Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ОДА К ГРЕЧЕСКОЙ ВАЗЕ



 

 

1

 

 

О ты, приемыш медленных веков,

Покой - твой целомудренный жених.

Твои цветы пленительней стихов.

Забыт язык твоих легенд лесных.

Кто это? Люди или божества?

Что гонит их? Испуг? Восторг? Экстаз?

О девы! Прочь бежите вы стремглав.

Как разгадать, что на устах у вас?

Вопль страха? Дикий возглас торжества?

О чем свирель поет в тени дубрав?

 

2

 

 

Звучания ласкают смертный слух,

Но музыка немая мне милей.

Играй, свирель, заворожив мой дух

Безмолвною мелодией своей.

О юноша! Ты вечно будешь петь.

Деревья никогда не облетят.

Влюбленный! Не упьешься негой ты,

Вотще стремишь к любимой страстный взгляд.

Но не умрет любовь твоя и впредь,

И не поблекнут милые черты.

 

3

 

 

Счастливый лес! Не бойся холодов!

Ты не простишься никогда с листвой.

Счастливый музыкант! В тени дубов

Не смолкнет никогда напев живой.

Счастливая, счастливая любовь!

Нам сладостна твоя святая власть.

Наполнена ты вечного тепла.

О что перед тобой слепая страсть,

Бесплодный жар вдыхающая в кровь,

Сжигающая пламенем тела.

 

4

 

 

Куда ты, жрец, телицу поведешь?

В гирляндах - шелк ее крутых боков.

Где в плоть ее вонзишь священный нож?

Где жертвою почтишь своих богов?

А почему пустынен мирный брег?

Зачем людьми покинут городок?

Безлюдны площадь, улица и храм.

Не ведать им ни смуты, ни тревог.

Спит городок. Он опустел навек.

А почему - никто не скажет нам.

 

 

5

 

 

В аттическую форму заключен

Безмолвный, многоликий мир страстей,

Мужей отвага, прелесть юных жен

И свежесть благодатная ветвей.

Века переживешь ты не спроста.

Когда мы сгинем в будущем, как дым,

И снова скорбь людскую ранит грудь,

Ты скажешь поколениям иным:

"В прекрасном - правда, в правде - красота.

Вот знания земного смысл и суть".

 

Перевод В.Микушевича

 

 

ОДА СОЛОВЬЮ

 

От боли сердце замереть готово,

И разум - на пороге забытья,

Как будто пью настой болиголова,

Как будто в Лету погружаюсь я;

Нет, я не завистью к тебе томим,

Но переполнен счастьем твой напев, -

И внемлю, легкокрылая Дриада,

Мелодиям твоим,

Теснящимся средь буковых дерев,

Среди теней полуночного сада.

 

О, если бы хотя глоток вина

Из глубины заветного подвала,

Где сладость южных стран сохранена -

Веселье, танец, песня, звон кимвала;

О, если б кубок чистой Иппокрены,

Искрящийся, наполненный до края,

О, если б эти чистые уста

В оправе алой пены

Испить, уйти, от счастья замирая,

Туда, к тебе, где тишь и темнота.

 

Уйти во тьму, угаснуть без остатка,

Не знать о том, чего не знаешь ты,

О мире, где волненье, лихорадка,

Стенанья, жалобы земной тщеты;

Где седина касается волос,

Где юность иссыхает от невзгод,

Где каждый помысел - родник печали,

Что полон тяжких слез;

Где красота не доле дня живет

И где любовь навеки развенчали.

 

Но прочь! Меня умчали в твой приют

Не леопарды вакховой квадриги, -

Меня крыла Поэзии несут,

Сорвав земного разума вериги, -

Я здесь, я здесь! Кругом царит прохлада,

Луна торжественно взирает с трона

В сопровожденье свиты звездных фей;

Но темен сумрак сада;

Лишь ветерок, чуть вея с небосклона,

Доносит отсветы во мрак ветвей.

