Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Более подробно об основаниях прекращения дела см. комментарий к ст. ст. 24 - 28.1 УПК РФ.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Статья 239.1. Выделение уголовного дела

 

Комментарий к статье 239.1

 

1. Исходя из положений комментируемой статьи, суд имеет право, без возвращения дела прокурору, принять самостоятельное решение о выделении дела. Такое решение может быть принято, например, в случаях, когда по делу привлечено несколько подсудимых, и в силу квалификации преступления отдельных из них дело в этой части может быть подсудно другому суду. Выделение судом дел с другой предметной подсудностью позволяет более равномерно распределять нагрузку между судами разных уровней. Условием для выделения дела является обеспечение всесторонности и объективности разрешения дела.

2. Если один или несколько подсудимых на предварительном слушании отказываются от суда с участием присяжных заседателей, суд решает вопрос о выделении уголовного дела в отношении этих подсудимых в отдельное производство. При этом судом должно быть установлено, что выделение уголовного дела в отдельное производство не будет препятствовать всесторонности и объективности разрешения уголовного дела, выделенного в отдельное производство, и уголовного дела, рассматриваемого судом с участием присяжных заседателей. При невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2010 N 8-П).

3. Следует учесть, что эта норма введена сравнительно недавно, и пока нет обобщений практики по ее применению. Однако уже сейчас можно отметить определенные сложности в применении комментируемой статьи. Не урегулирован, например, вопрос о действиях судьи по техническому разделению дел. Кто должен определять, какие из документов уголовного дела будут выделены, а какие останутся в деле? Нужно ли изменять текст обвинительного заключения, оставшегося в деле, если часть фактических обстоятельств не будет рассматриваться в судебном заседании и отдельные обвиняемые, указанные в обвинительном заключении, фактически не будут участвовать в судебном заседании? Какова роль государственного обвинителя в принятии решения о выделении дела судом? На эти и другие вопросы ответы должна дать практика. Поэтому, применяя комментируемую статью, судьи должны учитывать указанные и другие риски и пробелы в регулировании этого вопроса.

 

Глава 35. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

 

Статья 240. Непосредственность и устность

 

Комментарий к статье 240

 

1. Общие условия судебного разбирательства представляют собой уголовно-процессуальные нормы, устанавливающие совокупность основных положений и правил подготовки к судебному заседанию в форме предварительного слушания, рассмотрению в судах первой и апелляционной инстанций, обеспечивающих реализацию принципов уголовного судопроизводства на этих стадиях и формах уголовного процесса. Общие условия судебного разбирательства одинаково определяют порядок рассмотрения и разрешения уголовного дела в суде первой инстанции вне зависимости от усложнения или упрощения процессуальной формы, например, при особом порядке судебного разбирательства (ч. 1 ст. 316, ч. 1 ст. 317.7 УПК РФ), производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей (ст. 324 УПК РФ), если иное прямо не оговорено в соответствующей статье УПК РФ.

2. Обеспечению принципа состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ) служит установленное ч. 1 комментируемой статьи правило о непосредственности судебного разбирательства, согласно которому в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию (см. Определение Конституционного Суда РФ от 21.10.2008 N 948-О-О). Непосредственность заключается в том, что суд самостоятельно с участием сторон исследует доказательства, производя для этого необходимые процессуальные действия, с целью установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Только в случае невозможности непосредственного получения доказательственной информации (сведений) из первоисточника суд может получить ее из других видов доказательств.

