Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Об исключениях из персональной подследственности следователей Следственного комитета РФ см. ком. к ч. 4 ст. 151. 12 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Статья 233. Срок начала разбирательства в судебном заседании

 

Комментарий к статье 233

 

1. Нарушение судом сроков начала судебного разбирательства в судебном заседании, установленных настоящей статьей, не может быть предметом обжалования в кассационном или надзорном порядке (за исключением маловероятных случаев, когда неверные сроки установлены постановлением судьи), поскольку предметом такого обжалования являются только судебные решения. Однако, как указал ПВС РФ, за грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданное нарушение сроков разрешения дела и существенно ущемляющее права и законные интересы участников судебного процесса, с учетом конкретных обстоятельств может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения полномочий судьи (п. 1 ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации") <1>.

--------------------------------

<1>Пункт 2 Постановления ПВС РФ от 27.12.2007 N 52 "О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях" // РГ. 12.01.2008. N 4.

 

Глава 34. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ

 

Статья 234. Порядок проведения предварительного слушания

 

Комментарий к статье 234

 

1. По смыслу норм гл. 34 на предварительном слушании принимает участие прокурор в качестве государственного обвинителя (ч. 4 ст. 235, ч. 5 ст. 236). Неявка участников процесса (кроме обвиняемого, прокурора, защитника, когда его участие обязательно), своевременно извещенных о рассмотрении дела, не препятствует проведению предварительного слушания. Исходя из этого, неявка лица, ходатайство которого рассматривается на предварительном слушании, не может служить основанием для отказа в его удовлетворении. При неявке же обязательных участников на основании аналогии закона проведение слушания может быть отложено, как и при предоставлении сторонам времени для дополнительного ознакомления с материалами дела либо для подготовки к рассмотрению заявленного другой стороной ходатайства <1>.

--------------------------------

<1> См. пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" // БВС РФ. 2010. N 2.

 

Однако судебная практика признает возможным провести предварительное слушание в отсутствие обвиняемого (даже без его ходатайства об этом), когда здесь принимается решение о возвращении дела прокурору в связи с отсутствием в уголовном деле данных о вручении обвиняемому копии обвинительного заключения, поскольку участие обвиняемого не устраняет препятствия рассмотрению дела <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление ПВС РФ от 13.11.2002 N 790п02 // БВС РФ. 2003. N 6.

 

2. В части 5 ком. статьи при разрешении ходатайства об исключении доказательств получил закрепление институт формального признания. Это заявление, сделанное в процессе одной из сторон о признании факта, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения. Оно освобождает другую сторону от необходимости дальнейшего доказывания этого факта, который с тех пор считается установленным. По существу, здесь имеет место презумпция истинности признания, сделанного в пользу другой стороны. Если одной из сторон заявлено ходатайство об исключении доказательства по мотивам его недопустимости, а другая сторона не возражает против этого, недопустимость доказательства считается установленной, а судья обязан удовлетворить ходатайство о его исключении из материалов дела. Когда же противоположная сторона оспаривает необходимость исключения доказательства, то вопрос о его допустимости делается предметом доказывания. При этом могут быть допрошены свидетели, которые обладают информацией "об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом" (ч. 8 данной статьи). Очевидно, что допросу подлежат и свидетели, которым что-либо известно об обстоятельствах изъятия и приобщения к делу не только документов, но и вещественных доказательств.

3. Ходатайства защиты об истребовании доказательств, по смыслу части 7 настоящей статьи, судья обязан удовлетворять всегда, когда они имеют значение для данного дела, т.е. могут содержать информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания (ст. 73). При этом вопрос об избыточности заявленных стороной защиты доказательств и достаточности для установления этих обстоятельств уже имеющихся в деле доказательств на предварительном слушании, на наш взгляд, не может обсуждаться, ибо суд не должен вдаваться здесь в оценку доказательств по существу дела. В данной норме помимо доказательств упоминаются также некие предметы, об истребовании которых ходатайствует сторона защиты. Они не подпадают под понятие вещественных доказательств, т.к. с помощью разделительного союза "или" явно отделены от доказательств вообще. Таким образом, речь здесь может идти только об истребовании предметов, которые лишь в дальнейшем могут быть признаны судом вещественными доказательствами. В то же время гл. 37 "Судебное следствие" вообще не предусматривает признания судом вновь представленных сторонами или истребованных судом предметов в качестве вещественных доказательств, что с учетом названного положения ком. статьи следует рассматривать как пробел в законе, который должен быть восполнен с помощью его аналогии.

