Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Об исключениях из персональной подследственности следователей Следственного комитета РФ см. ком. к ч. 4 ст. 151. 22 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

6. При применении института досудебного соглашения о сотрудничестве может возникнуть вопрос о его соотношении с институтом прекращения уголовного преследования ввиду деятельного раскаяния подозреваемого или обвиняемого (которое может быть ограничено лишь собственным преступлением и совсем не обязательно предполагает содействие в раскрытии других преступлений). Так, в ч. 2 ст. 28 УПК установлено, что прекращение уголовного преследования лица по уголовным делам о тяжких или особо тяжких преступлениях при наличии деятельного раскаяния лица осуществляется в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Однако прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемых или обвиняемых согласно условиям, названным в примечаниях к указанным статьям, является безусловной обязанностью органов предварительного расследования и суда, причем это может иметь место независимо от фактического (морального) раскаяния лица или его содействия раскрытию и расследованию преступления, изобличению других соучастников, розыску похищенного имущества и т.д. Так, например, лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления (прим. к ст. 206УК). В то же время, при совершении действий в порядке выполнения соглашения о сотрудничестве (которые, как правило, в большей степени указывают именно на фактическое раскаяние) обвиняемый обычно может рассчитывать лишь на уменьшение наказания. Представляется, что наличии оснований, подразумеваемых в ст. 28 УПК и названных в примечаниях к соответствующим статьям УК, соглашение о сотрудничестве заключаться не должно, а принимается решение о прекращении уголовного преследования.

7. Согласно ч. 4 ком. статьи постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано подозреваемым или обвиняемым, его защитником руководителю следственного органа. Это, однако, не может отменить право подозреваемого или обвиняемого и его защитника на обжалование решения следователя в суд в порядке ст. 125 УПК, согласно которой все решения и действия (бездействие) следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования. Конституционные права, которые могут считаться здесь объектом нарушения, - это право каждого на то, чтобы свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, в том числе и таким способом, как реализация заключенного соглашения о сотрудничестве; право на государственную защиту прав и свобод и право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 4 ст. 29, ст. 45 Конституции РФ). Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23.03.1999 N 5-П признал необходимым обеспечивать заинтересованным лицам еще в ходе предварительного расследования по уголовному делу возможность обратиться в суд с жалобой на действия и решения дознавателя, следователя или прокурора, если они не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности. Конституционный Суд при этом исходил из того, что отложение проверки законности и обоснованности таких действий и решений до завершения предварительного расследования по уголовному делу и до его направления в суд с обвинительным заключением - с тем, чтобы такая проверка была осуществлена в ходе судебного разбирательства по делу, - может причинить правам и свободам граждан ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется невозможным <1>. Учитывая, что соглашение о сотрудничестве является досудебным и может быть заключено лишь до объявления об окончании предварительного следствия (ч. 2 ком. статьи), восполнение вреда интересам обвиняемого, причиненного неправомерным отказом в заключении такого соглашения, когда дело уже находится в суде, было бы невозможно.

--------------------------------

<1> См.: Собрание законодательства РФ. 05.04.1999. N 14. Ст. 1749.

 

Статья 317.2. Порядок рассмотрения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

 

Комментарий к статье 317.2

 

1. Фактически прокурор рассматривает два ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: первое, заявленное подозреваемым или обвиняемым, и второе, исходящее от следователя и оформленное в виде постановления. Отсутствие их единого ходатайства означает, что следователь на данном этапе не обязан согласовывать содержание своего ходатайства с ходатайством обвиняемого (подозреваемого) и может настаивать на включение в соглашение иных либо дополнительных условий сотрудничества, нежели предлагаемых стороной защиты.

2. При применении данной статьи может возникнуть вопрос о том, вправе ли прокурор вопреки отрицательному мнению следователя, выраженному в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, самостоятельно принять решение о заключении с обвиняемым такого соглашения? Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что согласно ч. 3 ст. 317.1 ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется подозреваемым или обвиняемым, его защитником прокурору, хотя бы и через следователя, а в ч. 5 ст. 21 говорится, что прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве. Значит, именно прокурор назван в качестве главного субъекта принятия решения по данному вопросу, что вполне оправданно, ибо именно прокурор в первую очередь ответствен за формирование позиции стороны обвинения в суде, элементом которой является соглашение о сотрудничестве с обвиняемым.

