоре, состоявшемся по первому уголовному делу, были сделаны выводы, предрешающие виновность лиц, не участвовавших в его рассмотрении (например, говорилось о совершении подсудимым преступления в соучастии с не установленными органами предварительного расследования лицами) либо участвовавших, но не в качестве стороны (например, как свидетели), то суд, рассматривающий новое дело уже в отношении этих лиц, не вправе признавать их виновными на основании ранее состоявшегося приговора, ибо эти лица в таком случае не смогли бы воспользоваться свои правом на защиту в качестве обвиняемых. Суд должен заново исследовать и оценивать доказательства виновности указанных лиц, представленные обвинением в новом уголовном деле.

2. При этом термин "виновность" нельзя понимать как "вину". Виновность это совершение конкретным лицом деяния, содержащего все признаки преступления, относящиеся, в частности, не только к субъективной, но и к объективной стороне преступления. То есть неверно было бы представлять данное положение ком. статьи таким образом, что ранее состоявшиеся приговор или иное судебное решение не могут предрешать лишь вопрос о вине (умысле или неосторожности) лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле, хотя и могут предрешать вопрос об обстоятельствах объективной стороны преступления.

3. Положение данной статьи о том, что приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле, следует понимать таким образом, что в отношении лиц, которые вообще не участвовали в рассмотрении данного уголовного дела либо участвовали, но не в качестве обвиняемых (а, например, свидетелей), преюдициальная сила предшествующего судебного решения (приговора или решения суда по гражданскому или административному делу) не действует.

4. В Определении КС РФ от 15.01.2008 N 193-О-П по жалобе гр. Т.Р. Суринова на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ <1>. КС указал, что коллизию между окончательным характером вступивших в законную силу судебных актов и внутренним убеждением судей, рассматривающих уголовное дело, следует разрешать на основе конституционного принципа презумпции невиновности. Если решение суда, принятое в гражданском или арбитражном процессе, говорит в пользу обвиняемого, признает легальность его действий, то оно должно рассматриваться судом в уголовном деле как свидетельствующее о наличии сомнений в виновности, которые могут оказаться неустранимыми. Если же неблагоприятное для обвиняемого решение суда, вынесенное в гражданском или арбитражном процессе, используется стороной обвинения как доказательство виновности, то такое решение должно быть подвергнуто критической оценке в совокупности и наряду с другими доказательствами и может быть отвергнуто, поскольку механическое следование ему являлось бы попыткой опровержения презумпции невиновности ненадлежащим путем - вне установленной законом и единственно допустимой уголовно-процессуальной процедуры, гарантирующей защиту прав обвиняемого. Вместе с тем по смыслу названного Определения КС РФ и решение суда, направленное в сторону, благоприятную для подозреваемого или обвиняемого в уголовно-процессуальном производстве, признается источником неустранимых сомнений в вопросе о виновности лица не сразу, а только если оно не опровергнуто и не отменено ввиду вновь открывшихся обстоятельств (либо надзорных или кассационных оснований). А они - если имеются сомнения в правильности судебного решения - должны быть предварительно выявлены в ходе уголовно-процессуального производства, а затем реализованы в порядке, установленном арбитражным или гражданским процессуальным законом для пересмотра судебных решений. По этой причине КС РФ говорит в названном Определении о том, что "...выводы арбитражного суда относительно этих обстоятельств, если ими, по существу, предрешается вопрос о виновности или невиновности лица в ходе уголовного судопроизводства, подлежат исследованию и оценке в соответствии с общими принципами доказывания, закрепленными в статье 49 Конституции Российской Федерации". Этот вывод был подтвержден КС РФ и в ряде последующих его решений <2>. По сути, в названном Определении используется институт недопустимости поворота обвинения к худшему для обвиняемого. То есть установленные арбитражным или гражданским судом обстоятельства, свидетельствующие против обвиняемого, как и прежде, могут быть отвергнуты судом, рассматривающим уголовное дело, при наличии у него неустранимых сомнений.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 15.01.2008 N 193-О-П по жалобе гр. Суринова Т.Р. на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ // СЗ РФ. 05.05.2008. N 18. Ст. 2090.

<2> См.: Определения КС РФ от 19.03.2009 N 272-О-О; от 13.10.2009 N 1316-О-О.

