Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

См.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 29.09.2011 N 69-О11-18.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Использование предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований отказа от обвинения или изменения обвинения в сторону смягчения, как правило, предполагает необходимость предшествующего анализа всех собранных по делу доказательств и их правовой оценки. Это подтверждается, в частности, тем, что в иных ситуациях по таким основаниям, как отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления и непричастность подсудимого к совершению преступления, суд постановляет оправдательный приговор (ч. ч. 2, 8 ст. 302 УПК РФ) (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П).

В противном случае, при отказе прокурора от обвинения (включая изменение обвинения в сторону смягчения), продолжение разбирательства дела и разрешение на общих основаниях вопроса о виновности или невиновности подсудимого значило бы осуществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения. Суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, выдвигающих и обосновывающих обвинение (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.1999 N 7-П).

В случае если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого и тем более если прокурор или потерпевший отказались от поддержания обвинения (полностью или частично), это должно приводить к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии. Это означает, что обвинительное заключение в целом или в соответствующей его части не может более определять основу и пределы рассмотрения уголовного дела в суде (см. Определение Конституционного Суда РФ от 05.07.2000 N 150-О). Вместе с тем законодатель вправе предусмотреть и иные процессуальные последствия, исключающие продолжение производства по уголовному делу при отказе прокурора (и потерпевшего) от обвинения, в частности прекращение дела, как это установлено для судебной процедуры с участием присяжных заседателей (см. Определения Конституционного Суда РФ от 15.05.2002 N 163-О, от 25.01.2012 N 105-О-О, и др.).

Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должны быть мотивированы ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, указанием на то, что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П).

Непредоставление суду полномочий, выходящих за рамки осуществляемой им функции правосудия, в том числе полномочия принимать решение в пределах сформулированного в обвинительном заключении или обвинительном акте обвинения, в случае если обвинитель полностью или частично отказался от него либо внес в него изменения, и, соответственно, возложение на суд обязанности прекратить уголовное дело (уголовное преследование) при полном или частичном отказе государственного обвинителя от обвинения, не может расцениваться как ограничение самостоятельности и независимости суда, гарантируемых Конституцией РФ (см. Определение Конституционного Суда РФ от 14.12.2004 N 393-О).

Отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела и исключает продолжение судебного разбирательства, в том числе при наличии на то возражений подсудимого (см. Определение Верховного Суда РФ от 13.10.2011 N 11-О11-83). Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ).

7. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (ч. 2 ст. 252 УПК РФ). Изменение прокурором обвинения на предварительном слушании и в суде первой инстанции не требует возвращения уголовного дела прокурору для формулировки нового обвинения (см. Определение Верховного Суда РФ от 12.01.2006 N 74-О05-52). Государственному обвинителю, изменяющему обвинение на менее тяжкое, но существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного (по объекту посягательства, субъекту преступления, форме вины и т.д.), следует ходатайствовать о перерыве в судебном заседании для предоставления стороне защиты возможности подготовиться к новому обвинению (п. 7 Приказа Генпрокуратуры России "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства").

С этим положением корреспондирует право требования необходимого, достаточного времени и возможностей для подготовки своей защиты (пп. "b" п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, пп. "b" п. 3 ст. 6 ЕКПЧ, пп. "б" п. 3 ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека 1995 года).

В случае изменения государственным обвинителем и (или) прокурором обвинения в суде апелляционной инстанции в пределах полномочий, предусмотренных ч. 8 комментируемой статьи, суд с учетом мнения стороны защиты предоставляет ей время, необходимое для подготовки к защите (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 N 26). При изменении квалификации преступления в суде объем нового обвинения может составлять лишь часть прежнего обвинения, т.е. норма Особенной части УК РФ, на которую переквалифицируются действия лица, должна предусматривать такое преступление, состав которого может рассматриваться как часть ранее вмененного лицу преступления, а ее санкция не устанавливает более суровое наказание (см. Определения Конституционного Суда РФ от 11.05.2012 N 815-О, от 24.09.2012 N 1625-О и др.). Суд не должен придерживаться позиции государственного обвинителя об изменении обвинения, если она направлена на ухудшение положения подсудимого (см. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 08.06.2011 N 66-О11-71СП).

8. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя (см. Определение Верховного Суда РФ от 09.02.2011 N 35-Дп11-1, Кассационное определение Верховного Суда РФ от 24.06.2005 N 47-005-42), поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем.

Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания. Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном или кассационном порядке (п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1. Очевидно, что в данный пункт Постановления необходимо внести изменения, дополнив его возможностью обжалования указанного решения и в надзорном порядке).

9. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства хотя и влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части, но не исключает предъявление и рассмотрение гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства (ч. ч. 7, 10 комментируемой статьи) (см. Определение Конституционного Суда РФ от 16.12.2010 N 1711-О-О).

10. Непрекращение уголовного дела судом в случае отказа государственного обвинителя от обвинения является безусловным основанием отмены судебного решения в апелляционном, кассационном или надзорном порядке (п. 2 ст. 254, п. 1 ч. 2 ст. 389.17, ч. 1 ст. 401.15, ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ).

 

Статья 247. Участие подсудимого

 

Комментарий к статье 247

 

1. В соответствии с пп. "d" п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника. Статья 6 ЕКПЧ также предполагает присутствие обвиняемого. Указанные международные нормы обусловливают содержание российского национального законодательства об обязательном участии подсудимого в судебном разбирательстве уголовного дела (ч. 1 комментируемой статьи). Обязательное участие подсудимого в судебном разбирательстве является гарантией его прав возражать против обвинения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом. Без его участия невозможно обеспечить состязательность и равенство прав сторон.