Непосредственное восприятие доказательств по делу положительно сказывается на формировании внутреннего убеждения участников уголовного судопроизводства по фактическим и правовым вопросам дела. Необходимо непосредственно и устно исследовать доказательства в предусмотренной законом процедуре. Недопустимым является отказ судьи в приеме заявления потерпевшего по делу частного обвинения ввиду необоснованности сформулированного в нем обвинения, равно как и прекращение дела по тем же мотивам на стадии подготовки к судебному заседанию, что означает обсуждение самого существа данного дела на указанной стадии. В силу правил, закрепленных ст. ст. 240, 244 УПК РФ, принятие решения возможно только на стадии судебного разбирательства, т.е. после проведения с участием сторон непосредственного исследования всех имеющихся по делу доказательств и выслушивания мнений как стороны обвинения, так и стороны защиты относительно наличия или отсутствия события преступления, виновности подсудимого, квалификации содеянного, а также по иным имеющим значение для принятия решения вопросам (см. Определения Конституционного Суда РФ от 08.02.2007 N 324-О-О, от 02.11.2011 N 1477-О-О). Не является нарушением непосредственности исследование судом не всех доказательств (см. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 01.03.2011 N 66-О11-13).

Из правила о непосредственности следует, что доказательство, признанное недопустимым при рассмотрении уголовного дела в отношении одного лица, не может автоматически считаться недопустимым при рассмотрении уголовного дела в отношении другого лица (см. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 19.01.2012 N 5-О11-276СП).

Для правоприменительной практики имеет значение вопрос о том, свидетельствует ли о нарушении непосредственности то обстоятельство, что после начала рассмотрения дела по существу определенным составом суда другие судьи разрешали вопрос о продлении срока содержания под стражей подсудимых. По мнению Верховного Суда РФ, соблюдение непосредственности связано, как правило, с рассмотрением дела по существу (с исследованием доказательств). Отступление от данного положения при разрешении одного вопроса - о продлении срока содержания под стражей подсудимых - не следует расценивать как нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора (см. Определение Верховного Суда РФ от 27.12.2006 N 81-О06-117).

3. Устность состоит в том, что основой судебного разбирательства является судоговорение, которое осуществляется путем произнесения, озвучивания, изложения и оглашения доказательственной информации в словесной форме в судебном заседании, а также выступления сторон в судебных прениях. Условием действительности большинства процессуальных действий является их изложение в устной форме. В судебном заседании все требования, замечания и возражения сторон должны быть изложены устно, а зафиксированные в письменных документах - прочитаны. Устность дает возможность всем субъектам уголовного процесса быть непосредственно осведомленными о развитии процесса доказывания, а также о процессуальных позициях других участников производства по делу.

Устность не характерна для стадии предварительного расследования в целом и проявляется лишь в той части, в которой участвует суд, проводящий судебные заседания в порядке судебного контроля.

 

Европейский суд по правам человека указал, что, когда рассматривается законность содержания под стражей во время следствия и судебного разбирательства, обычно требуется проводить устное слушание.

См.: Постановление ЕСПЧ от 25.10.2007 по делу "Лебедев против Российской Федерации".

 

4. Доказательства, полученные на территории иностранного государства его должностными лицами в ходе исполнения ими поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам или направленные в Российскую Федерацию в приложении к поручению об осуществлении уголовного преследования, заверенные и переданные в установленном порядке (ст. 455 УПК РФ), также подлежат непосредственному и устному исследованию в судебном заседании.

5. Требование устности не исключает письменного закрепления процессуальных действий в производстве по уголовным делам, что позволяет участникам уголовного судопроизводства сделать вывод об их достоверности или недостоверности. Весь ход судебного разбирательства фиксируется в протоколе судебного заседания (ст. 259 УПК РФ). Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника, которые произносятся ими в устной форме. Все сказанное участниками прений также фиксируется в протоколе судебного заседания. Недопустимо в протоколе ограничиваться лишь указаниями на то, что участникам судебных прений было предоставлено слово (см. Определение Верховного Суда РФ от 05.04.2006 N 20-006-5).

6. По общему правилу только в устной форме должны получаться сведения, имеющие своим источником людей (показания обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта и т.д.). В соответствии с пп. "d" п. 3 ст. 6 ЕКПЧ каждый обвиняемый в совершении преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.

 

Рассматривая данную проблему, ЕСПЧ указал, что тщательное исследование национальным судом письменных показаний свидетелей, принятие во внимание того факта, что они не меняли свою версию происшествия, предоставление заявителю возможности оспаривать их в судебном заседании едва ли может рассматриваться как надлежащая замена личного наблюдения важных свидетелей, дающих устные показания.