 

Цветы у ног ночною тьмой объяты,

И полночь благовонная нежна,

Но внятны все живые ароматы,

Которые в урочный час луна

Дарит деревьям, травам и цветам,

Шиповнику, что полон сладких грез,

И скрывшимся среди листвы и терний,

Уснувшим здесь и там,

Соцветьям мускусных, тяжелых роз,

Влекущих мошкару порой вечерней.

 

Я в Смерть бывал мучительно влюблен,

Когда во мраке слушал это пенье,

Я даровал ей тысячи имен,

Стихи о ней слагая в упоенье;

Быть может, для нее настали сроки,

И мне пора с земли уйти покорно,

В то время как возносишь ты во тьму

Свой реквием высокий, -

Ты будешь петь, а я под слоем дерна

Внимать уже не буду ничему.

 

Но ты, о Птица, смерти непричастна, -

Любой народ с тобою милосерд.

В ночи все той же песне сладкогласной

Внимал и гордый царь, и жалкий смерд;

В печальном сердце Руфи в тяжкий час,

Когда в чужих полях брела она.

Все та же песнь лилась проникновенно, -

Та песня, что не раз

Влетала в створки тайного окна

Над морем сумрачным в стране забвенной.

 

Забвенный! Это слово ранит слух,

Как колокола глас тяжелозвонный;

Прощай! Перед тобой смолкает дух -

Воображенья гений окрыленный.

Прощай! Прощай! Напев твой так печален.

Он вдаль скользит - в молчание, в забвенье,

И за рекою падает в траву

Среди лесных прогалин, -

Что было это - сон иль наважденье?

Проснулся я - иль грежу наяву?

 

Перевод Е.Витковского

 

 

ОДА МЕЛАНХОЛИИ

 

 

Не выжимай из волчьих ягод яда,

Не испивай из Леты ни глотка,

И Прозерпине для тебя не надо

Сплетать из трав дурманящих венка;

Для четок не бери у тиса ягод,

Не позволяй предстать своей Психее

Ночною бабочкой, пускай сова

Тебя не кличет и пускай не лягут

Над тенью тени, став еще темнее, -

Печаль твоя останется мертва.

 

Но если Меланхолия туманом

Внезапно с неба низойдет к земле,

Даруя влагу травам безуханным,

Скрывая каждый холм в апрельской мгле, -

Тогда грусти: над розою пунцовой,

Над блеском радуги в волне прибрежной,

Над несравненной белизной лилей, -

А если госпожа с тобой сурова,

То завладей ее рукою нежной

И чистый взор ее до дна испей.

 

Она дружна с Красою преходящей,

С Весельем, чьи уста всегда твердят

Свое "прощай", и с Радостью скорбящей,

Чей нектар должен обратиться в яд, -

Да, Меланхолии горят лампады

Пред алтарем во храме Наслаждений, -

Увидеть их способен только тот,

Чей несравненно утонченный гений

Могучей Радости вкусит услады:

И во владенья скорби перейдет.

 

Перевод Е.Витковского

 

 

ОДА ПРАЗДНОСТИ

 

 

Ни трудятся, ни прядут.

Матф. 6-28

 

Трех человек увидел я однажды

В рассветной грезе, - все они прошли

Передо мной, и облачен был каждый

В сандальи и хитоны до земли, -

Фигуры, что на мраморную вазу

Нанесены, - они прошли кругом

И вновь пришли в порядке регулярном,

Дотоле мной не виданы ни разу

И странны мне, - так часто незнаком

Бывает скульптор с ремеслом гончарным.

 

Но отчего, таинственные тени,

Не опознала вас моя душа?

Затем ли, чтоб чредою наваждений

Скользили мимо вы, не разреша

Меня от сна? - Стоял дремотный час,

И Праздность без услады и без боли

Вливалась в ощущения мои;

Я цепенел, и пульс мой тихо гас, -

Зачем пришли вы и не дали воли

Остаться мне в моем небытии?

 

Да, в третий раз приблизились они -

О, для чего? Мне виделось в дурмане

Сонливом, что душа моя сродни

Цветами изукрашенной поляне;

Висел туман, но сладостным слезам

Упасть на землю не было дано;

Сминало рамой листья винограда

Открытое в весенний сад окно, -

О тени! Слез моих не видеть вам!

