Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДАНА 1 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Октябрь пролетел быстро — завтрак, потом уроки, обед, тренировки на мечах, после которых ученики мечтали добрести до комнат и упасть на кровать, но нужно было ещё сделать домашнее задание. Его в Центре проверяли не менее тщательно, чем на Земле. После этого обычно оставалось около часа свободного времени. После ужина его было значительно больше, поэтому именно в это время в садах острова можно было увидеть гуляющих молодых охров.

Стоит немного рассказать про тренировки. Они проходили на Арене — том самом невысоком строении, что располагалось вокруг трёх башен Тренировочного Центра. На Арене было несколько крайних залов, как раз и образующих круг; в каждом из них охры тренировались с отдельными видами оружия — например, в одном зале тренировались в метании ножей, в другом — в метании копья и так далее. Под всем Тренировочным Центром находился подкоп, где располагалась огромная арена — там иногда проводили тренировочные бои, хотя построено это место было для проведения испытаний.

Ученики первого курса чаще всего занимались в зале для боёв на мечах. И лучшей из всех была Алекс. Она сражалась даже как-то слишком хорошо для человека, который тренировался всего месяц. Все отмечали, что похоже было, будто её опыт равен как минимум году. Сама же Алекс в ответ на это только загадочно улыбалась.

Пожалуй, единственным, кто вообще не хотел сражаться на мечах и всячески отнекивался, когда Екатерина пыталась поставить его с кем-то сражаться, был Матвей. ­Никто не мог понять почему, но он предпочитал наблюдать. Пару раз ему всё же пришлось сражаться в дружеском бою, но тогда видели все, что он нарочно себя сдерживает. Ибо не мог он, так хорошо знавший теорию и со своего неизменного стула советовавший, какой приём лучше сделать в той или иной ситуации, драться так плохо, как показывал.

В ворохе всех новых дел третье ноября наступило совсем незаметно для нашей героини. Ася проснулась и потянулась. Посмотрела на будильник —восемь с половиной часов, всё нормально, она встала вовремя. Алекс стояла у шкафа спиной к соседке по комнате и таинственно чем-то шуршала. Её спина мешала разглядеть Асе, чем же подруга занимается. Это только ещё больше разжигало её интерес. Алекс, видимо, услышав что-то, обернулась.

— О, с добрым утром! — Её голос был бодрым и весёлым.

— С добрым, с добрым. Что ты там делаешь?

— Подарок упаковываю.

— Какой ещё подарок? — озадаченно спросила Ася.

Алекс уставилась на неё как на редкостного тормоза. Во взгляде её читалось: «ты действительно не помнишь или прикидываешься?». Она подошла к подруге и щёлкнула пальцами перед её носом. Ася дёрнулась.

— Эй, просыпайся! Ты что, не помнишь, какое сегодня число?

Ася нахмурилась.

— Почему не помню? Третье ноября.

— В точку. А что сегодня за день, не помнишь?

Видимо, она надеялась, что Ася вспомнит сама. Та мучительно нахмурилась. Речь тут шла явно не о дне недели.

— Ну ты даёшь. Сегодня день рождения Дана! — объявила Алекс несколько торжественно.

Ася закрыла глаза.

— То-о-очно. Как я могла забыть! — протянула она.

— Знаешь, есть такое полезное изобретение человека, напоминалка называется, — ответила Алекс с притворным назиданием. — Да ладно, не переживай ты так.

— А что я дарить ему буду?!

— Не волнуйся. Я помогу. Что бы ты хотела ему подарить?

— Не знаю. — Ася задумалась и выдала: — Часы, наверное.

— Ну вот и подаришь свои часы, — Щелчок пальцами, маленькая вспышка света в её ладони, и у Алекс в руке появились часы. Хорошие, чёрные, явно недешёвые.

— Это же воровство! — возмутилась Ася.

— Не-а. Я продавцу всю мелочь в кассе в золото превратила, так что, думаю, он не в претензии.

— Вот как… — Девочка покрутила в руках часы и нашла более чем достойным подарком. — Спасибо тебе большое, ты меня выручила!

