Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Об акциях и облигациях как разновидностях ценных бумаг см. ком. к ст. 116. 3 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

7. Части 7 - 8 ст. 109 УПК предусматривают особый порядок продления предельного срока содержания под стражей для ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного следствия и, как представляется, - дознания. Этот порядок применяется при наличии следующих условий: а) ознакомление с делом началось не позднее 30 суток до истечения предельного срока; б) обвиняемому и его защитнику недостаточно предоставленного времени (30 суток) для ознакомления с делом. При этом не может служить основанием для продления срока занятость, болезнь или отпуск следователя (в силу которых он сам ограничил возможность для ознакомления с делом, например, одним часом в день). В то же время допускается продление срока содержания под стражей в силу необходимости ознакомления с делом других обвиняемых; в) наличие оснований, условий и мотивов для продолжения применения меры пресечения в виде заключения под стражу при невозможности избрания другой меры пресечения (ч. ч. 1, 2 ст. 108, ч. ч. 2, 3 ст. 109, ст. ст. 97, 99 УПК). Смотрите Определение КС РФ от 25.12.1998 N 167-О; Постановление КС РФ от 13.06.1996 N 14-П.

Нарушение семидневного срока направления ходатайства, предусмотренного ч. 8 ком. статьи, может повлечь отказ в его удовлетворении или отмену решения суда о продлении срока. Так, Верховный Суд РФ в одном из своих решений отменил постановление нижестоящего суда о продлении срока содержания под стражей, ссылаясь в том числе на нарушение семидневного срока направления следователем в суд соответствующего ходатайства <1>.

--------------------------------

<1> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 22 декабря 2005 г. по делу N 67-о05-90.

 

Суд, продлевая срок содержания под стражей, обязан установить конкретную дату его окончания (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста"). Эта дата должна быть указана в пределах соответствующей просьбы следователя (Определение СК по УД ВС РФ N 87-003-2 по делу Жернова и Смирнова).

8. Части 13 и 14 комментируемой статьи предусматривают исключения из "запрета заочного ареста" (см. о нем ком. к ч. ч. 4 - 5 ст. 108), когда суд вправе рассмотреть вопрос о продлении срока заключения под стражу в отсутствие обвиняемого.

9. Решение о продлении срока содержания под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения и подлежит рассмотрению в тот же срок со дня поступления жалобы или представления (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций").

10. Согласно практике Европейского суда по правам человека реализация права лица на судебное разбирательство в течение разумного срока определяется такими факторами, как "существенность и достаточность" оснований ареста, проявление национальными властями "должного усердия" на предварительном расследовании и при судебном рассмотрении дела, учетом ими возможности применения альтернативных мер пресечения. Наличие обоснованного подозрения в том, что задержанное лицо совершило преступление, является обязательным условием для законности продления срока содержания его под стражей, а после истечения определенного срока и оно перестает быть достаточным. В таких случаях Европейский суд должен установить, оправдывали ли иные основания, на которые ссылались судебные власти, продление срока содержания лица под стражей. При этом доводы "за" и "против" освобождения лица из-под стражи не могут быть "общими и абстрактными" (см. Постановление Европейского суда по делу "Смирнова против Российской Федерации" (Smirnova v. Russia), жалобы N 46133/99 и 48183/99. ECHR 2003-IX (§ 63)). Необходимо убедительно продемонстрировать наличие конкретных фактов, перевешивающих правило об уважении свободы личности (см. Постановление Европейского суда от 26.07.2001 по делу "Илийков против Болгарии" (Ilijkov v. Bulgaria), жалоба N 33977/96 (§ 84)). Если и существовали иные факты, которые могли бы оправдать вывод судов о том, что заявитель мог скрыться, но они не были упомянуты в судебных постановлениях, Европейский суд не считает себя полномочным устанавливать такие факты и принимать на себя функции национального органа государственной власти, выносящего постановление по вопросу содержания лица под стражей (см. Постановление Европейского суда от 08.06.2006 по делу "Корчуганова против Российской Федерации" (Korchuganova v. Russia), жалоба N 75039/01, § 72). В подобных случаях он обычно приходит к выводу, что риска сокрытия обвиняемой от правосудия установлено не было. Так, в деле "Сташайтис против Литвы" Европейский суд отметил, что "отсутствие указания на основания принятия судебными органами решений о продлении срока содержания под стражей может не соответствовать принципу защиты от произвола, закрепленному в п. 1 ст. 5" (см. Постановление Европейского суда от 21.03.2002 по делу "Сташайтис против Литвы" (Stasaitis v. Lithuania), жалоба N 47679/99, § 67). Но если даже будет признано, что такие основания являлись существенными и достаточными, следует также убедиться, что компетентные национальные власти проявили "особое усердие" при проведении судебного разбирательства (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), § 153). Однако, как полагает Европейский суд, по мере продвижения предварительного расследования и судебного разбирательства названные основания становятся все менее значимыми. Поэтому суды при продлении сроков ареста обязаны проанализировать обстоятельства дела более детально и привести особые причины для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Европейский суд неоднократно указывал, что сама по себе тяжесть обвинения не может служить основанием для оправдания длительных сроков содержания лица под стражей в рамках избранной меры пресечения (см. Постановление Европейского суда по делу от 08.02.2005 "Панченко против Российской Федерации" (Panchenko v. Russia), жалоба N 45100/98, § 102; Постановление Европейского суда от 30.10.2003 по делу "Горал против Польши" (Goral v. Poland), жалоба N 38654/97, § 68, и приведенное выше Постановление Европейского суда по делу "Илийков против Болгарии" (Ilijkov v. Bulgaria), § 81).