Однако прокурор не отвечает за эффективность расследования (см. об этом ком. к ст. 37) и потому вряд ли может вопреки позиции следователя оценить наличие одного из условий досудебного соглашения о сотрудничестве - потребности следствия в получении содействия со стороны подозреваемого или обвиняемого. Видимо, по этой причине право прокурора заключить досудебное соглашение не выдерживается в законе с достаточной последовательностью. Этому препятствует то, что изначально следователь, а не прокурор вправе отказать стороне защиты в ходатайстве о заключении соглашения о сотрудничестве, причем постановление следователя о таком отказе фактически имеет для прокурора преклюзивную силу. Для того чтобы настоять на своем мнении о необходимости заключения соглашения о сотрудничестве, прокурору необходимо сначала добиться отмены постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Но прокурор вправе отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также дознавателя (п. 6 ч. 2 ст. 37); постановления же следователя может аннулировать, как правило, руководитель СО (п. 2 ч. 1 ст. 39).

Впрочем, следует признать, что на деле прокурор имеет в своем распоряжении достаточно юридических средств, чтобы добиться от органов предварительного следствия - конечно, при наличии для того необходимых правовых оснований - представления ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. Так, он может не только обжаловать действия следователя вышестоящему руководству либо изымать уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передать его следователю Следственного комитета РФ, но и не утверждать обвинительное заключение и давать следователю указания о производстве дополнительного расследования с учетом своих требований о соблюдении закона (к числу которых может быть отнесено и требование прокурора об удовлетворении следователем ходатайства о заключении соглашения о сотрудничестве с обвиняемым). См. об этом также ком. к ст. 37.

3. Вопросы об основаниях для отказа прокурора в удовлетворении ходатайств о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и возможности обжалования такого отказа в суд в порядке ст. 125 УПК аналогичны тем, которые возникают при рассмотрении данного ходатайства следователем. См. об этом пункты 5 и 6 ком. к ст. 317.1.

 

Статья 317.3. Порядок составления досудебного соглашения о сотрудничестве

 

Комментарий к статье 317.3

 

1. По смыслу ч. 1 ст. 317.5 прокурор, который совершает действия, упомянутые в настоящей статье, - это, как правило, тот прокурор, который при утверждении обвинительного заключения уполномочен выносить представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу. Однако в силу принципа единства организации прокуратуры вышестоящий прокурор может поручить заключение соглашения о сотрудничестве любому подчиненному ему прокурору.

2. По вопросу о привлечении потерпевшего к участию в заключении соглашения о сотрудничестве см. ком. к ст. ст. 317.1 и 317.7.

3. Досудебное соглашение о сотрудничестве не является мировым соглашением, предусмотренным в гражданском процессе, или сделкой о признании вины, имеющей место в английской форме уголовного судопроизводства. По этой причине следователь и прокурор не могут отступать от своей обязанности осуществлять публичное уголовное преследование в каждом случае обнаружения признаков преступления (ч. 2 ст. 21 УПК) и вопреки объективно установленным обстоятельствам дела указывать в тексте соглашения неполное, искусственно "заниженное" обвинение. Не случайно в п. 4 ч. 2 ком. статьи говорится об указании обстоятельств, подлежащих доказыванию (но не исключаемых из доказывания). Досудебное соглашение также не может вторгаться в компетенцию суда по назначению уголовного наказания, поэтому его размер и вид не могут быть предметом соглашения сторон, а само соглашение не может отменять императивные положения статьи 62 УК РФ.

Кроме того, одним из условий заключения соглашения является наличие обоснованного подозрения или обвинения, поэтому такое соглашение не может быть заключено с лицом, в отношении виновности которого не имеется никаких доказательств.

Закон оставляет без ответа вопрос о том, вправе ли следователь и прокурор в ходе последующего производства по уголовному делу установить иные фактические обстоятельства дела и дать им иную юридическую оценку, чем те, которые были указаны в тексте досудебного соглашения о сотрудничестве.

4. В п. 6 ч. 2 ком. статьи допускается, на наш взгляд, тавтология, которая вносит известную неопределенность в требования к содержанию соглашения о сотрудничестве. В соглашении следует раскрывать сами обязательства, а не какие-то дополнительные "действия при выполнении обязательств, указанных в досудебном соглашении", ибо эти обязательства могут состоять лишь в действиях подозреваемого или обвиняемого и ни в чем ином.