— У меня обязанность будет такая — всех выручать. Мы же все будущие охранники Света, забыла? — сказала Алекс, упаковывая часы в чёрный пакетик.

— Как я могла забыть? — улыбнулась Ася. — А сама-то что дарить будешь?

— Духи. Мужские, разумеется. На большее у меня фантазии не хватило.

Ася встала с кровати, пошла в ванную, приняла душ и умылась. Вернувшись в комнату, где Алекс уже собирала школьный рюкзак, отыскала в шкафу нужную ей одежду и выбрала подходящие туфли.

— Всё? Готова? — нетерпеливо спросила у неё Алекс, закидывая рюкзак на плечо.

Ася подхватила сумку и кивнула давно одетой и собранной подруге. Вместе они вышли их комнаты, и всю дорогу Алекс вслух гадала, устроит ли Дан что-то в честь своего дня рождения, а если да, то что. Ася прислушивалась лишь время от времени, так как знала, что Алекс редко придаёт значение тому, что говорит. Меньше месяца хватило юной Фокстер, чтобы отчасти разобраться в характере человека, живущего с ней в одной комнате.

Спустившись на лифте, они зашли в столовую. Видимо, было ещё рано, Золотой зал не был наполнен полностью, и Дана с Матвеем ещё не было.

— Первый урок — светлая магия? — обратилась Ася к своей спутнице.

— Да, кажется, — рассеянно ответила та. Она, похоже, тоже ждала мальчишек. Ася заметила, что Алекс нервно покусывает нижнюю пухлую губу — верный признак её волнения. Такая уж у неё была привычка, выдающая её с головой. Из-за переживаний на губе уже живого места не было.

Спустя некоторое время в большом и широком дверном проёме появились две знакомые высокие фигуры — Дан и Матвей. Они подошли к столику, Матвей сел, а именинник не спешил, с хитрым прищуром уставившись на девчонок. Те переглянулись, и Ася решила пойти с подарком первой. Она взяла пакетик и поднялась, нервничая. Она боялась, что её подарок не понравится Дану. Или, что ещё хуже, он догадается, что она вообще забыла о нём и принимала решение стихийно. Это будет ужасно стыдно, Дан нравился ей как человек, и она очень не хотела обижаться его. Почему-то на люстре погасла лампочка.

— Дан… с днём рождения! — выдохнула Ася и отдала ему подарок. — Желаю счастья-здоровья-удачи и всякого прочего…

Дан улыбнулся и принял подарок, поблагодарив дарившую. Открыл пакет. Ася стояла сама не своя. «Он что, нарочно всё так медленно делает?»

Это было мучительно. Она ненавидела ждать в принципе, а сейчас это превратилось в пытку.

Дан вытащил коробочку с часами и открыл её. А вот дальше произошло нечто необъяснимое и неожиданное для Аси…

Из футляра рвалось яркое разноцветное сияние. Оно осветило лицо парня. Вначале синее, оно плавно стало фиолетовым, затем красным, оранжевым, жёлтым, зелёным, опять синим… Дан удивлённо взглянул в глаза Асе и обомлел.

Сияние подарка точь-в-точь повторяло сияние глаз Аси.

Дан заставил себя отвести взгляд от девчонки — это зрелище завораживало — и захлопнул футляр. В воздухе повисло неловкое молчание.

— Спасибо большое, — выдохнул он. — Интересный… подарок…

— Не за что, — облегчённо улыбнулась Ася. Её глаза перестали излучать разные цвета, но они уже не были карими, как прежде. Глаза Аси были какого-то прозрачного, неопределённого цвета. Сама она чувствовала сильное жжение.

— Почему ты не говорила нам, что ты глазомаг? — совсем тихо спросил Матвей, в то время как девочка тёрла глаза.

— Кто?