 

Статья 110. Отмена или изменение меры пресечения

 

Комментарий к статье 110

 

1. Основаниями отмены меры пресечения являются:

1) признание незаконным или необоснованным первоначального решения об избрании меры пресечения;

2) отпадение необходимости в ее применении;

3) отпадение общих условий для применения меры пресечения. Мера пресечения отменяется при:

- прекращении уголовного дела и уголовного преследования конкретного лица (ст. ст. 213, 239 УПК);

- постановлении оправдательного приговора или приговора, не связанного с назначением наказания (ст. ст. 306, 311 УПК);

- обращении обвинительного приговора к исполнению (ч. 4 ст. 390, ст. 393 УПК);

- приостановлении уголовного дела (кроме меры пресечения в отношении скрывшегося обвиняемого). Смотрите ком. к ст. ст. 210, 238. На недопустимость применения меры пресечения по приостановленному делу указано в Определении КС РФ от 19.10.2010 N 1364-О-О;

- наличии оснований для прекращения дела по нереабилитирующим основаниям (о них см. ком. к ст. 212), когда обвиняемый возражает против прекращения дела и производство по нему продолжается (Определение КС РФ от 21.12.2000 N 296-О);

4) отпадение специальных условий для применения конкретных мер пресечения:

- истечение 10- или 30-суточного срока применения меры пресечения в отношении подозреваемого, когда ему не было предъявлено обвинение (ст. 100 УПК);

- отказ обвиняемого, поручителей, залогодателей от своих обязательств при применении психологически-принудительных мер пресечения (ст. ст. 102 - 106);

- прекращение статуса военнослужащего при наблюдении командования воинской части (ст. 104);

- достижение совершеннолетия при присмотре за несовершеннолетним обвиняемым (ст. 105);

- истечение срока содержания под стражей (и, как представляется, под домашним арестом - см. ком. к ст. ст. 107, 109);

- превышение времени содержания под стражей (домашним арестом, в медицинском или психиатрическом стационаре), срока реально возможного наказания (ст. 109).

- наличие у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей (ч. 1.1 ст. 110 УПК, ч. 4 ст. 24 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", пункт 1.6 Приказа Генпрокуратуры РФ от 02.06.2011 N 162). В случае выявления такого заболевания копии медицинского заключения направляются начальником места содержания под стражей лицу или в орган, в производстве которых находится уголовное дело, подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления и его защитнику в течение календарного дня, следующего за днем поступления медицинского заключения в администрацию места содержания под стражей.

Постановлением Правительства РФ от 14.01.2011 N 3 утверждены Правила медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений <1>.

--------------------------------

<1> РГ. 2011. 21 января.

