Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

оконченное преступление.



Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Такой подход к решению вопроса об уголовной ответственности за деяние, прерванное на различных стадиях его совершения, объективно обусловлен. Признаком общественной опасности обладает не только оконченное преступление, завершенное деяние, но и деяние, которое по причинам, не зависящим от воли виновного, не было выполнено в полном объеме, не было завершено наступлением общественно опасных последствий или выполнением действий, образующих объективную сторону состава преступления, в полном объеме.

Стадии совершения преступления различаются между собой по моменту прекращения совершения преступления. Преступные действия могут быть выполнены виновным сразу в полном объеме. Например, в ходе возникшей ссоры человек хватает лежащий на столе нож и наносит смертельное ранение своему обидчику. В другой ситуации преступление может готовиться заранее: лицо составляет план действий, подыскивает соучастников, приобретает орудие совершения преступления, создает условия для сокрытия преступления и т.п., но не доводит совершение преступления до конца в связи с тем, что его действия пресекаются сотрудниками правоохранительных органов. В третьем случае лицо выполняет все задуманные действия, например производит выстрел в человека, но желаемый результат не наступает в связи с промахом. В последних двух ситуациях преступление не было доведено до конца, общественно опасные последствия не наступили, но опасность таких действий не вызывает сомнений в том, что они являются объективно вредоносными, поскольку реально угрожали причинить вред объекту, охраняемому уголовным законом, - жизни человека.

Задачей уголовного закона является охрана наиболее важных объектов от преступных посягательств. В свою очередь, охрана подразумевает недопущение и угрозы причинения вреда этим объектам, и причинения реального ущерба. Между тем неоконченная преступная деятельность создает реальную угрозу причинения вреда объектам, охраняемым уголовным законом, или причиняет им вред не в полном объеме, частично. Поэтому уголовный закон и устанавливает ответственность за неоконченные преступления. При этом основанием уголовной ответственности за неоконченные преступления остается совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Они имеются и в неоконченном преступлении, которое, как указывалось выше, отличается от оконченного преступления лишь выполнением объективной стороны состава преступления не в полном объеме, что на наличие признаков состава преступления не влияет.

Таким образом, неоконченное деяние, предусмотренное уголовным законом, так же как и оконченное, является преступным и наказуемым.

В УК РФ вопросы ответственности за неоконченное преступление регулируются нормами, включенными в главу 6 "Неоконченное преступление".

Понятие оконченного преступления приведено в ч. 1 ст. 29 УК РФ, в соответствии с которой преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Следовательно, для оконченного состава преступления в деянии должны быть: объект, объективная сторона, субъективная сторона, субъект преступления и признаки, их характеризующие. Однако все эти признаки имеются и в неоконченном преступлении, за исключением того обстоятельства, что объективная сторона состава преступления в неоконченном преступлении выполнена не в полном объеме. Поэтому основное различие между преступлением неоконченным и оконченным состоит в степени выполнения объективной стороны. Для оконченного преступления завершенность деяния определяется моментом окончания преступления.

В зависимости от законодательной конструкции состава преступления по его объективной стороне момент окончания преступления законодатель соотносит с различными факторами.

В преступлениях с материальным составом моментом окончания преступления является момент наступления общественно опасных последствий, являющихся конструктивным признаком именно этого состава преступления. Так, убийство будет окончено с момента наступления смерти потерпевшего. Смерть человека в данном случае является конструктивным признаком преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. Именно на наступление этого последствия направлены действия виновного, именно эти последствия охватываются его умыслом. В то же время если, желая совершить убийство, виновный причиняет иной вред, например вред здоровью человека, то ненаступление желаемых последствий в виде смерти будет означать отсутствие оконченного состава убийства. Другие материальные составы, например криминальные банкротства (ст. ст. 196, 197 УК РФ), будут являться оконченными с момента причинения крупного ущерба и т.д.

В ряде случаев определение момента наступления последствий не всегда однозначно, и для установления их наступления необходимо обращение к иным юридически значимым обстоятельствам. Так, например, состав кражи (ст. 158 УК РФ) является материальным, поскольку кража будет являться оконченной с момента причинения ущерба. Наличие же ущерба судебной практикой соотнесено с моментом изъятия имущества и наличием у виновного реальной возможности им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом) <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

В отдельных случаях специфика момента окончания преступления связана с особенностями предмета посягательства. К примеру, момент окончания мошенничества (ст. 159 УК РФ), совершенного в отношении имущества, определяется так же, как момент окончания кражи; мошенничество же, совершенное в форме приобретения права на чужое имущество, считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом) <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

Следует иметь в виду также и то обстоятельство, что некоторые материальные составы преступлений при отсутствии названных в диспозиции статьи Особенной части УК РФ общественно опасных последствий вообще не влекут уголовную ответственность. К ним можно отнести, например, нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ). Само по себе нарушение указанных правил влечет лишь административную ответственность, и только наличие последствий в виде тяжкого вреда здоровью человека дает основание для уголовной ответственности. Таким образом, при отсутствии названных последствий действия лица не квалифицируются как покушение на преступление. Сказанное дает основание сделать вывод о том, что стадии приготовления или покушения возможны только при совершении умышленных преступлений, при наличии целенаправленного преступного деяния.

Преступления с формальным составом будут являться оконченными с момента выполнения объективной стороны состава преступления в полном объеме, предусмотренном уголовным законом. Последствия в преступлениях с формальным составом не входят в конструкцию объективной стороны. Поэтому, например, клевета (ст. 129 УК РФ) будет являться оконченной с момента распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Последствия в преступлениях с формальным составом не являются составообразующими, но они учитываются при назначении наказания или могут являться квалифицирующими признаками. В последнем случае последствия приобретают составообразующий характер и являются обязательными для наличия оконченного квалифицированного состава преступления.

В отдельных случаях момент окончания преступления переносится законодателем на начальную стадию деяния. Подобный подход имеет место, как правило, в отношении наиболее опасных посягательств. Так, разбой (ст. 162 УК РФ) хотя и является одним из видов хищения, но будет оконченным не с момента причинения ущерба собственнику или иному владельцу, а с момента совершения нападения с целью хищения чужого имущества. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) будет являться оконченным уже с момента совершения действий, направленных на причинение смерти указанным лицам, а не только с момента наступления смерти, как при убийстве, и т.д. В теории уголовного права составы, в которых момент окончания преступления перенесен на начальный этап деяния, называют усеченными составами.