4. В УПК не установлен специальный срок для проведения предварительного слушания, однако в сроки, указанные в части 1 статьи 233 УПК РФ, должно быть проведено предварительное слушание и начато рассмотрение уголовного дела в судебном заседании, назначенном по его результатам <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 17 Постановления ПВС РФ от 27.12.2007 N 52 "О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях" // РГ. 12.01.2008. N 4.

 

Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

 

Комментарий к статье 235

 

1. В данной статье вводится ограничение, состоящее в том, что, хотя согласно части 1 настоящей статьи стороны вправе заявить ходатайство об исключении "любого" доказательства, однако на деле это касается не всякого доказательства, а только того, которое указано в перечне доказательств. Перечни доказательств, на которые ссылаются сторона обвинения и сторона защиты, приводятся в обвинительном заключении или обвинительном акте (п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 220, п. 6 ст. 225). Но в уголовном деле могут быть и другие доказательства, не указанные следователем или дознавателем в обвинительном заключении либо акте. Закон не содержит каких-либо запретов суду, рассматривающему дело по существу, оглашать в судебном заседании протоколы следственных действий и иные документы, причем не только те, которые представлены сторонами в судебное заседание (указаны в соответствующем перечне доказательств), но и те, которые приобщены к уголовному делу (ст. 285), т.е. все остальные. Таким образом, обвинителю достаточно "приберечь" доказательство (например, протокол сомнительного следственного действия), не включив его в перечень, и по буквальному смыслу данной статьи другая сторона не может потребовать его исключения, что вряд ли справедливо. В данной части статьи содержится требование передать другой стороне копии ходатайства об исключении доказательств в тот же самый день, когда они представлены в суд. Учитывая, что понятие сторон довольно объемно и, помимо прокурора и органов предварительного расследования, включает обвиняемого, защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, практическое исполнение данного требования по каждому уголовному делу представляется довольно затруднительным. Представляется, что данная норма подлежит расширительному толкованию. Под термином "передается" в данном случае (в отличие от ч. 1 ст. 129) следует понимать также и сдачу соответствующего ходатайства на почту. Кроме того, закон не уточняет, кто должен передать другой стороне копии указанного ходатайства. Представляется, что это обязан сделать суд, поскольку, например, обвиняемый, содержащийся под стражей, вряд ли физически способен послать копии такого ходатайства не только прокурору, но и потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям.

2. В части 3 ком. статьи, как и в части 8 предыдущей статьи, говорится о способах исследования допустимости доказательств, и в судебной практике они отождествляются <1>. Однако в ч. 3 ст. 235 речь, по-видимому, идет уже о других свидетелях, а именно тех, показания которых заинтересованная сторона требует признать недопустимыми. Иное означало бы напрасную тавтологию. Кроме того, при производстве ряда следственных действий (например, допроса), в ходе которых допущены существенные процессуальные нарушения, обычно нет свидетелей, кроме самого следователя (дознавателя) и допрашиваемого лица, поэтому установить недопустимость его показаний в подобных случаях иногда невозможно иначе как допросив на предварительном слушании самого этого свидетеля. Вместе с тем недопустимы могут быть показания не только свидетелей, но также и других лиц, в частности подозреваемого и обвиняемого (ч. 2 ст. 75). Было бы нелогично отказывать суду в праве исследовать вопрос об этом путем допроса не только свидетелей, но и названных лиц. Следует обратить внимание на то, что согласно тексту части 3 данной статьи допросить свидетеля здесь вправе только судья, но не стороны. Напротив, документ, указанный в ходатайстве и приобщаемый судьей к делу, не может быть тем самым документом, допустимость которого оспаривается стороной, иначе он уже был бы приобщен к материалам уголовного дела. Очевидно, имеются в виду документы, подтверждающие недопустимость спорного доказательства. Способом судебного исследования может быть на предварительном слушании также оглашение протоколов следственных действий и иных документов.

