Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

СТРАННОСТИ СТРАННОГО ДНЯ





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Елена Ластовка

 

«Легенда»: Книга 1. Сила четырёх стихий

 

Аннотация:

Ася Фокстер — девчонка, чьи погибшие родители оказались бывшими Повелителями Света — лучшими воинами. Чтобы обучиться мастерству светлого охра и отомстить за смерть родителей, она отправляется в Центр, где встречается своих новых друзей — ироничную Алекс, насмешливого Дана и скрытного Матвея. Но в мире охров неспокойно: кто-то крадёт кристаллы стихий, и этот кто-то — тёмный охр-изгнанник Дормидонт.

Что произойдёт в день рождения Дана? С чем связана кража браслета Алекс? Какую тайну скрывает Матвей? И… как же им выбраться из сложившейся ситуации живыми?

Это — история о том,

что даже тем, кому дано в разы больше, чем нам,

зачастую приходится хуже.

Ведь чем больше возможностей, тем больше испытаний…

От автора

Сегодня я так одинок,
Эта печаль захватывает меня.
Не оставляй меня здесь в таком холоде,
Я никогда не хотел, чтобы было так холодно...
Твоё прикосновение несло такую доброту,
Твоё прикосновение дарило мне жизнь.
Я ждал всё это время,
Я потратил так много времени впустую...

Не оставляй меня одного, потому что я едва вижу.
Не оставляй меня одного, я

Падаю во тьму,
Просачиваюсь сквозь щели,
Падаю в глубину, смогу ли я когда-либо вернуться?
Мечтаю о том, как было…
Можешь ли ты слышать меня?
Падаю во тьму,
Просачиваюсь сквозь щели,
Падаю в глубину, смогу ли я когда-либо вернуться?
Падаю во тьму.
Падаю в, падаю во тьму.

Ты была моим источником силы,
Я обменял всё,
Что любил, за одну эту вещь,
Я на мели из-за этого предложения.
Не оставляй меня здесь, как сейчас,
Ты не можешь услышать мои крики из бездны?
И сейчас я мечтаю о тебе, моё желание.

Не оставляй меня одного, потому что я едва вижу.
Не оставляй меня одного, я...

 

Skillet — «Falling Inside The Black» (авторский перевод)

4 декабря 20** года. Личный кабинет директора Тренировочного Центра Бермудского Треугольника Апро́ла Ка́мнентона.

В кабинете: завуч школы Селена Лунная, все учителя, кроме Екатерины Фокстер; они ждут самого Ка́мнентона, отправившегося в какое-то путешествие.

— Кто-нибудь знает, зачем он нас сюда позвал? — спросила Селена, девушка с густыми каштановыми волосами, чуть вьющимися и доходящими до талии. — И кстати, куда делась Рина? — добавила она, оглядев всех присутствующих.

— Камнентон отправился в Сонный лес, видимо, к Величайшим, — мрачно ответил ей Гедеон Фламмикс, преподаватель мистики. Выглядел он как мужчина лет тридцати, наделённый красивой внешностью (чем обладали все присутствующие в комнате), тёмными волосами и разного цвета глазами. — А вот про Екатерину пока ничего говорить не стану, потому что сам не уверен.

Селена округлила глаза:

— Что? Что Апрол там делает? Анна и Антон Фокстер просто так никого к себе не зовут. Да и попасть в Сонный лес непросто.

— Я рад за тебя, но что ты меня-то об этом спрашиваешь? — раздражённо спросил у неё Гедеон. Он явно нервничал.

Дверь резко распахнулась. Все присутствующие вздрогнули. На пороге стоял мужчина с длинными пепельными волосами, зачёсанными назад, одетый в дорожный плащ, весь промокший, уставший и измученный. Он прошёл и сел в своё кресло. Этот мужчина и был директором Тренировочного Центра, Апролом Камнентоном.

— Что… случилось?

— Анна и Антон Фокстер. Они мертвы, — сказал Камнентон сухо и резко.

На секунду в комнате повисла напряжённая тишина. По щеке Селены потекла слеза. Пустить другую она себе не позволила.

— Этого… не могло… случиться, — выдавила она. Как бы она ни хотела скрыть свои эмоции, было понятно, что она пытается держаться сильной больше по привычке. — Они были лучшими из бойцов, мы едва могли сравняться с ними, да и то… не все…

— Сложно оставаться лучшим бойцом, когда на тебя напало по меньшей мере тысяча охров тьмы, — ответил Камнентон. Он говорил уже не резко, в его голосе слышалась грусть. Даже мужчины-воины, которых веками не трогала печаль, едва не плакали, скрывая чувства за каменными лицами, больше похожими на маски.

— Но это подло!

— А они-то и не знали, — горько усмехнулся Камнентон.