Кроме этих составов выделяются также и так называемые составы опасности. Специфика этих составов преступлений заключается в том, что момент окончания преступления связывается не с наступлением общественно опасных последствий и не с начальными действиями посягательства, а с моментом возникновения реальной опасности наступления общественно опасных последствий. Так, заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ) является оконченным с момента поставления другого лица в опасность заражения.

Вместе с тем следует отметить, что и усеченные составы, и составы опасности являются разновидностями формальных составов, где момент окончания преступления не зависит от момента наступления общественно опасных последствий.

Стадии совершения преступления представляют собой этапы развития преступной деятельности. Так, на стадии приготовления действия лица направлены на создание условий, при наличии которых преступление может быть совершено или его совершение становится легче. Стадия приготовления к преступлению характерна только для преступлений, совершаемых умышленно, причем только для преступлений, совершаемых с прямым умыслом. Приготовление невозможно при совершении неосторожных преступлений. Нельзя готовиться к преступлению, создавать условия для его совершения, если лицо не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий или не желает их наступления. По этим же причинам невозможно и приготовление к совершению преступления с косвенным умыслом. Возможность стадии приготовления в теории уголовного права соотносится также и с объективными критериями. Доминирующей является позиция, согласно которой приготовление возможно лишь при совершении преступлений с материальным составом. Однако, как представляется, такая возможность имеет место и для преступлений с формальным составом. Например, при совершении взятки должностное лицо делает намеки на необходимость вознаграждения, затягивает решение вопроса, наконец, прямо заявляет о необходимости дать взятку. С позиций уголовного закона такие действия следует расценивать как приготовление, хотя справедливости ради необходимо сказать, что следственной и судебной практике подобного рода дела неизвестны.

Решая вопрос о стадиях совершения преступления, нельзя не обратить внимания и на положения ч. 5 ст. 34 УК РФ, где говорится, что в случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

На стадии покушения действия лица (в отдельных случаях бездействие) являются уже непосредственным выполнением объективной стороны состава преступления, т.е. его непосредственным совершением. Однако эти действия или не завершаются наступлением общественно опасных последствий, или выполняются не в полном объеме - выполняются не все действия, которые, по мнению виновного, необходимы для завершения преступления.

Как и приготовление, покушение возможно только в отношении преступлений, совершаемых умышленно. Виды умысла при этом могут быть различными. Покушение возможно при совершении преступления как с прямым умыслом, например, при совершении кражи поступает сигнал тревоги на пост охраны и преступление пресекается, так и с косвенным умыслом - виновный выбрасывает гранату на улицу из хулиганских побуждений, безразлично относясь к последствиям своего действия.

Хотя в литературе можно достаточно часто встретить утверждения о том, что стадия покушения характерна только для материальных составов преступлений, следует констатировать, что покушение возможно и при совершении преступлений с формальным составом. Так, например, получение взятки (ст. 290 УК РФ) и дача взятки (ст. 291 УК РФ) являются преступлениями. Между тем в соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки или подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе <1>. Таким образом, правильное определение стадии совершения преступления связано с обязательным учетом вида состава преступления по конструкции его объективной стороны, объективными и субъективными признаками, характеризующими преступление.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Совершение преступления не обязательно связано с наличием всех стадий его совершения. Они могут иметь место в полном объеме, может иметь место приготовление и покушение, только приготовление или только покушение, только оконченное преступление, но каждая последующая стадия поглощает предыдущую, что отражается на квалификации преступления. Указание на наличие какой-либо стадии неоконченного преступления осуществляется путем включения в его квалификацию ссылки на ч. ч. 1 или 3 ст. 30 УК РФ. Если имело место только приготовление к преступлению, то его квалификация осуществляется с указанием на ч. 1 ст. 30 УК РФ. Если же имело место и приготовление, и покушение или только покушение, то при квалификации деяния указывается на ч. 3 ст. 30 УК РФ. При оконченном преступлении независимо от того, какие стадии неоконченного преступления имели место, деяние квалифицируется только как оконченное преступление без указания на ст. 30 УК РФ.

Определение стадии совершения преступления имеет важное правовое и практическое значение. В связи с тем что каждая последующая стадия представляет большую по сравнению с предыдущей опасность, поскольку усиливается угроза причинения вреда или причиняется больший вред, то, соответственно, каждая стадия преступления должна влечь за собой и более строгое наказание.

В ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовление к преступлению определено как приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Таким образом, с объективной стороны приготовление может выражаться или в одном из указанных действий, или в их совокупности.

Под приисканием средств или орудий совершения преступления понимают любые действия по установлению места нахождения необходимого орудия или средства, а также по их приобретению в любой форме. Приобретение может быть как правомерным (например, покупка различных химических составляющих для изготовления взрывчатки), так и неправомерным (например, хищение оружия), возмездным или безвозмездным. Орудием совершения преступления являются предметы, непосредственно применяемые при совершении преступления (например, оружие при убийстве, разбое). К средствам совершения преступления относят орудия, приспособления, процессы внешнего мира, которые субъект использует для воздействия на объект посягательства (например, автомашина для вывоза похищенного, поддельные документы для совершения мошенничества и т.д.) <1>.

--------------------------------

<1> См. также: Юридический энциклопедический словарь / М.О. Буянова и др. М.: ТК Велби; Изд-во "Проспект", 2006. С. 670 - 671.

В различных ситуациях один и тот же предмет может выступать и орудием, и средством совершения преступления. Например, веревка может служить орудием убийства, но она же может выступать средством подавления сопротивления потерпевшего при похищении человека. Поэтому основное различие между орудием и средством совершения преступления состоит в их целевом назначении. Орудие совершения преступления - это предмет, с использованием которого непосредственно выполняется объективная сторона преступления. Средство совершения преступления предназначено для облечения его совершения, способствования совершению преступного деяния.

