Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ПРОГУЛКА» ПО ПЛАМЕННЫМ ГОРАМ 5 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Наконец она придумала выход. Поддельный Матвей по-прежнему держал в своей руке подарок ключницы. Светлые руны — то, что не может подделать даже мрак; если шкатулка ненастоящая, то и эти существа — тоже.

— Матвей, дай, пожалуйста, шкатулку, — изобразив на лице доверчивую улыбку, попросила Ася.

— Зачем?

— Хочу посмотреть, осталось ли внутри что-нибудь, — продолжая всё так же дружелюбно улыбаться, сказала Ася.

Когда она получила шкатулку, первым делом она вгляделась в печать, притворяясь, однако, что внимательно рассматривает внутреннюю часть предмета. Рун не было — что и требовалось доказать, однако Ася решила всё же подстраховаться и быстро нанесла лже-Дану удар в кисть. Реальному Дану это не повредило бы сильно, но зато она почувствовала, что двойники состоят из тумана. Меч с лёгкостью прошёл сквозь несуществующие кости и плоть.

— Догадалась, наконец? — ухмыльнулся двойник Дана.

Прежде чем создания тьмы успели материализовать свои мечи, вполне, кстати, материальные, Ася успела ударить копию Дана и уколоть ложную Алекс в то место, где у неё должно было быть сердце. Они сразу развеялись, обратившись в дымку. Остался лишь двойник Матвея. Всё притворство исчезло, когда в его руке появился меч. Его оружие не походило на клинок самого Матвея — лезвие было волнистым, чёрным, совсем простая рукоять, даже без узоров. Обжигающий камень отсутствовал.

Он сделал первый выпад — Ася уклонилась и порадовалась, что двойник Матвея, похоже, не обладает той смертоносной гибкостью, которая была присуща ему самому и которую ей довелось увидеть пару раз. Сражались они недолго — в конце концов Ася вспомнила приём, который показывала как-то Рина — когда можно безопасно шагнуть на сближение с противником, отразить удар и вогнать клинок ему в грудную клетку. Существовало много вариантов этого приёма, всё зависело от того, как ударит противник. Так она и поступила, всё же рискуя — приём был опасным, особенно если как следует ему не научиться.

Всё же она смогла уколоть двойника её друга, хотя и была в жуткой близости от его клинка. Тёмный меч развеялся вместе с ним, да даже и в противном случае Ася не стала бы его забирать. Она со всех ног помчалась к двери, стремясь поскорее убраться из этого места.

Пробежав по короткому коридору, она оказалась в ещё одном зале с высоким потолком, где уже беседовали Алекс и Матвей. Последний кинулся к ней и крепко обнял. Ася удивилась: такая эмоциональность была ему несвойственна. Не иначе как сегодня будет вечер сюрпризов.

— Тоже справилась с двойниками? — с облегчением в голосе крикнула ей Алекс, неторопливо поднявшись и подойдя к ней. Она тоже обняла подругу, после Матвея.

«Значит, настоящие», — подумала Ася.

— Ну и как впечатления?

Ася неопределённо пожала плечами. Единственным её желанием было побыстрее завершить всю эту муть.

— А где Дан?

— Сражается, судя по всему. — Алекс нервно взглянула в сторону одного из коридоров.

— Он оттуда должен появиться?

— Ну да… Потом нам туда надо будет идти, — Алекс указала на дверной проём, который был значительно больше остальных четырёх.

— Он скоро должен появиться, — неуверенно сказал Матвей.

— Ты знал о том, что в этом зале двойники? — спросила Ася, внимательно взглянув на своего друга.

Тот мотнул головой.

— Нет. Но я думаю, в следующих залах их не будет. Это первая ловушка.

В одном из проёмов появилась смутная фигура человека с опущенным мечом в руке. Алекс первой заметила её и подбежала ближе. Это оказался уставший Дан. Когда он вышел из туннеля, Алекс заметила, что на его правой скуле красуется свежий, ещё кровоточащий порез.

— Что случилось? Почему ты такой измученный?