--------------------------------

<1> См. пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" // БВС РФ. 2010. N 2.

 

3. Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре. Учитывая, что неявка других участников процесса, кроме обвиняемого, не препятствует проведению предварительного слушания, неявка прокурора автоматически означает признание оспариваемого другой стороной доказательства недопустимым. Если же ходатайство об исключении доказательства было заявлено не стороной защиты, а прокурором, потерпевшим, гражданским истцом или его представителем, бремя доказывания недопустимости спорного доказательства лежит на них самих. О понятии и распределении бремени доказывания см. также ком. к ст. 14.

4. В части 7 ком. статьи указано, что при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым. Буквально это означает, что вопрос о допустимости исключенного доказательства может быть поднят заинтересованной стороной в следующей стадии - судебного разбирательства - лишь при том условии, что на предварительном слушании она уже один раз настаивала на признании доказательства допустимым, оспаривая ходатайство другой стороны о его исключении. Если же этого не произошло (например, ввиду неявки данной стороны на предварительное слушание, признания ею там факта недопустимости доказательства), она лишается права настаивать в дальнейшем на признании исключенного доказательства допустимым. Представляется, что смысл данного правила вытекает из состязательного характера процесса и состоит в том, что формальное признание стороной недопустимости доказательства на предварительном слушании является окончательным и она в дальнейшем уже не вправе от него отказаться. Следует также иметь в виду, что признание исключенного доказательства допустимым при рассмотрении уголовного дела по существу может иметь место лишь при условии установления в судебном разбирательстве новых обстоятельств, ранее неизвестных судье при принятии решения об исключении данного доказательства, которые заставляют его пересмотреть свое ранее состоявшееся решение. Иное противоречило бы принципу оценки доказательств судом по внутреннему убеждению(ст. 17), ибо подлинное убеждение не может меняться произвольно.

5. Из содержания данной статьи прямо не следует, что в судебном разбирательстве сторона может повторно ходатайствовать о признании доказательства недопустимым. Однако, например, в ч. 5 ст. 335 предусматривается, что судья по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства. То есть, если в судебном разбирательстве открылись обстоятельства, указывающие на недопустимость доказательства, в т.ч. ранее признанного судом допустимым на предварительном слушании, заинтересованная сторона все же вправе ходатайствовать о его исключении из числа исследуемых по делу доказательств.

 

Статья 236. Виды решений, принимаемых судьей на предварительном слушании

 

Комментарий к статье 236

 

1. В части 5 ком. статьи предусматривается возможность в ходе предварительного слушания изменения прокурором обвинения. При этом не разъясняется, может ли прокурор изменить обвинение в сторону, ухудшающую положение обвиняемого, или здесь действуют общие правила запрета на поворот обвинения к худшему. Представляется, что прокурор вправе в данной стадии изменить обвинение лишь при том условии, что этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (см. об этом ком. к ст. 252). В противном случае обвиняемый встретился бы в суде с ранее неизвестным обвинением, которое не предъявлялось ему на предварительном расследовании, что нарушало бы его право на защиту. Если в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение, то судья отражает это в постановлении и в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, направляет уголовное дело по подсудности <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение СК по УД ВС РФ N 32-о03-52 по делу Сочана // БВС РФ. 2004. N 7.

 

2. В случае когда государственный обвинитель в предварительном слушании изменил обвинение на преступление, преследуемое в порядке частного обвинения, судье следует принять меры к вызову потерпевшего в судебное заседание для выяснения вопроса о том, желает ли он привлекать обвиняемого к уголовной ответственности. В зависимости от мнения потерпевшего судье надлежит принять решение о прекращении уголовного дела в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 24 УПК РФ или о направлении его по подсудности мировому судье в соответствии с частью 5 ком. статьи<1>.

--------------------------------

<1> См. п. 19 Постановления ПВС РФ от 22.12.2009 N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" // БВС РФ. 2010. N 2.