— Глазомагом называют охра, который, помимо всего прочего, умеет направлять свою магию глазами, — негромким, будто севшим голосом начала объяснять Алекс. — Цвет глаз, с которыми родится глазомаг, неважен. Он всё равно не останется таким на всю жизнь. После первого применения глазомагии, обычно неосознанного (а это случается примерно в двенадцать-тринадцать, иногда в четырнадцать лет, ещё реже — позже или раньше) цвет глаз меняется. Никто не знает, каким он станет. Пробуждается глазомагия обычно в минуты волнения, гнева или раздражения, либо ещё каких-то сильных эмоций. Глазомагия — очень редкий дар, и в то же время опасный, ведь магия глазомага всегда очень сильна, во много раз сильнее магии обычного Охранника, и это — лишний повод убить владельца дара, ибо он останется с охром до смерти. Эта способность передаётся, кажется, только по наследству. Чтобы глазомагия подействовала на человека, нужен прямой зрительный контакт.Длявоздействия на предмет необходимо усилие воли.

— Я не знала этого, — поражённо ответила Ася.

Ты не знала. Думаю, что не сильно ошибусь, если скажу, что кое-кому это уже было известно. Например, Селене и Камнентону, — ответила Алекс. — Меня убивает то, что они молчали. Твой дар мог проявиться во время встречи с ночными охотниками, например, и тогда бы на тебя уже вовсю охотились тёмные. Твоя жизнь была под угрозой, а они вынашивали какие-то свои грандиозные планы!

Ася вздрогнула. «Неужели всё действительно так?»

— Может быть, они хотели как лучше. Может, они думали, что если Ася узнает об этом, то подвергнутся ещё бо́льшей опасности, — предположил Матвей. — Не забывайте, что перед нами не честолюбивые тёмные. Светлым, тем более Высшим, вынашивание планов по захвату мира редко свойственно.

— Давайте же есть, — сказал Дан, садясь. — Я очень голодный, — пожаловался он.

Это не сработало.

— Не-а, уж подожди. Дай свой-то подарок вручить, — улыбнулась Алекс и подняла с пола рюкзак. В буквальном смысле откопала там подарок и подошла к Дану.

— Ну вот, с пятнадцатилетием, — поздравила она с улыбкой.

Дан разорвал обёртку и улыбнулся. В какой-то степени он даже ожидал нечто подобное.

 

После завтрака они пошли на светлую магию. Глаза продолжали болеть. Тереть их Ася уже не старалась: Матвей предупредил её, что это то же самое, что расчёсывать комариный укус. По дороге Алекс бросила на неё внимательный быстрый взгляд и проговорила:

— Кажется, я знаю, какие у тебя будут глаза.

— И какие же? — спросила Ася с любопытством и опаской одновременно.

— Синие.

Матвей, услышавший разговор, заинтересованно повернул к ним голову.

— Алекс права, — уверенно заявил он. — Сейчас они у тебя прозрачно-голубые. Сама посмотри — у тебя же наверняка есть зеркало!

— Вечная убеждённость мужчин в тщеславии женщин, — фыркнула Алекс.

— Не всех, — мягко поправил Матвей. И поди догадайся, к убеждённости мужчин или к тщеславию женщин относилась его реплика.

Уверенность Матвея в себе и его словах, его загадочность и вечная мягкая улыбка могла бы вывести из себя Асю, потому что она знала одного такого типа, который вёл себя примерно так же и порядком её этим заколебал. Но Матвей просто не мог надоесть. Наоборот, её тянуло узнать, какой же он на самом деле и что за душа скрывается за этими удивительными яркими глазами.

Ася нашла в сумке зеркало и внимательно посмотрела в него. Друзья были правы — её глаза были уже не карими, а светло-светло-голубыми. Спустя десять секунд они чуть заметно потемнели.

— Блин, так глаза жжёт… — досадливо произнесла Ася, пряча зеркальце.

Алекс с сочувствием посмотрела на неё:

— Сходи к Камнентону. Должен быть раствор, который поможет тебе. Я такого просто не знаю. К тому же твоя тётя тебя поймёт, даже если ты опоздаешь.

Ася кивнула и свернула в другой коридор, пройдя по которому, можно было попасть в кабинеты преподавателей.