 

2. Мера пресечения изменяется на более строгую при появлении дополнительных обстоятельств, более точно устанавливающих: а) возможность совершения обвиняемым (подозреваемым) процессуального нарушения; б) неспособность прежней меры пресечения обеспечить надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого (ст. ст. 97, 99 УПК) или для необходимости исполнения приговора, когда реально возможное наказание существенно отягощается (предъявление более тяжкого обвинения, вынесение приговора с назначением наказания в виде реального лишения свободы на длительный срок).

3. Решение об отмене или изменении меры пресечения оформляется мотивированным постановлением дознавателя (начальника подразделения дознания), следователя (руководителя СО), судьи или определением суда по делам, находящимся в их производстве, а также прокурором. Прокурор отменяет меру пресечения в виде содержания под стражей в связи с истечением его срока по делу, поступившему с обвинительным заключением (ч. 2 ст. 221); отменяет любую меру пресечения, когда прекращает уголовное дело, поступившее с обвинительным актом (п. 3 ч. 1 ст. 226). Прокурор также уполномочен отменить незаконное постановление дознавателя об избрании меры пресечения (п. 6 ч. 2 ст. 37) и требовать от следственных органов устранения нарушений законодательства об избрании и применении меры пресечения (п. 3 ч. 2 ст. 37).

4. Не требуется согласие руководителя СО или прокурора для отмены меры пресечения в связи с отпадением общих или специальных оснований для ее применения.

 

Глава 14. ИНЫЕ МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

 

Статья 111. Основания применения иных мер процессуального принуждения

 

Комментарий к статье 111

 

1. Общими условиями применения мер процессуального принуждения служат: 1) наличие возбужденного уголовного дела; 2) надлежащий субъект применения (состоящий на соответствующей должности, принявший дело к своему производству, не подлежащий отводу) и 3) надлежащий объект (лица, на которые распространяется действие уголовно-процессуального закона, отсутствие у них служебного иммунитета). Иные меры процессуального принуждения, как правило, не должны применяться до возбуждения дела, после его прекращения и после его приостановления (см. ком. к ст. 97). Как указывает КС РФ, действующее законодательство не предполагает применение по приостановленному делу меры пресечения в виде подписки о невыезде и меры принуждения в виде отстранения обвиняемого от должности <1>. При этом само по себе наличие данных условий, в том числе юридический факт осуществления уголовного преследования по возбужденному уголовному делу, не является достаточным основанием для дальнейших ограничений в правовом статусе лица, подвергаемого уголовному преследованию, которые возможны лишь на основе особых актов органов уголовного судопроизводства <2>.

--------------------------------

<1>Определение Конституционного Суда от 19 октября 2010 года N 1364-О-О.

<2> См.: Постановление КС РФ от 20.04.2009 N 7-П // РГ. 2009. 13 мая.

 

2. Комментируемая статья классифицирует иные меры процессуального принуждения на две группы: а) применяемые к обвиняемому и подозреваемому (ч. 1 ст. 111); б) применяемые к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому (ч. 2 ст. 111). Следует иметь в виду, что перечень участников процесса здесь не исчерпывающий. К нему добавляются поручители, лица, взявшие под присмотр несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого), присяжный заседатель. Смотрите ком. к ст. 117. Для наложения ареста на имущество (ст. ст. 115 - 116) это деление носит условный характер. Может быть арестовано имущество не только обвиняемого и подозреваемого, но и других гражданских ответчиков. Смотрите ком. к ст. ст. 54, 115.

2. Иные меры процессуального принуждения принято классифицировать по основаниям и целям их применения:

1) меры последующего принуждения являются последствием нарушения процессуальных норм - процессуальной ответственностью нарушителя. Основанием их применения служит уголовно-процессуальное правонарушение. Дополнительно по целям применения последующее принуждение делится на карательное (цель - возложение ответственности на виновного) и восстановительное, или меры защиты (цель - не столько возложить ответственность, сколько восстановить нарушенный правопорядок). К карательным мерам процессуального принуждения относятся всего две: наложение денежного взыскания в случаях неисполнения участниками судопроизводства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании (ст. ст. 117 - 118); обращение в доход государства залога, внесенного в виде меры пресечения (ч. 9 ст. 106). Восстановительными мерами являются привод (ст. 113), преодоление сопротивления при обыске, освидетельствовании и др.;

2) предупреждающее принуждение связано с предотвращением возможного в будущем нарушения процессуального порядка. Такое принуждение применяется без вины обязанных лиц и именуется превентивно-обеспечительным. Основанием его применения служит обоснованное предположение о возможном процессуальном нарушении. К этой группе относятся обязательство о явке (ст. 112), наложение ареста на имущество (ст. 115), временное отстранение от должности (ст. 114), помещение обвиняемого в медицинский стационар для производства судебной экспертизы (ст. 203). Обеспечительный характер имеет и "потенциальное" принуждение при производстве следственных действий.