См.: Постановление ЕСПЧ от 24.04.2012 по делу "Дамир Сибгатуллин против Российской Федерации".

 

Схожая правовая позиция в отношении потерпевшего содержится в Постановлении ЕСПЧ от 24.07.2008 по делу Владимир Романов против Российской Федерации.

 

Европейский суд по правам человека указал в нем следующее. Заявитель не присутствовал на допросах потерпевшего следователем, не имел возможности задать вопросы потерпевшему тогда или впоследствии. Поскольку видеозапись допроса потерпевшего на следствии не велась, ни заявитель, ни судьи не имели возможности наблюдать его поведение на допросе и, таким образом, составить представление об их достоверности. При таких обстоятельствах ЕСПЧ не признал, что заявитель имел надлежащую и адекватную возможность оспорить показания потерпевшего, которые имели решающее значение для признания его виновным, и, таким образом, он не использовал право на справедливое разбирательство дела. Соответственно, в этой части имело место нарушение п. 1 ст. 6 ЕКПЧ во взаимосвязи с пп. "d" п. 3 ст. 6 этой Конвенции.

 

7. Следует обращать внимание на то обстоятельство, что суд именно заслушивает заключение эксперта, а не оглашает его самостоятельно. Оглашение протоколов следственных действий, проведенных в досудебном производстве, допускается лишь в случае невозможности осуществить исследование доказательств путем производства соответствующих судебных действий. Осмотру вещественных доказательств в судебном заседании должен предшествовать допрос лица, изъявшего предмет, признавшего его вещественным доказательством и приобщившего последний к уголовному делу.

Частью 2 комментируемой статьи установлены изъятия из непосредственности и устности путем оглашения показаний в случаях, предусмотренных ст. ст. 276, 281 УПК РФ (см. комментарий к ст. ст. 276, 281 УПК РФ).

Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в особо предусмотренных случаях, причем фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании (см. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.02.2013 N 26-О12-6).

Для обеспечения непосредственности, устности судебного разбирательства, права подсудимого и его защитников допрашивать лиц, показывающих против него, перед оглашением показаний свидетеля суд должен принять необходимые меры для обеспечения его явки (см. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 22.05.2013 N 66-О13-8). Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал, что оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 240, ст. ст. 276, 281 УПК РФ), что обусловлено как необходимостью устранения неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между стороной защиты и стороной обвинения, проводившей допросы потерпевших и свидетелей в ходе досудебного производства и составившей соответствующие протоколы, так и стремлением создать для суда условия, при которых ему обеспечиваются свободные от постороннего влияния восприятие и оценка показаний участников уголовного судопроизводства (см. Определения Конституционного Суда РФ от 17.07.2014 N 1756-О, от 23.12.2014 N 2796-О, и др.). Уголовно-процессуальный закон не предусматривает в связи с оглашением в судебном заседании ранее данных показаний каких-либо изъятий из установленного уголовно-процессуальным законом порядка доказывания по уголовным делам (см. Определения Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1341-О, от 25.09.2014 N 2219-О, и др.).

Непосредственность и устность ограничиваются, когда в производстве по уголовному делу участвует потерпевший или свидетель, данные о личности которого требуется сохранить в тайне. В этом случае суд без оглашения подлинных данных о личности потерпевшего или свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 1 ст. 277, ч. 5 ст. 278 УПК РФ).

Правовые нормы, регулирующие особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ) и особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ), устанавливают изъятия из непосредственности и устности (см. комментарий к ст. ст. 316, 317.7 УПК РФ).

9. Приговор суда может быть основан только на доказательствах, в том числе полученных по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий (ст. 89 УПК РФ) (см. Определение Конституционного Суда РФ от 23.12.2014 N 2785-О), на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, исследованных непосредственно и в устной форме в судебном заседании.