 

***

Дверь, ведущая в кабинет директора, отличалась от других немногим. Такая же массивная, из тёмного дерева, с золотой ручкой. Разве что на большой золотой двери висела табличка «Директор А. Камнентон». Ася подошла и отдышалась — всю немалую дорогу она преодолела бегом. Постучалась в дверь. Услышав команду «Войдите», она открыла дверь и зашла внутрь.

Апартаменты Камнентона сильно отличались от квартиры её тёти всем, даже планировкой. Мебель более старинного и роскошного стиля была расставлена совершенно по-другому. Дверь располагалась в стене ровно посередине большой комнаты. В правой её части стоял большой стол со всевозможными баночками и склянками. Рядом — огромный шкаф. Видимо, в нём профессор держал ингредиенты для зелий.

В правой же части стоял ещё один стол, поменьше первого. Он был письменным — на нём лежали бумаги, какие-то пергаменты, ручки, папки и ещё раз бумаги. Возле стола находился шкаф — опять же для бумаг. «Как он только живёт? Как он находит нужные ему бумаги? Хотя тут ему, наверно, больше половины не нужно», — подумала Ася. Неподалеку от стола была совсем небольшая приоткрытая дверь, ведущая, скорее всего, в спальню. Именно из неё вышел директор школы.

— О, Ася, здравствуй! — Для директора явно было сюрпризом увидеть её здесь. — Что же привело тебя ко мне? —

Мужчина уселся в крутящееся кресло за письменным столом.

— Видите ли, профессор, всё дело в том, что у Дана сегодня был день рождения… — издали начала Ася.

— Что ж, поздравляю его, — отозвался директор, доброжелательно, но с явным недоумением. — Кстати, сколько ему исполнилось?

— Пятнадцать. В общем… — и Ася рассказала Камнентону всю историю от начала до конца. Директор нахмурился.

— Вы знали об этом?! — Кажется, кружится голова. Неужели Алекс была права? — Почему вы не рассказали об этом?

— Да, я знал, — не обращая внимания на последний вопрос, произнёс пепельноволосый мужчина. — Знал, что рано или поздно это обнаружится. Мы дружили с твоими родителями. Ты, наверно, знаешь от Алекс, что дар передаётся по наследству. Так вот, глазомагией обладал Антон, то есть твой отец.

— Но почему вы не сказали?

— Мы боялись, что время ещё не пришло, — поколебавшись, ответил светлый охр. — Теперь я понимаю, что это было довольно глупо.

Ася опустила взгляд и, почувствовав новую вспышку жжения в глазах, вспомнила главную причину, из-за которой она пришла.

— А вы не могли бы дать мне какой-нибудь раствор, чтобы закапать в глаза? А то жжёт очень сильно, — жалобно проговорила Ася.

— Да, сейчас. Подожди минутку. — Профессор встал и подошёл к шкафу с ингредиентами. — У меня как раз не так давно созрел настой лунного камня, он вполне может тебе помочь. Этот эликсир идеально подходит для закапывания в глаза, он снимает боль и не слишком концентрированный, поэтому не жжёт. Держи.

— А чем я закапывать буду?

— Я дам тебе дозатор для зелий. Пользоваться им можно как обычной пипеткой.

Ася посмотрела на дозатор. «Да ну, тоже мне, дозатор. Красивое название для обычная пипетки. Единственное отличие — она с делениями». Дочь глазомага набрала чуть-чуть раствора дозатором и закапала в глаза, запрокинув голову. По ощущениям раствор был похож на воду. Почти сразу жжение в глазах прекратилось.

— Спасибо, — с облегчением сказала Ася и вернула дозатор и колбу с зельем.

Но Камнентон, забрав дозатор, жестом попросил Асю оставить эликсир себе:

— Настойка тебе может пригодиться.

— Ого. Спасибо вам! — обрадовалась Ася, положила зелье в сумку и направилась к выходу. — Спасибо за всё! — и вышла, закрыв за собой дверь.