Ступайте прочь, свиданья длить не надо!

 

На миг оборотясь, опять ушла

Фигур неторопливых вереница, -

И мне хотелось обрести крыла,

Лететь за ними - я узнал их лица:

Любовь ступала первою из них,

Затем Тщеславье мерной шло походкой,

Отмеченное бледностью чела, -

И третья шла, чей шаг был мягок, тих, -

Я знался с нею, с девою некроткой, -

И то сама Поэзия была.

 

Они ушли - мне крыльев не хватало...

Ушла Любовь - на что тебе она?

Тщеславие? - Оно берет начало

В безумии, и суть его бедна.

Поэзия? - Отрады нет в тебе,

Какую в полднях склонен усмотреть я

И в вечерах, в которых брезжит сон, -

Я покорился бы такой судьбе,

Но как суметь вернуться в те столетья,

Когда Мамоной не был мир пленен?

 

Прощайте! Вам не пробудить меня,

Почиющего на цветочном ложе, -

Мне похвалами не прожить и дня,

Что получает баловень пригожий, -

Пройди, видений строй благообразный,

Останься лишь увиденным во сне

Орнаментом античного сосуда;

Останься, гений мой, в дремоте праздной,

Исчезните, фантомы, прочь отсюда

И больше не тревожьтесь обо мне!

 

Перевод Е.Витковского

 

 

X x x

 

 

Вращая томно глазками, сидят,

Грызут печенье, устремивши взгляд

В пространство, подавляют вздох с трудом,

Забыв про чай, про аппетит, про дом,

Скрестивши руки, сдерживая крик, -

Огонь погас, нет угля, случай дик,

Нет, чтоб позвать служанку, позвонив.

Поодаль муха тонет в молоке,

А где гуманность, тоже вдалеке?

Нет-нет, вот Вертер ложечку возьмет

И вовремя от гибели спасет;

Чуток хлопот, и вот уже в полет

Стремится муха, прочь от страшных вод.

Ромео! Встань, нагар со свеч сними,

Цветной капустой расползлись они.

О, свечный саван! - то намек, что мне

Пора в дом 7, на южной стороне.

"Увы мне, друг, какой у вас сюртук!

Что за портной?" - "Простите, недосуг

Ответить. Я не знаю, что сказать.

Где б мог он жить? Могу лишь повторять,

Что я не знаю. Он, к моей беде,

Жил в Вэппинге, а может жить везде".

 

Перевод В.Широкова

 

 

ОДА К ОСЕНИ

 

 

Пора плодоношенья и дождей!

Ты вместе с солнцем огибаешь мызу,

Советуясь, во сколько штук гроздей

Одеть лозу, обвившую карнизы;

Как яблоками отягченный ствол

У входа к дому опереть на колья,

И вспучить тыкву, и напыжить шейки

Лесных орехов, и как можно доле

Растить последние цветы для пчел,

Чтоб думали, что час их не прошел

И ломится в их клейкие ячейки.

 

Кто не видал тебя в воротах риг?

Забравшись на задворки экономии,

На сквозняке, раскинув воротник,

Ты, сидя, отдыхаешь на соломе;

Или, лицом упавши наперед

И бросив серп средь маков недожатых,

На полосе храпишь, подобно жнице,

Иль со снопом одоньев от богатых,

Подняв охапку, переходишь брод;

Или тисков подвертываешь гнет

И смотришь, как из яблок сидр сочится.

 

Где песни дней весенних, где они?

Не вспоминай, твои ничуть не хуже,

Когда зарею облака в тени

И пламенеет жнивий полукружье,

Звеня, роятся мошки у прудов,

Вытягиваясь в воздухе бессонном

То веретенами, то вереницей;

Как вдруг заблеют овцы по загонам;

Засвиристит кузнечик; из садов

Ударит крупной трелью реполов

И ласточка с чириканьем промчится.

