Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Смотрите ком. к ст. ст. 259, 260. 1 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Глава 45. КАССАЦИОННЫЙ ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ

УГОЛОВНОГО ДЕЛА

 

Статья 373. Предмет судебного разбирательства в суде кассационной инстанции

 

Комментарий к статье 373

 

1. О понятии производства в кассационной инстанции см. п. 2 ком. к ст. 5.

 

Статья 374. Сроки рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции

 

Комментарий к статье 374

 

1. На практике, если суд, решение которого обжалуется, не выполнил при направлении дела в кассационную инстанцию требования ст. ст. 357 - 359, касающиеся восстановления в предусмотренных законом случаях пропущенного срока обжалования, извещения о поданных жалобах и представлениях, принятия поданных на них возражений, кассационный суд возвращает ему дело для исправления обнаруженных недостатков. В этом случае месячный срок, указанный в настоящей статье, прерывается и начинает течь снова с момента повторного поступления дела в суд кассационной инстанции.

 

Статья 375. Кассационные жалоба и представление

 

Комментарий к статье 375

 

1. Содержание кассационной жалобы или представления в основном соответствует содержанию апелляционной жалобы или представления (см. ком. к ст. 363). Отличия состоят в том, что доводы лица, подавшего жалобу или представление, должны содержать ссылку на основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке, предусмотренные ст. 379, а также в том, что если осужденный заявляет ходатайство об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, то он должен указать на это в своей кассационной жалобе.

2. По смыслу ч. 1 ст. 356 во взаимосвязи с ч. 2 ст. 375 о желании участвовать в заседании суда кассационной инстанции осужденный должен указать в кассационной жалобе, а если дело рассматривается по представлению прокурора или по жалобе другого лица - в отдельном ходатайстве или возражениях на жалобу либо представление в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо копии жалобы или представления. Эти права и обязанности суд после провозглашения приговора обязан разъяснить в соответствии с ч. 1 ст. 11, что отражается в протоколе судебного заседания. Ходатайства, заявленные с нарушением указанных требований, определением суда кассационной инстанции могут быть оставлены без удовлетворения <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций".

 

Статья 376. Назначение судебного заседания

 

Комментарий к статье 376

 

1. Часть 2 настоящей статьи предписывает известить о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции стороны, т.е., по буквальному смыслу данной нормы, государственного обвинителя, частного обвинителя, потерпевшего и его представителя, осужденного или оправданного, его защитника и законного представителя, гражданского истца и гражданского ответчика и их представителей.

2. Вопрос о необходимости вызова в судебное заседание содержащегося под стражей осужденного решается судом лишь в том случае, если этот осужденный не заявил ходатайство о своем участии в рассмотрении уголовного дела. Если же такое ходатайство заявлено, его участие (непосредственное или путем использования систем видеоконференцсвязи) должно быть обеспечено в любом случае, поскольку это является безусловным правом осужденного <1>. При этом не имеет значения, принесены ли жалоба или представление в отношении этого или другого осужденного. Явившийся в судебное заседание осужденный или оправданный допускается к участию в нем во всех случаях.

--------------------------------

<1> См.: Постановление КС РФ от 10.12.1998 N 27-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РСФСР в связи с жалобой гр. М.А. Баронина // РГ. 24.12.1998. N 244.

 

3. Содержащийся под стражей обвиняемый, в отношении которого еще не постановлен приговор, не может быть лишен права изложить свою позицию по всем вопросам, подлежащим разрешению при рассмотрении судом кассационной инстанции жалобы или представления на промежуточное судебное решение, затрагивающее его конституционные права и свободы, и суд кассационной инстанции не может быть освобожден от обязанности принимать окончательное решение по жалобе или представлению лишь при условии обеспечения обвиняемому возможности реализовать это право <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 25.03.2004 N 95-О по жалобе гр. А.В. Евстафьева на нарушение его конституционных прав ч. 3 ст. 376 УПК РФ // СПС "КонсультантПлюс".

