Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Об исключениях из персональной подследственности следователей Следственного комитета РФ см. ком. к ч. 4 ст. 151. 17 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

--------------------------------

<1> См.: п. 20 Постановления ПВС РФ от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // БВС РФ. 2004. N 5.

 

Статья 272. Разрешение вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства

 

Комментарий к статье 272

 

1. Судебное разбирательство по УПК РФ всегда невозможно только в отсутствие обвинителя. При определенных условиях оно возможно даже в отсутствие подсудимого (ч. ч. 4, 5 ст. 247). При неявке защитника и невозможности его замены судебное разбирательство откладывается. Замена защитника производится в соответствии с ч. 3 ст. 50. При неявке потерпевшего суд рассматривает уголовное дело в его отсутствие, за исключением случаев, когда явка потерпевшего признана судом обязательной. По уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела за отсутствием в деянии подсудимого состава преступления (ст. 249).

2. Суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если: а) об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; б) гражданский иск поддерживает прокурор; в) подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском. В прочих случаях суд при неявке гражданского истца или его представителя вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. О последствиях неявки гражданского ответчика см. п. 2 ком. к ст. 250.

3. При неявке в судебное заседание свидетеля, эксперта или специалиста суд может продолжить рассмотрение дела и вернуться к вопросу о возможности его окончания в отсутствие этих лиц в конце судебного следствия. Однако неявка переводчика, вызванного для подсудимого, исключает продолжение судебного заседания.

4. В УПК РФ отсутствует норма о возможности допроса явившихся свидетелей, экспертов, специалистов, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей без вторичного вызова указанных лиц в следующее судебное заседание. Такое указание являлось бы избыточным, т.к. согласно ч. 2 ст. 253 после возобновления судебного разбирательства суд продолжает слушание с того момента, с которого оно было отложено, т.е. вторичный вызов названных лиц не обязателен.

 

Глава 37. СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ

 

Статья 273. Начало судебного следствия

 

Комментарий к статье 273

 

1. Окончательное обвинение может содержаться в обвинительном заключении или обвинительном акте, а также в постановлении прокурора об изменении обвинения (ч. 4 ст. 221). Кроме того, прокурор в ходе предварительного слушания может изменить обвинение (ч. 5 ст. 236), а судья - частично прекратить уголовное дело (ст. 239), что отражается в постановлении о назначении судебного заседания. Возникает вопрос, какое из этих обвинений излагает государственный обвинитель? Вряд ли можно согласиться с тем, что, несмотря на последующие изменения обвинения, в т.ч. прокурором, государственный обвинитель должен излагать устаревшее "предъявленное обвинение". Очевидно, государственный обвинитель излагает последнюю версию обвинения, с учетом всех последующих изменений.

2. В данной статье не говорится о том, что государственный обвинитель оглашает обвинительное заключение или обвинительный акт, - речь идет лишь об изложении обвинения. Только по делам частного обвинения частный обвинитель излагает заявление о привлечении лица к уголовной ответственности. Полагаем, что государственный обвинитель вправе избрать любую форму изложения обвинения: огласить полностью или частично обвинительное заключение (акт), а также постановление прокурора об изменении обвинения либо сформулировать обвинение, исходя из содержания постановления о назначении судебного заседания (если обвинение было изменено на предварительном слушании). В любом случае изложение должно содержать данные о личности подсудимого, существо и формулировку обвинения. Из текста ком. статьи неясно, должен ли обвинитель, излагая обвинение, приводить и перечень доказательств, подтверждающих обвинение. В суде с участием присяжных заседателей это безусловно необходимо, т.к. во вступительном слове государственный обвинитель должен изложить не только существо обвинения, но и порядок исследования представленных им доказательств (ч. 2 ст. 335). Полагаем, что и в прочих случаях обвинителю, излагая обвинение, целесообразно сослаться на доказательства, которые представлены стороной обвинения в судебное разбирательство, поскольку следующим шагом после изложения обвинения и выяснения позиции стороны защиты будет определение порядка исследования доказательств, и обвинителю еще раз придется оглашать перечень представленных в суд обвинительных доказательств, но уже в отрыве от существа и формулировки обвинения, что не вполне логично.