 

Перевод Б.Пастернака

 

 

X x x

 

 

День отошел и все с собой унес:

Влюбленность, нежность, губы, руки, взоры,

Тепло дыханья, темный плен волос,

Смех, шепот, игры, ласки, шутки, споры.

 

Поблекло все - так вянут вмиг цветы.

От глаз ушло и скрылось совершенство,

Из рук ушло виденье Красоты,

Ушел восторг, безумие, блаженство.

 

Исчезло все - и мглою мир объят,

И день святой сменила ночь святая,

Разлив любви пьянящий аромат,

Для сладострастья полог тьмы сплетая.

 

Весь часослов любви прочел я днем

И вновь молюсь - войди же, Сон, в мой дом!

 

Перевод В.Левика

 

 

СТРОКИ К ФАННИ

 

 

Как мне из глаз изгнать твой лик?

Воспоминанье

Стереть, о королева! Вновь - в изгнанье?

А только час тому назад велик

Я был... Коснись истории! Скажи,

Любимая, возможна ли свобода,

Когда убита и любовь, и ода?

Я честно повторяю: прикажи

Связать меня, скрутить в бараний рог,

Свобода - мой единственный порок:

И, как бы ни устроились дела,

Мне муза даст волшебные крыла,

Она всегда готова взмыть в зенит,

Когда беда хозяину грозит.

Убога мыслью, но, по мне, душа

Ее куда, как чудо, хороша, -

Прекрасна! Так с чего одной из птиц

Над океаном камнем падать ниц?

Как мне суметь

Опять взлететь

Своим изломанным пером туда, где гром,

И вновь, и вновь

Нагнать забытую любовь,

За боль воздать теплом, добром?

Глотнуть винца? Но это вульгаризм,

И ересь отвергает организм,

Есть все-таки законный путь любви, -

Нет, - и вино сейчас не про меня;

Полным-полно забот,

Лети же бессознательно вперед, -

Быть может, встретит там покой, маня?

Обрыдла ненавистная земля,

Что не щадит моих друзей, деля

На чистых и нечистых, на святых

И монстров; вот такой уж выпал край,

Где вырос я и тщетно жаждал рай;

Не помогли друиды; и ветра

Нам продубили кожу; как кора

Она, пока студеная пора;

Дриаду напугала б темнота

Сплошного леса, чья душа пуста;

Ни птичьих песен, ни цветочных вьюг,

Природа шиворот-навыворот вокруг.

 

Вернись же, солнечный волшебный день,

Разрушь, развей же дьявольскую тень!

Свершилось - новый бесконечный свет

Принес моей возлюбленной привет!

О, наконец-то можно отдохнуть,

Душе открылся предстоящий путь!

Позволь тебя в объятья заключить

И нежность чувств неспешно перелить!

Позволь твое дыхание вобрать

И каждым волоском его впитать, -

О, сладостная боль!

Коснуться губ позволь!

Достаточно! Достаточно! Вполне,

В мечтах с тобой так полнокровно мне!

 

Перевод В.Широкова

 

 

К ФАННИ

 

 

Пощады, - жалости, - любви! Любви!

Открытой, милосердной, без тиранства,

Без маски и без пятнышка - любви,

Без криводушья и непостоянства.

 

О, будь моей всецело, - в этом суть!

И пряный вкус любви, и выгиб стана,

Глаза, и восхитительную грудь,

Что так бела, тепла, нежна, желанна, -

 

И душу мне отдай, и всю себя!

Припрятать атом атома не вздумай,

Не то умру иль, праздный и угрюмый,

Твоим рабом останусь, жизнь губя.

 

Утратит вкус к восторгам высшим разум,

И честолюбье потускнеет разом.

 

Перевод В.Потаповой

 

 

К ЗВЕЗДЕ

 

 

О, если б вечным быть, как ты, Звезда!

Но не сиять в величье одиноком,

Над бездной ночи бодрствуя всегда,

На Землю глядя равнодушным оком -

 

Вершат ли воды свой святой обряд,

Брегам людским даруя очищенье,

Иль надевают зимний свой наряд

Гора и дол в земном круговращенье, -

 

Я неизменным, вечным быть хочу,

Чтобы ловить любимых губ дыханье,

Щекой прижаться к милому плечу,

Прекрасной груди видеть колыханье

 

И в тишине, забыв покой для нег,

Жить без конца - или уснуть навек.