 

Статья 317.4. Проведение предварительного следствия в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

 

Комментарий к статье 317.4

 

1. Необходимо иметь в виду, что ч. 1 ст. 154 УПК дополнена пунктом 4 о праве следователя выделить в отдельное производство уголовное дело в отношении обвиняемого, подозреваемого, с которым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. В случае отказа от выделения дела в отдельное производство для решившегося на сотрудничество обвиняемого во многом терялся бы смысл заключения самой сделки, ибо он, как правило, кровно заинтересован в соблюдении конфиденциальности и изоляции от других соучастников преступления для предотвращения мести со стороны последних. Следовательно, для того, чтобы особый порядок судебного разбирательства мог быть реализован, в этих случаях выделение дела необходимо. Тем не менее выделение дела в отдельное производство невозможно, если это нарушит всесторонность и полноту расследования и разрешения дела (ч. 2 ст. 154), поэтому в подобных случаях для обеспечения безопасности подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, должны быть применены меры безопасности, предусмотренные ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186 и ч. 5 ст. 278 УПК, а также ст. 6 ФЗ от 20.08.2004 N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства". См. также ком. к ст. 317.9 настоящего Кодекса.

2. В ч. 1 ком. статьи сказано, что предварительное следствие по делу в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводится в порядке, установленном лишь гл. 22 - 27 и 30 УПК. При этом не упоминается о гл. 21 (общие условия предварительного следствия) и 28. Однако в названных главах содержатся нормы о подследственности (ст. ст. 151 - 152), выделении дел (ст. 154), начале предварительного расследования (ст. 156), производстве неотложных следственных действий (ст. 157), окончании предварительного следствия (ст. 158), обязательности рассмотрения ходатайств (ст. 159), недопустимости разглашения данных предварительного расследования (ст. 161), приостановлении предварительного расследования и прекращении уголовного дела (в т.ч. по таким основаниям, как непричастность к совершению преступления, ввиду истечения срока давности и т.д.). Представляется, что эти нормы также подлежат применению и по данной категории дел.

 

Статья 317.5. Представление прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

 

Комментарий к статье 317.5

 

1. Нормами гл. 40.1 именно на прокурора возлагаются полномочия по разрешению ходатайства о заключении соглашения о сотрудничестве, составлению досудебного соглашения о сотрудничестве, а также вынесению представления о соблюдении обвиняемым условий и обязательств, предусмотренных указанным соглашением. На первый взгляд может показаться, что эти новации не согласуются с изменениями, внесенными в УПКФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации", которыми прокурор лишен процессуальных полномочий по руководству предварительным следствием. Однако следует учитывать, что, заключая соглашение о сотрудничестве, прокурор, по сути, формирует позицию государственного обвинения в суде, а это, безусловно, должно охватываться его компетенцией.

2. Пунктом 27 ст. 5 УПК установлено, что представление - это лишь акт реагирования прокурора на судебное решение. Согласно ч. 1 ст. 24 ФЗ от 17.01.1992 "О прокуратуре Российской Федерации" представлением прокурора называют акт прокурорского реагирования об устранении нарушений закона, который вносится прокурором или его заместителем в орган либо должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения. В то же время постановлением считается любое решение прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения и обвинительного акта (п. 25 ст. 5 УПК). Таким образом, решение прокурора, упоминающееся в ком. статье, более правильно было бы именовать постановлением о возбуждении перед судом ходатайства об особом порядке проведения судебного заседания.

3. Согласно п. 3 ч. 1 ком. статьи в представлении прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, должны быть указаны преступления или уголовные дела, обнаруженные или уже возбужденные в результате сотрудничества с обвиняемым. Однако очевидно, что речь идет здесь не о том преступлении, по которому дело направляется в суд. Оно не может быть обнаружено в результате "сотрудничества с обвиняемым", поскольку обвиняемый, а также подозреваемый во всяком случае появляются уже после обнаружения признаков преступления. Следовательно, в своем представлении прокурор обязан сослаться на новые, ранее неизвестные преступления, сведения о которых были сообщены обвиняемым. При этом возникает вопрос, может ли иметь место вынесение судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого в особом порядке, предусмотренном гл. 40.1, если сведения о новых преступлениях отсутствуют (например, когда их попросту нет), но в отношении инкриминируемого преступления и прочих соучастников обвиняемый исполнил свои обязательства? Думается, что требование п. 3 ч. 1 настоящей статьи следует толковать как факультативное, иначе пришлось бы сделать абсурдный вывод, что сделка о сотрудничестве невозможна, если в деле отсутствуют латентные преступления.