Дан поднял на неё глаза.

— Не знаю, обладают ли двойники теми же способностями в бою, что и настоящие люди, которых они скопировали. Вот только твой двойник оказался сильнее, чем я предполагал.

— Значит, у тебя этот шрам от меча двойника? — нахмурилась Алекс.

— Ну да, — ответил Дан недоумённо.

Девочка скинула с плеч рюкзак и стала сосредоточенно в нём копаться. Нашла платок, разорвала его на две части. Первой она вытерла кровь, после этого сразу же выбросив ставший непригодным кусок тряпки; вторую часть она намочила какой-то прозрачной жидкостью из пузырька, извлечённого из рюкзака.

— А теперь пощиплет, — сообщила она.

Своей рукой пригнув голову Дана, она стала тщательно протирать намоченным платком шрам. Дан ойкнул и попытался вырваться, да не тут-то было, Алекс держала цепко. Отпустила она его только тогда, когда протёрла весь шрам.

— Зачем? — простонал Дан.

— Затем, что мечи двойников, судя по запаху, отравлены. Яд несильный, но, если рану ничем не обработать, начнутся всякие неприятности. Если порез очень большой, то медленно обратишься в духа, где-то за год, ну или в полудуха, если ЛСМВ высокая…

— Что такое ЛСМВ?

— Личная сопротивляемость магическому воздействию. Так вот, если она высокая, то есть если ты хорошо сопротивляешься, ты обратишься в полудуха.

— А что если рана небольшая?

— Ну, тогда ты просто лишишься некоторых способностей светлого охра.

Дан присвистнул.

— А чем ты тогда меня протирала?

— Твой шрам я обработала настойкой из отмерших листьев Древа Жизни и пера феникса. Я её у Камнентона выпросила перед отправкой. Один из мощнейших антисептиков.

— Так, ладно, пойдёмте дальше, — позвал всех Матвей и зашагал в нужный им туннель, не дожидаясь никого. Вслед за ним отправились и остальные.

— А здесь количество залов с двойниками подстраивается под прибывших? — полюбопытствовала Ася, когда они шли по тёмному коридору, освещённому лишь светом висящих на стенах факелов.

— Получается, что так. Мы же в Междумирье, здесь всё легко меняется. — Ася удивилась тому, как спокоен был голос Матвея.

Через некоторое время потолок снизился настолько, что высокие Дан и Матвей чуть не задевали его затылками. Сначала долгое время коридор шёл прямо, а потом повернул налево. Пройдя ещё немного, ученики Центра Бермудского Треугольника увидели, что путь им преграждает каменная стена.

— Тупик, — вздохнул Дан. — Ну и куда дальше?

— Другого пути нет. Значит, надо разрушить эту стену, — сообщила Алекс.

— Да? И как? У тебя есть бомба? — Дан был готов поверить даже в это, несмотря на то, что сказал это язвительным тоном.

— У меня нет, а вот у Аси есть, — безмятежно заявила девчонка.

Ася вскинула брови. Какая, интересно, у неё бомба? Ничего такого она не клала, ну, разве что Алекс тайком подложила.

— Интересный поворот, — фыркнула она. — Нету у меня никакой бомбы, — пояснила она Дану и Матвею, которые в недоумении уставились на неё.

— Твоя силовая сфера сравнима с бомбой, — объяснила Алекс такой интонацией, как будто пыталась что-то объяснить ребёнку. — В ней заключена мощность огня. Только твоя освобождённая магия сожжёт всё и всех, кроме тебя. Но это, пожалуй, единственный шанс, потому что взрыв сферы огня сильнее любых других.

— Ты предлагаешь, чтобы я бросила сферу в стену, а вы слиняли? — возмутилась Ася.

— Грубо говоря, именно так. У нас нет выхода… а тебе ничего не будет. Твоя магия убьёт нас, но не тронет тебя, как своего хозяина.

Ася в нерешительности посмотрела на Матвея. Тот нехотя кивнул.

Девочка глубоко вздохнула. Матвею она почему-то верила ещё больше, чем Алекс. Ну, раз деваться некуда, то придётся рискнуть.