 

Перевод В.Левика

 

 

X x x

 

 

Рука живая, теплая, что пылко

Способна сжать, - застынь она в безмолвье

Могилы ледяной, - тебе бы днем

Являлась, ночью мучила б ознобом,

И сердца кровь ты б отдала, чтоб жилы

Мои наполнить алой жизнью вновь

И совесть успокоить - вот, гляди, -

Я протянул ее тебе...

 

Перевод В.Потаповой

 

 

ОДА К ФАННИ

 

 

Природа-врач! Пусти мне кровь души!

Лишь брось на свой треножник, и послушно

Пусть хлынут из груди стихи. Мне душно...

От стихотворства сердце разреши!

 

Дай только тему, тему! Дай мне роздых.

Мечта моя, ты видишься сквозь мрак.

Но где призывный знак,

Чтоб выбежал я на морозный воздух?

 

Любовь моя! Ты - нежная обитель

Надежд, печалей, страхов и отрад.

Сейчас, во мгле ночной, как небожитель,

Ты светишь - отгадал я без ошибки! -

Волшебной красотой своей улыбки,

Чей блеск мой бедный, жадный, рабский взгляд

Впивает в изумленье

И в сладостном томленье.

 

Мой пир! Тебя глазами ест обжора.

Луны моей серебряной смущенье

Кто смеет вызывать бесстыдством взора?

Пусть говорит в нем страсть,

Руки своей не позволяй украсть!

И пульса учащенного биенье

Оставь мне, сжалься! Даже невзначай

Ты сердца от меня не отвращай.

 

Хоть музыка звучит и сладострастных

Видений сонм колышет воздух жаркий,

Ты бойся танца завитков опасных,

Вдыхая этот хмель,

Воздержанная лилия, апрель

Улыбчивый, холодный, яркий.

Дай, Господи, чтоб не осталось втуне

Мое мечтанье о тепле июня!

 

- Неправда! - скажешь, Фанни? К белоснежной

Груди ты руку мягкую прижми

И, сердца звук услышав безмятежный,

Признайся: верность женская мужчине -

Перо, что плавает в морской пучине.

Давным-давно известно меж людьми:

Изменчива подруга,

Как одуванчик луга.

 

Сознанье это - горше всяких бед

Тому, кто одержим любовью, Фанни,

Как я, чье сердце за тобою вслед

Стремится, здравый смысл отринув

И свой постылый дом покинув.

С нас требует любовь жестокой дани.

Мой ангел! Снизойдя к такой плачевности,

Спаси, убереги меня от ревности!

 

О, если ценишь пыл души смиренной, -

Не блеск минутный оболочки внешней, -

Пускай любви моей престол священный

Никто не осквернит, и хлеб святой

Да не преломит грубою рукой,

И не сомнет цветок мой вешний.

А если нет - я навсегда закрою

Глаза, предавшись вечному покою.

 

Перевод В.Потаповой

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 

В основу настоящего издания поэтических произведений Джона Китса

положено наиболее репрезентативное из общедоступных английских изданий: John

Keats. The Complete Poems. Ed. 1976, The Wordsworth Poetry Library. Порядок

расположения стихотворений (максимально приближенный к хронологическому)

повторяется и в нашем издании, - однако поэмы Китса, согласно сложившейся в

России традиции, вынесены в отдельный раздел, завершающий книгу.

Значительная часть произведений Китса переведена для нашего издания заново;

некоторые стихотворения публикуются по-русски впервые. К сожалению, за

пределами настоящего издания остались: полный текст поэмы "Эндимион"

(публикуются лишь хрестоматийные фрагменты), поэтическая драма "Отгон

Великий", а также неоконченные поэмы "Падение Гипериона", "Колпак с

бубенцами, или же Зависть", фрагмент незавершенной трагедии "Король Стефан"

и несколько стихотворений, пока что не обнаруженных среди достойных

публикации русских переводов.