10. Правило устности и непосредственности не нарушается при использовании в современном процессе технических возможностей дистанционного общения суда с отдельными участниками процесса. Особенности допроса свидетеля путем использования систем видеоконференц-связи установлены ст. 278.1 УПК РФ. По аналогии положения данной статьи могут быть применены к допросу потерпевшего (см. комментарий к ст. 278.1 УПК РФ).

 

Статья 241. Гласность

 

Комментарий к статье 241

 

1. Часть 1 ст. 123 Конституции РФ устанавливает, что разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Поэтому правило о гласности является одним из конституционных принципов процесса. Гласность характеризуется тем, что разбирательство уголовных дел в судах носит открытый, доступный для публики характер. Гласность распространяется в большей части на судебное производство и действует для судов всех уровней, распространяясь на все уголовные дела.

Гласность, обеспечивая контроль со стороны общества, является гарантией права на справедливое судебное разбирательство и соблюдение прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве. Распространение гласности только на судебное разбирательство исключило из сферы контроля общественности все досудебное производство. Отсутствие общественного контроля на досудебных стадиях создает предпосылки для нарушения прав человека на этих стадиях, способствует росту коррупции, снижению информированности общества о применении уголовного и уголовно-процессуального закона, эффективности работы дознавателей, следователей и прокуроров, не в полной мере оказывает и превентивное воздействие на общество. Информирование общественности не только о деятельности суда, но и органов, ведущих досудебное производство, положительно сказалось бы на росте правосознания граждан. Все это говорит о необходимости распространения гласности и на досудебное производство уголовного процесса.

2. Для характеристики гласности судебного разбирательства в нормах международного права используется термин "публичность", употребляемый в смысле "открытость", "гласность" (ср. ст. 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, п. 1 ст. 6 ЕКПЧ и др.). В соответствии с п. 1 ст. 6 ЕКПЧ каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на публичное разбирательство дела. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия. Таким образом, ЕКПЧ гарантирует два различных права: право на публичное разбирательство дела и право на публичное провозглашение решения (см., например, Постановление ЕСПЧ от 03.04.2014 по делу "Артемов против Российской Федерации").

3. Гласность состоит в возможности свободно присутствовать на судебном заседании сторонам уголовного судопроизводства и общественности, в том числе гражданам (физическим лицам), представителям организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, представителям редакций СМИ (журналистам), не являющимся участниками судебного разбирательства.

Общественность состоит из любых граждан, присутствующих при рассмотрении дела. В ч. 5 комментируемой статьи и ч. 1 ст. 258 УПК РФ они названы лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, и лицами, присутствующими в зале судебного заседания. Данные лица не являются субъектами уголовного судопроизводства и не выполняют никаких процессуальных функций. Однако это не означает, что они не имеют прав и обязанностей. Представители общественности несут обязанности соблюдать порядок в зале судебного заседания, не препятствовать каким-либо образом правильному его проведению, а также покинуть зал судебного заседания или заплатить денежное взыскание за нарушение порядка в судебном заседании (см. комментарий к ст. ст. 117, 118 УПК РФ).

Не допускается проведение открытых судебных заседаний в помещениях, исключающих возможность присутствия в них лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций СМИ (журналистов) (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35).

 

Вопрос о допустимости проведения открытого судебного заседания в следственном изоляторе стал предметом рассмотрения ЕСПЧ. Европейский суд по правам человека пришел к выводу: тот факт, что суд состоялся в помещении следственного изолятора, не обязательно говорит о том, что суд не был публичным. Также один только факт, что свидетелям, остальным участникам судебного процесса и возможным зрителям пришлось бы пройти процедуру установления личности или проверки безопасности, сам по себе не лишает слушание публичного характера. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а права, которые являются реальными и эффективными. Судебный процесс соответствует требованию публичности, только если общественность имеет возможность получить информацию о дате и месте проведения слушаний и если просто добраться до этого места. Во многих случаях эти условия будут соблюдены, если слушание проводится в обычном зале суда, достаточно большом, чтобы вместить зрителей. Однако проведение судебного заседания вне зала суда, в таких местах, как следственный изолятор, в который широкая общественность, в принципе, не имеет доступа, серьезно ограничивает его публичность. В этих случаях государство обязано предпринять компенсирующие меры для обеспечения того, чтобы общественность и СМИ были должным образом проинформированы о месте проведения слушания и имели эффективный доступ.