3. Согласно части 2 настоящей статьи председательствующий задает подсудимому и его защитнику четыре раздельных вопроса: а) понятно ли подсудимому обвинение; б) признает ли он себя виновным; в) желает ли подсудимый выразить свое отношение к предъявленному обвинению; г) желает ли его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Если подсудимый заявит, что обвинение ему не понятно, председательствующий должен разъяснить ему, в совершении какого преступления он обвиняется, в чем состоит сущность этого обвинения, какой уголовный закон применен. Для того чтобы не создавалось впечатление, что суд изначально стоит на позиции обвинения, и для предотвращения давления на подсудимого председательствующий, задавая вопрос о признании виновности, должен тут же разъяснить подсудимому, что непризнание им своей виновности или отказ от ответа на этот вопрос не будут обращены против него, т.е. не станут расцениваться судом как отягчающее наказание обстоятельство. К сожалению, на практике часто происходит по-другому, и вопрос судьи о признании виновности превращается в требование, сопровождаемое уговорами признаться, а то и угрозами строгого наказания в адрес "строптивого" подсудимого. Подобное поведение глубоко непрофессионально.

4. Самостоятельное значение имеет вопрос о том, вправе ли подсудимый отказаться отвечать на вопрос, признает ли он себя виновным, ссылаясь на свое право не свидетельствовать против самого себя (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ). Полагаем, что он вправе это сделать, т.к. термин "не свидетельствовать" применительно к обвиняемому достаточно условный - он не означает, что обвиняемый занимает положение свидетеля. Не означает он и того, что обвиняемый вправе отказаться только от дачи показаний, а не от ответа на вопрос, признает ли он себя виновным. Право не свидетельствовать против самого себя есть право хранить молчание, право на отказ от ответа на любые вопросы, и в первую очередь те, которые касаются виновности обвиняемого. Это вытекает и из смысла п. 3 ч. 4 ст. 47, в котором говорится о том, что обвиняемый имеет право возражать против обвинения. Но право возражать предполагает, что обвиняемый вправе и воздержаться от возражений, в т.ч. путем отказа отвечать на вопрос о том, признает ли он себя виновным.

5. Если подсудимый признает себя виновным частично, председательствующему следует уточнить, на какую часть обвинения (эпизоды, обстоятельства либо статьи, части и пункты статей уголовного закона) распространяется признание, а какую часть он отвергает. Подсудимый вправе мотивировать занятую им позицию. Иногда подсудимые, признавая объективную сторону обвинения, отрицают свою вину (умысел или неосторожность) либо уголовную противоправность совершенного ими деяния. Такой ответ следует считать не частичным признанием, а полным отрицанием подсудимым своей виновности.

6. Предложение подсудимому и защитнику выразить свое отношение к предъявленному обвинению означает потенциальную возможность этих лиц сделать т.н. вступительное заявление, содержанием которого является выражение ими своего отношения к предъявленному обвинению, его законности и обоснованности, доказанности или недоказанности. Представляется, что вступительное заявление защитника или подсудимого должно содержать лишь общую оценку обвинения, им не следует вдаваться здесь в детальные вопросы оценки конкретных доказательств и уголовно-правовой квалификации, т.е. фактически предвосхищать судебные прения. Однако, на наш взгляд, сторона защиты также может назвать здесь оправдывающие доказательства, которые она намерена представить суду. Вступительные заявления сторон отвечают состязательному характеру судебного разбирательства. Наличие права выразить свое отношение к предъявленному обвинению до известной степени уравнивает сторону защиты с государственным обвинителем, который перед этим изложил предъявленное обвинение. Вместе с тем УПК не предусматривает т.н. альтеркацию (altercatio, лат.), т.е. взаимные краткие вопросы сторон друг другу и ответы на них для более точного выяснения позиций перед началом исследования доказательств. Однако это и не запрещено, поэтому с разрешения суда стороны после вступительных заявлений вправе задать друг другу такие вопросы.

 

Статья 274. Порядок исследования доказательств

 

Комментарий к статье 274

 

1. В состязательном процессе порядок и очередность представления доказательств есть всецело дело сторон. УПК не предусматривает вынесения решения суда по данному вопросу, а оставляет его на усмотрение сторон. Вместе с тем в части 1 данной статьи говорится о том, что сторона определяет в судебном следствии очередность исследования доказательств, т.е. она обязана заявить, в каком порядке желает исследовать представленные ею доказательства. При этом сторона использует перечень (список) доказательств, изложенный в обвинительном заключении (акте) и постановлении судьи о назначении судебного заседания; указывает на доказательства, истребованные по ее ходатайству судом, а также на свидетелей и специалистов, которые явились в суд по ее инициативе. Ни суд, ни сторона (в т.ч. государственного обвинения) не вправе требовать от другой стороны, чтобы та исследовала свои доказательства в какой-либо навязываемой ей последовательности.