 

4. Неявка лиц, своевременно извещенных о дате, времени и месте заседания суда кассационной инстанции, не препятствует рассмотрению уголовного дела, однако лицо, подавшее жалобу или представление, а также потерпевший, осужденный или оправданный, его защитник и законный представитель могут ходатайствовать об отложении рассмотрения их дела, если не могут принять в нем участие. Когда причина неявки уважительна, суду следует удовлетворять такое ходатайство.

 

Статья 377. Порядок рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции

 

Комментарий к статье 377

 

1. Важнейшей новеллой кассационного рассмотрения уголовных дел, введенной УПК РФ, является (до 01.01.2013 - согласно ст. 3 ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ) возможность проведения здесь по ходатайству стороны судебного следствия по правилам гл. 37. То есть по буквальному смыслу этой нормы в судебном заседании кассационной инстанции доказательства могут исследоваться непосредственно, а значит, допустимо: допрашивать осужденного или оправданного, потерпевшего, свидетелей и экспертов, проводить экспертизы, осматривать вещественные доказательства, а при необходимости - также местность или помещения, оглашать протоколы следственных и судебных действий, проводить освидетельствование и т.д. (ст. ст. 275, 277, 278, 282, 283, 284, 285, 287, 288, 289, 290 гл. 37). Однако Пленум ВС РФ, признавая, что "в соответствии с частью 4 статьи 377 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству стороны непосредственно (выделено автором. - А.С.) исследовать доказательства в соответствии с требованиями главы 37 УПК РФ", тем не менее разъяснил, что "под таким исследованием следует понимать проверку имеющихся в уголовном деле доказательств, получивших оценку суда первой инстанции (оглашение показаний свидетелей, потерпевшего, заключения эксперта и т.п.)". Он разъясняет судам, что применительно к ч. 4 ст. 377 под исследованием доказательств судом кассационной инстанции следует понимать проверку имеющихся в уголовном деле доказательств, исследованных судом первой инстанции. В связи с этим суд кассационной инстанции не вправе проводить допрос свидетелей, назначать судебные экспертизы и т.п. <1>. Однако оглашение письменных протоколов (например, допросов) никак не может быть приравнено к непосредственному исследованию доказательств, напротив, оно есть не что иное, как изъятие из данного принципа уголовного судопроизводства (см. об этом наш ком. к ст. 281 настоящего Кодекса). Непосредственное исследование доказательств полноценно возможно лишь с помощью следственных действий, которые специально предназначены и приспособлены для такого исследования. Представляется, что во многом благодаря разрешению законодателем проведения в данной инстанции исследования доказательств методами судебного следствия она перестает быть сугубо кассационной, приближаясь по своей процессуальной форме и характеру принимаемых решений к апелляции, которая более соответствует стандартам состязательного судопроизводства, нежели чистая кассация. По-видимому, поводом для осторожного отношения Пленума ВС РФ к возможностям судебного следствия в данной инстанции послужило указание ч. 6 данной статьи, где содержится запрет на получение путем проведения следственных действий так называемых дополнительных материалов. Однако эти материалы добывает не суд, а стороны, и, хотя дополнительные материалы представляются сторонами в суде, их получение возможно лишь вне рамок судопроизводства - отсюда и законодательный запрет на использование следственных действий. Однако точку в этом споре, как представляется, поставил КС РФ, разъяснив в ряде своих постановлений: "Гарантируемое Конституцией Российской Федерации право на судебную защиту подразумевает создание государством необходимых условий для эффективного и справедливого разбирательства дела прежде всего в суде первой инстанции, где разрешаются все существенные для определения прав и обязанностей сторон вопросы; ошибки же, допущенные судом первой инстанции, подлежат исправлению судом второй инстанции в процедурах, наиболее приближенных к производству в суде первой инстанции (выделено автором - А.С.)". Согласно ч. 4 ст. 377 УПК суд кассационной инстанции обладает возможностью проведения судебного следствия <2>.

--------------------------------

<1>Пункт 25 Постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", а равно п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций".