— Вы уйдёте?

— Да… Мы будем за поворотом. Скажем тебе, когда можно бросать, — произнесла Алекс, ободряюще коснувшись её плеча. — Крикни нам потом, когда можно будет заходить, хорошо?

Ася кивнула и стала смотреть, как её друзья уходят. Когда они скрылись окончательно, она повернулась лицом к стене. Словно в полусне она услышала крик Матвея — да, наверное, всё-таки Матвея, но она не было до конца в этом уверена: их разделяли толстые каменные стены:

— Давай!

Ася потянулась за рюкзаком, висевшим у неё на спине. Нашарила непослушными от страха пальцами футляр со сферой — маленькую коробочку из материала более прочного, чем кожа. Вытащила, надела рюкзак, открыла коробочку. Держа в одной руке хрупкую сферу, а в другой маленький футляр, она вздохнула. Что бы там ни говорили Алекс с Матвеем, ещё неизвестно, чем всё это закончится.

Ася занесла руку для броска и, не давая себе опомниться, чтобы не передумать, с силой метнула сферу в стену. В свете факелов сверкнул хрустальный корпус, которому вскоре суждено было разбиться.

В момент, когда маленький шарик подлетел вплотную к каменной стене, Ася зажмурилась от испуга. Она стояла в восьми метрах от преграды, но сильно сомневалась, что взрыв не коснётся её.

В следующий миг её отшвырнуло назад и закружило в сильном вихре. Странно, но энергия не заворачивала за поворот коридора. Асю несколько раз швыряло на стены, кое-как ей удавалось увернуться и не переломать себе все кости. Вместо этого она отделалась достаточно сильными ушибами. Единственное, чему она радовалась, так это тому, что она не сгорела заживо.

Вихрь всё не успокаивался. Как-то слишком всё затянулось. Под конец Ася научилась уворачиваться от столкновений со стенами, и когда она уже немного расслабилась — настолько, насколько вообще можно расслабиться в такой ситуации, — всё стихло и она мешком упала на каменный пол, приземлившись на левый бок. Это было хуже всех ушибов, полученных ею за последнее время. Но всё же она нашла силы закричать:

— Всё!

Вот. Сейчас придёт Матвей и обязательно поможет.

Стоит сказать, что у Матвея была более обострена способность к целительству (позднее он признался, что это в основном из-за перерождения, до этого говорил, что от природы), — очень полезное свойство, но сам Матвей его не афишировал, чтобы его бесконечно не просили о помощи, вместо того чтобы идти в медпункт. Даже Алекс, Ася и Дан узнали об этом совсем недавно.

Ася перевернулась на спину и приподнялась на локте. Больше всего болела левые коленка и рука; она старалась даже не шевелить ими, чтобы не обострять боль. Буквально через пару секунд в коридоре появились трое друзей. Матвей, увидев, что Ася лежит на полу, схватившись за бок, сразу подбежал к ней.

— Ты ушиблась? Где?

— Левая рука, левое колено, — со слабой улыбкой ответила девочка.

Матвей коснулся рукой сначала локтя, сосредоточенно сдвинув брови и закрыв глаза. Ася почувствовала, как боль угасает. Вскоре стараниями Перерождённого она почти забыла об ушибах и поднялась на ноги.

— Спасибо тебе, — поблагодарила она Матвея, получив в ответ кивок.

Парень обернулся, окинул взглядом то, что когда-то было преградой на их пути. Теперь там красовались камни подозрительно небольшого размера, если учесть предполагаемую толщину стены.

— Да-а, хорошо рвануло, — присвистнул Матвей, скрестив руки на груди. — Я так думаю, что твоя магия, кроме того что разрушила стену, ещё и оставшиеся камни сожгла.

— Возможно, — пожала плечами Ася и отряхнулась от пыли. — Мы можем идти дальше. Кстати, где Алекс? — Увидев отсутствие бескрылой подруги, она похолодела от ужаса.

Дан стоял около камней, с тревогой вглядываясь в продолжавшийся за руинами коридор.