Изготовление представляет собой процесс создания требуемого предмета из материалов или веществ, не обладающих изначально свойствами изготавливаемого предмета (например, изготовление подложных документов, оружия, отмычек и т.п.).

Приспособление заключается во внесении таких изменений в предмет, которые совершенствуют его свойства, используемые для совершения преступления. Так, приспособлением является обработка и заточка арматуры для совершения убийства, переделка газового пистолета в огнестрельное оружие, переделка ключа для проникновения в жилище и др.

Приискание соучастников преступления по содержанию существенно отличается от понятия приискания орудий или средств совершения преступления. В отличие от приискания орудий или средств, приискание соучастников включает в себя действия по установлению лиц с искомыми навыками или свойствами, а также установление места их нахождения или способа связи с ними. В свою очередь, "приобретение" соучастников образует такое действие, как сговор на совершение преступления. Поэтому сговор можно рассматривать как последующий этап приискания соучастников. Сговор представляет собой достижение соглашения двух или более лиц на совершение преступления. С этой позиции его можно рассматривать как результат определенной деятельности, приведшей к соглашению на совместные действия. Но сговор может выражаться не только в достижении соглашения на участие в преступлении. Сам процесс формирования воли лица на участие в преступлении независимо от добровольности согласия на соучастие также считается приготовлением в виде сговора. В этой связи как процесс сговор может выражаться в убеждении, обмане, угрозах, шантаже и т.д.

Иное умышленное создание условий для совершения преступления может представлять собой самые разнообразные действия и бездействие. При этом следует исходить из того, что условия совершения преступления могут служить как облегчению совершения преступления, так и его сокрытию. Практически иное умышленное создание условий для совершения преступления включает в себя все другие действия по приготовлению к преступлению, которые не указаны в законе. В полном объеме они и не могут быть указаны, поэтому законодатель при определении приготовления лишь приводит примеры действий, составляющих приготовление, оставляя перечень таких действий открытым.

Главным условием, которое делает рассмотренные выше действия самостоятельной стадией совершения преступления, дающей в ряде случаев основание для уголовной ответственности, является недоведение преступления до конца по независящим от лица обстоятельствам, т.е. это должны быть внешние, независящие от воли данного лица обстоятельства. В противном случае возможен добровольный отказ от совершения преступления и исключение уголовной ответственности за совершение приготовительных действий.

Как отмечалось выше, приготовление представляет собой действия, целевым назначением которых является создание условий для совершения преступления. И поэтому с субъективной стороны приготовление характеризуется только умыслом. Лицо осознает, что совершает начальные действия по совершению преступления, осознает общественную опасность таких действий и желает их совершить.

С учетом того что приготовление к преступлению представляет собой только создание условий для его последующего совершения, данная стадия преступления представляет собой наименьшую по сравнению с другими степень общественной опасности. В ряде случаев эта степень настолько низка, что деяние не достигает уровня, присущего преступлению. Поэтому ч. 2 ст. 30 УК РФ установлено, что уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению.

Вместе с тем действия, составляющие объективную сторону приготовления, могут подпадать и под признаки самостоятельного состава преступления. Так, если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ.

Покушением на преступление в соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ являются умышленные действия или бездействие лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам. Исходя из такой формулировки, достаточно сложно провести различие между стадиями приготовления и покушения, поскольку все действия, названные как приготовление, тоже направлены на совершение преступления. Основа различия заложена законодателем в термине "непосредственно". Это означает, что граница между приготовлением и покушением определяется по объективной стороне преступления. Всякое действие и бездействие, лежащее за пределами объективной стороны преступления, может расцениваться лишь как приготовление, а с момента начала деяния, образующего объективную сторону преступления, начинается стадия покушения. Определить, какие действия (бездействие) составляют объективную сторону, можно следующим образом. В большинстве случаев они называются в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за совершаемое преступление. Исключение составляют простые, бланкетные и отсылочные диспозиции. Для определения содержания объективной стороны преступлений, предусмотренных такими нормами, следует обращаться к другой норме УК РФ (при отсылочных) либо к другому нормативному источнику (при бланкетных). В простых диспозициях следует исходить из теоретических определений и сложившейся практики толкования объективной стороны того или иного состава преступления.

Возможна квалификация деяния как покушения и в случаях фактической ошибки, т.е. неверного представления лица, совершающего преступление, о конкретных признаках и обстоятельствах преступления. Например, клевета, являясь преступлением с формальным составом, представляет собой распространение заведомо ложных, порочащих сведений о другом лице. Распространение считается оконченным при доведении клеветнической информации до сведения третьего лица. В случае если лицо устно передает такую информацию, не подозревая об этом, глухому человеку, не способному ее воспринять, т.е. совершает действия по распространению, а до третьих лиц информация не доходит, его действия образуют покушение на клевету.

Таким образом, можно выделить следующие характерные черты покушения. Во-первых, покушение представляет собой реальное, непосредственное посягательство на охраняемый уголовным законом объект. Как правило, объективная сторона покушения выражается в действии. Но покушение может быть совершено и путем бездействия. Наиболее типичным примером бездействия при покушении является ситуация, когда мать, желая причинить смерть своему ребенку, перестает его кормить, но смерть не наступает в результате вмешательства третьих лиц.

Далее, для покушения характерно или невыполнение всех действий в полном объеме, который, по мнению виновного, необходим для завершения преступного деяния, или ненаступление тех последствий, которые охватывались умыслом виновного. Например, лицо, намереваясь совершить кражу, пытается взломать сейф, но его действия прерываются сотрудниками милиции. В этом случае совершены не все действия, необходимые для завершения кражи. Если же виновному удалось взломать сейф, но денег в нем не оказалось, то в полном объеме отсутствуют общественно опасные последствия, так как ущерб совершенные действия не причинили. Если же виновный обнаруживает в сейфе меньшую сумму денег, на хищение которых он рассчитывал, ущерб будет иметь место, но не в объеме, охватываемом умыслом виновного.

Следовательно, еще одним признаком покушения является непричинение реального вреда охраняемому уголовным законом объекту или причинение вреда не в полном объеме от задуманного.