Не включены также стихотворения, чье авторство по отношению к Китсу

вызывает сомнения.

 

 

Подражание Спенсеру. Самое раннее из сохранившихся стихотворений Китса,

- о влиянии творчества ренессансной английской поэзии (и прежде всего -

Эдмунда Спенсера) на поэта подробно см. в предисловии к настоящему изданию.

 

К миру. Созданный весной 1814 года, сонет был впервые опубликован лишь

в 1905 году. Наиболее ранний сонет Китса (по "английскому", "шекспировскому"

канону). Написан в связи с поражением Наполеона и его высылкой на остров

Эльба. Тройное королевство - Великобритания. Удлинение последней строки на

стопу (в оригинале такое же есть и в строке 9) - видимо, свидетельство не

окончательно сформировавшегося мастерства Китса.

 

"Налейте чашу мне до края..." - еще один отрывок, опубликованный лишь в

1905 году. "Радость огорченья" - слова, взятые в кавычки, вероятно, восходят

к одной из "поэм Оссиана", - как раз в середине 1810-х годов поэты-романтики

(прежде всего Вильям Вордсворт) прямо заговорили о том, что эти поэмы -

подделка Джеймса Макферсона (1736-1796). Арно - река, на которой стоит город

Флоренция.

 

К Байрону - в ранней юности, как мы видим, Китс почти боготворил

Байрона, спустя пять лет (по свидетельству Дж.Северна) "Дон Жуан" вызвал у

него лишь отвращение. Об отношении Байрона к Китсу см. в предисловии. Однако

в этом сонете впервые намечены образы будущих од Китса - двуединство радости

и печали, отсвет луны и т.д.

 

"В лазурь голубка белая взлетела..." - традиционно считается, что сонет

написан в связи со смертью бабушки поэта - миссис Дженнингс, скончавшейся 19

декабря 1814 года.

 

О смерти - заглавие дано переводчиком. Предполагается, что обе строфы

также записаны Китсом под впечатлением смерти бабушки.

 

К Чаттертону - о Томасе Чаттертоне (чьей памяти посвящена поэма Китса

"Эндимион" и чей английский язык он считал "наичистейшим") см. в

предисловии. Дитя нужды - Чаттертон происходил из семьи потомственных

могильщиков.

 

Сонет, написанный в день выхода мистера Ли Ханта из тюрьмы. - Хант Ли

Джеймс Генри (1784-1859) - известный английский журналист и поэт, издатель

еженедельника "Экзаминер", провел два года в заключении за резкий печатный

выпад против принца-регента, будущего короля Георга IV. Сонет датируется

днем выхода Ли Ханта из тюрьмы (2 февраля 1815 года); именно в еженедельнике

Ли Ханта Китс впервые напечатал свои стихи (см. сонет "Одиночество"). Ли

Хант был также близким другом Шелли, а поздней - Чарльза Диккенса; Скимпол в

"Холодном доме" - карикатурный портрет Ли Ханта.

 

К надежде. В стихотворении впервые обнаруживается прямая реминисценция

из Шекспира: "В очах моей души" - слова Гамлета из 2-й сцены I действия

(пер. М.Лозинского).

 

Ода к Аполлону. Первая поэтическая декларация Китса; он выстраивает

свой "Пантеон поэтов" (Гомер, Вергилий, Мильтон, Шекспир, Спенсер и т.д.). С

поздними, прославившими Китса одами эта еще никак не связана.

 

Годовщина реставрации Карла II. 29 мая 1660 года в Англии была

реставрирована монархия и возвращена на престол династия Стюартов; ежегодно

отмечалась в Англии праздничным богослужением. В 1815 году с этой датой

совпали "сто дней" Наполеона, во время которых Людовик XVIII бежал в Англию.

Сэр Генри Вейн (1613-1662), лорд Уильям Рассел (16391683), Олджернон Сидни

(1622-1683) были казнены во время правления Карла II как изменники.