— Мне показалось, что она пошла туда, — неуверенно сказал он. — Как назло, проход через несколько метров опять поворачивает.

 

***

С того момента, как они отправились в путь от разрушенной стены, прошло совсем немного времени. Проход постепенно расширился и стал выше. Асе казалось, что конец уже близок, но уверенности не было. Ощущение близкой опасности становилось всё острей. Алекс нигде не было видно.

— Может, она повернула обратно? — предположил Матвей.

Дан расстроенно покачал головой.

— Исключено. Я неплохо успел изучить Алекс. Во-первых, она не стала бы сдаваться на полпути — и из-за упрямства, и из-за того, что до конца осталось столько же, что и до начала. — Дан нервно усмехнулся. — А вторая причина, что я заметил, как она шагнула сюда. Только почему без нас? Опять на меня, что ли обиделась?

— Господи, Дан, при чём тут вообще ты? — раздражённо отмахнулась Ася. — Только твоих страданий нам и не хватает.

— Да нет, повод мог бы быть. Мы ведь с ней, пока ты взрывала сферу, опять поссорились, — виновато признался полухранитель.

— Из-за чего?

— Да там… — Ему явно не хотелось говорить, но Ася не отводила от него немигающего взгляда. Набрав в грудь побольше воздуха, он выдал: — Не знаю, какой чёрт дёрнул меня за язык, но я, кажется, брякнул, что она… ну, в общем, неправильно поступила, когда оставила браслет. Как я ни извинялся, толку от этого не было. А когда Алекс рассержена, она едва соображает. Из-за гнева она может натворить что угодно…

Ася еле сдержала злость.

— Ну ты, Дан, вообще. Ты же знал… она… — Не находя слов, чтобы объяснить, она прорычала: — Думаешь, ей самой нравится, что мы сюда притащились прежде всего из-за её браслета?

Дан понуро опустил голову.

— Я знаю. Я верну её!

Ася выдохнула сквозь зубы, производя при этом звук, похожий на шипение.

— Сначала верни, а потом говори, — посоветовал Матвей и добавил с горечью в голосе: — Сегодня вечером нельзя уже говорить что-то наверняка.

Они опять повернули, надеясь, что за поворотом они встретят Алекс, но от увиденного им стало ещё хуже: здесь коридор разветвлялся.

— Теперь нельзя допустить ошибки, — напрягся Матвей. — Скорее всего, она выбрала правильный путь, интуиция у неё развита острее. У нас будет шанс встретить её, только если пойдём по тому же пути, что и она.

— Если мы её не найдём, с ней что-то случится. Она в опасности, я чувствую, — добавил Дан.

— Засунь свою интуицию себе в задний карман джинсов, — посоветовала Ася, всё ещё сердясь на Дана за его бестолковость.

Дан тряхнул головой, отгоняя тяжёлые мысли.

— Может, пойти направо?

— С чего ты взял?

— Не знаю. Но у нас всё равно нет альтернативных идей, так? И кстати, Матвей, не могут ли здесь коридоры поменяться после того, как сюда зашла Алекс?

Перерожденец задумался.

— Знаешь, может. Никто не знает, что произойдёт в Междумирье в следующую секунду. Ноя мы можем только надеяться на лучшее.

— Ладно, давайте пойдём направо, только быстро, — вздохнула Ася.

— Мы так устанем. Не проще материализовать крылья? Проход достаточно широк, — предложил Дан.

— Тоже идея.

Благодаря крыльям их путешествие длилось недолго, всего лишь чуть больше пяти минут, и Матвей, летевший первым, заметил, что в конце тупик.

— Мы ошиблись! — крикнул он.

Ася обернулась, намереваясь отправиться обратно. Она увидела только спину стремительно улетающего Дана. Сомнений не было: времени он не терял, ему достаточно было первых звуков голоса Матвея для того, чтобы понять, что они ошиблись.