— Хорошо… а что с Асей? Их дочерью. Ей было три с половиной года, насколько я помню, — произнёс Кириак.

— Она жива… Анна и Антон поставили защиту на дом, оставили девочку там, а сами увели погоню за собой. Я наведался туда с Риной и отдал ей ребёнка.

— Так вот почему… — начала Селена.

— Её нет? Да, именно поэтому. В ближайшие десять лет девочка будет в безопасности. Мы отправим её на Землю, в Москву, по-моему, У Рины там есть квартира. Думаю, они не пропадут, но, конечно, мы приставим дополнительную охрану. А когда она повзрослеет, мы заберём её сюда, в Тренировочный Центр и будем учить её. Я уверен, здесь ей будет самое место.

 

 

Десять лет спустя

Глава 1

СТРАННОСТИ СТРАННОГО ДНЯ

В раздавшемся звонке будильника не было совершенно никакой надобности. Ася давно уже встала и читала книгу, взятую в школьной библиотеке. Она не сдала её в нужный срок и даже продержала её у себя ещё пятнадцать дней после его истечения, что, если учесть характер их библиотекарши, не сулило ничего хорошего. Эта вечносердитая тётка вчера ей так и сказала, что даёт ей ещё один день. Ася бы и глазом не моргнула, но женщина пригрозила ей, что вообще больше не будет выдавать ей никаких книг. В другую библиотеку ездить было лень, поэтому спорить с библиотекаршей не хотелось. Оставлять книгу, когда до её конца осталось не так уж и много страниц — тоже, поэтому она выбрала альтернативный вариант.

Чья-то рука решительно открыла дверь. В комнату вошла Екатерина Фокстер — тётя Аси, сестра её погибшей матери. Длинные светло-русые волосы она обычно либо закрепляла в высокий хвост, либо оставляла распущенными. Кожа её была светлой, будто бы светящейся, может, поэтому в свои двадцать восемь лет она выглядела не более чем на двадцать. В серо-карих глазах всегда был заметен живой блеск, как и сейчас. Правда, сейчас она ощутимо сердилась. Она замерла рядом с кроватью Аси, укоризненно скрестив руки на груди.

— Всё, заканчивай! Тебе вообще скоро в школу, а ты тут читаешь. Не убьют тебя за то, что ты на один день книгу задержала!

— Уже не на один, а на шестнадцать, — поправила её племянница, привыкшая к точности и правильности.

Екатерина поморщилась.

— Ну, неважно. Скажи своей строгой библиотекарше, что задержишь книгу. Или дочитай её после школы, а потом сходи ещё раз.

— Ладно, ладно, я её на перемене дочитаю, — со вздохом сказала Ася, поднимаясь с кровати.

— Но только не вздумай читать её на уроках, — с закравшимся в душу подозрением сказала принципиальная Екатерина. — А то знаю я тебя!

После этих слов она вышла из комнаты. Следом за нею поплелась Ася, угрюмо бурча что-то себе под нос.

После завтрака и чистки зубов девочка пошла в свою комнату — одеваться. Посмотрев на часы, девочка прикинула, что до звонка ещё целых двадцать минут, если учесть, что школа находится совсем рядом с домом, буквально в соседнем дворе. Однако и книгу дочитать она бы уже не успела, а опаздывать тем более не хотелось: первым уроком шла математика, а учитель терпеть не может опоздавших и не пускает на урок.

Добравшись до своей комнаты, она открыла шкаф с зеркальной дверцей, мимолётно глянув на своё отражение в зеркале. «Вся в мать» — охарактеризовывала её внешность Рина. Ася и вправду была похожа на Анну Фокстер. Рыжевато-каштановые длинные волосы она заправляла в низкий хвост, завязанный где-то на уровне лопаток или даже чуть ниже. Глаза у неё были большими, со светло-карей радужкой. Каждый, кто глядел на девчонку, не мог не назвать её как минимум симпатичной, даже при условии сильной ненависти в её адрес. Правда в том, что она была действительно красива, хотя и не зацикливалась на этом.

Она иногда спрашивала, как погибли её родители. Ничего конкретного по этому поводу Екатерина не говорила, да Ася этого и не требовала. Ей было известно только то, что они погибли в автокатастрофе, когда ей было три года, а потом она попала к своей тёте.

Как бы ни хотелось одеться в какую-нибудь толстовку и рваные обтягивающие джинсы, пришлось выбрать тёмные брюки и пиджак, чтобы избежать проблем. Ася набросила на себя куртку, захватила сумку и, попрощавшись с тётей, отправилась в путь.

 

***

После положенных шести уроков Ася отправилась домой, попутно думая о гигантском задании по алгебре и грядущей контрольной по физике. Девочка дошла до дома, поднялась на лифте на тринадцатый этаж и, добравшись до двери, она поняла, что её ключа нет на месте, и пять минут искала его по всем карманам. И нашла в пакете от сменки. «Как я его туда засунула?» — удивилась она.