 

К неким молодым леди. Обращено к Энн и Кэролайн Мэтью, с которыми Китс

познакомился летом 1815 года на морском курорте в Гастингсе. Тай, Мэри

(1772-1810) - ирландская поэтесса.

 

На получение причудливой морской раковины и рукописи стихотворений от

тех же леди - обращено к Дж.Ш.Мэтью, кузену вышеназванных "молодых леди" Энн

и Кэролайн, приславшему Китсу вместе с подарком кузин (раковиной)

собственные стихи; кузины также переписали для Китса стихотворение Томаса

Мура "Венок и цепочка" (1801). Армидо и Ринальдо - персонажи поэмы Тассо

"Освобожденный Иерусалим". Бритомартис - имя одной из героинь "Королевы фей"

Спенсера. Оберон и Титания, властитель эльфов и его супруга, - персонажи

"Сна в летнюю ночь" Шекспира, но в данном случае традиционно считается, что

в стихотворение Китса они попали из поэмы немецкого классика Х.М.Виланда

"Оберон" (1780), изданной в 1798 году в английском переводе. Эрик - прозвище

Дж.Ф.Мэтью.

 

К Эмме. Стихотворение обращено к Джорджиане Аугусте Уайли, будущей жене

младшего брата поэта, Джорджа Китса.

 

Песня ("Побудь, побудь со мною, птах..."). Традиционно считается

обращенным к сестрам Мэтью.

 

"Ах, женщина! Когда вгляжусь в тебя..." - эти три сонета, написанных по

итальянскому канону, в сборнике 1817 года в раздел "Сонеты" не включены и

должны рассматриваться как единое стихотворение. Калидор, Рыцарь Красного

Креста, Леандр - персонажи, объединенные одной чертой - это возлюбленные,

разлученные с возлюбленными. Первые два - из "Королевы фей" Спенсера;

заимствованный из греческой мифологии сюжет "Геро и Леандр" восходит у Китса

к Овидию или Вергилию.

 

"Пусть, Одиночество, с тобой сам-друг..." - Первое стихотворение,

опубликованное Китсом ("Экзаминер", 5 мая 1816 года), - в первой публикации

было озаглавлено "К одиночеству".

 

Послание Джорджу Фельтону Мэтью. Дж.Ф.Мэгью (1795-?) до издания

сборника 1817 года был близким другом Китса, однако и поэтом и критиком

Мэтью был третьеразрядным, так что "братья и поэты", упомянутые в

стихотворении (т.е. драматурги-елизаветинцы Бомонт и Флетчер), оказались в

данном случае упомянуты без должных оснований. "Лидийские картины" - имеется

в виду "лидийский лад" древнегреческой музыки (наиболее жизнерадостный),

упомянутый в ранней поэме Джона Мильтона "L'Allegro": "Пьяни мой дух

лидийским ладом / Беспечно-буйных строф своих" (пер. В.Левика). Альфред -

Альфред Великий - король англосаксов (871-900), символ свободы Англии;

Вильгельм Телль (XIV век) - национальный герой Швейцарии, Уильям Уоллес

(ок.1270-1305) - национальный герой Шотландии.

 

"Ах, живи ты в век старинный..." - написано 14 февраля 1816 года для

брата, Джорджа Китса, в качестве послания ко дню Св. Валентина к Мэри

Дрогли. Стихотворение построено на множестве образов, заимствованных из

разных произведений Эдмунда Спенсера.

 

К*** ("Будь я красавцем, долетел бы стон...") - написано в тот же день,

что и предыдущее стихотворение, тоже в качестве "валентинки" - послания ко

дню Св. Валентина.

 

"Подружка, кружка и табаку понюшка" - экспромт, написанный на обложке

тетради, где Китс записывал лекции по медицине.

 

Вступление к поэме. - Время создания стихотворения - весна 1816 года,

написано явно под впечатлением от поэмы Ли Ханта "Повесть о Римини".

"Поэмой", видимо, должен был стать написанный несколько позже "Калидор";

поскольку и сам Калидор - персонаж из "Королевы фей" Спенсера, неудивительно

появление имени Арчимаго (т.е. "архимага"), волшебника из той же поэмы.