Последним признаком покушения является незавершенность посягательства по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного. Данный критерий позволяет установить наличие добровольного отказа от преступления на стадии покушения. Так, в случае если преступнику не удалось проникнуть в помещение с целью совершения кражи и он решает отложить ее совершение с тем, чтобы подобрать более эффективные орудия взлома, налицо покушение на преступление и отсутствие добровольного отказа, поскольку преступление не было доведено до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного. Если же он при этих же обстоятельствах решает вовсе отказаться от совершения кражи, его действия могут быть расценены как добровольный отказ. Обстоятельства, препятствующие доведению преступления до конца вне зависимости от воли виновного, могут быть самого разнообразного характера: негодность орудий и средств совершения преступления, противодействие потерпевшего, вмешательство третьих лиц и иные обстоятельства.

Завершенность объективной стороны состава преступления определяется в зависимости от вида состава. Применительно к преступлениям с материальным составом решающим обстоятельством признается ненаступление общественно опасных последствий. Так, например, если лицо использовало похищенную или поддельную кредитную либо расчетную карту, но по независящим от него обстоятельствам ему не удалось обратить в свою пользу или в пользу других лиц чужие денежные средства (т.е. последствия в виде ущерба не наступили), содеянное в зависимости от способа хищения следует квалифицировать как покушение на кражу или мошенничество по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 158 или ст. 159 УК РФ.

Ненаступление последствий в объеме, планируемом виновным, также свидетельствует о наличии неоконченного преступления в связи с тем, что реализация умысла не завершена. Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 25 Постановления от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", в случаях, когда лицо, совершившее грабеж, имело цель завладеть имуществом в крупном или особо крупном размере, но фактически завладело имуществом, стоимость которого не превышает двухсот пятидесяти тысяч рублей либо одного миллиона рублей, его действия надлежит квалифицировать соответственно по ч. 3 ст. 30 УК РФ и п. "д" ч. 2 ст. 161 или по п. "б" ч. 3 ст. 161 как покушение на грабеж, совершенный в крупном размере или в особо крупном размере.

В преступлениях с формальным составом определяющим в решении рассматриваемого вопроса будет невыполнение действий, образующих объективную сторону, в полном объеме. К примеру, применение насилия при изнасиловании, если виновному не удалось совершение полового акта, следует квалифицировать как покушение на преступление, так как в этом случае выполнена лишь часть объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ. Покушение будет и в действиях лица, намеревающегося приобрести наркотические средства, но приобретшего в результате введения его в заблуждение какие-либо иные вещества, поскольку предмет преступления не перешел в его владение, т.е. объективная сторона состава преступления выполнена не полностью.

Субъективная сторона покушения, так же как и субъективная сторона приготовления, характеризуется умыслом. Сознанием виновного охватывается, что им совершаются действия (бездействие), составляющие содержание конкретного преступления, которое он стремится довести до конца: до наступления последствий в преступлениях с материальным составом и до совершения всех действий в преступлениях с формальным составом. По отношению к данным обстоятельствам определяется и волевой элемент умысла: желание наступления общественно опасных последствий и желание совершить преступные действия (бездействие). Предвидение наступления общественно опасных последствий при покушении имеет место только для преступлений с материальным составом. Особенностью субъективной стороны при покушении является то, что сознанием виновного охватывается факт недоведения преступления до конца. Он осознает, что: 1) что им совершены не все действия, необходимые для завершения преступления, которые он желал совершить; 2) последствия, наступления которых он добивался, вообще не наступили; 3) последствия, наступления которых он добивался, наступили не в полном объеме.

Уголовный закон не выделяет никаких видов покушений, но в теории уголовного права они разработаны.

Объективным критерием выделения видов покушения является степень выполнения виновным объективной стороны состава преступления. В соответствии с этим критерием покушение подразделяется на оконченное и неоконченное. Субъективным критерием отнесения покушения к оконченному или неоконченному является представление самого субъекта о степени завершенности своих действий. Оконченным покушение признается в тех случаях, когда исполнитель совершил все деяния, входящие в объективную сторону оконченного преступления, но преступный результат не наступил по независящим от него обстоятельствам.

Неоконченное покушение будет в том случае, когда субъект не успел выполнить всех действий, которые, по его мнению, были необходимы для совершения оконченного преступления.

Деление покушений на оконченное и неоконченное не имеет значения для квалификации преступления, однако степень реализации умысла преступника может учитываться судом при назначении наказания. Кроме того, такое деление может иметь значение для решения вопроса о наличии или отсутствии добровольного отказа от совершения преступления.

По степени годности различают покушение годное и негодное. К негодным покушениям относят покушение на негодный объект, предмет, негодными орудиями или средствами. Например, выстрел в труп. При этом виновный полагает, что стреляет в живого человека. В данном случае субъективно имеет место покушение на жизнь человека как на объект, охраняемый уголовным законом. Однако объективно вред данному объекту уже не может быть причинен. Но это обстоятельство не устраняет общественную опасность деяния, поскольку субъективно виновный посягал на жизнь человека. При этом последствия в виде смерти человека не наступили по независящим от его воли причинам. Подобного рода покушения относят к покушениям на негодный объект.

Вместе с тем следует согласиться с авторами, полагающими, что выделение покушений на негодный объект является не совсем удачным <1>. Дело в том, что в приведенных выше и иных подобных случаях виновный ошибается не в объекте посягательства, а в предмете посягательства или потерпевшем. Поэтому более верным было бы отнесение рассматриваемых видов покушения к покушениям на негодный предмет (потерпевшего).

--------------------------------

<1> Уголовное право России. Общая часть: Учеб. / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 238.

Другим видом негодного покушения, выделяемым в теории уголовного права, является покушение с негодными средствами. Сущность данного вида покушения заключается в том, что объективно средства, используемые при совершении преступления, не могут привести к наступлению общественно опасных последствий. Но субъективно, используя определенные средства совершения преступления, виновный полагает, что его действия повлекут наступление указанных последствий. Поскольку в уголовном праве используется принцип субъективного вменения, то и в этом случае виновный будет нести ответственность за покушение на преступление. Примером покушения с негодными средствами могут служить выстрел в человека из неисправного пистолета, ошибочное использование вместо яда безобидного химического вещества и др. К этому же виду покушения относят и покушения с использованием объективно негодных методов, способов совершения преступления.

