Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Октября 1969 года.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Со вчерашнего вечера стоим на подступах к Бресту. Предстоит перезагрузка и дорога по нашей земле.

Последний вечер в Германии был исключительно тёплым. На небе выступили россыпи по-осеннему ярких звёзд.

Тронулись ночью. Некоторым машинам пришлось крепиться в темноте.

Начальство что-то не рассчитало с количеством вагонов, пришлось ютиться в тесноте, но, вроде, утряслось.

Польшу окутал густой непроглядный туман. Он так и не отступил за все двое суток пути по этой стране. Пейзаж унылый, бесконечные поля, разбитые на небольшие полоски. Правда, эти обработанные полоски создают впечатление аккуратности, но не впечатляют величием, как наши поля. Одинокие деревья пустынными странниками возвышаются над равнинной землёй. Людей мало.

Не могут умеренно топить в вагоне. Дорвутся до угля, так устроят такую жару, что некуда деться.

Проснулся среди ночи мокрый. Стоим. Вокруг вагонов поляки. Делают бизнес, продают галстуки, зеркальца с обнажёнными красавицами. Всё носит кустарный характер. По манере вести дело чувствуется, что дельцы не один эшелон обработали.

В каждой семье не без урода. Эти попрошайки оставили неприятное впечатление о Польше.

Но наши то не очень клюют на эти побрякушки. Впрочем, не без уродов и у нас.

Вернусь к Германии. Обратно ехали несколько иной дорогой. Проезжали Берлин, но всё происходило ночью. Мы проспали.

Обстановка в вагонах нервозная. Дорога надоела. А чёртова грязь лезет во все щели. Накатался я на паровозах. Грязно до такой степени, что противно собственное тело.

В следующем вагоне баян. Там повеселее.

Мечтал спать без передыху, но сон пропал. Не могу заснуть ни днём, ни ночью. Отлежал все бока. Прошедшую ночь немного забывался, так приходили беспокойные сны, в которых я всё делал не так, как нужно, и как хотел бы. Было чувство потерянности, как тогда – перед армией. Но все почему-то не обнаруживали ещё во мне этой потерянности. Чего-то от меня ждали и даже возносили, а у меня не хватало воли остановить всех их. Я отплачивал им дурным настроением и капризами. Но больше всего страдала Валя. Когда я опомнился, она ушла, а я никак не мог найти её…

Последние поляки сказали нам до свиданья.

Проехали нейтральную зону, Буг. Теперь на своей земле.

Только-что прошла проверка.

В Белоруссии тоже тепло. На сей раз проверяли документы у каждого. В прошлый-то раз нас только посчитали.

Долго рассматривали мой военный билет. В военкомате печать поставили так, что на фотографии её не видно. Пришлось сличать с комсомольскими документами, а на моей фотографии на память о границе остались две пары чёрточек – метки пограничника.

Мне по-настоящему становится страшно по мере приближения к дому. Вбил себе в голову, что что-то случилось с Валей. Снятся дурные беспокойные сны. Всякую случившуюся мелочь возвожу в разряд предзнаменования и приметы.

Приеду – буду бояться сразу позвонить.

Меня, верю, письма в части ждут.

Живём пока без газет. Ничего не знаем про космонавтов. Предполагаем, что кто-то уже сел.

После последнего успеха в космосе заметно повысился престиж страны в наших же глазах. Теперь всё чаще одёргивают тех, кто умаляет наши успехи перед успехами американцев.

Основные доводы заключаются в том. Что у американцев полёт на Луну есть результат аккордного скачка, после которого выдыхаешься. Мы же планомерно и уверенно работаем в космосе.

Так оно и есть, хотя и американцы молодцы.

Я совсем отошёл от своей сержантской работы, совсем гражданские настроения.

Стоим в Бресте у перегрузочной платформы. Перерубили крепления. Состава под перегрузку нет, а этот не разгружаем. Настраиваемся на ночлег.

Тепло. Так тепло, что, не боясь простудиться, разделись по пояс и капитально вымылся под колонкой. Хорошо, как давно не было.

Вспоминаю свои поездки на юг. Каких-то неполных двое суток путешествия в нормальных человеческих вагонах были мне невтерпёж, а тут время мерю неделями и транспортируюсь в телятнике… Человек ко многому может притерпеться!

Не успели пересечь границу, как сразу окунулись в русскую атмосферу: стояли напротив дома, где вовсю разгорелось гуляние, и, видимо, водка рекой лилась, судя по выходившим.