Звонка ещё не было. Ася надеялась успеть на урок, опоздание не входило в её ближайшие планы, тем более что ей хотелось пообщаться на тему глазомагии с тётей.

Девочка понимала, что критически не успевает. Её шаг был широким и быстрым, Ася почти бежала, но она была ещё только около туннеля, а нужно было ещё подняться на этаж и пройти по коридору! У неё был единственный выход.

Ася оглянулась и убедилась, что в туннеле никого больше нет — все уже пришли на уроки. Ася коснулась рубина на браслете, и тотчас она почувствовала толчок в спину — это её крылья, вызванные древней светлой магией, спружинили о воздух. Она взлетела.

Огромный плюс полёта на крыльях — кроме большой скорости, на которой ты легко можешь за несколько часов добраться до Америки — в том, что устать невозможно. Силу летящему Охраннику даёт сам свет.

Хотя в коридоре пока никого не было, на всякий случай Ася наложила на себя простенькое заклятье невидимости, чтобы никого не смущать. К счастью, потолок был высоким — около четырёх метров. Ася поднялась как можно выше и полетела на огромной скорости к кабинету.

Полёт занял всего несколько минут. Ася спустилась и дематериализовала крылья у поворота коридора, дальше она быстро пошла на своих двоих. Зашла в кабинет, нашарила взглядом друзей, сидящих на обычном месте, и бросила сумку рядом с ними.

— Как глаза? — первым делом спросил Матвей.

— Нормально, — коротко ответила девочка, выуживая из сумки учебник, тетрадь и пенал.

— Чем ты закапывала? — с любопытством спросила Алекс.

— Настоем лунного камня. Вот этим, посмотри, — Ася достала маленькую бутылочку и протянула её Алекс.

Алекс осторожно покрутила колбу в руках, открыла её и понюхала.

— М-мм, вкусно пахнет…

— Давай сюда, пока не разбила, — улыбнулась Ася. Алекс послушно вернула зелье и мимолётно заглянула Асе в глаза.

— Глаза у тебя уже синие. И больше не темнеют. На, посмотри, — и протянула ей карманное зеркальце.

Ася вгляделась в своё отражение. Подруга была права — её глаза были пронзительно-синего цвета и больше не темнели, как это было ещё пять или десять минут назад. Асе очень нравился новый цвет её глаз. «Скорее всего, они такими и останутся на всю жизнь», — подумала Ася с удовольствием.

Прозвенел звонок. Рина так и не появилась, и Асе не удалось побеседовать с ней. Она решила сделать это после урока, хотя ей очень не хотелось ждать. Ася наскоро поставила сумку на пол под парту и села. Из серой двери в конце кабинета, около доски, вышла Екатерина, поздоровалась с курсом и села за учительский стол.

У Вари от удивления даже наушники из ушей вывалились. Обычно Екатерина Фокстер была весёлой и бодрой, но сейчас она выглядела безмерно уставшей.

Екатерина подняла голову и сама очень удивилась, увидев лица своих учеников.

— Не удивляйтесь, у меня просто болит голова, — пояснила Екатерина, наконец поняв причину всех этих взглядов. — Поэтому прошу вас сегодня вести себя чуть потише.

Почти все первокурсники сочти своим долгом кивнуть — Екатерина, их курсовой руководитель, была одним из их любимых учителей. Ася тем временем размышляла над тем, связано ли состояние её тети с первым применением глазомагии её племянницей.

 

***

Посреди урока Екатерина вышла из кабинета и попросила всех вести себя потише. Хотя вообще народу было немного, Борька всегда умудрялся устраивать что-нибудь такое, отчего потом все учителя были в лёгком шоке. Он делал это без всякого злого умысла, тем не менее на результат это не влияло. Вот и сейчас откуда-то сзади послышался грохот. Вся четвёрка одновременно обернулась.

Как оказалось, она додумался залезть на стол. Ему пришла оригинальная, близкая к гениальности мысль —взобраться на люстру, чтобы проверить, выдержит она его вес или нет, свалится или не свалится.