 

Статья 112. Обязательство о явке

 

Комментарий к статье 112

 

1. Обязательство о явке - это превентивно-обеспечительная мера процессуального принуждения, сущность которой состоит в письменном разъяснении обязанности являться по вызову. Эта мера является психологически-принудительной, поэтому она основана на обязательстве самого участника процесса, которое дается добровольно (п. 3.4 Токийских правил, принятых Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.1990 N 45/110).

2. Обязательство о явке как разъяснение обязанности явиться может быть сделано до возбуждения дела, а также после приостановления дела, в отличие от подписки о невыезде (см. ком. к ст. 102).

3. Обязательство о явке отбирается, прежде всего, у тех участников процесса, чье личное участие в деле незаменимо (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель) и которые могут быть подвергнуты приводу. Кроме того, обязательство о явке можно отобрать и у других участников процесса, на которых также возложена обязанность являться по вызову: гражданского ответчика (п. 1 ч. 3 ст. 54 УПК); эксперта (п. 6 ч. 4 ст. 57); специалиста (ч. 4 ст. 58); переводчика (п. 3 ч. 4 ст. 59); понятого (ч. 4 ст. 60). Однако обязательство о явке можно взять и от представителей гражданского истца, защитника и др. При этом они не дают обязательства сообщать о перемене места жительства и им разъясняются особые последствия неявки. Например, при неявке без уважительных причин представителя гражданского истца иск может быть оставлен без рассмотрения (ч. 3 ст. 250), при неявке защитника он может быть заменен (ч. 3 ст. 50).

4. Последствиями неявки по вызову могут быть для подозреваемого и обвиняемого привод, избрание меры пресечения; для потерпевшего и свидетеля - привод, денежное взыскание. Нарушение процессуальных обязанностей может повлечь не только уголовно-процессуальную ответственность, но и административную (ст. 17.7 "Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя" КоАП РФ).

 

Статья 113. Привод

 

Комментарий к статье 113

 

1. Привод - это восстановительная мера уголовно-процессуального принуждения, состоящая в принудительном доставлении в органы расследования или суд для участия в процессуальных действиях лиц - источников показаний, не явившихся по неуважительной причине. Данную меру уголовно-процессуального принуждения следует отличать от сходных мер, обеспечивающих производство по административному делу: доставления (ст. 27.2 КоАП РФ) и привода (ст. 27.15 КоАП РФ), меры ответственности в исполнительном производстве в виде привода (ч. 5 ст. 24 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве").

2. Приводу подвергаются только те участники процесса, для которых это прямо предусмотрено законом. Привод применяется при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения (см. ком. к ст. ст. 111, 97).

3. Основанием для привода являются доказательства о том, что: а) участник процесса знал, что его вызывают (корешок повестки с его подписью, расписка в протоколе судебного заседания, уведомление почтового учреждения об отказе получить повестку, рапорт или протокол допроса нарочного (лица, доставлявшего повестку). О порядке вызова см. ком. к ст. 188; б) участник процесса не явился в назначенный срок (протокол процессуального действия, справка); в) отсутствовали уважительные причины неявки. Уважительными причинами неявки являются несвоевременное получение повестки, болезнь (ст. 146 УПК РСФСР), стихийное бедствие, длительный непредвиденный перерыв в движении транспорта, болезнь члена семьи или наличие малолетних детей при невозможности поручить кому-либо уход за ними и др. О наличии причин, препятствующих явке, вызываемое лицо обязано заблаговременно уведомить тот орган, которым оно вызывалось (ч. 3 ст. 113 УПК). Поэтому отсутствие уважительных причин неявки презюмируется, если есть доказательства о том, что лицо знало о вызове.

Действующий УПК, в отличие от прежнего законодательства (ст. 147 УПК РСФСР), не предусматривает привода без предварительного вызова. В то же время такой привод обвиняемого иногда может быть необходим, например, для доставления не находящегося в розыске обвиняемого в судебное заседание, проводимое в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 108.