Наши начальнички не очень, предполагаю, будут нас беспокоить. Теперь они не просохнут и опомнятся где-нибудь у Москвы.

Домой не терпится.

 

Октября 69 года.

Вчера улёгся спать по-походному: одну полу под себя, другой укрылся. Хорошее дело – шинель, а когда она ещё с тобой натерпелась, то прямо родная становится.

Ждали, что эшелон под погрузку подадут в час, а подали его только в пять утра. С вечера включили движок на АЗУ (аппаратная звукового усиления) и крутили магнитофон. Курили, слушали музыку. Вечер был чудесный и грустный.

Характер ли у меня такой, или стареть стал (Вот даю, я, мальчишка), но слишком часто я оглядываюсь назад и часто грущу о прошлом. Вчера песни так разбередили живое, что хотелось взвыть на луну и эти яркие звёзды.

- А, где Большая Медведица? А, где Малая? – Валя, Валя! Мы меняемся, сколько чудесного минуло. Смотреть вперёд даже легче.

В пять утра нас подняли. На улице настоящий мороз, даже уши щиплет. Осень. Всё больше усилий приходится затрачивать солнцу, чтобы обогреть землю. (Сейчас вот, в середине дня, опять жарко – ну, тепло).

Закрепили машины быстро. Мы теперь в вопросах путешествий по железной дороге весьма опытные товарищи.

Мой экипаж, например, машину полностью крепит за полчаса-сорок минут.

Железнодорожники не спешат. Один центр с нашего эшелона ещё не погрузился (3-ий час дня) – не подали платформы.

В Бресте стоим уже сутки. Нас догнали уже несколько эшелонов, уехавших из Вюнсдорфа позже.

На пользу нам пошло, что быстро покончили с креплением машин. Ненадолго удалось съездить в Брестскую крепость. До крепости добрались за пятнадцать минут.

Сам Брест ничем не впечатляет, судя по местам, где нас провезли.

Крепость с востока укреплена земляным валом. Въезд через восточные ворота. С запада мощная кирпичная стена. В стен находились помещения казарм. Сейчас кое-где склады. Всё разрушено. Здания казарм внутри крепости снесены под основания, остались только местами обнажённые подвальные помещения. Когда немцы прорвались на территорию укрепления, крепостью стала каждая казарма. Сломить сопротивление защитников немцы не смогли. Тогда они обложили здания динамитом и взорвали.

Казарма Погранотряда, Казарма 333 стрелкового полка.

Но и тогда люди оказывали сопротивление, уже из подвальных помещений.

Подземелья там мощные. Каждое здание имело подземные переходы. Катакомбы – последний оплот сражающихся.

От церкви, на которой был поднят алый стяг в ответ на предложение сдаться, остался остов. Флагшток сохранён. В стенах пробоины от снарядов, кирпич изрешечён пулями и осколками.

Само здание церкви перед войной служило клубом.

Когда въезжаешь в крепость, минуешь мост, сохранённый с войны. Железные перила моста также исковерканы осколками.

Настроения? Право, не увидев, и подъезжая к крепости, больше волнуешься, чем там. Так бывает часто, когда представляешь несколько иначе увиденного. Потом предметы вновь оживают, фантазия подхлёстывает мысли.

Тереспольские ворота со стороны Западного Буга. Рядом со входом огромный проход, пробитый немцами.

Где-то близко за рекой граница. Фотографировать в эту сторону запрещено.

Всё-таки русские вагоны лучше. Ох, уж, эта тщедушная Европа. Теперь будет скорость, будут ухарские толчки. Широко живём.

Интересно, почему мы сняли с товарных поездов буфера? Упростили систему сцепки? Зато она стала жёсткой.

Пойду сегодня пом. начальника караула. Ну, это только одно название наряд. Что так спать, что эдак - один чёрт. Даже отказываться не стал. Бог даст, сегодня тронемся.

В Брестской крепости вовсю распоясались варвары наших годов. Всякие Гены, Саши, Маши спешат оставить свои автографы на героических стенах.

В 61-м был заложен камень, на котором вырубили обещание соорудить монумент в память защитникам, но камень стоит, а монумента нет. Перед камнем вечный огонь.

Обследовал рельсы, на которых стоим. Обнаружил тавро “Крупп 1883 (98,99)”. Крепко делали. Подозреваю, что многое здесь сооружено немцами.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.