 

Кроме того, КС РФ указывал, что при наличии обстоятельств, свидетельствующих о том, что в связи с производством по уголовному делу его участником было совершено преступление, следствием которого явилось вынесение по данному делу неправосудного судебного решения, УПК Российской Федерации предусматривает возможность возбуждения уголовного дела и проведения отдельного расследования этих обстоятельств в установленных уголовно-процессуальным законом формах, по результатам которого может быть осуществлен пересмотр вступившего в законную силу судебного решения по делу <1>. Иначе говоря, решения суда в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства еще не являются основанием для отказа в возбуждении уголовного дела и проведении расследования в установленных уголовно-процессуальным законодательством формах, то есть орган предварительного расследования или суд при рассмотрении уголовного дела не может принимать выводы арбитражного или гражданского суда без проверки и без доказательств, вопреки тому, как это буквально записано в ст. 90 УПК.

--------------------------------

<1>Определение КС РФ от 15.07.2008 N 446-О-О.

 

5. В Постановлении от 21.12.2011 N 30-П по делу о проверке конституционности положений статьи 90 УПК РФ в связи с жалобой гр. В.Д. Власенко и Е.А. Власенко КС РФ постановил, что фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки - но лишь при условии, если такие фактические обстоятельства входили в предмет доказывания по делу, рассмотренному в рамках гражданского (в т.ч по арбитражным делам) или административного судопроизводства, в котором участвовали будущие потерпевший и подозреваемый (обвиняемый)<1>. Однако при этом, подтверждая свой принципиальный подход, использованный в Определении от 15.01.2008 N 193-О-П по жалобе Суринова, основанный на презумпции невиновности и правиле толкования сомнений в пользу обвиняемого, КС указал, что ст. 90 УПК означает, что вступившие в законную силу решения судов, принятые в других видах судопроизводства, в любом случае не могут рассматриваться как предрешающие в уголовном судопроизводстве выводы о виновности обвиняемого в совершении преступления, которые должны основываться лишь на совокупности доказательств, собранных по уголовному делу. Эти доказательства могут в дальнейшем быть использованы в гражданском или ином деле и повлечь пересмотр судебного решения в соответствующих формах (например, ввиду вновь открывшихся обстоятельств).

--------------------------------

<1> В ст. 90 УПК говорится несколько иначе: приговор или гражданское (административное) судебное решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее лишь в рассматриваемом уголовном деле, что объяснимо необходимостью обеспечения права обвиняемого на защиту в уголовном процессе. Если лицо, в отношении которого имеется такое решение, не участвовало в уголовном деле в качестве обвиняемого, преюдициальная сила гражданского (административного) решения в отношении него не действует. Впрочем, решение КС РФ во всяком случае имеет преимущественную силу.

 

Раздел IV. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

 

Глава 12. ЗАДЕРЖАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

 

Статья 91. Основания задержания подозреваемого

 

Комментарий к статье 91

 

1. Задержание подозреваемого - это мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК). Сущность задержания состоит в кратковременном содержании лица под стражей без предварительного разрешения руководителя СО, прокурора или суда. При этом задержание делится на две разновидности: задержание подозреваемого и задержание обвиняемого. О задержании обвиняемого см. п. 10 ком. к данной статье.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает возможность заключения под стражу осужденного, злостно уклоняющегося от отбывания уголовного наказания, не связанного с лишением свободы, до рассмотрения вопроса о замене данного вида наказания более строгим (п. 18 ст. 397). Срок такого задержания определяется судом до 30 суток. Длительный срок действия этой меры принуждения и предварительное решение суда приравнивают ее к применению меры пресечения в виде содержания под стражей в целях обеспечения исполнения приговора. Для обеспечения тридцатисуточного заключения ОВД вправе задержать осужденного на срок до 48 часов, однако это задержание регламентируется УИК РФ (ч. 2 ст. 30; ч. 4 ст. 32; ч. 4 ст. 46).

Уголовно-процессуальное задержание следует отличать от фактического задержания, административного задержания (ст. ст. 27.3 - 27.6 КоАП), задержания осужденного на срок до 30 дней в случае уклонения его от исполнения наказания (ст. ст. 30, 32, 46, 58, 97 УИК). В отличие от заключения под стражу задержание является неотложным, кратковременным содержанием под стражей, имеет особые основания, цели, процедуру применения, всегда предшествует возможному заключению под стражу.

2. Задержание является неотложной мерой процессуального принуждения (о понятии неотложной ситуации см. ком. к ст. 157). В связи с неотложным характером задержание производится без согласия руководителя СО, прокурора или судебного решения. Нельзя дважды задержать подозреваемого в совершении одного и того же преступления, так как после первого задержания неотложность ситуации расследования утрачивается. Не допускается и повторное задержание обвиняемого по тому же самому ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

3. Задержание может быть осуществлено следователем, органом дознания и дознавателем. При этом решение дознавателя о задержании и составленный им протокол задержания не требуют утверждения начальником органа дознания. Смотрите ком. к п. 17 ст. 5; ст. 41.