Как представляется, выделение негодного покушения как одного из видов покушений является дискуссионным. Любое из рассмотренных выше так называемых негодных покушений обладает всеми признаками покушения годного, а общественно опасные последствия не наступают вследствие соответствующей ошибки виновного. При этом следует заметить, что при иных условиях действия виновного привели бы к достижению преступного результата и наступлению последствий. Поэтому негодное покушение и должно влечь за собой уголовную ответственность.

В то же время на практике встречаются такие виды покушений, которые не могут привести к наступлению общественно опасных последствий ни при каких обстоятельствах, и поэтому отсутствуют основания уголовной ответственности. Например, покушение на убийство путем заговора, заклинаний. Попытка причинить вред здоровью с использованием таких же и аналогичных способов и т.д. Данные виды действий с полным основанием можно назвать негодными покушениями, так как они объективно не способны причинить желаемый виновным вред.

Ответственность за покушение наступает независимо от категории преступления. Основанием ответственности является наличие в деянии состава неоконченного преступления.

 

Процесс совершения преступления, как было показано выше, во многих случаях складывается из нескольких этапов и может быть не доведен до завершения преступления по различным обстоятельствам. Если этот процесс прерывается по причинам, не зависящим от воли виновного, то в зависимости от степени выполнения объективной стороны состава преступления он образует стадию приготовления к преступлению или покушения на преступление. Такое прекращение преступной деятельности образует неоконченное преступление, влекущее за собой уголовную ответственность. Однако прекращение преступной деятельности до момента ее завершения возможно и по воле человека при наличии реальной возможности довести преступление до конца. Такие ситуации с позиции закона расцениваются как добровольный отказ от преступления.

В ч. 1 ст. 31 УК РФ под добровольным отказом от преступления понимается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

Таким образом, наличие добровольного отказа от преступления возможно не в любой момент осуществления преступной деятельности, а только на ее незавершенной стадии - приготовления или покушения. Причинами же, по которым преступная деятельность прерывается, должны быть не объективные обстоятельства, делающие невозможным продолжение преступления, а причины субъективно-психологического характера.

Правовым последствием добровольного отказа при указанных условиях является исключение уголовной ответственности за фактически совершенные действия, направленные на совершение преступления. Однако, если приготовительные действия образуют иной самостоятельный состав преступления, лицо, не подлежащее ответственности за то преступление, к которому готовилось и от доведения которого до конца добровольно отказалось, подлежит уголовной ответственности за преступление, признаки которого содержатся в приготовительных действиях. Например, приготавливаясь к убийству, человек похищает пистолет. После хищения оружия он отказывается от реализации своего умысла на убийство. В этом случае субъект не несет ответственности за приготовление к убийству, но подлежит уголовной ответственности за хищение огнестрельного оружия.

Отказ от доведения преступления до конца означает прекращение преступных действий. В этой связи вполне обоснованно, что такой поведенческий акт может иметь место только на том этапе, когда преступление еще не завершено и преступные действия выполнены не в полном объеме. Эти условия имеются на стадии приготовления и частично на стадии покушения. Вполне понятно, что добровольный отказ от преступления возможен на стадии приготовления без всяких ограничений. Это обусловлено тем, что приготовление означает создание условий для выполнения объективной стороны состава преступления, а сама объективная сторона еще не начала выполняться. Прекращение же преступных действий на стадии покушения возможно только тогда, когда виновный еще не выполнил всех действий, которые образуют объективную сторону преступления. Именно это невыполнение всех действий и дает возможность отказаться от продолжения преступления, прекратить его совершение. Если же все действия выполнены в должном объеме, то продолжение их является невозможным, а следовательно, невозможен и добровольный отказ. Иными словами, на стадии покушения добровольный отказ от преступления возможен только при неоконченном покушении. Так, добровольный отказ невозможен в случае, если лицо, намереваясь убить человека, стреляет в него, но промахивается. В этой ситуации все действия, направленные на причинение смерти другому человеку, выполнены, продолжение их невозможно, а возможно только повторение. Поэтому отказ от повторения, а не от продолжения преступных действий не может быть расценен как добровольный отказ от преступления.

Добровольный отказ как правовое основание исключения уголовной ответственности за неоконченное преступление характеризуется двумя основными признаками: добровольностью и окончательностью.

Добровольность означает, что при наличии объективной возможности довести преступление до конца лицо по собственной воле прекращает преступление. Не имеет значения мотив отказа. Он может быть позитивным или негативным, может возникнуть под влиянием других лиц, но сам отказ должен быть результатом свободного волеизъявления человека. Если субъект отказывается от продолжения преступной деятельности вынужденно, под влиянием внешних обстоятельств, значительно затрудняющих или делающих невозможным доведение преступления до конца, то налицо все признаки приготовления или покушения как юридически значимых стадий. В таких ситуациях при недоведении преступления до конца для выводов о виновности или невиновности могут иметь решающее значение мельчайшие детали и оттенки события. Например, непредвиденные обстоятельства или события могут объективно не создавать препятствия к доведению преступления до конца, но как бы выбивать субъекта психологически "из преступной колеи". На это специально указывал в свое время А. Пионтковский, заостряя внимание на том, что добровольный отказ при покушении мыслим во всех тех случаях, когда субъект еще сохраняет господство над совершением дальнейших действий <1>. Очевидно, что рассматриваемые непредвиденные обстоятельства могут быть неадекватно оценены субъектом и восприняты им как препятствие к доведению преступления до конца. В таком случае при субъективно вынужденном отказе будет иметь место покушение, что влечет уголовную ответственность. В аналогичных ситуациях те же самые обстоятельства могут быть адекватно оценены лицом как незначительные для продолжения преступной деятельности, но повлиять на возникновение или формирование мотива на прекращение преступной деятельности, т.е. отказа от совершения преступления.

--------------------------------

<1> Курс советского уголовного права. М., 1970. С. 435.