Екатерины не было дома: тетя работала в банке. Кем — Ася и не вникала: она мало разбиралась во всяких экономических и социальных делах, включая профессии. Девочка пожала плечами, сняла пальто, бросила сумку и пошла в свою комнату.

Школьный день выдался тяжёлым — контрольные по физике, истории и биологии, — девочка легла на кровать, чтобы немного отдохнуть, и, возможно, даже поспать. Но сделать это ей не позволили. Только она закрыла глаза, как услышала звон бьющегося стекла. «Да что такое?..» — испуганно подумала Ася и вскочила.

Она уже подумала, что окно каким-то непостижимым образом разбилось. Но осколков на самом деле не было. Зато прямо сквозь стекло прошёл яркий клубок света. «Шаровая молния, что ли?»

Ася была напугана. Тем временем странный сгусток света медленно летел к ней. Ася от ужаса не шевелилась. Она была уверена, что это шаровая молния, а о них она слышала ещё в детстве и с тех пор боялась. Она слышала, что такие молнии могут сжечь человека.

Хотя… стойте, шаровые молнии же круглые, а это скорее четырёхугольная искра… И такой яркий золотистый свет… Ася протянула руку, свечение завораживало её. «Что я делаю?!» — подумала она, но уже против своей воли тянула руку. Искра коснулась её пальцев, не обжигая их, а в следующее мгновение она будто взорвалась и окутала своим сиянием всю фигуру Аси, подняв её в воздух.

Смертельно заболела спина, особенно в области лопаток. Ася громко закричала от боли; складывалось впечатление, будто бы что-то с силой протаскивают сквозь её туловище, или как будто кто-то ломал её кости.

Всё стихло разом и очень резко. Асю отпустило и бросило обратно на кровать — так неожиданно, что Ася даже слегка ушиблась. Что-то не дало её спине коснуться кровати. Что-то странное. Что-то, что являлось частью её тела и теперь болело от удара об кровать. Ася с неописуемым ужасом повернула голову.

Девочка увидела, что за её спиной появились большие, настоящие белые крылья. У неё закружилась голова. Она не могла верить происходящему, понимая, что это нереально… но ей так хотелось в это верить. Это притягивало её. «Это… невозможно! Наверно, я сплю…». Но для сна всё было слишком реально.

Параллельно Ася осознала, что на её правой руке появилось что-то чужеродное. Она перевела взгляд на руку и увидела, что её обвила сияющая золотая цепь, а к ней на тыльной стороне ладони крепился сияющий камень красного цвета.

Она подняла голову, желая понять, куда же делась псевдо-молния, но её не было вообще нигде. Вместо этого у себя над головой она увидела кружащиеся перья. Это стало последней каплей. Онемев от страха, девочка метнулась к окну в безумной надежде увидеть хотя бы источник искры, сбивая своими вполне материальными крыльями всё, что только можно сбить. На пол полетели пенал, два учебника и тетради; следом за ними упала одолженная у подруги книга, которую Ася, ещё больше перепугавшись, принялась поднимать и проверять, не повредилась ли она. Мышцы спины мучительно потянуло. Крылья к тому же мешали ей; пару раз из-за неопытности она чуть не потеряла равновесие, но вскоре привыкла к этому новому органу.

На пол свалился телефон, задетый огромным маховым пером. С аппаратом ничего не случилось, но это навлекло Асю на мысль. Она уже начала набирать номер девчонки, которую считала своей подругой, но передумала. Такие истории рассказывать своим приятелям, да ещё и одноклассникам, глупо. Не хватало ещё, чтобы над ней смеялись.

Но краем сознания она понимала, что если это правда, то всё может быть очень плохо. Ведь каждый, кто хоть раз читал фэнтези-истории, знает, что приключения редко бывают хорошими, когда они так начинаются. И уж тем более если это происходит в реальности.

Она захотела лечь на кровать, но новые крылья не давали ей этого сделать. Как их убрать, девочка тоже не знала. В итоге она села на край кровати, сложив их так, чтобы они находились в стороне.

Ася не знала, куда девать свою природную нетерпеливость: ей хотелось, чтобы Рина пришла как можно скорее.

 

***

Прошло около часа, и вот, наконец, дверной замок заскрежетал. Это вернулась Рина. Бросив сумку на стул, она разулась и кисло поздоровалась с племянницей. С работы, бывало, она приходила сердитой. Свою должность она не любила, называя её банальщиной, однако следовать совету Аси и увольняться не собиралась, ленясь искать новую работу.

Ася не ответила на её приветствие. Она так и продолжала сидеть на кровати. Ей было страшно, она не знала, какой будет реакция Рины на увиденное.