Он летел так быстро, как мог. И всё это время его преследовал страх, что он может не успеть…

 

***

Перешагнув руины, Алекс сразу в безотчётном порыве метнулась дальше, не желая, чтобы Дан догнал её. Меньше всего ей хотелось выслушивать его извинения. Шагала она машинально, но очень быстро, стремясь как можно быстрее отдалиться от друзей. Она опомнилась только тогда, когда очутилась перед развилкой. Поворачивать обратно она не хотела — не в её это было правилах, она привыкла идти до конца. Недолго думая, она повернула налево. Предположение Дана о том, что ходы могут меняться, оказались лишними: Алекс интуитивно выбрала правильный путь.

Но порыв злости быстро прошёл, и теперь она жалела, что поспешила, и шагала дальше уже из чистого упрямства. Материализовав на всякий случай меч и броню и надеясь, что с ней ничего не случится, она чувствовала страх. Алекс начала осознавать, как ей всё-таки не хватает друзей… особенно Дана. Неужели они так и будут бесконечно ссориться? Почему же она тогда так привязана к нему, раз он часто её раздражает своими словами? И почему он тогда, пока Ася взрывала стену, всё-таки пытался извиниться, раз высказал всего лишь свои истинные мысли? Или у него просто это вырвалось, без всякого вмешательства мозга, как у него иногда бывает? И что вообще за странные у них взаимоотношения: то он как-то по-своему заботится о ней, то говорит такое, что ранит её больнее всего на свете? Что он за человек, в конце концов, такой?!

Вопросов много, а ответов нет. И всё же, несмотря на все сомнения, её так и тянуло вернуться или хотя бы остановиться и подождать, послушать, что он скажет. Но вдруг она увидела, что пришла: в конце коридора виднелся более яркий, чем в коридоре, свет. Такой бывал только в залах.

Крадучись, стараясь ступать как можно тише — кто знает, какая ловушка ждёт её там? — Алекс вошла в зал и, продолжая шагать, стала озираться по сторонам. Её спасло только чудо: на последних секундах, когда ещё можно было что-то изменить, она услышала, как клинок со свистом рассекает воздух. Рефлекторно она увернулась. Обернувшись, Алекс увидела охра. Сложно было дать ему на вид какое-то определённое количество лет, но человек, наверно, не дал бы ему больше тридцати. Алекс стало чуть полегче — хотя бы он не из самых опытных бойцов. Хотя… можно ли считать его настоящим человеком, если в Междумирье могут быть двойники? Алекс сомневалась в этом, потому что вряд ли бы обычный охр стал болтаться просто так в Пещере. И тем не менее она очень испугалась — кем бы ни было это существо, у неё определённо не хватало навыка убить его, она поняла это с первых секунд боя, и все мысли её были только о защите и о том, как бы не выдохнуться прихода остальных.

Эй, Дан, где ты? Помоги мне, и ты искупишь свою вину…

Талант Алекс особой роли не играл, ей не хватало опыта. Довольно скоро дыхание сбилось, ещё через несколько минут она почувствовала, как устала кисть. Алекс даже удивилась, она давно не чувствовала этого в подобной мере.

У многих её сокурсников уже давно возникал вопрос — как же так, она тренировалась всего около трёх месяцев, а уже умеет драться на мечах так, как будто она тренировалась около года, если не больше? Алекс никогда об этом не рассказывала даже Дану и Матвею, но через две-три недели после того, как она попала сюда, она нашла в одной книге заклинание заморозки времени. Одна Ася узнала об этом, да и то после кражи, и на это была причина. На следующую ночь после находки заклинания Алекс отправилась в конюшню, к Арию, где редко кто бывал, и попыталась применить это заклятье. Она уже придумала, как его можно использовать: очень уж хотелось научиться хорошо сражаться как можно быстрее, да ещё и это желание превосходства... Заклинание заморозки времени как раз и обеспечивало ей свободные часы.