Итак, наличие добровольности предполагает отказ от продолжения совершения преступления при осознании возможности довести преступление до конца. Осознание реальности такой возможности является важным признаком добровольного отказа. При этом лицо, отказываясь от продолжения преступления, полагает, что никаких препятствий к подобному продолжению не имеется или они настолько незначительны, что могут быть преодолимы. Заблуждение лица относительно этих обстоятельств не влияет на признание отказа добровольным. Так, если лицо полагает, что, проникнув в квартиру, может беспрепятственно продолжить совершение кражи, но отказывается от ее продолжения, его действия подпадают под признаки добровольного отказа, несмотря на то что объективно успешного продолжения кражи быть не может, поскольку сработала сигнализация и к месту преступления уже подъехал наряд милиции. Таким образом, именно субъективный фактор осознания возможности доведения преступления до конца и свобода волеизъявления по отношению к прекращению преступных действий являются основой добровольного отказа. В то же время, если решение о прекращении совершения преступления принимается под воздействием обстоятельств, объективно препятствующих продолжению преступления, добровольность отказа исключается. К примеру, присутствие соседей мешает виновному открыть дверь в квартиру, и он отказывается от продолжения кражи, или виновный не смог отключить сигнализацию и т.п. Подобного рода обстоятельства объективно препятствуют или делают весьма затруднительным продолжение преступления, а отказ от продолжения преступления является в таких случаях не добровольным, а вынужденным.

Отказ от преступления будет добровольным только в том случае, если он является действительным, т.е. реально существующим, а не притворным. Последнее обстоятельство тесно связано со вторым признаком добровольного отказа - его окончательностью.

Окончательность отказа означает, что лицо не временно приостановило преступление, перенеся момент реализации задуманного на другой, более благоприятный период, а полностью и бесповоротно (навсегда). В этой связи не будут признаваться добровольным отказом случаи, когда лицо лишь прервало преступную деятельность в ожидании более удачного случая либо устранения возникших препятствий. Таким образом, не будет, например, добровольного отказа в том случае, если лицо отложило разбойное нападение, узнав, что на данный момент в кассе магазина имеется лишь незначительная сумма денег, или перенесло момент совершения кражи, решив подождать до тех пор, когда хозяева квартиры уедут в отпуск, и т.д. Не образует добровольного отказа, как отмечалось выше, и отказ от повторения преступных действий при неудачной первой попытке.

По общему правилу добровольный отказ от преступления возможен только на стадиях неоконченного преступления. В связи с этим различают добровольный отказ и деятельное раскаяние, которое, являясь основанием освобождения от уголовной ответственности, предусматривает наряду с формальными признаками совершение лицом активных позитивных действий после совершения преступления, т.е. на стадии оконченного преступления.

Сущность добровольного отказа заключается в том, что, во-первых, прекращается выполнение объективной стороны состава преступления, и во-вторых, прекращается психическая деятельность лица по отношению к дальнейшему совершению преступления (субъективная сторона). Эти факторы свидетельствуют об отпадении общественной опасности деяния, что и является основанием освобождения от уголовной ответственности. Но проблема оснований освобождения от уголовной ответственности при добровольном отказе является дискуссионной, и в теории уголовного права высказываются и иные позиции по данной проблеме.

Из содержания закона следует, что добровольный отказ возможен на стадии приготовления к преступлению и на стадии покушения на преступление. При этом на стадии приготовления или при неоконченном покушении возможности добровольного отказа неограниченны, а его форма не имеет правового значения. Чаще всего она выражается в бездействии, т.е. в несовершении преступных действий.

К примеру, как отметил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 6 Постановления от 15 июня 2004 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации", покушение на изнасилование или на совершение насильственных действий сексуального характера следует отграничивать от добровольного отказа от совершения указанных действий, исключающего уголовную ответственность лица (ст. 31 УК РФ). В этом случае, если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 8.

Но возможен добровольный отказ и в форме активных действий. Например, подложив яд в стакан с напитком, лицо отказывается от преступления и выливает этот напиток.

Однако следует отметить и то обстоятельство, что многие криминалисты высказывают точку зрения, согласно которой добровольный отказ возможен и на стадии оконченного покушения, но при наличии ряда условий. К этим условиям относят следующие: активная форма добровольного отказа, наличие возможности прекращения дальнейшего развития объективной стороны, действительное прекращение ее развития активными действиями. При этом характер действий зависит от вида состава преступления по его объективной стороне. Применительно к материальным составам сторонники изложенной точки зрения <1> добровольный отказ видят в предотвращении общественно опасных последствий. Например, желая убить человека, виновный наносит ему удары ножом, а затем, отказываясь от продолжения совершения преступления, перевязывает раны, вызывает "скорую помощь". В этом и подобных случаях оконченным покушение будет тогда, когда виновный полагает, что объективная сторона выполнена в полном объеме и им совершены все действия, необходимые для наступления смерти. В такой ситуации дальнейшее развитие событий, как правило, уже не зависит от воли виновного и, следовательно, его действия не образуют добровольного отказа, а могут быть расценены как деятельное раскаяние. Но в тех случаях, когда предотвращение последствий непосредственно зависит от действий виновного и эти действия приводят к положительному результату, вероятно, следует говорить о наличии добровольного отказа, поскольку преступление не доводится до завершения по воле виновного. В таких ситуациях он подлежит ответственности за реально причиненный вред. Во всех иных случаях, если лицо полагает, что еще не все действия выполнены, будет иметь место неоконченное покушение, при котором в полной мере возможен добровольный отказ, а ответственность наступит за деяние, образующее иной состав преступления. Таким образом, позиция о возможности добровольного отказа на стадии оконченного покушения в преступлениях с материальным составом заслуживает внимания.

--------------------------------

<1> См., например: Уголовное право России. Общая часть: Учеб. / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 247.