См.: Постановление ЕСПЧ от 13.03.2014 по делу Старокадомский против Российской Федерации (N 2).

 

4. В соответствии со ст. 6 Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" гласность судебного разбирательства обеспечивается также: обнародованием (опубликованием) информации о деятельности судов в СМИ; размещением информации о деятельности судов в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет"; размещением информации о деятельности судов в занимаемых судами, Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, органами судебного департамента, органами судейского сообщества помещениях; ознакомлением пользователей информацией с информацией о деятельности судов, находящейся в архивных фондах; предоставлением пользователям информацией по их запросу информации о деятельности судов. Большое значение для обеспечения гласности судов имеет размещение в Интернете текстов судебных актов.

5. Рассмотрение дела в закрытом судебном заседании полностью или в части представляет собой ограничение гласности и происходит при участии сторон без представителей общественности, в том числе представителей СМИ (журналистов), в силу требований закона и по усмотрению суда, с соблюдением всех норм уголовного судопроизводства. Предусмотренная законом возможность проведения закрытого судебного заседания относится к числу правовых средств, используемых в указанных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ конституционно значимых целях, в том числе для обеспечения борьбы с преступностью и защиты прав и законных интересов потерпевших, свидетелей и иных лиц, оказывающих содействие в раскрытии и расследовании преступлений (см. Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2007 N 622-О-О).

Решение о проведении закрытого судебного заседания может быть принято путем вынесения определения или постановления суда при назначении судебного заседания (п. 5 ч. 2 ст. 231 УПК РФ) и (или) в любой момент судебного разбирательства до удаления суда в совещательную комнату. Такое определение или постановление суда должно быть законным, обоснованным, мотивированным, т.е. содержать указание на конкретные, фактические обстоятельства, имевшиеся в данном деле, на основании которых суд принял такое решение.

О проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании указывается в протоколе судебного заседания и вводной части принятого по делу судебного постановления. После вынесения и оглашения определения или постановления суда о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании лица присутствующие в судебном заседании, но не являющиеся участниками процесса, удаляются из зала судебного заседания, о чем указывается в протоколе судебного заседания. При этом представители редакций СМИ (журналисты) должны иметь возможность удалиться из зала судебного заседания последними (п. п. 5, 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35).

6. Приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании. В случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании или в случае рассмотрения уголовного дела о преступлениях в сфере экономической деятельности, а также о преступлениях, перечисленных в ч. 7 комментируемой статьи, на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора. Указанное обстоятельство говорит о том, что в данном случае большее значение придается вопросам государственной и общественной безопасности, обеспечения основ конституционного строя, а также интересам хозяйствующих субъектов, а не общественному интересу.

В момент провозглашения приговора он должен быть составлен полностью. Составление приговора не в полном объеме и провозглашение в связи с этим только вводной и резолютивной частей приговора либо только его резолютивной части следует рассматривать как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1).

7. Закрытое судебное разбирательство допускается, когда рассмотрение уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны. Проведение разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву сохранения государственной тайны осуществляется судом в той его части, в которой оглашаются и (или) исследуются такие сведения (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35).

Государственная тайна - это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации (ст. 2 Закона РФ от 21.07.1993 N 5485-1 "О государственной тайне").

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, закреплен в ст. 5 названного Закона и в Указе Президента РФ от 30.11.1995 N 1203 "Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне".

Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ распространение положений ст. 21 Закона РФ "О государственной тайне" на адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, и отстранение их от участия в деле в связи с отсутствием допуска к государственной тайне. Исходя из положений Конституции РФ, законодатель, определяя средства и способы защиты государственной тайны, должен использовать лишь те из них, которые в конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина. В рамках уголовного судопроизводства такими средствами могут, в частности, выступать проведение закрытого судебного заседания, предупреждение участников процесса о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с производством по уголовному делу, и привлечение этих лиц к уголовной ответственности в случае ее разглашения (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.1996 N 8-П).