4. Часть 3 ком. статьи дает обвиняемому и его защитнику право представить свои замечания на представление прокурора об особом порядке проведения судебного заседания по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. При этом указано, что такие замечания прокурор учитывает при наличии к тому оснований. Однако при этом остались неурегулированными сами упомянутые основания для учета прокурором замечаний, процессуальная форма реагирования на них прокурором (должен ли он принимать по ним процессуальное решение и в какой срок), подлежат ли замечания приобщению к представлению прокурора и направлению в суд. Представляется, что основанием для учета замечаний является их более точное по сравнению с представлением прокурора соответствие договоренностям, которые были выработаны сторонами в процессе заключения соглашения, тем реальным действиям и практическим результатам, которые имели место в ходе сотрудничества, а также степени той угрозы личной безопасности, которой подвергался обвиняемый или его близкие родственники, родственники и близкие лица в результате сотрудничества со стороной обвинения. Что касается формы реагирования прокурора на замечания, то следует учитывать, что эти замечания по аналогии можно приравнять к жалобе прокурору, которая должна рассматриваться в порядке, предусмотренном ст. 124 УПК. При этом данный порядок в его конституционно-правовом смысле не допускает отказ прокурора и прочих должностных лиц при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 25.01.2005 N 42-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. N 4.

 

Статья 317.6. Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

 

Комментарий к статье 317.6

 

1. Особый порядок принятия судебного решения допускается только при наличии согласия на это потерпевшего (ч. ч. 1, 4 ст. 314). Требование учитывать позицию потерпевшего по заявленному ходатайству содержится и в ч. ч. 4 и 6 ст. 316, в порядке которой предписывается проводить судебное заседание и постановление приговора в отношении обвиняемого, заключившего соглашение о сотрудничестве. То есть в отношении согласия потерпевшего действует общее правило, предусмотренное в ст. 316.

2. Из содержания ком. статьи, равно как и последующей ст. 317.7, регулирующей порядок проведения судебного разбирательства, не вполне ясно, требуется ли согласие самого обвиняемого с предъявленным обвинением при применении особого порядка принятия судебного решения в случае заключения соглашения о сотрудничестве. В нормах гл. 40.1 о таком согласии прямо не упоминается. Более того, в ком. статье, которая специально посвящена регулированию оснований и условий для использования особого порядка проведения судебного заседания в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, ничего не сказано о необходимости получения его согласия с предъявленным обвинением. Примечательно, что в первоначальном проекте ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве) содержалось положение о том, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, однако в тексте принятого ФЗ от 29.06.2009 N 141-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" оно отсутствует. Тем не менее представляется, что получение согласия обвиняемого с предъявленным обвинением для вынесения судебного решения в особом порядке требуется и в этом случае, поскольку ч. 1 ст. 317.7 предусматривает, что судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в целом проводятся в порядке, установленном ст. 316, которая, в свою очередь, предусматривает наличие такого согласия (ч. 4 ст. 316).

В ч. 1 ком. статьи указано, что основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, является уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора, указанным в статье 317.5 УПК, а не само по себе представление прокурора об особом порядке проведения судебного заседания. Следовательно, волеизъявление обвиняемого, выраженное им при ознакомлении с материалами оконченного расследования (ч. 5 ст. 217), остается необходимым условием для вынесения судебного решения в особом порядке.

 

Статья 317.7. Порядок проведения судебного заседания и постановления приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

 

Комментарий к статье 317.7

 

1. Комментируемая статья предусматривает возможность рассмотрения уголовного дела в отношении обвиняемого, выполнившего условия соглашения о сотрудничестве, по правилам ст. 316 УПК, т.е. в особом, упрощенном порядке, без проведения судебного разбирательства в общем порядке. При этом по смыслу гл. 40.1 УПК, с учетом положений ч. 4 ст. 62 УК о возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, особый порядок принятия судебного решения может применяться независимо от тяжести совершенного преступления, т.е. не только по делам о преступлениях, за которые максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы, как это имеет место по правилам гл. 40, но и в тех случаях, когда соответствующей статьей УК предусмотрены более суровое наказание, в том числе пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

2. Если обвиняемый, с которым заключалось соглашение о сотрудничестве, не ходатайствует о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением или отказывается от ранее заявленного об этом ходатайства либо обнаруживается, что он заявил это ходатайство не добровольно, без консультации с защитником, или не осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, то суд, в соответствии с ч. ч. 4 и 6 ст. 316, на которую ссылается ч. 1 ком. статьи, принимает решение о назначении судебного разбирательства по выделенному в отношении обвиняемого делу в общем порядке. Представляется, однако, что и при проведении судебного разбирательства в общем порядке суд при наличии реализованного соглашения о сотрудничестве и представления прокурора, вынесенного в порядке ст. 317.5 УПК, обязан назначить наказание, смягченное по правилам, установленным ч. ч. 2 и 4 ст. 62 УК.