<2> См.: п. 6 Постановления КС РФ от 16.05.2007 N 6-П по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 237, 413 и 418 УПК РФ в связи с запросом президиума Курганского областного суда // РГ. 02.06.2007. N 117; Определение КС РФ от 19.05.2009 N 1003-О-О.

 

2. Дополнительные материалы, о которых идет речь в частях 5 - 7 ком. статьи, т.е материалы, ранее не представленные и не исследованные в суде первой или апелляционной инстанции, по сути, являются судебными доказательствами, но особого рода. С физической стороны это предметы и документы. Юридически они не могут быть получены путем производства следственных действий, а также положены в основу окончательного решения суда кассационной инстанции по делу - об изменении приговора или иного судебного решения или его отмене с прекращением уголовного дела, за исключением бесспорных случаев, когда содержащиеся в таких материалах данные или сведения не требуют дополнительной проверки и оценки судом первой инстанции (факт смерти осужденного после подачи им кассационной жалобы, недостижение осужденным возраста уголовной ответственности, отсутствие прежней судимости и т.п.). Вместе с тем с помощью дополнительных материалов после оценки их судом в совокупности со всеми другими материалами дела может быть обосновано промежуточное решение суда об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. Дополнительные материалы приобщаются судом к уголовному делу, если имеют к нему отношение. На наш взгляд, решение о приобщении их к делу должно оформляться определением суда кассационной инстанции. По смыслу данной статьи кассационный суд не вправе по своей инициативе истребовать дополнительные материалы - это всецело дело сторон. Именно поэтому дополнительные материалы не могут быть получены путем проведения следственных действий. Лицо, представляющее суду дополнительные материалы, обязано указать, каким путем они получены и в связи с чем возникла необходимость их представления. Получение этих материалов с нарушениями норм федеральных законов, как правило, влечет за собой признание их недопустимыми и отказ в приобщении к уголовному делу. Однако при этом, на наш взгляд, должно соблюдаться правило об асимметрии оценки доказательств в пользу стороны защиты (см. о нем п. 6 ком. к ст. 75).

3. КС РФ указал, что ст. 377 в ее конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу ранее вынесенных решений КС РФ, не может рассматриваться как освобождающая суд кассационной инстанции от необходимости отражения в принятых им решениях или в протоколе его заседания действий суда и участников судебного заседания, в том числе связанных с исследованием доказательств и имеющих значение для оценки законности и обоснованности кассационного определения <1>. Данная позиция была учтена законодателем в изменениях (ч. 9), внесенных в ком. статью ФЗ от 03.05.2011 N 95-ФЗ.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 20.10.2005 N 383-О по жалобе гр. В.А. Силаева на нарушение его конституционных прав положениями ст. 377 УПК РФ.

 

Статья 378. Решения, принимаемые судом кассационной инстанции

 

Комментарий к статье 378

 

1. Наибольшую трудность при практическом применении может вызвать п. 3 ч. 1 ком. статьи. Она связана прежде всего с тем, что кассационная инстанция более не вправе отменить приговор с направлением дела на новое предварительное расследование, как это имело место в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 339 УПК РСФСР, а может принять решение о направлении уголовного дела лишь на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции. Но как должен поступить кассационный суд, если обнаружит основание для отмены приговора, которое возникло еще на досудебном производстве и не было устранено судом первой или апелляционной инстанции? Представляется, что в подобных случаях возможны три варианта действий. Если дефект предварительного расследования, повлиявший или способный повлиять на законность и обоснованность приговора, может быть восполнен в судебном разбирательстве, кассационная инстанция направляет дело на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции. Если существенное нарушение закона, допущенное на предварительном расследовании по делу, поступившему в кассационную инстанцию, заведомо не может быть исправлено в суде первой или апелляционной инстанции (например, обвиняемый был неправомерно ограничен в ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного расследования), то кассационная инстанция должна отменить приговор и направить дело в суд первой инстанции со стадии назначения судебного заседания. Суд же первой инстанции, в свою очередь, может направить дело прокурору в целях исправления недостатков предварительного расследования (см. ком. к ст. ст. 237, 252 настоящего Кодекса). Когда же существенное процессуальное нарушение, допущенное органами предварительного расследования при собирании доказательств, невосполнимо, то полученные таким путем доказательства признаются судом кассационной инстанции недопустимыми, а решение - любое из четырех, указанных в ч. 1 настоящей статьи, - принимается в зависимости от значения исключенных доказательств для доказанности обвинения.