2. Комментируемая статья не дает ответа на вопрос, кем и когда представляется такое доказательство, как показания подсудимого. В ч. 1 ст. 275 говорится только о том, что при согласии подсудимого дать показания первыми (но не первым!) его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. Однако это не равнозначно тому, кто представляет показания подсудимого - сторона обвинения или сторона защиты. Каждая из сторон представляет только те доказательства, которые имеются в ее распоряжении, т.е. доказательства обвинения или доказательства защиты. Представляется, что показания подсудимого, независимо от их характера (признательного или оправдывающего), всегда представляет сторона защиты, к коей принадлежит и сам подсудимый. Сторона обвинения при определенных условиях может представить только протоколы допросов обвиняемого на предварительном расследовании. Поэтому, на наш взгляд, допрос подсудимого должен следовать лишь после представления доказательств стороной обвинения, если только сам подсудимый по своей инициативе не выразит желания сделать это в любой другой момент судебного следствия. Это предписание имеет глубокий публично-правовой смысл, ибо вынуждает государственное обвинение искать для суда доказательства, помимо признательных показаний обвиняемого.

 

Статья 275. Допрос подсудимого

 

Комментарий к статье 275

 

1. Подсудимый является основным участником судопроизводства со стороны защиты. Поскольку по общему правилу первой вопросы должна задавать та сторона, которая представляет данное доказательство, первым подсудимого допрашивает защитник. Допрос, проводящийся стороной, которая представила данное лицо для дачи показаний, в теории процесса называется главным. Затем подсудимого допрашивают государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. Допрос, идущий вслед за главным и осуществляющийся противоположной стороной, именуется перекрестным допросом. Перекрестный допрос не исчерпывается теми обстоятельствами, которые исследовались в ходе главного допроса. УПК не содержит запрета, характерного, например, для английского уголовного судопроизводства, о том, что во время перекрестного допроса подсудимого ему, в отличие от свидетелей, нельзя задавать т.н. дискредитирующие вопросы, т.е. вопросы, имеющие целью показать, что показаниям данного лица доверять нельзя. Стороны не ограничены ни в количестве задаваемых ими вопросов, ни в продолжительности допроса. По буквальному смыслу ком. статьи прямо не предусмотрен также передопрос подсудимого стороной защиты (в теории передопрос - это такой допрос, который проводит вызвавшая сторона после перекрестного допроса лица стороной противоположной). Однако согласно ч. 3 ст. 274 подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия, в т.ч. и после его перекрестного допроса, значит, вправе отвечать и на все вопросы защитника.

2. УПК РФ не упоминает и о т.н. свободном рассказе подсудимого, т.е. показаниях, которые лицо дает, отвечая не на чей-либо вопрос, а лишь на предложение рассказать об известных ему обстоятельствах дела. Однако этот недостаток легко преодолим, поскольку сторона, первая начинающая допрашивать подсудимого, всегда может поставить свой вопрос таким образом, чтобы ответом на него являлся свободный рассказ (например: "Расскажите все, что Вам известно об обстоятельствах данного дела"). Представляется также, что право обвиняемого (подсудимого) давать показания(п. 6 ч. 4 ст. 47) не сводится лишь к его праву быть допрошенным; оно шире и все-таки предполагает право подсудимого на свободный рассказ, после которого стороны могут задать ему вопросы по правилам перекрестного допроса.

3. Председательствующий отклоняет наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу. Наводящим вопросом считается вопрос, который ставится таким образом, что внушает желаемый ответ (например: "Вы ведь и раньше употребляли наркотики?" или "Вы передали наркотик этому человеку?"). Строго говоря, наводящим является всякий вопрос, на который может быть дан ответ "да" или "нет", поскольку вся информация уже "заготовлена" в вопросе допрашивающего лица и ее остается лишь подтвердить или отвергнуть.