Европейский суд по правам человека считает, что одно лишь наличие секретной информации в уголовном деле автоматически не влечет необходимость удаления публики, без сопоставления значения открытости и соображений государственной безопасности. Для государства может быть важно сохранять свои тайны, но бесконечно важнее обеспечить правосудие всеми требуемыми гарантиями, из которых одной из самых существенных является публичность. До удаления публики суды должны сделать конкретные выводы о том, что закрытость разбирательства необходима для защиты важного государственного интереса, и ограничить секретность в пределах, необходимых для сохранения такого интереса (см. Постановления ЕСПЧ от 04.12.2008 по делу "Белашев против Российской Федерации", от 11.10.2011 по делу "Ракс против Российской Федерации", по делу "Романова против Российской Федерации").

Иной охраняемой федеральным законом тайной является информация, доступ к которой ограничен в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"). К иной охраняемой федеральным законом тайне относятся: коммерческая тайна (Федеральный закон от 29.07.2004 N 98-ФЗ "О коммерческой тайне"); налоговая тайна (ст. ст. 102, 313 НК РФ); банковская тайна (ст. 857 ГК РФ, ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности") и др.

Проведение разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву сохранения коммерческой тайны допускается в том случае, если обладатель такой информации, заявивший соответствующее ходатайство, принял меры по охране ее конфиденциальности в соответствии со ст. 10 Федерального закона "О коммерческой тайне" (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35).

8. С учетом психофизиологических особенностей несовершеннолетних законом установлен ряд ограничений гласности судебного разбирательства. Ограничение для общественности распространяется на лиц в возрасте до 16 лет, для допуска которых в зал судебного заседания требуется разрешение председательствующего. Закрытое судебное разбирательство допускается, когда рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста 16 лет. Несовершеннолетие осужденного, которому на время совершения преступления было 17 лет, не является основанием для проведения закрытого судебного заседания (п. 9 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2011 года, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 1 июня 2011 г.). При принятии решений в отношении несовершеннолетних судья должен учитывать положения Конвенции о правах ребенка 1989 года и Федерального закона от 29.12.2010 N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".

9. С целью минимизации нравственных страданий потерпевшего закрытое судебное разбирательство допускается, когда рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство. Суду следует решать вопрос о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании лишь в той его части, в которой это необходимо для обеспечения целей, указанных в п. п. 3 и 4 ч. 2 комментируемой статьи (п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве").

10. Гласность может быть ограничена, если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц, в том числе в случаях, когда в отношении этих лиц меры безопасности не применялись (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 16). Соотношение проблем безопасности участников уголовного судопроизводства и гласности (публичности) судебного разбирательства неоднократно становилось предметом рассмотрения ЕСПЧ.

 

Например, в одном деле ЕСПЧ не согласился с выводами о том, что ходатайство прокурора само по себе составляет достаточное основание для рассмотрения дела в закрытом судебном заседании в отсутствие подробной проверки объяснений (об угрозах причинения вреда здоровью, которые потерпевшему поступили от заявителя), сопоставления значения открытого разбирательства с проблемой безопасности потерпевшего и предоставления заявителю возможности изложить свою позицию по данному вопросу. Кроме этого, ЕСПЧ отметил следующее. Объяснения потерпевшего должны были быть представлены для открытого обсуждения данного вопроса. Их следовало также приобщить к материалам дела, чтобы вышестоящий суд и участники разбирательства могли ознакомиться с ними. Кроме этого, внутригосударственным органам необходимо было внимательно исследовать доказательства и подробно пояснить, почему предполагаемые угрозы в отношении потерпевшего считались реальной и действительной угрозой его безопасности (см. Постановление ЕСПЧ от 04.12.2007 по делу "Волков против Российской Федерации"). Было бы целесообразно также разъяснить, почему забота о безопасности потерпевшего перевешивает требование публичности процесса. Что касается довода по поводу тяжести предъявленных заявителю обвинений, ЕСПЧ подчеркивает, что одна лишь тяжесть предъявленных обвинений не может оправдывать ограничения такого фундаментального принципа судебного разбирательства, как его открытость для публики (см. Постановления ЕСПЧ от 11.10.2011 по делу "Ракс против Российской Федерации", по делу "Невская против Российской Федерации"). Она должна оцениваться с учетом многих других относимых факторов, которые могут подтверждать существование опасности, оправдывающей удаление публики.