 

Статья 379. Основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке

 

Комментарий к статье 379

 

1. Из перечня оснований для отмены или изменения судебного решения в УПК РФ, в отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства (ст. 343 УПК РСФСР), исключена односторонность или неполнота, дознания, предварительного или судебного следствия. Кассационная инстанция хотя и вправе непосредственно исследовать доказательства (ч. 4 ст. 377), однако судебного следствия в полном объеме не проводит и потому не может достаточно достоверно судить о всесторонности и полноте ранее проведенного предварительного расследования и судебного следствия. См. также пункт 2 ком. к ст. 409 настоящего Кодекса.

2. О содержании п. п. 1 - 4 настоящей статьи см. ком. к ст. ст. 380 - 383.

3. В ч. 3 ст. 386 содержится еще одно кассационное основание для отмены приговора, вынесенного в суде с участием присяжных заседателей, а именно противоречие приговора вердикту присяжных заседателей.

 

Статья 380. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела

 

Комментарий к статье 380

 

1. Название данной статьи повторяет неточность, допускавшуюся в ст. 344 УПК РСФСР. Из наименования ком. статьи, на первый взгляд вытекает, что данное кассационное основание заключается в несоответствии материально-правовых выводов суда - о квалификации преступления, виде и мере наказания - фактическим обстоятельствам дела. Однако речь идет об ином, а именно о несоответствии выводов суда о фактических обстоятельствах дела исследованным судом доказательствам.

2. Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (пункт 1 настоящей статьи), во-первых, когда все доказательства собраны полно и правильно, но из них сделаны судом логически неправильные выводы о фактических обстоятельствах дела. Так, например, суд в определении по конкретному делу, основываясь на выводе экспертов-психиатров о слабоумии подсудимого К. в момент проведения обследования, сделал вывод о том, что и два года назад подсудимый был слабоумен, основываясь лишь на том соображении, что "...процесс ослабоумливания имеет только прогрессивное течение". Однако из прогрессирования процесса, т.е. его развития от меньшего к большему, суд должен был сделать прямо противоположный логический вывод, а именно о том, что два года назад психическое болезненное состояние подсудимого было менее выражено либо вообще еще не существовало. Во-вторых, возможна ситуация, когда выводы суда первой или апелляционной инстанции не подтверждаются доказательствами, рассмотренными им в судебном заседании, если эти доказательства признаны кассационным судом недопустимыми.

3. Суд не учел обстоятельства (следует читать - "доказательства"), которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 настоящей статьи), когда при построении своих выводов об обстоятельствах дела он проигнорировал некоторые доказательства, которые, будь они приняты во внимание, заставили бы сделать существенно иной вывод, чем тот, к которому пришел суд. Например, по делу о незаконном приобретении, хранении и сбыте наркотических средств суд не учел показаний подсудимого В. и ряда свидетелей о том, что лицо, негласно действовавшее по заданию оперативно-розыскного органа в рамках оперативного эксперимента и приобретшее наркотик у подсудимого, долго уговаривало последнего купить для него героин, мотивируя это тем, что без приема наркотика может умереть, и обещая "угостить" подсудимого, тоже наркомана, приобретенным наркотиком. Между тем по данному делу имело место уголовно наказуемое подстрекательство подсудимого к приобретению наркотика, и суду необходимо было учесть названные показания подсудимого и свидетелей при оценке допустимости полученных доказательств в результате такого оперативно-розыскного мероприятия.

4. Кассационное основание, указанное в пункте 3 настоящей статьи, имеет место тогда, когда при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. При этом выводы суда об обстоятельствах дела могут быть фактически правильными, однако в приговоре отсутствует мотивировка того, почему суд отвергает часть доказательств и принимает противоположные доказательства. Так, например, по делу Ш., обвиняемого в вымогательстве и незаконном лишении свободы, судом были заслушаны свидетели, говорившие об алиби подсудимого, однако в приговоре суд не оговорил, почему он не считает эти показания достоверными и принял за основу своего решения лишь показания потерпевшей.