— Фитилёв, ты — даун! А ну как люстра упадёт? Тут же люди сидят! — заорала ему Даша.

— Не свалится! Да и какая тебе разница — ты всё равно на другом конце класса сидишь! — прокричал ей в ответ Борька.

Он попробовал подпрыгнуть и ухватиться за люстру, но ничем особенно это не закончилось. Тогда он в следующем прыжке материализовал крылья, взлетел и повис на люстре, раскачивая её. Внизу Дэн подбадривал его смехом и мотивирующими репликами. Вовремя слезть Борька не успел. В аудиторию вошла Екатерина Фокстер. Она даже не стала кричать. Обычно достаточно было лишь просьбы.

— Борь, спрыгни с люстры… она вон сейчас свалится… и постарайся не упасть на голову Денису. — Рина вздохнула. — Я же просила вас вести себя потише.

Выражение лица приземлившегося на парту Бори сменилось с радостно-взбудораженного на виноватое.

Когда восстановилось хотя бы подобие порядка, Екатерина устало проговорила:

— Домашнего задания, так и быть, не будет. — Сразу после этих слов прозвенел звонок с урока. — Боря, не будешь больше залезать на люстру? — Фитилёв, сгибаясь от смеха, с трудом кивнул. — Все можете быть свободны… кроме Аси, Алекс, Матвея и Дана.

Ребята притормозили и подошли к девушке. Морщась, она потёрла виски руками. Взглядом проверила, остался ли кто-то в аудитории. Потом подняла глаза на Асю и спросила:

— Ты применила глазомагию? Вот из-за чего у меня голова болит. Ужасный дар, потому что он ещё и на родной крови отыгрывается, бедная моя голова… Кстати, с днём рождения тебя, Дан.

— Спасибо, — ответил он удивлённо. В другой момент он бы наверняка порадовался, но сейчас поздравление было слишком неожиданным и вообще не в тему.

— Тебе сказал Камнентон? — Ася была убеждена, что именно для этого Рина выходила из кабинета посреди урока.

— Да, я только что была у него в кабинете, — подтвердила её догадки девушка. — Он всё рассказал мне. Да и легко заметить, что твои глаза больше не карие.

— Ты знала о том, что я — глазомаг? — Впрочем, теперь Ася и не сомневалась. Она уже устала удивляться сложным характерам светлых воинов.

— Знала. Но я не могла тебе говорить до определённого момента, так как ты бы не вынесла своего дара. Ты должна знать, что глазомагия — дар очень опасный, — с какой-то внутренней борьбой выговорила Рина. — Изначально он появился от мрака, но потом у светлых охров тоже стал появляться этот дар, хотя и очень редко. Помни: могущество, что даёт глазомагия, может изменить охра. Ведь первые тёмные охры — падшие охры света.

— Но я сделала свой выбор! Я никогда не перейду на тёмную сторону. Как ты вообще могла такое подумать? — возмутилась Ася. — Я просто не смогу. Мои родители были повелителями света, их убили тёмные. Как я могу принять после всего этого их сторону?

— Я так и думала. Но главное — удержи это решение, — и с этими словами Екатерина Фокстер отпустила всю четвёрку.

 

***

После уроков и практики с мечом Ася сидела в комнате и читала дополнительную литературу по зельям (Камнентон задавал им подготовиться к контрольной, и Ася нашла в библиотеке очень интересную книгу по этой теме).

Алекс куда-то убежала. Такое иногда бывало, и не всегда она объясняла, куда уходит. Она приглашала отправиться с ней, но тогда Ася доделывала домашнее задание, поэтому она отказалась. Прошло уже два или три часа с момента ухода второй обитательницы комнаты.

Вдруг с той стороны закрытой двери послышались голоса — довольно громкие, раз их можно было услышать, однако слов было всё равно не разобрать. Но в данном случае и не пришлось. Через мгновение дверь распахнулась.

В комнату вошли Алекс, Дан и Матвей, причём последний нёс какое-то зеркало.

— Что это?