Минута реального времени равнялась часу замороженного. Если всё было сделано правильно, в воздухе появлялись часы, предлагая задать время, пальцем передвигая стрелку. Отсчёт идёт с двенадцати, заморозить время больше чем на двенадцать реальных часов невозможно. После шести замороженных часов начинает жутко болеть голова и появляется дикое желание поспать. И тогда же время начинает идти быстрее. С шестого до седьмого замороженного часу будут равняться пять минут, с седьмого до восьмого — десять, с восьмого до девятого — пятнадцать, и так далее. Каждый час цена реального времени увеличивается на пять минут. И, наконец, в последний час время максимально ускоряется. В последнюю минуту оно понемногу становится реальным. Когда действие заклинания заканчивается, часы исчезают. Даже сама Алекс сомневалась, что у неё получится сотворить такое сложное заклятье. Она потратила в безуспешных попытках около часа, потеряла дикое количество энергии и наконец отправилась спать. Она ходила в конюшню каждую ночь, и на третий раз, когда она пришла, у неё получилось.

Так она и сбегала потихоньку в конюшню, но замораживала время она не каждый раз, на это уходило бы слишком много сил. Только когда у неё украли браслет, ей пришлось прекратить свои занятия. Поначалу она не хотела никому рассказывать, но потом решила, что тренироваться всё-таки нужно, и попросила Асю пойти с ней. К конюшне они отправились пешком, так как Ася не смогла бы везти Алекс, как делал это Дан. У Аси тоже получилось не сразу. Понадобилось целых четыре ночных вылазки, чтобы на пятый раз она поставила заклинание. Тогда уже оставалось не так много дней до нырка в седьмую реку. Только они об этом ещё не знали.

…Да где же они? Алекс уже едва держалась на ногах, начинала терять координацию. Но её подстегнуло её вечное правило: не сдаваться. Она собрала свои последние силы и продолжила битву. Она должна продержаться хотя бы до того момента, когда тёмный охр ранит её, но не успеет ударить повторно. С первым ударом она ещё справится, если, конечно, ей не отрубят таким образом голову.

Но остатков сил хватает обычно ненадолго. Алекс не знала, сколько времени прошло, но подозревала, что очень мало — она и не думала, что может выдохнуться так быстро.

Ей показалось, что она услышала что-то в туннеле, из которого она вышла. Нечто вроде хлопков. Неужели крылья? Алекс отскочила так далеко от противника, как могла, и выглянула в проход. Она увидела тень летящего охра, становившуюся больше и больше. «Дан?» — с надеждой подумала Алекс. Она была уже на пути к отчаянию из-за того, что обессилела.

Это вправду был Дан. Почему-то один, без Аси и Матвея. Вяло отразив выпад противника, Алекс отскочила ещё. Она опять взглянула на друга и почувствовала радость и благодарность — он не побоялся лететь в одиночку, чтобы успеть спасти её. Вот он уже вышел из туннеля, сложил крылья и побежал к ней, вызывая на ходу меч. Но Алекс слишком рано обрадовалась, она забыла о том, что нужно продолжать сражение, ведь враг не сдаётся, нельзя расслабляться, нельзя, нельзя…

— Алекс, нет! — услышала она его полный ужаса голос и обернулась.

Теперь она поняла свою ошибку, но исправить что-то уже не было времени. Всё происходило слишком быстро, но осознавала она всё медленней, как будто это был фильм, снятый в режиме замедленной съёмки. Клинок противника сверкнул в свете факелов на стенах…

Напоследок Алекс ещё успела испугаться и увидеть, как Дан подбегает к охру и заносит свой меч. А потом — очень сильный толчок, страшный рубящий удар. В последнюю секунду она увидела, как Дан вонзил свой меч в спину охра, держа меч двумя руками для усиления удара — а потом её глаза закрылись.

Дан, забыв про убитого, метнулся к ней. Нет, только не это, этого же просто не может быть… Может, это просто сон, просто кошмар… Но я бы отдал всё, что угодно, только чтобы он прекратился. Это невозможно в реальности, но тогда откуда такие подробности, откуда эта боль вины, разрывающая его душу на части?

По центру грудной клетки Алекс, проходя до живота и с сильным закосом к левой ключице, расползалась узкая кровавая полоса.

 

Глава 14

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.