Екатерина сняла пальто и зашла в комнату. Увидев крылья, она глубоко и устало вздохнула и сказала лишь:

— Я знала, что это должно когда-нибудь произойти, иначе и быть не могло. Лучше дематериализуй крылья, они тебе пока не нужны. Просто надави на камень, который на браслете. Тебе уже четырнадцать лет, вряд ли они стали бы ждать дольше. Думаю, им самим надоело тебя охранять.

— Чего-о? Меня? От кого?

— Давай поговорим об этом за чашкой кофе.

От этого предложения юная Фокстер похолодела. Кофе Рина пила только тогда, когда сильно нервничала. Рина и следом за ней Ася (уже без крыльев) пришли на кухню. Сестра Анны Фокстер сделала себе и племяннице по растворимому кофе и поставила их на стол. Ася села.

Отпив горячего напитка, Екатерина начала:

— Мне надо признаться, что я лгала тебе. Твои родители погибли не в автокатастрофе. В этом виновата извечная борьба света и тьмы. Они были Повелителями Света, лучшими из лучших воинов. Этих существ называют Охранниками, или просто охрами, по своему могуществу они близки к богам; есть тёмные, что сражаются за тьму, а их вечные противники — мы, светлые. — Рина сделала ещё глоток горячего напитка. Сама Ася пить не решалась, удивляясь, как её тётя не обожгла себе горло. — Тогда они убили мою сестру и её мужа. Они не могли ничего сделать. Тёмных было очень много, почти армия. Тут никто бы не спасся.

— То есть они были Повелителями света? — не поняла Ася.

— Их условно звали повелителями, хотя они никем и ничем не управляли, просто тысячелетиями они были лучшими. А твоя мама, как и я, принадлежала к древней династии Фокстер. Династий в наше время среди охров почти уже не осталось.

— А меня почему не убили?

— Они поставили защиту на дом, а сами увели их всех за собой… Чем меньше человек в доме, тем крепче защита, а они хотели спасти тебя во что бы то ни стало. — Екатерина судорожно отхлебнула ещё кофе; рука её подрагивала. Ася тем временем о напитке уже забыла; её переполняли эмоции, и она старалась не показать, что вот-вот заплачет. — Потом Камнентон отправился туда со мной, ну а я тогда сама в Центре работала. Тебе было три с половиной года, не больше, и тебя отдали мне, как близкому родственнику. Но все эти годы тебя охраняли на всякий случай. Ясное дело, что ты не заметила никого, ты и не должна была. Они нашли профессионалов. Но сейчас ты можешь отправиться на обучение, там самое безопасное для тебя место. Да и я смогу вернуться на свою работу, — последнюю фразу Екатерина произнесла с предвкушением удовольствия.

Куда на обучение?

— Есть одно место, Тренировочный Центр. Там готовят охров света. Я думаю, скоро тебе придёт приглашение туда. А я там раньше работала учителем светлой магии и оружейного мастерства. Обычно эти два предмета ведёт один человек, но иногда нанимают разных учителей. Хотя последние пятнадцать с лишним тысяч лет они не ломали голову над этим вопросом, — сказала Екатерина, не без удовольствия глядя на вытянувшуюся физиономию Аси.

— Так сколько ж тебе лет?

— Мне 19582 года. Несколько тысяч лет я улучшала своё мастерство, чтобы вести этот предмет, нужно, чтобы ты был не младше трёх тысяч лет.

— То есть это — норма, да? Три тысячи лет? — Ася пребывала в шоке.

— Для нас — да. Некоторые живут уже миллионы лет. А первые охры света, возникшие вместе с этим миром, чтобы защищать его, стали уже духами, то есть они не имеют материального тела. Охры света свободны от всех смертей, кроме насильственной. Да и то единственные, кому позволено нас убить, — это тёмные охры, наши, кстати, собратья. Ну, они просто отпали от света.

— А сколько же лет было маме, когда она… — Ася не стала договаривать.

Рина всё поняла. Её лицо почти не выражало эмоций, хотя, наверно, должны было бы выражать боль, печаль — или что там ещё испытывают люди в таких случаях?

— Она могла бы жить ещё и ещё. Ей было всего 25126 лет.

Они помолчали. Ася всё же не удержала слёзы — по её щеке скатилась прозрачная капля. От Екатерины не укрылось и это.

— Не грусти. Кто знает, наверно, тебе суждено отомстить. К тому же умерло лишь их тело. Души погибших охров улетают в Хрустальные Долины, где они обретают вечный покой. Так должно быть и в случае твоих родителей, Ася. Тёмные охры могли убить лишь их тела, но не души.

Екатерина помолчала и добавила:

— Но тебе нужно будет отправиться в Центр, слышишь?

Она тут же пожалела, что сказала это. Глаза её племянницы зло загорелись.

— Я поеду в Центр. Конечно, поеду.

 

Глава 2

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.