4. Суд вправе задавать вопросы допрашиваемому только после окончания его допроса (главного и перекрестного) сторонами. Это предохраняет правосудие от превращения судьи в главное действующее лицо при допросе, которое, как показывает практика, чаще всего становится "вторым прокурором". Следует обратить внимание на то, что согласно части 3 настоящей статьи суд не допрашивает, а только задает вопросы подсудимому. Это значит, что суд не вправе брать на себя задачи сторон по изобличению либо, наоборот, оправданию подсудимого. Как указал Конституционный Суд РФ, возложение же на суд обязанности в той или иной форме подменять деятельность стороны обвинения по осуществлению функции обвинения не согласуется с предписанием ст. 123 Конституции РФ о состязательности судопроизводства и препятствует независимому и беспристрастному осуществлению правосудия <1>. С учетом этого суд не должен превращать свои вопросы в новый главный допрос подсудимого. Вопросы суда имеют лишь уточняющий характер, а также могут быть направлены на выяснение причин противоречий в показаниях подсудимого и других лиц. Представляется, что суд вправе выяснять у подсудимого обстоятельства, которые не исследовались сторонами в ходе главного и перекрестного допросов, однако только при соблюдении условий субсидиарной судейской активности (см. об этом п. 2 ком. к ст. 15 и п. 2 ком. к ст. 244). Важно отметить, что закон устанавливает санкцию за нарушение правил перекрестного допроса. Так, если председательствующий в нарушение права защитника первым допрашивать подсудимого и обязанности суда "подключаться" к допросу лишь после окончания его сторонами берет на себя первую роль в допросе подсудимого, это следует рассматривать как "иное нарушение права обвиняемого пользоваться помощью защитника", что является безусловным кассационным основанием для отмены судебного решения (п. 4 ч. 2 ст. 381, ст. 389.17 УПК).

--------------------------------

<1> См.: Постановление КС РФ от 20.04.1999 по делу о проверке конституционности положений п. п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород // РГ. 27.04.1999. N 80.

 

5. Суд по ходатайству какой-либо из сторон вправе изменить общий порядок допроса подсудимого, согласно которому первой его допрашивает сторона защиты, а сторона обвинения - второй, при условии что в уголовном деле участвует несколько подсудимых. Основанием данной нормы является принцип равенства сторон в состязательном процессе. В самом деле, допрос нескольких подсудимых, начинаемый каждый раз их защитниками, может дать неправомерный перевес стороне защиты, предоставив подсудимым возможность уже в ходе допроса беспрепятственно согласовать свои показания, сверяя их по показаниям первого допрошенного подсудимого. Поэтому по ходатайству обвинителя суд может дать ему возможность первым допрашивать тех или иных подсудимых. По этому поводу суд после заслушивания мнения сторон должен принять особое постановление (определение).

 

Статья 276. Оглашение показаний подсудимого

 

Комментарий к статье 276

 

1. Оглашение показаний подсудимого, данных им на предварительном расследовании, - это, в сущности, оглашение протоколов его допросов. Учитывая, что допрос данного лица на досудебных стадиях проводится следователем или дознавателем без непосредственного судебного контроля, т.е. инквизиционным порядком, в условиях, когда неправомерное воздействие на допрашиваемого может остаться скрытым, использование этих протоколов создает опасность отступления от принципа непосредственности исследования доказательств.

2. В данной статье предусмотрены четыре условия для оглашения в судебном разбирательстве показаний обвиняемого, данных на предварительном расследовании, а также для воспроизведения приложенных к протоколу допроса материалов:

1) одна из сторон или обе стороны одновременно ходатайствуют об этом;

2) имеются существенные противоречия в показаниях подсудимого в суде и на предварительном расследовании. Существенное противоречие - это либо заявление подсудимого в судебном заседании об отказе от ранее данных показаний, либо наличие в его показаниях в суде и на предварительном расследовании таких расхождений, которые имеют значение для решения вопроса об уголовной ответственности;

3) уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого на основании ч. ч. 4 и 5 ст. 247. См. ком. к ним;

4) подсудимый отказался от дачи показаний, и если он ранее был предупрежден о том, что его показания (протоколы) могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75(п. 3 ч. 4 ст. 47).

 

Статья 277. Допрос потерпевшего

 

Комментарий к статье 277

 

1. Допрос потерпевшего производится по правилам допроса свидетеля, за исключением предписаний, указанных в ч. 1 ст. 278, где говорится, что свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей. Однако нам представляется маловероятным, чтобы законодатель, делая это изъятие, имел в виду, что потерпевшие могут допрашиваться не порознь, а все одновременно.