См.: Постановление ЕСПЧ от 03.04.2014 по делу "Артемов против Российской Федерации".

 

Устанавливаемые комментируемой статьей гарантии обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, их родственников и близких лиц не упраздняют установленные уголовно-процессуальным законодательством общие правила собирания, проверки, оценки и использования доказательств, не лишают суд и участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне обвинения или защиты и обладающих в состязательном процессе равными правами, возможности проведения проверки получаемых в таких условиях доказательств, в том числе путем заявления ходатайств о проведении дополнительных процессуальных действий, представления доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение достоверность того или иного доказательства (ст. 86, гл. 15, ч. 3 ст. 278 УПК РФ) (см. Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2007 N 622-О-О).

11. Федеральным законом от 21.07.2014 N 251-ФЗ "О внесении изменений в статьи 241 и 293 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" комментируемая статья была дополнена ч. 6.1, в соответствии с которой подсудимый участвует в судебном заседании непосредственно. В исключительных случаях в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства суд вправе при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 205 - 206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 279, 281 УК РФ, по ходатайству любой из сторон принять решение об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видеоконференц-связи. Следует учесть, что в данной части речь идет не столько о гласности судебного разбирательства, сколько о непосредственности, и такая норма должна была бы находиться в ст. 240 УПК РФ, но тем не менее это предписание должно выполняться.

12. Право на уважение частной и семейной жизни закреплено в ст. 8 ЕКПЧ, ст. 9 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека 1995 года. Часть 4 комментируемой статьи предусматривает получение согласия лиц на оглашение в открытом судебном заседании их переписки, записи телефонных и иных переговоров, телеграфных, почтовых и иных сообщений, а также исследование материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписей, киносъемки, носящих личный характер. При отсутствии такого согласия указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. Получение таких материалов в результате оперативно-розыскных мероприятий, проверки сообщения о преступлении или в ходе предварительного расследования не имеет значения для получения такого согласия или принятия решения о проведении закрытого судебного заседания.

Указанная норма развивает конституционное положение о том, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ). Наличие в деле сведений, относящихся к частной жизни участвующих лиц, не является безусловным основанием для принятия судом решения о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании. Судам при решении вопроса о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву обеспечения права лица на неприкосновенность частной жизни надлежит принимать во внимание характер и содержание сведений о частной жизни лица, а также возможные последствия разглашения таких сведений в данном конкретном деле (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35).

 

По мнению ЕСПЧ, сексуальные отношения - это наиболее интимный аспект частной жизни лица, и необходимо запретить доступ прессы и публики в судебное заседание для защиты частной жизни потерпевших.

См.: Постановление ЕСПЧ от 08.10.2009 по делу "Порубова против Российской Федерации".

 

13. В практике российские суды не всегда правильно применяют положение п. 4 ч. 2 комментируемой статьи о том, что закрытое судебное разбирательство допускается, когда "этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц".

 

Рассматривая жалобу по делу Ходорковского, ЕСПЧ высказал правовую позицию о недопустимости произвольного проведения закрытого разбирательства с целью "защиты интересов обвиняемого", при том что сам обвиняемый против этого возражает. Представление подсудимого о собственных интересах может существенно отличаться от мнения суда на этот счет. Отсутствие мотивированности в решении суда не позволяет понять, какие "интересы" суд намеревается защитить путем удаления публики из зала заседаний. Заявитель в данном деле не являлся несовершеннолетним или жертвой сексуального насилия, не опасался публичного освещения разбирательства, а, напротив, стремился к этому. При таких условиях решение суда о проведении разбирательства в закрытом порядке вряд ли можно было признать правомерным.