— Особое средство связи между охрами, — пояснил Дан. — Самые важные новости всегда передаются через зеркала. Если будет какое-то объявление, зеркало издаст звук, похожий на звон. Правда, его можно выключать вот этим пультом. — Дан вытащил из кармана пульт, имевший только одну кнопку, и положил на кровать Аси. — Кстати, куда зеркало вешать?

— Давай над дверью, там места достаточно, — ответила Алекс.

Дан вскарабкался на табуретку, взял в руку зеркало, поданное Матвеем. В его ладони замерцал огонёк, он коснулся зеркала, после чего то намертво приклеилось к стене.

— Где вы его взяли?

— Екатерина позвала меня, сказав, что завезли зеркала, ну я и попросила Матвея и Дана помочь, — с улыбкой пояснила Алекс.

— Ну, тогда спасибо. Садитесь, чего вы стоите? — пригласила Ася, заметив, что парни до сих пор не присели, а стояли столбом около двери. Понимая, что было бы неплохо угостить чем-нибудь гостей, она поднялась с кровати со словами: — Будете чаю?

— Это был глупый вопрос, — улыбнулся Дан, садясь на кровать Алекс. Матвей приземлился туда, где только что сидела Ася.

Она же тем временем открыла шкаф, висящий на стене около двери в ванную. Там на нижней полке хранились всякие хозяйственные мелочи, в основном, посуда, в то время как на верхней — хозяйственные товары вроде мыла и геля для душа. Ася достала чайник и четыре чашки. Прошла до стола, поставила на него всё это хозяйство, и вернулась к шкафу за заваркой и печеньем. Краем глаза она заметила, что Матвей за ней пристально наблюдает. С одной стороны, ей стало не по себе, а с другой, было приятно, что на тебя обращают такое внимание.

Поставив чашку с печеньем на край стола, а чайник — на подставу, Ася коснулась её пальцем, и прибор закипел. Вся относительная техника в Центре работала лишь на магии.

Заварив чай, девочка разлила его по чашкам, добавляя сахар. Сколько кому ложек, ей уже давно сказали. Алекс потребовала не меньше двух, Дан — одну, Матвей предпочёл остаться без сахара. Ася отдала чашки, постаравшись их не перепутать, взяла себе одну из четырёх и присела на свою кровать, маленькими глотками прихлёбывая чай — он ещё не остыл и обжигал язык.

— Ну, что сегодня делать будем? — первой нарушила молчание Алекс. — Что вы там надумали? — обратилась она к мальчишкам.

— Я думаю, можно было бы сходить на озеро, — размышлительно протянул Матвей и глотнул ещё чаю.

— На какое ещё озеро? — подозрительно спросила Ася.

— На озеро Вальтерро, — пояснил Матвей, потянувшись за печеньем. — Вода в нём чистейшая. Её даже используют в некоторых зельях. Глубина там огромная, около ста, может, больше, метров, а само озеро такое большое, что его берегов не видно. Именно на этом озере чаще всего собирается народ.

Ася заколебалась, но жажда приключений переборола у неё опаску. К тому же Алекс, эта особа, которая не всегда вовремя вспоминает смысл слова «осторожность», сразу вскочила, едва не расплескав недопитый чай, и воскликнула с энтузиазмом:

— Давай, конечно, пойдём! К тому же мы с Даном там уже были. На Вальтерро действительно классно. Есть кафе, там продают мороженое, закуски и напитки. Можно взять напрокат лодку и прокатиться. Единственное условие — грести надо самим.

— И грести, конечно, будем мы с Матвеем, — недовольно сказал Дан, хорошо знавший Алекс.

— Ладно, если я ещё вспомню, куда я засунула купальник, — вздохнула Ася.

У них с Алекс была одна общая привычка — то ли у каждой своя, то ли кто-то от кого-то заразился, — они бесконечно оставляли свои вещи в самых неподходящих местах. Порой Ася не могла найти, допустим, солнечные очки, а потом они совершенно случайно находились, скажем, в шкафчике для посуды. И она абсолютно не знала, какие конкретно высшие силы заставили положить их именно туда.