2. Изъятием из общих правил о том, что первой представляет доказательства сторона обвинения, и о том, что очередность исследования доказательств определяется стороной, представившей доказательства суду, является норма о том, что потерпевший вправе в любой момент судебного следствия дать показания. Слова "с разрешения председательствующего" означают, что инициатива дачи показаний должна при этом исходить от потерпевшего; суд не вправе по своему усмотрению приступать к его допросу, он может только разрешить дачу показаний. Поскольку дача показаний - это право потерпевшего (п. 2 ч. 2 ст. 42), суд может не дать такого разрешения потерпевшему лишь по процедурным основаниям (например, чтобы не прерывать показаний подсудимого или свидетеля), но не по мотивам преждевременности, нецелесообразности и т.п. При первой возможности потерпевшему, заявившему соответствующее ходатайство, должна быть предоставлена возможность высказаться.

3. Представляется, что право потерпевшего давать показания не сводится лишь к его праву быть допрошенным по правилам, установленным ч. ч. 2 - 6 ст. 278; оно имеет более широкое содержание и предполагает право потерпевшего на свободный рассказ, после которого стороны могут задать потерпевшему необходимые вопросы.

 

Статья 278. Допрос свидетелей

 

Комментарий к статье 278

 

1. Свидетели должны допрашиваться в отсутствие недопрошенных свидетелей. Однако согласно ст. 264 явившиеся свидетели до начала их допроса удаляются из зала судебного заседания, поэтому реальное практическое содержание данная норма приобретает лишь в случаях, когда по недосмотру председательствующего, секретаря или судебного пристава кто-то из явившихся свидетелей остался в зале судебного заседания. Представляется, что в подобном случае свидетели, выслушавшие показания другого свидетеля, могут быть допрошены, но их показания подлежат оценке с учетом этого обстоятельства. Признавать их изначально недопустимыми только по этой причине нет оснований, т.к. свойство допустимости не следует путать с достоверностью. Такие же последствия наступают, когда в зале судебного заседания присутствуют лица, необходимость в допросе которых была выявлена уже в ходе судебного следствия.

2. Допрос свидетеля производится по правилам перекрестного допроса. См. об этом п. п. 1, 3 ком. к ст. 275.

3. Допрос свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими, кроме суда, участниками судебного разбирательства, производится по основаниям, предусмотренным ч. 3 ст. 11, а именно при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями. Речь не идет о том, что свидетель допрашивается только судом без участия сторон. В части 5 ком. статьи говорится об исключении лишь визуального (зрительного) наблюдения свидетеля другими участниками судебного разбирательства, но не исключается, а, напротив, предполагается сохранение слухового восприятия показаний и возможность главного и перекрестного допросов. Практически это означает, что допрашиваемый свидетель должен находиться в другом помещении, вне зала судебного разбирательства, которое оборудовано аппаратурой для двусторонней аудиосвязи. Конституционный суд РФ признал правомерность анонимного допроса свидетелей и потерпевших в отсутствие их визуального наблюдения другими участниками судебного разбирательства при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их родственников и близких лиц <1>. В практике Европейского Суда по правам человека не раз возникал вопрос о допустимости анонимных показаний, полученных вне визуального контакта допрашивающих и допрашиваемых лиц. Использование судами таких показаний, как правило, не вызывает возражений Европейского суда, но только если соблюдены следующие условия: а) имеются достаточные данные о наличии реальной угрозы запугивания или насилия в отношении свидетелей; б) анонимные показания не являются единственным или даже главным основанием обвинительного приговора; в) анонимные свидетели не являются штатными сотрудниками полиции, если речь не идет о совершенно исключительных обстоятельствах <2>; г) защитникам-адвокатам предоставлена возможность допросить анонимных свидетелей непосредственно (т.е. при визуальном с ними контакте), хотя и в отсутствие обвиняемого, так что защитники имели возможность наблюдать за реакцией свидетелей на вопросы и судить о правдивости их ответов <3>. Как можно видеть, три последних условия не предусмотрены частью 5 ком. статьи УПК РФ.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 21.04.2005 N 240-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Ермакова М.Б. на нарушение его конституционных прав ч. 9 ст. 166, ч. 5 ст. 193 и ч. 5 ст. 278 УПК РФ // СПС "Гарант".