4. Целью задержания подозреваемого является определение: 1) причастности лица к совершению преступления; 2) необходимости в заключении под стражу и обеспечение этой меры пресечения. Если эти обстоятельства уже выяснены, то задержание невозможно. Задержание не должно применяться для получения признательных показаний подозреваемого.

5. Задержание допускается по преступлениям, предусматривающим наказание в виде лишения свободы, как правило, более 2 лет. Следовательно, задержание возможно только при наличии постановления о возбуждении уголовного дела. Особый порядок задержания распространяется на лиц, обладающих служебным иммунитетом (ст. 449).

6. Комментируемая статья предусматривает четыре основания для задержания.

Пункт 1 ч. 1 ст. 91 УПК предусматривает фактическое задержание (захват) при пресечении преступления (а также приготовлении, покушении), на месте совершения преступления или в результате преследования лица сразу после совершения преступления. Фактическое задержание могут произвести любые лица (потерпевший, очевидцы, сотрудники полиции). При этом участвовавшие в фактическом задержании следователь или дознаватель подлежат отводу как будущие свидетели (ч. 1 ст. 61), если фактическое задержание проводилось до возбуждения уголовного дела и отсутствовали другие очевидцы преступления.

7. Не могут служить данным основанием задержания указания потерпевших или очевидцев, если они предполагают о совершении преступления этим лицом (на основе догадок, умозаключений); говорят с чужих слов или не могут указать источника своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75).

8. Явные следы преступления не требуют специальных познаний для их выявления, они очевидны. Такими следами может быть наличие телесных повреждений, вещественных доказательств (например, орудий и предметов преступления, следов крови).

9. Иные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, как основание для задержания являются менее вескими уликами (сходство внешности подозреваемого с описанием преступника, явка с повинной, показания лиц, не являющихся очевидцами, и т.д.) и применяются при наличии одного из четырех дополнительных условий, указанных в ч. 2 ком. статьи.

По смыслу ч. 2 ком. статьи задержание может использоваться для обеспечения явки подозреваемого и обвиняемого в суд для рассмотрения ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу. Согласно ч. 3 ст. 210 находящийся в розыске обвиняемый может быть задержан в порядке, установленном по аналогии с институтом задержания подозреваемого, для решения вопроса о мере пресечения.

10. Задержание обвиняемого - это неотложная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит в кратковременном содержании под стражей обвиняемого в целях незамедлительного доставления его в суд для рассмотрения ходатайства органов уголовного преследования об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Формирование института задержания обвиняемого связано с недопущением заочного избрания заключения под стражу (в отсутствие обвиняемого - ч. ч. 4 - 5 ст. 108).

Задержание обвиняемого имеет особые основания, цели, мотивы и условия. Основанием для него является необходимость рассмотрения в суде обоснованного ходатайства следователя об избрании в отношении разыскиваемого обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу. Цель состоит в незамедлительном доставлении обвиняемого в суд для рассмотрения указанного ходатайства. В качестве мотива выступает опасение, что обвиняемый уклонится от явки в судебное заседание. Условием служит вынесение обоснованного постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (а в исключительных случаях - обвинительного акта, так как при производстве дознания по общему правилу заключение под стражу не применяется).

Суд по месту задержания лица, объявленного в розыск, вправе рассмотреть ходатайство о применении в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, располагая заверенными копиями постановлений о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и материалов, подтверждающих его обоснованность, надлежаще удостоверенных руководителем СО по месту задержания подозреваемого или обвиняемого. Суду следует обеспечить участие в судебном заседании представителя следственного органа, которым были заверены поступившие документы <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста" // БВС РФ. 2010. N 1.

 

11. Представляется, что фактические основания для задержания должны быть установлены с помощью уголовно-процессуальных доказательств: протоколов следственных действий и иных документов. Не исключена возможность указания непосредственно в протоколе задержания фактических оснований задержания. Условия задержания по четвертому основанию - иным данным - могут быть установлены и без производства следственных действий. Некоторые из них (неустановленность личности) могут презюмироваться. О доказательственном значении протокола задержания см. ком. к ст. 92.

 

Статья 92. Порядок задержания подозреваемого

 

Комментарий к статье 92

 

1. С момента фактического задержания лица начинает исчисляться срок задержания (с учетом того часа, которым начинается течение срока, - см. ком. к ст. 128), и в срок задержания включаются даже минуты <1>, к участию в деле допускается защитник (п. 3 ч. 3 ст. 49), и исчисляется 12-часовой срок для уведомления прокурора.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.