 

Европейский суд по правам человека отмечает, что в интересах справедливого и равноправного уголовного процесса первостепенное значение имеет участие обвиняемого в судебном разбирательстве по своему делу и что обязанность обеспечить право обвиняемого по уголовному делу присутствовать в суде - как в течение разбирательства в суде первой инстанции, так и при новом рассмотрении дела - расценивается как одно из существенных требований ст. 6 ЕКПЧ. Хотя это прямо не отражено в п. 1 ст. 6 ЕКПЧ, объект и цель этой статьи, взятой в целом, свидетельствуют о том, что лицо, которому предъявлено уголовное обвинение, имеет право принимать участие в заседании суда. Кроме этого, пп. "с", "d" и "е" п. 3 данной статьи гарантируют каждому при предъявлении уголовного обвинения права "защищать себя лично", "допрашивать свидетелей или иметь права на то, чтобы эти свидетели были допрошены" и "пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке", и осуществление этих прав лицом, не участвующим в заседании, вряд ли возможно. При этом разбирательство в отсутствие подсудимого, в принципе, не является несовместимым с ЕКПЧ, если заинтересованное лицо может впоследствии добиться нового рассмотрения существа обвинения с точки зрения фактов и права судом, который заслушает его.

См.: Постановление ЕСПЧ от 22.12.2009 по делу "Макаренко против Российской Федерации".

 

Психическое расстройство лица не является препятствием для обязательного участия в судебном разбирательстве.

 

В частности, ЕСПЧ указывает, что, если при разбирательстве оцениваются личность и характер обвиняемого и его душевное состояние в момент совершения преступления и результат этого разбирательства может нанести ему значительный ущерб, важное значение для справедливого судебного разбирательства имеют его присутствие на слушании и предоставление ему возможности принять в нем участие вместе со своим адвокатом. Право быть заслушанным играет такую важную роль в демократическом обществе и имеет такое основополагающее значение для защиты личности от произвола со стороны государственных органов, что сам по себе факт того, что человек страдает психическим расстройством, а также признание его недееспособным, не может автоматически исключить осуществление им своих прав. В этом контексте власти должны проявить надлежащее усердие в обеспечении права обвиняемого на эффективное присутствие на слушании и должны действовать особенно осторожно при ограничении этого права, чтобы не ставить психически больных в невыгодное положение по сравнению с другими обвиняемыми, которые пользуются таким правом.

См.: Постановление ЕСПЧ от 07.02.2012 по делу "Прошкин против Российской Федерации".

 

Отсутствие психически нездорового лица не может быть компенсировано присутствием его адвоката (см., например, Постановление ЕСПЧ от 20.10.2005 по делу "Романов против Российской Федерации").

Право подсудимого на рассмотрение дела с его участием не означает, что это право должно быть ему обеспечено даже при нарушении им порядка в зале судебного заседания, при создании препятствий для надлежащего осуществления правосудия и реализации прав другими участниками процесса (п. 10 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 5 февраля 2014 г., Кассационные определения Верховного Суда РФ от 26.01.2012 N 53-О11-72, от 25.04.2012 N 51-О12-15СП, и др.).

 

Европейский суд по правам человека разъяснил, что, хотя в уголовном разбирательстве крайне важно обеспечить присутствие подсудимого при рассмотрении судом его дела, судебное разбирательство, проведенное в отсутствие подсудимого, не всегда противоречит требованиям ЕКПЧ, если подсудимый впоследствии может получить из рассматривающего его дело суда последнюю по времени формулировку обвинения, включая как нормативно-правовую составляющую дела, так и фактическую. Производство по делу в целом можно назвать справедливым, если подсудимому было предоставлено право обжаловать приговор, вынесенный в его отсутствие, и присутствовать в заседании кассационного суда, которое давало возможность нового рассмотрения предъявленного обвинения с фактической и правовой точек зрения. Ни буква, ни дух ст. 6 ЕКПЧ не запрещают лицу по своей доброй воле, высказанной явно или подразумеваемой, отказаться от гарантий, предоставляемых справедливым судебным разбирательством. Однако для того, чтобы быть эффективным в целях ЕКПЧ, отказ от права принимать участие в судебном разбирательстве должен быть выражен безусловным образом и сопровождаться минимальными гарантиями, соответствующими его значимости. Прежде чем можно будет сказать, что подсудимый явно своим поведением отказался от важного права, гарантированного ст. 6 ЕКПЧ, должно быть продемонстрировано, что он мог разумно предвидеть последствия своих действий.

См.: Постановление ЕСПЧ от 30.07.2009 по делу "Ананьев против Российской Федерации".

 

Схожую правовую позицию ЕСПЧ высказал в своем Постановлении от 22.05.2012 по делу "Идалов против Российской Федерации".

Исследование доказательств по эпизодам преступлений без участия осужденных, которым они не инкриминировались, нельзя признать существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, поскольку они не влекут нарушения их права на защиту (см. Кассационные определения Верховного Суда РФ от 14.09.2010 N 46-О10-54, от 16.03.2012 N 45-О12-13).

2. С целью обеспечения прав подсудимого в случае его неявки рассмотрение уголовного дела должно быть отложено на определенный срок. Суд принимает меры по вызову подсудимого.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.