<2> См: решение от 23.04.1997 по делу Van Mechelen v. The Netherland.

<3> См.: решение от 26.03.1996 по делу Doorson v. The Netherland.

 

4. Сокрытие сведений о лице, дающем показания, может быть отменено решением суда по обоснованному ходатайству сторон или стороны. Основания для такого ходатайства возникают, если вопрос о правдивости показаний свидетеля зависит от идентификации его личности. В частях 5 - 6 ком. статьи упоминается о том, что суд не оглашает подлинных данных о личности свидетеля, в отношении которого предпринимаются вышеназванные меры защиты. Означает ли это, что могут быть оглашены неподлинные, т.е. вымышленные, данные о его личности? Представляется, что по аналогии с ч. 9 ст. 166 суд при необходимости обеспечить безопасность свидетеля должен вынести определение (постановление), в котором излагает причины сохранения в тайне сведений о личности свидетеля и присваивает ему псевдоним. В определении (постановлении) должен также быть приведен образец подписи свидетеля, которой он будет пользоваться при даче подписки о разъяснении ему прав, обязанностей и ответственности свидетеля. В ходе судебного разбирательства свидетель выступает под псевдонимом (например, "Первый", "Второй" и т.п.), который должен выглядеть именно как псевдоним, не вводя в заблуждение участников судебного разбирательства относительно личности свидетеля. Поэтому недопустимы псевдонимы, состоящие из вымышленных фамилии, имени, отчества (например, "Сидоров Иван Петрович").

 

Статья 278.1. Особенности допроса свидетеля путем использования систем видеоконференц-связи

 

Комментарий к статье 278.1

 

1. Допрос свидетеля и потерпевшего путем использования систем видеоконференц-связи является некоторым отступлением от общих правил допроса и правил участия потерпевшего в судебном заседании, не может подменять эти правила, а потому решение о таком допросе должно быть обоснованным и мотивированным.

Применение правил данной статьи для допроса потерпевших предусмотрено ч. 4 ст. 240 УПК.

2. Необходимость применения ком. статьи состоит в затруднениях обеспечить личную явку допрашиваемых в судебное заседание в связи с отдаленностью их местонахождения, болезнью, угрозой их безопасности. Предусмотренная ч. ч. 2 и 3 ком. статьи процедура не позволяет допрашивать лиц, находящихся за пределами Российской Федерации.

3. Поручение дается судом (то есть всем составом суда) суду такого же уровня или нижестоящему суду. В поручении должны быть указаны сведения, достаточные для его исполнения (данные о допрашиваемых, о дате и времени допроса в судебном заседании).

4. Содержание поручения по буквальному смыслу ч. 2 коммент. статьи составляет организация допроса (сам же допрос проводится во время сеанса видеоконференц-связи под руководством председательствующего в судебном заседании). Это означает, что на исполнителя поручения возлагается принятие всех мер, связанных с организацией допроса, в том числе оформление и рассылка повесток, вынесение решений о приводе и т.д.

5. В части 4 ком. статьи говорится о поручении конкретному судье, однако представляется, что конкретный судья - исполнитель поручения должен определяться не председательствующим в судебном заседании, а председателем суда по месту нахождения допрашиваемого. Судья - исполнитель поручения принимает участие в судебном заседании по видеоконференц-связи и удостоверяет личность допрашиваемого, разъясняет его права и обязанности во время заседания, которым руководит председательствующий.

Использование видеоконференц-связи не отменяет процессуальных гарантий, в связи с чем участники процесса имеют право заявлять отвод судье суда по месту нахождения свидетеля.

 

Статья 279. Использование потерпевшим и свидетелем письменных заметок и документов

 

Комментарий к статье 279

 

1. Письменные заметки, о которых говорится в части 1 данной статьи, могут использоваться в тех случаях, когда трудно удержать в памяти цифры, даты, технические подробности и т.п. Они не должны превращаться в заранее приготовленный текст показаний, который свидетель или потерпевший зачитывают суду. Если суд сочтет, что характер заметок таков, что нарушает принцип устности судебного разбирательства и непосредственности исследования доказательств, он вправе запретить свидетелю или потерпевшему пользоваться ими во время допроса.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.