Изложенный подход к решению вопроса о добровольном отказе на стадии оконченного покушения применим также и к преступлениям с формальным составом. Но поскольку специфика преступлений с формальным составом состоит в том, что их объективная сторона заключается только в деянии (действии или бездействии), добровольный отказ на стадии оконченного покушения будет иметь место только при наличии возможности недопущения завершения объективной стороны. В преступлениях с формальным составом наличие такой возможности является достаточно редким и в основном относится к тем преступлениям, полное завершение объективной стороны которых зависит не только от субъекта преступления. Так, например, объективная сторона дачи взятки или коммерческого подкупа заключается в передаче предмета взятки должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации. Передача - это все действия, которые должен выполнить взяткодатель или лицо, совершающее подкуп. Но в полной мере объективная сторона дачи взятки будет завершена только тогда, когда соответствующее лицо приняло взятку. Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" <1>, дача взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, а равно их получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

В случаях, когда должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, взяткодатель или лицо, передающее предмет взятки или подкупа, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное ст. 291 УК РФ или соответствующей частью ст. 204 УК РФ.

Таким образом, в рассматриваемых случаях, с одной стороны, объективная сторона преступлений выполняется в полном объеме, а с другой стороны, преступление еще не завершено. В этих условиях виновный может отказаться от завершения преступления путем недопущения получения предмета взятки или подкупа соответствующим лицом, например вернуться в кабинет и забрать предмет взятки или подкупа. Но такие действия возможны только до того момента, пока предмет взятки или подкупа еще не принят.

Добровольный отказ может быть осуществлен и путем совершения требуемых действий до момента окончания преступления. К примеру, если налогоплательщик не представил налоговую декларацию или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным (ст. 23 НК РФ), либо включил в налоговую декларацию или в эти документы заведомо ложные сведения, в том числе в случаях подачи в налоговый орган заявления о дополнении и изменении налоговой декларации после истечения срока ее подачи, но затем до истечения срока уплаты налога и (или) сбора сумму обязательного взноса уплатил (п. 4 ст. 81 НК РФ), добровольно и окончательно отказавшись от доведения преступления до конца (ч. 2 ст. 31 УК РФ), то в его действиях состав преступления, предусмотренный ст. 198 или ст. 199 УК РФ, отсутствует <1>.

--------------------------------

<1> См.: п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 3.

Кроме того, в ряде случаев законодатель устанавливает специальные основания освобождения от уголовной ответственности, которые, по сути, представляют собой добровольный отказ от совершения преступления при наличии оконченного состава преступления. Это в основном так называемые длящиеся преступления. Например, примечание к ст. 126 УК РФ (похищение человека) содержит положение о том, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Аналогичные примечания имеются и применительно к некоторым другим статьям УК РФ.

Правовым последствием добровольного отказа от преступления является освобождение виновного от уголовной ответственности. Но это освобождение распространяется только на то преступление, от доведения которого до конца лицо добровольно отказалось. Если же в фактически совершенных действиях имеется состав иного преступления, лицо подлежит ответственности за его совершение. Так, в процессе похищения человека потерпевшему причиняется вред здоровью средней тяжести. При добровольном освобождении потерпевшего виновный освобождается от ответственности за похищение человека, но подлежит ей за причинение вреда здоровью средней тяжести.

Действующее уголовное законодательство регламентирует условия добровольного отказа соучастников. Исполнитель должен прекратить совершение преступления при осознании возможности довести его до конца. Требования к добровольному отказу организаторов и подстрекателей заключаются в том, что их действия должны привести к ликвидации созданной ими возможности для исполнителя совершить преступление, если исполнитель еще не довел преступление до конца. То есть от них требуется совершение активных действий (бездействие), направленных на предотвращение преступления. Если же, несмотря на их действия, преступление не было предотвращено, и организатор, и подстрекатель не освобождаются от уголовной ответственности. Наличие добровольного отказа для пособника связано также с активными действиями. При этом пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. Таким образом, законодателем предусмотрены различные условия добровольного отказа в зависимости от их роли в совершении преступления. Для лиц, представляющих большую степень общественной опасности, организовавших совершение преступления или руководивших им, или сформировавших у исполнителя намерение совершить преступление, установлено обязательное условие предотвращения преступления. Предотвращение преступления может быть осуществлено своевременным сообщением органам власти или иными мерами. Своевременность означает, что сообщение о готовящемся или совершаемом преступлении, во-первых, сделано до момента окончания преступления, и во-вторых, в такой период, когда органы власти еще имеют возможность повлиять на развитие событий и не допустить доведение преступления до конца. В этой связи понятие своевременности во многом носит оценочный характер и должно определяться в каждом конкретном случае, исходя из всех обстоятельств дела. Под органами власти следует понимать прежде всего правоохранительные структуры, а также и иные государственные органы власти. Иными мерами могут быть любые другие действия организатора или подстрекателя, которые привели к предотвращению доведения преступления до конца. Например, подстрекатель отговаривает исполнителя от совершения преступления, угрожает сообщить о преступлении в правоохранительные органы, организатор отменяет заказ на совершение преступления, распускает организованную им группу, лишает исполнителя возможности передвижения и т.п. Действия пособника представляют меньшую общественную опасность, и поэтому наличие добровольного отказа у этого лица связано с совершением зависящих от него действий, направленных на предотвращение преступления, но не с обязательным реальным его предотвращением. Например, пособник отбирает у исполнителя предоставленные орудия и средства совершения преступления, отказывается предоставить машину для перевозки похищенного и иные действия. Вопрос о том, все ли зависящие от него меры предпринял пособник, является вопросом факта и подлежит оценке исходя из конкретной ситуации.

В свою очередь, добровольный отказ исполнителя от доведения преступления до конца влияет на пределы ответственности других соучастников. Так, при добровольном отказе исполнителя от преступления он не несет уголовной ответственности, в то время как остальные соучастники подлежат ответственности за приготовление либо покушение на преступление, от которого отказался исполнитель, в зависимости от того, на какой стадии исполнитель прервал преступление. В этом случае воля исполнителя является для остальных соучастников внешним обстоятельством, не зависящим от их воли.