5. В части 4 анализируемой статьи предусматривается кассационное основание, которое также состоит в отсутствии в приговоре надлежащей мотивировки. Однако это касается не устраненного судом противоречия не в доказательствах, а в фактических обстоятельствах дела, которое повлияло или могло повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания. Например, во вводной части приговора говорится об отсутствии судимости у подсудимого, а в описательно-мотивировочной или резолютивной части - о наличии такой судимости.

 

Статья 381. Нарушение уголовно-процессуального закона

 

Комментарий к статье 381

 

1. Основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке, согласно части 1 ком. статьи, являются такие процессуальные нарушения, которые повлияли или могли повлиять на законность, обоснованность и справедливость приговора. Следует заметить, что данный критерий при практическом применении вызывает определенные сложности. Так, теоретически нарушение почти любой уголовно-процессуальной нормы может повлиять на законность, обоснованность и справедливость судебного решения, поскольку именно процессуальная форма в конечном счете обеспечивает правосудные приговоры. Процессуальные нарушения, даже будучи очень серьезными, иногда могут сделать незаконной процедуру судопроизводства в целом, хотя бы и не затрагивая существо приговора - его фактическую обоснованность, правильность квалификации преступления и т.д. В этих случаях незаконность приговора проистекает не из его внутренних качеств, а является следствием общего нарушения режима законности (должной правовой процедуры) по делу.

Пленум ВС РФ разъяснил, что при кассационном рассмотрении уголовного дела независимо от доводов жалобы или представления суд обязан проверить, не имеется ли нарушений уголовно-процессуального закона, предусмотренных ст. 381. При этом следует иметь в виду, что нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену обвинительного приговора, являются: невручение или несвоевременное вручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта; необеспечение подсудимому, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться услугами переводчика; осуществление одним и тем же лицом защиты двух и более подсудимых, если интересы одного из них противоречат интересам другого; непредоставление подсудимому (при отсутствии у него защитника) слова для защитительной речи или последнего слова и другие.

Установив наличие нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обвинительного приговора, суд кассационной инстанции обязан отменить такой приговор в отношении всех осужденных, которых касаются допущенные нарушения, независимо от того, кто из них подал жалобу и в отношении кого принесено кассационное представление. Это требование должно соблюдаться как при установлении наличия нарушений, перечисленных в ч. 2 ст. 381, так и при обнаружении иного нарушения норм уголовно-процессуального закона, если оно путем лишения или стеснения гарантированных законом прав обвиняемого, подсудимого и других участников процесса или иным путем повлияло либо могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций".

 

2. Представляется, что существенными процессуальными нарушениями, которые могут повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, следует считать только те, которые так или иначе посягают на исходные, фундаментальные начала состязательного судопроизводства - принципы равенства сторон и независимости суда. В совокупности эти принципы образуют главную конструкцию состязательного процесса. Все другие принципы состязательного судопроизводства могут быть выведены с помощью логики из двух этих фундаментальных начал. Отступление от них способно серьезно пошатнуть все здание правосудия и может квалифицироваться как существенное процессуальное нарушение, влекущее отмену судебного решения.

Как представляется, нарушение принципа равенства сторон, способное создать основание для отмены или изменения судебного решения, может иметь место в следующих случаях:

- применение одной из сторон к другой (как правило, к обвиняемому или подозреваемому) физического или психологического принуждения без достаточных на то оснований и без судебного контроля, а также применение таких методов расследования, которые могут нарушить ее способность к правильным суждениям и принятию адекватных решений;

- использование доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны органов уголовного преследования к совершению обвиняемым преступления <1>;

--------------------------------

<1> См. решение Европейского суда по правам человека по делу "Texeira de Castro v. Portugal" от 09.06.1998.