— Вот, поищи, — одобрил её намерения Матвей. — Ещё найди какую-нибудь лёгкую одежду, платье, например, и возьми обязательно полотенце.

— Ну да, в мокром состоянии по острову не очень бродить, — подтвердил Дан и с улыбкой пояснил: — Я когда первый раз на озеро с Алекс собирался, то по неопытности полотенце не взял и испытал все прелести от этого на своей шкуре.

Ася хмыкнула.

— А с кем вы катались?

— Да почти со всеми с курса. — Парень взял ещё горсть печенья. — Мы несколько раз ходили, бывало, даже два раза в день, днём и вечером. Особенно когда темнеет, там очень красиво…

— А мы когда пойдём?

Матвей посмотрел на наручные часы.

— Я думаю, примерно через час. Как раз до ужина успеем.

— В это время там самая тёплая вода, — вставил Дан с набитым печеньем ртом.

— Тем более. В общем, девчонки, собирайтесь, а мы пошли, — сказал Матвей, поднимаясь с кровати. Дан встал и пошёл вместе с ним, напоследок прихватив с собой ещё горсть понравившегося ему печенья, и они оба вышли из комнаты.

 

***

Погода стояла солнечная. Солнце нещадно светило, на пронзительно-голубое, без единого облачка небо было больно смотреть. Бермудский остров казался ещё красивее под лучами яркого солнца. День обещал быть ещё более жарким, чем обычно. Хотя на острове никогда не было ни дождей, ни зимы, только ливни для поливки клумб по ночам, температура никогда, конечно, одинаковой не бывала.

Ася вышла из школы и невольно зажмурила глаза от яркого света. Одновременно она подумала, что правильно сделала, когда надела лёгкое свободное платье с короткими рукавами. Алекс кое-как нашла короткие джинсовые шорты и майку. Парням пришлось несколько сложнее — платье они, к сожалению, надеть не могли, поэтому Дан отыскал чёрную майку и лёгкие бриджи бежевого цвета, а Матвей очень вовремя вспомнил о шортах, которые сам уже не помнил, зачем взял с собой в Центр. Как выяснилось, очень кстати. Оба были в шлёпанцах.

Ася с большим трудом отыскала свой купальник, так как когда она собиралась, она вообще не думала, что ей он пригодится. Она бы его вообще не взяла, если бы она не поленилась подумать, что ей пригодится, а что нет, когда собирала чемодан. Что она находила, то и складывала. Оказывается, купальник она положила тоже кстати.

Следуя мудрому совету Дана, она захватила полотенце, долго запихивала его в сумку, пока не догадалась, что оно не обязательно должно быть почти во весь рост, поэтому нашла более компактное полотенце и взяла его с собой.

— Ну и где эта ваша тропинка?

— А вон там, — легкомысленно махнула рукой Алекс одновременно на кусты, деревья и вообще всю правую часть острова.

— Ты точна, как сломавшийся компас, — фыркнул Дан и уверенным шагом направился к тропинке, прятавшейся между деревьями.

Она оказалась совсем узкой, по ней могли идти только двое человек. Ребята решили идти так: впереди, как хорошо знающие местность, будут идти Дан и Алекс, а сзади них — Матвей и Ася.

Их путь лежал мимо фруктовых деревьев. Даже отнюдь не голодная Ася захотела попробовать аппетитных плодов. Как оказалось, в этом желании она была не одинока. Матвей ловко подпрыгнул и сорвал с дерева персик — даже при его далеко не низком росте достать его просто так, протянув руку, было нельзя. Ася только вздохнула — она при всём своём желании не смогла бы достать рукой до фруктов. Парень откусил кусок от фрукта и вопросительно уставился на Асю. Та кивнула, и Матвей подпрыгнул ещё раз, сорвав ещё один персик, на этот раз для Аси. Она взяла его в руки и поблагодарила Матвея. Тот безмятежно вгрызся зубами в шероховатую кожицу плода.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.