См.: Постановление ЕСПЧ от 31.05.2011 по делу "Ходорковский против Российской Федерации".

 

14. Обеспечению гласности судебного разбирательства служит право лица, присутствующего в открытом судебном заседании, вести аудиозапись и письменную запись без каких-либо ограничений, если только это не нарушает порядок судебного заседания. Законом не предусмотрено приобщение этих записей к материалам дела (см. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 16.06.2011 N 45-О11-58сп). По смыслу ст. 243 УПК РФ в ее взаимосвязи с правилами, предусмотренными ч. 5 ст. 259 УПК РФ, материалы аудиозаписи могут быть приобщены к протоколу судебного заседания только в случае, если она производилась по распоряжению председательствующего для обеспечения полноты протокола судебного заседания. Это требование закона не распространяется на случаи применения аудиозаписи по своему усмотрению кем-либо из участников процесса (см. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 28.08.2012 N 70-О12-18СП).

Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, но не являющиеся участниками процесса, представители редакций СМИ (журналисты), желающие осуществлять фотосъемку, видеозапись, киносъемку, трансляцию хода открытого судебного разбирательства, должны обратиться к суду с соответствующей просьбой (заявлением). Такая просьба отражается в протоколе судебного заседания и подлежит обязательному рассмотрению судом с учетом мнения участников процесса.

При принятии решения о допустимости осуществления фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, трансляции хода открытого судебного разбирательства суду следует исходить из того, что такая фиксация возможна по любому делу, за исключением случаев, когда она может привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса, в том числе права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера. Если суд придет к выводу, что фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода открытого судебного разбирательства не приведут к нарушению прав и законных интересов участников процесса, то он не вправе их запретить только по причине субъективного и немотивированного нежелания участников процесса такой фиксации (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35).

Положение о проведении фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки с разрешения председательствующего в судебном заседании не предполагает принятия судом произвольного решения об отказе в проведении фото- и видеосъемки судебного заседания, поскольку согласно закону все определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ) (см. Определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2013 N 2093-О). По вопросу о необходимости согласия сторон на видеозапись судебного разбирательства или оглашения приговора судебная практика противоречива: в одном случае Верховный Суд РФ посчитал, что такое согласие требуется (см. Кассационные определения Верховного Суда РФ от 06.04.2005 N 35-О05-21, от 24.03.2006 N 31-о06-3сп), а в другом - не требуется (п. 11 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2007 года, утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.11.2007, Кассационные определения Верховного Суда РФ от 14.12.2006 N 67-О06-76, от 26.01.2012 N 66-О11-158СП).

15. Аудиозапись, сделанную одной из сторон в судебном заседании, недопустимо использовать для получения доказательств. К сожалению, такие случаи имеют место в правоприменительной практике.

 

По мнению Верховного Суда РФ, в случае отказа субъекта преступления представить добровольно фонограммы голоса закон не запрещает в качестве таковых использовать условно-свободные образцы, возникшие после возбуждения дела, но не в связи с подготовкой материалов на экспертизу. Как следует из протокола судебного заседания, государственные обвинители на основании ч. 5 ст. 241 УПК РФ производили аудиозапись судебного заседания, уведомив об этом суд. В связи с возникшей необходимостью назначения фоноскопических экспертиз и отказом осужденных предоставить добровольно фонограммы их голоса по ходатайству государственных обвинителей суд обоснованно принял в качестве условно-свободных образцов голосов осужденных записанную государственными обвинителями аудиозапись судебного разбирательства, предварительно прослушав ее в судебном заседании и обсудив этот вопрос со сторонами. При этом какие-либо права осужденных и интересы иных лиц, участвовавших в судебном разбирательстве, нарушены не были, под угрозу здоровье и жизнь осужденных не ставилась, методы, унижающие их честь и достоинство, не применялись.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.