 

- прямое введение в заблуждение одной из сторон или иных участников судопроизводства относительно их прав, а также умолчание о них там, где без их разъяснения остаются неустранимые сомнения в отношении соблюдения равенства сторон;

- лишение подозреваемого или обвиняемого права на помощь профессионального защитника, в т.ч. при необходимости бесплатную;

- незаконное ограничение права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика на доступ к правосудию;

- проведение судебного разбирательства в отсутствие обвиняемого, если им не было заявлено ходатайство о заочном рассмотрении дела или если ему лично не было предъявлено обвинение;

- незаконное лишение стороны возможности защищать свою позицию по делу или представить относящиеся к нему доказательства либо возражения на утверждения другой стороны;

- предоставление одной из сторон не предусмотренных законом льгот и преимуществ (например, необоснованное продление сроков предварительного расследования);

- незаконное лишение той или другой стороны возможности непосредственно знакомиться с требованиями и доказательствами, представляемыми в суд ее процессуальным противником, а также принимать непосредственное участие в их устном судебном исследовании;

- нарушение презумпции невиновности (незаконное возложение бремени доказывания на обвиняемого и т.п.);

- незаконное изменение субъектного состава процессуальных правоотношений, способное изменить установленный законом баланс сил в пользу одной из сторон (нарушение правил подследственности, незаконное участие в проведении предварительного следствия ненадлежащих следователей, органов дознания и их сотрудников и т.д.). Произвольное нарушение правил подследственности порождает сомнения в независимости и беспристрастности органа уголовного преследования, но пристрастность публичного обвинителя несовместима в состязательном процессе с принципом равенства сторон;

- грубое нарушение судом или органами предварительного расследования процессуальных сроков, которые обеспечивают право обвиняемого на защиту, или принципа неприкосновенности личности.

Нарушение принципа независимости суда способно создать основания для отмены или изменения судебного решения, если:

- суд обнаруживал в ходе производства по делу пристрастность либо имеются обстоятельства, ставящие под серьезное сомнение его беспристрастность и объективность (наличие оснований для отвода судей; явная тенденциозность в пользу одной из сторон или враждебность по отношению к другой, проявляемая судьями в ходе процесса <1>; нарушение правил, регулирующих подсудность и состав суда; неправомерное ограничение судом гласности судопроизводства; нарушение тайны совещания судей, коллегиального порядка голосования и т.п.);

--------------------------------

<1> См. решение Европейского суда по правам человека по делу "Kraska v. Switzeland" от 19.04.1993.

 

- решение вынесено незаконным составом суда;

- суд выполнял в процессе функции, присущие сторонам (например, необоснованная подмена судом обвинителя при собирании и исследовании доказательств);

- суд в основание своего обвинительного решения по делу положил доказательства, при собирании и (или) проверке которых на досудебных стадиях процесса были допущены такие нарушения закона, которые оставляют неустранимые сомнения в достоверности этих доказательств (в случае признания таких доказательств суд фактически попадает в зависимость от добросовестности или недобросовестности органа предварительного расследования).

3. Однако не всегда названные выше обстоятельства влекут за собой отмену судебного решения. Исключение составляют те из них, которые хотя и породили сомнения в целостности основополагающих принципов равенства сторон, независимости суда, но реально не причинили им реального вреда. Если заинтересованная сторона сумеет доказать, что, несмотря на допущенные нарушения, реальных вредных последствий для равенства сторон, независимости суда не наступило, та или иная процедура в целом может быть признана законной. В частности, непредупреждение обвиняемого о его праве не давать показания против себя и своих близких, несомненно, является весьма серьезным процессуальным нарушением, посягая на добровольность показаний обвиняемого, и, следовательно, на равенство сторон. Однако, если будет доказано (в т.ч. показаниями самого обвиняемого, подсудимого), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний, а также на обоснованность приговора в целом, представляется, что суд кассационной инстанции вправе считать такие показания допустимыми, а приговор - не подлежащим отмене. Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для главных принципов состязательного судопроизводства, результаты процесса в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а принятое решение подлежит отмене. Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признательных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате процесс перестал отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.