4. О приводе следователь, дознаватель или судья выносит мотивированное постановление, а суд - определение. Копия этого решения остается в деле, а подлинник направляется для исполнения в стадии предварительного расследования соответствующему органу дознания, указанному в ч. 1 ст. 40 УПК (ч. 7 ст. 113, п. 4 ч. 2 ст. 38), в судебном производстве - судебному приставу по обеспечению установленного порядка деятельности судов (ч. 7 ст. 113). В судебных стадиях процесса правом применять привод наделен только суд (Определение КС РФ от 25.12.2003 N 511-О).

5. Исполнение привода регулируется ведомственными нормативными актами: Инструкцией "О порядке осуществления привода", утвержденной Приказом МВД России от 21.06.2003 N 438; Инструкцией "О порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности", утвержденной Приказом Минюста России от 03.08.1999 N 226.

Привод исполняют ОВД и судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов, как правило, по месту фактического проживания лиц, уклоняющихся от явки.

6. Проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц допускается по судебному решению или в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 165 УПК.

7. Решение о приводе и действия по его исполнению могут быть обжалованы заинтересованными лицами прокурору или в суд (глава 16 УПК).

 

Статья 114. Временное отстранение от должности

 

Комментарий к статье 114

 

1. Отстранение от должности - это превентивно-обеспечительная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит во временном недопущении обвиняемого или подозреваемого к выполнению своих трудовых обязанностей в целях предупреждения его попыток воспрепятствовать производству по делу или исполнению приговора.

2. Отстранение от должности применяется при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения (см. ком. к ст. ст. 111, 97).

3. Специальными условиями временного отстранения от должности являются:

а) наличие у лица процессуального статуса подозреваемого (ч. 1 ст. 46) или обвиняемого (ч. 1 ст. 47). Подозреваемый отстраняется от должности преимущественно при производстве дознания. Во время предварительного следствия представляется целесообразным применять данную меру принуждения к обвиняемому - лицу, чье участие в совершении преступления уже доказано для органов уголовного преследования. Об этом см. ком. к ст. 171;

б) обладание обвиняемым (подозреваемым) статусом должностного лица. Формально понятие должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК. Однако это понятие относится к субъектам должностных преступлений и не полностью раскрывает термин "должностное лицо", используемый в комментируемой статье. Отстранение обвиняемого от должности преследует цель не только предотвращения его попыток воспрепятствовать выяснению истины, но и обеспечения исполнения приговора (ч. 1 ст. 111 УПК). Прежде всего, данная мера обеспечивает исполнение будущего наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК). Поэтому обвиняемый должен быть отстранен не только от государственной должности, но и от работы по специальности, если преступление, вменяемое ему в вину, связано с этой работой (особенно если санкция соответствующей статьи Особенной части УК предусматривает наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью). Например, может быть отстранен генеральный директор ОАО, обвиняемый в преступном злоупотреблении полномочиями <1>;

--------------------------------

<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 29.01.2009 N 15-О-О.

 

в) в отношении обвиняемого не применены меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК) или домашнего ареста (ст. 107 УПК). Применение данных мер пресечения обычно автоматически исключает выполнение обвиняемым трудовых обязанностей.

4. Основанием временного отстранения обвиняемого от должности являются обоснованное предположение, что при исполнении им своих трудовых обязанностей он может совершить новое общественно опасное деяние, воспрепятствовать выяснению истины по делу, а также необходимость исполнения реально возможного наказания в виде лишения права заниматься определенным видом деятельности. Это предположение должно вытекать из конкретных фактов, установленных путем доказывания. Представляется, что в силу презумпции невиновности не может служить основанием отстранения от должности дискредитация организации, в которой работает обвиняемый, или должности, которую он занимает.

5. Ходатайство следователя или дознавателя об отстранении обвиняемого от должности (кроме высших должностных лиц) рассматривается районным судом в порядке ч. ч. 4, 6 ст. 108. Эта процедура в досудебном производстве более обеспечивает право обвиняемого на участие в рассмотрении ходатайства, чем другие (ст. ст. 117, 165 УПК).