3. Согласно Определению КС от 02.11.2011 N 1481-О-О по жалобе граждан В.С. Ковальчука и Т.Н. Ковальчук на нарушение их конституционных прав частью второй статьи 317.6 УПК РФ участие потерпевшего или гражданского истца в процедуре заключения досудебного соглашения о сотрудничестве не является обязательным и от их волеизъявления не зависит сама возможность использования данного соглашения по уголовному делу и назначения более мягкого уголовного наказания. Однако потерпевший не может быть лишен своего конституционного права на судебную защиту и восстановление в нарушенных правах и интересах. При проведении судебного заседания в порядке статьи 317.7 потерпевший может отстаивать свою позицию по существу рассматриваемых вопросов и участвовать в их исследовании в условиях непосредственности и устности.

4. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что если по уголовному делу обвиняется несколько лиц, а ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявили лишь некоторые из них, то при невозможности выделить дело в отношении лиц, заявивших ходатайство об особом порядке судебного разбирательства, в отдельное производство такое дело в отношении всех обвиняемых должно рассматриваться в общем порядке <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 05.12.2006 N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел".

 

5. В соответствии со ст. 63.1 УК (назначение наказания в случае нарушения досудебного соглашения о сотрудничестве) в случае если установлено, что лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве, были представлены ложные сведения или сокрыты от следователя либо прокурора какие-либо иные существенные обстоятельства совершения преступления, суд назначает ему наказание в общем порядке без применения положений ст. 62 УК, касающихся срока и размера наказания. Если исходить от обратного, данная норма может быть понята таким образом, что факт непредставления обвиняемым заведомо ложных сведений или неумолчания им о существенных обстоятельствах дела означает выполнение обвиняемым всех обязательств по соглашению о сотрудничестве, то есть содействию следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, что исключает назначение наказания в общем порядке. Однако это не так, поскольку для принятия судебного решения с понижением наказания в соответствии с условиями данной главы и ч. ч. 2 и 4 ст. 62 УК требуется наличие и других названых выше обстоятельств.

6. В ч. 5 ком. статьи предусмотрена возможность с учетом положений ст. 80.1 УК освобождения судом от отбывания наказания лица, которым были соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве. В свою очередь, ст. 80.1 УК предусматривает освобождение от наказания в связи с изменением обстановки, но только для лиц, впервые совершивших (не имеющих судимости, т.е. ранее не осуждавшихся, либо судимость которых погашена или снята в соответствии со ст. 86 УК) преступление небольшой или средней тяжести, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки эти лица или совершенные ими преступления перестали быть общественно опасными. Однако данное основание вряд ли может в полной мере соответствовать цели введения института досудебного соглашения о сотрудничестве, которая, как вытекает из Пояснительной записки Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству к соответствующему законопроекту, состоит в эффективном противодействии организованным формам преступной деятельности, следовательно, совершению в первую очередь тяжких и особо тяжких преступлений, причем нередко лицами, уже совершавшими ранее преступления и имеющими судимость.

Кроме того, изменение обстановки, состоящее в утрате самим преступлением общественной опасности, вовсе не соответствует ситуации, складывающейся в связи с выполнением обвиняемым соглашения о сотрудничестве. Утрата деянием общественной опасности в смысле ст. 80.1 УК означает наступление существенных перемен, связанных с событиями государственного или местного значения, т.е. с изменением ситуации вокруг личности виновного (объективным изменением обстановки). Она не следует из изменения поведения лица, совершившего преступное деяние <1>. Поэтому в данной части ст. 80.1 УК неприменима для освобождения от наказания лица, выполнившего условия соглашения о сотрудничестве.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М.: Юрайт-Издат, 2007. (Ком. к статье 80.1.)

 

Что касается утраты общественной опасности лицом, совершившим преступление, то в случае соглашения о сотрудничестве речь скорее должна идти об утрате его опасности не вследствие изменения обычного (т.е. за рамками уголовного судопроизводства) поведения лица, что характерно для условий применения ст. 80.1 УК <1>, а особого, специального (уголовно-процессуального) изменения его поведения, заключающегося в активном содействии расследованию преступления. Однако для такого специального изменения поведения закон предусматривает освобождение уже не от наказания, а от самой уголовной ответственности (ст. 75 УК; ст. 28 УПК).

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.