 

Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору

 

Комментарий к статье 237

 

1. УПК не предусматривает права суда направлять уголовное дело для дополнительного расследования. Такое полномочие оставлено только прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение существенных нарушений закона, препятствующих судебному рассмотрению дела и связанных с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта, нарушением права обвиняемого на ознакомление с указанными документами и др. Рассмотрим основания для возвращения дела прокурору более подробно:

1) Составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1 ст. 237). Чтобы служить основанием для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения либо акта должны исключать саму возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения либо акта. Например, невозможно принять законное судебное решение по делу, если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении (постановлениях) о привлечении в качестве обвиняемого; либо если обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем, дознавателем, не утверждены прокурором (обвинительное заключение также не согласовано с руководителем СО); если в этих документах отсутствуют данные о судимостях, имеющихся у обвиняемого, сведения о его местонахождении, данные о лице, потерпевшем от преступления <1>.

--------------------------------

<1> См.: пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" // БВС РФ. 2010. N 2.

 

Следует иметь в виду, что КС РФ дал расширительное толкование рассматриваемому основанию для возвращения уголовного дела прокурору: "Если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса" <1>. Отсюда вытекает, что суд по собственной инициативе или по ходатайству любой из сторон вправе возвратить дело прокурору для устранения допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, для чего допускается (вопреки части 4 ком. статьи, которая данным Постановлением была признана неконституционной) выполнение необходимых следственных и иных процессуальных действий. При этом, однако, должны иметься следующие условия:

--------------------------------

<1>Пункт 4 Постановления КС РФ от 08.12.2003 N 18-П по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами гр. // РГ. 23.12.2003.

 

- На предварительном расследовании были допущены существенные нарушения именно уголовно-процессуального<1> закона. При этом существенными процессуальными нарушениями считаются те, которые одновременно: а) ущемляют права участников уголовного судопроизводства; б) препятствуют рассмотрению дела, поскольку неустранимы в судебном заседании; в) исключают возможность постановления законного и обоснованного приговора. Так, например, препятствуют постановлению правосудного приговора такие нарушения, допущенные в досудебных стадиях, которые затрагивают конституционное право обвиняемого на защиту; право всех лиц, пострадавших от преступления, на доступ к правосудию, и т.п.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 22.04.2005 N 197-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Лебедевой Т.Н. на нарушение ее конституционных прав положениями частей первой и пятой ст. 237 УПК РФ // СПС "Гарант".

 

- Исправление таких нарушений после направления дела прокурору не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия <1>.

--------------------------------

<1> Под неполнотой предварительного расследования в теории уголовного процесса понимаются пробелы в установлении всего круга фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу и могущих оказать существенное влияние на решение по делу. При этом неполным расследование будет являться и тогда, когда следователем, дознавателем не проверены все возможные версии по данному делу. (См.: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 81; Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. В.З. Лукашевича. СПб., 2004. Общая часть. С. 98 - 99.)

 

Иначе говоря, не всякие (даже существенные) процессуальные нарушения могут служить основанием для возвращения дела судом прокурору. Не должны быть таким основанием нарушения, устранение которых фактически означало бы проведение дополнительного расследования. КС РФ исходит при этом из правовой позиции (пункт 3 мотивировочной части вышеназванного Постановления), согласно которой исправление допущенных нарушений не должно сводиться: к установлению органами предварительного расследования новых фактических обстоятельств дела; к доказыванию виновности обвиняемых; к дополнению ранее предъявленного обвинения; к переквалификации деяний. Направляя уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как указал КС РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью лишь приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе <1>. С учетом приведенных положений, сформулированных КС РФ, можно прийти к выводу о том, что при направлении судом дела прокурору исправление нарушений не может заключаться, в частности, в предъявлении обвиняемому нового обвинения, ибо это означало бы на практике чаще всего либо изменение или дополнение ранее предъявленного обвинения, либо переквалификацию деяния. Тем более недопустимо предъявление здесь обвиняемому более тяжкого обвинения. Недопустимо и возвращение судом прокурору уголовного дела для исправления недостатков расследования в случае признания недопустимыми собранных стороной обвинения доказательств. Следует иметь в виду, что согласно позиции КС РФ возложение на суд обязанности по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае признания доказательств, полученных органами предварительного расследования, недопустимыми, если даже это влечет невосполнимую в судебном заседании неполноту исследования обстоятельств дела, признано неконституционным. Как представляется, в настоящее время судом не может быть принято такое решение и по ходатайству стороны обвинения, поскольку это фактически означало бы направление дела для дополнительного расследования с целью доказывания виновности обвиняемых, что запрещено названным выше Постановлением КС РФ <2>.