6. Комментируемая статья прямо не предусматривает временное отстранение от должности в судебных стадиях. Однако такая возможность существует исходя из смысла данной меры принуждения и содержания ч. 2 ст. 29 УПК. Суд по делу, находящемуся в его производстве, должен иметь право по указанным в ст. 114 основаниям отстранить обвиняемого от должности как по инициативе стороны обвинения, так и по собственной инициативе (при отсутствии возражений со стороны обвинителя). При этом может использоваться по аналогии процедура избрания заключения под стражу. Смотрите ком. к ст. 108.

7. Отстранение от должности отменяется, во всяком случае, при отпадении общих и (или) специальных условий для этой меры принуждения.

8. Часть 5 ст. 114 УПК предусматривает специальную процедуру отстранения от должности руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ (губернатора края, председателя правительства республики). Данная процедура не соответствует принципу состязательности (ст. 15 УПК), решение принимает несудебный орган без гарантий непосредственности, устности, без обеспечения права обвиняемому на защиту. В этом плане положение губернатора значительно хуже, чем положение депутата законодательного органа власти субъекта РФ.

9. Решение об отстранении от должности может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке как самим обвиняемым, так и администрацией по месту его работы (Постановление КС РФ от 23.03.1999 N 5-П). По смыслу правовой позиции КС РФ, выраженной в его Определении от 16.07.2009 N 967-О-О, решения суда о применении мер принуждения превентивного характера должны исполняться немедленно после их вынесения вне зависимости от их обжалования в вышестоящем суде.

10. О назначении обвиняемому (подозреваемому) государственного пособия см. ком. к п. 8 ч. 2 ст. 131.

11. Кроме комментируемой статьи процессуальный закон предусматривает и другую процедуру отстранения от трудовой деятельности. Если по делу будет установлено, что трудовая деятельность обвиняемого (подозреваемого или его руководителя) послужила условием совершения преступления, то соответствующей администрации следователь вправе направить представление (ч. 2 ст. 158 УПК), а суд - частное определение (ч. 4 ст. 29 УПК) об устранении данного условия. При этом администрация обязана рассмотреть представление и частное определение, но не обязана отстранить от работы или уволить обвиняемого. Смотрите ком. к ст. 158.

 

Статья 115. Наложение ареста на имущество

 

Комментарий к статье 115

 

1. Наложение ареста на имущество - это превентивно-обеспечительная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит в ограничениях права собственности (иного вещного права) для предупреждения ее сокрытия или отчуждения с целью обеспечить исполнение приговора в части имущественных взысканий.

2. К имущественным взысканиям относятся: а) удовлетворение гражданского иска, заявленного в уголовном деле (ст. ст. 44, 309 УПК); б) применение иной меры уголовно-правового характера в виде конфискации имущества (ст. 104.1 УК - введ. ФЗ от 27.07.2006 N 153-ФЗ); в) другие имущественные взыскания с обвиняемого или гражданского ответчика, связанные с данным уголовным делом (взыскание процессуальных издержек с осужденного - ч. 1 ст. 132 УПК, наложение денежного взыскания на законных представителей несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого за неисполнение обязанностей по присмотру - ст. 117 УПК). Арест в целях обеспечения сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу (п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК), также в конечном счете обеспечивает те или иные имущественные взыскания.

В судебной практике вызывает сложности ответ на вопрос о том, возможно ли наложение ареста на имущество в целях обеспечения уголовного наказания в виде штрафа <1>. Действительно, штраф - это взыскание денежное (ст. 46 УК), т.е. имущественное. Однако для обеспечения штрафа, назначенного в качестве основного наказания, отсутствует механизм принудительного взыскания денег, который мог бы потребовать обеспечения в виде их ареста. Согласно ч. 5 ст. 46 УК в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется другим видом наказания. Иначе обстоит дело с обеспечением штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания. Согласно ч. 3 ст. 32 УИК в отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, судебный пристав-исполнитель производит взыскание штрафа в принудительном порядке, предусмотренном ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве". Для обеспечения принудительного взыскания указанный Закон предоставляет приставу право самому арестовать имущество. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что применение комментируемой статьи возможно в целях обеспечения исполнения приговора в части взыскания штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания. Возможность ареста имущества в целях обеспечения штрафа в качестве меры уголовного наказания получила подтверждение в п. 2.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 N 1-П <2>.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.