К ст. 39

Институт крайней необходимости регламентирует ситуации, при которых опасность, угрожающую одному охраняемому законом интересу, можно устранить, только причинив вред другому или другим интересам, также охраняемым законом, например личности, собственности, общественной безопасности и др. При этом в отличие от необходимой обороны источником возникновения опасности может быть не только общественно опасное деяние, но и иные источники: поведение животных, природные катаклизмы, технические аварии и т.п. Опять же в отличие от необходимой обороны, где вред причиняется лицу, совершающему общественно опасное деяние, т.е. непосредственно посягающему на личность и права обороняющегося или других лиц, на интересы общества или государства, при крайней необходимости опасность охраняемому объекту устраняется путем причинения вреда не источнику опасности, а другим объектам.

Опасность, устраняемая в рамках крайней необходимости, должна быть непосредственной, т.е. создающей такие условия, при которых немедленное неустранение этой опасности приведет к причинению вреда охраняемым законом интересам личности, общества или государства. Поэтому условия крайней необходимости будут отсутствовать, если опасность является только возможной, вероятной. В этой связи для правильной правовой оценки ситуации очень важно установить субъективное отношение лица к имеющим место событиям, его восприятие ситуации. Если лицо заблуждалось в оценке ситуации, хотя по обстоятельствам дела могло и должно было правильно ее оценить, то в его действиях может иметь место преступление, связанное с причинением вреда по неосторожности. Если же имело место добросовестное заблуждение лица и обстановка происшествия не давала возможности правильной оценки ситуации, речь может идти о невиновном причинении вреда. Однако указанные выводы могут быть сделаны только на основе всей совокупности данных о происшествии в каждом конкретном случае.

Обязательным требованием закона, обусловливающим правомерность причинения вреда в условиях крайней необходимости, является невозможность устранения опасности иными средствами, чем причинение вреда другим правоохраняемым интересам. Установление этого фактора опять же сопряжено с оценкой всей совокупности объективных и субъективных условий происшествия и должно осуществляться так же, как и в предыдущем случае.

В случае же, если существовала иная возможность устранения опасности, чем причинение вреда, состояние крайней необходимости отсутствует.

Правомерность причинения вреда при крайней необходимости соотнесена в законе и с условием недопущения превышения ее пределов.

В ч. 2 ст. 39 УК РФ превышение пределов крайней необходимости определяется как причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

Итак, основным признаком превышения пределов крайней необходимости является явное (очевидное, не подлежащее сомнению) причинение вреда, не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась. Признак явности должен охватываться сознанием лица, причинившего вред. Явность же проявляется в причинении вреда равного или более значительного, чем предотвращенный.

Оценка соотношения объема вреда представляет собой определенную проблему, особенно с учетом того обстоятельства, что вред причиненный и вред предотвращенный могут быть весьма разноплановыми. В этом отношении ориентиром при решении поставленного вопроса может служить существующая, в том числе на законодательном уровне, иерархия ценностей нашего общества и государства. В частности, в ч. 1 ст. 2 УК РФ включен не только перечень объектов, охраняемых уголовным законом, но и предусмотрена их определенная последовательность. Именно она, хотя и с достаточной мерой условности, определяет ценность объектов. Поэтому, например, права и свободы человека и гражданина признаются более ценным объектом, чем собственность, и причинение им вреда при защите собственности будет свидетельствовать о явном несоответствии причиненного вреда характеру и степени угрожавшей опасности. И наоборот, причинение вреда собственности при защите прав и свобод человека и гражданина следует признать правомерным, так как в этом случае причиняется меньший вред по сравнению с предотвращенным. Однако и в подобных ситуациях окончательная оценка степени предотвращенного и причиненного вреда может быть дана только с учетом всех обстоятельств дела, например с учетом того, каким именно правам человека угрожала опасность, в какой степени эти права могли быть поражены, какой вред причинен собственности, какое имущество утрачено или уничтожено, какова значимость этого имущества для потерпевшего и т.п. И, безусловно, если опасность угрожала жизни человека, то все иные охраняемые объекты следует признавать второстепенными. Но жизнь одного человека не является большей ценностью, чем жизнь другого человека. Поэтому спасение собственной жизни за счет причинения смерти другому лицу не может рассматриваться как правомерное причинение вреда при крайней необходимости.

Превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Это положение закона означает, что лицо, причиняющее вред, должно осознавать, что, устраняя опасность, непосредственно угрожающую личности, ее правам, охраняемым законом интересам общества или государства, оно причиняет равный или более значительный вред охраняемым уголовным законом интересам, желает причинить такой вред или сознательно допускает его причинение. Если же лицо не предвидело причинения вреда равного или более значительного, но могло и должно было предвидеть это обстоятельство, или предвидело возможность причинения такого вреда, но самонадеянно рассчитывало на его предотвращение, уголовная ответственность не наступает. Здесь важно обратить внимание на то обстоятельство, что превышение пределов крайней необходимости может быть осуществлено при наличии условий крайней необходимости. При отсутствии таких условий (отсутствовала опасность, опасность не имела непосредственного характера, опасность могла быть устранена иными средствами) может наступать ответственность за неосторожное преступление или ответственность может исключаться в связи с невиновным причинением вреда.

Подводя итог рассмотрению вопроса о крайней необходимости, можно отметить следующее.

Правомерность крайней необходимости определяется рядом признаков, которые принято делить на две группы:

а) относящиеся к опасности;

б) относящиеся к действиям по ее устранению.

Институт крайней необходимости следует разграничивать с институтом необходимой обороны.

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости проводится по следующим основаниям:

1) по источникам опасности - при необходимой обороне таким источником является общественно опасное деяние человека, а при крайней необходимости опасность могут представлять как действия человека, так и стихийные силы природы, техника, животные и т.д.;

2) по способу причинения вреда - при необходимой обороне причинение вреда допускается независимо от имевшейся возможности у обороняющегося избежать посягательства или обратиться к органам власти; при крайней необходимости причинение вреда является единственным способом устранения опасности, непосредственно угрожающей интересам личности, общества и государства;

3) по направленности причиняемого вреда - при необходимой обороне вред причиняется только посягающему лицу, при крайней необходимости вред причиняется третьим лицам;

4) по соразмерности предотвращенного и причиненного вреда - при необходимой обороне причиненный посягающему вред может быть равным или большим, чем вред предотвращенный; при крайней необходимости обязательно причинение меньшего вреда, чем вред предотвращенный.

К ст. 40

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.