--------------------------------

<1> См.: пункт 4 Постановления КС РФ от 04.03.2003 по делу о проверке конституционности положений пункта 2 частей первой и третьей статьи 232 УПК РСФСР в связи с жалобами гр. Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева.

<2> См.: Определение КС РФ от 03.02.2000 N 9-О по жалобе гр. Берзиной Л.Ю. на нарушение ее конституционных прав п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР // РГ. 19.04.2000. N 76.

 

2) Судья также обязан возвратить уголовное дело прокурору, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (п. 2 ч. 1 ст. 237). Имеется одно исключение из этого правила - дело не возвращается прокурору, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения или акта и прокурор направил уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

3) Дело возвращается прокурору и в том случае, когда при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не было разъяснено его право ходатайствовать: о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, о применении особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, о проведении предварительного слушания.

4) Возвращение уголовного дела прокурору предусмотрено также для соединения уголовных дел, если при наличии для этого оснований такое соединение не было осуществлено на стадии предварительного расследования (п. 4 ч. 1 ст. 237). Сам судья не вправе принимать решения о соединении поступивших к нему уголовных дел, поскольку это означало бы принятие им на себя в этой части функции обвинения.

В соответствии со ст. 153 УПК в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении: 1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии; 2) одного лица, совершившего несколько преступлений; 3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемом по этим уголовным делам (о недостатках этих формулировок закона см. ком. к ст. 153). Однако по первым двум основаниям для соединения дел, как правило, требуется вынесение и предъявление обвиняемым или обвиняемому нового обвинения (например, о совершении преступления в соучастии, о совершении преступлений в совокупности). Затем потребуется проведение комплекса действий, связанных с окончанием предварительного расследования, с учетом изменения обвинения (ст. ст. 215 - 220, 221 - 222, 223 - 226). В этой связи представляются не относящимися к решению данного вопроса рассмотренные выше требования Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П (пункт 3 мотивировочной части) о том, что при исправлении недостатков предварительного расследования недопустимо дополнение ранее предъявленного обвинения либо переквалификация деяния (см. пункт 1 ком. к данной статье). См. также пункт 4 ком. к ст. 252 настоящего Кодекса.

По этой причине для реализации процедуры соединения дел в одном производстве после возвращения дела прокурору могут проводиться определенные процессуальные действия, которые при этом не должны быть связаны с восполнением неполноты проведенного расследования применительно к обвинению, являвшемуся предметом судебного разбирательства. Это, однако, не препятствует выполнению органами следствия необходимых, по их мнению, следственных и иных процессуальных действий в рамках того обвинения, которое не было предметом судебного разбирательства, как и не ограничивает право обвиняемого использовать все предоставленные ему законом способы защиты (Определение Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 N 751-О-О).

5) В п. 3 ч. 1 ст. 237 предусмотрено такое основание для возвращения дела прокурору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом, согласно ч. 5 ст. 443, может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания. Следует, однако, учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Возвращение же судьей по своей собственной инициативе уголовного дела прокурору по данному основанию фактически равнозначно даче судом поручения прокурору привлечь данное лицо к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, что нельзя расценить иначе как акт уголовного преследования. Поэтому названную норму необходимо, на наш взгляд, толковать ограничительно, а именно: возвращение дела судьей прокурору по данному основанию возможно только по ходатайству стороны обвинения, но не по инициативе судьи.

2. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу или домашний арест с указанием срока ее действия) и перечисляет его за прокуратурой. Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей должен исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее, без превышения его предельного для стадии предварительного расследования значения. При повторном поступлении уголовного дела в суд в общий срок содержания лица под стражей, предусмотренный частью 2 статьи 255 УПК РФ, засчитывается время содержания под стражей со дня первоначального поступления уголовного дела в суд до возвращения его прокурору (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

3. Суд второй инстанции также вправе возвратить дело прокурору в целях устранения нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных на стадиях, предшествующих судебному производству, и повлекших лишение или стеснение гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, исключающих возможность постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, если это не связано с восполнением неполноты дознания или предварительного следствия (пункт 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций").

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.