Либертас - Ли Хант, только что отбывший за слишком большую политическую

смелость двухлетнее заключение.

 

Калидор - см. примечания к предыдущему стихотворению.

 

"Тому, кто в городе был заточен..." - первая строка почти полностью

перефразирует строку Джона Мильтона: "Так некто, в людном городе большом /

Томящийся..." ("Потерянный рай", Песнь IX, перевод Арк.Штейнберга).

 

"Мне любо вечером в разгаре лета..." - "О Мильтоне, о Сидни..." - здесь

почти наверняка имеется в виду английский поэт Филип Сидни (15541586), а не

упомянутый в стихотворении "Годовщина реставрации Карла II" Олджернон Сидни;

впрочем, в письмах Китс упоминает "двух Сидни".

 

Другу, приславшему мне розы. Обращено к школьному другу Китса, Чарльзу

Джереми Уэллсу (1800-1879).

 

Моему брату Джорджу. Сонет написан одновременно со стихотворным

посланием, публикуемым ниже.

 

Послание моему брату Джорджу. Либертас - как уже указывалось, так Китс

называет Ли Ханта.

 

Послание Чарльзу Каудену Кларку. Обращено к сыну преподобного Джона

Кларка (в чьей школе Китс учился) Чарльзу Каудену Кларку (1787-1877), одному

из немногих современников, оказавших на Китса и личное и творческое влияние.

Малла - река в Ирландии, на берегу которой доживал свои годы Эдмунд Спенсер.

Бельфеба, Уна, Арчимаго - персонажи "Королевы фей". Томас Августин Арн

(1710-1778) - английский композитор, автор гимна "Правь, Британия!".

 

"Как много бардов зряшно золотит..." - одно из "двух или трех"

стихотворений Китса, попавших (через Ч.К.Кларка) в руки Ли Ханта, что

привело к появлению произведений поэта на страницах "Экзаминер".

 

После, первого прочтения чапменовского "Гомера" - Джордж Чапмен

(1559?-1634), автор весьма знаменитого переложения поэм Гомера; во времена

Китса, впрочем, Гомера было принято читать в переложении Александра Поупа,

крупнейшего английского поэта XVIII века, которого поэты-романтики почти

единогласно не признавали. Упомянутый в сонете Китса Эрнан Кортес

(1485-1547) действительно достиг Тихого океана, но не первым: в 1513 году

Дариенский (Панамский) перешеек первым пересек другой конкистадор - Васко

Нуньес де Бальбоа (1475-1517).

 

Юной леди, приславшей мне лавровый венок. Обстоятельства создания

сонета неясны; возможно, здесь как-то обыграна история, описанная в мемуарах

Р.Вудхауса: за обедом у Ли Ханта Китс и Ли Хант увенчали друг друга лаврами,

позже вошли дамы, и Ли Хант "украшение" с головы снял, Китс же якобы

просидел в венке весь вечер.

 

Покидая друзей в ранний час - сонет, по всей видимости, обращен к Ли

Ханту, - написан в гостях у него в Хемпстеде.

 

"Студеный вихрь проносится по логу..." - Элегия Джона Мильтона "Ликид"

написана на смерть его друга, Эдварда Кинга. "Холод природы" в катренах

сонета противопоставлен "теплу искусства", появляющемуся в терцетах.

 

К Хейдону. Бенджамин Роберт Хейдон (1786-1846) - английский художник и

искусствовед, друг Китса, к которому обращены многие его стихотворения и

письма. Благодаря Хейдону, проводившему экспертизу, Британский музей купил

коллекцию мраморов, вывезенных в Англию с афинского Акрополя, - см. также

сонет "Перед мраморными статуями лорда Элгина".

 

К нему же. Сонет, служащий "современным" ответом на предыдущий.

Хелвеллин - гора в "Озерном крае" на северо-западе Англии. Последовательно

перечисляемые "другие" три гения - Вордсворт, Ли Хант и Хейдон.

 

Моим братьям - обращено к Джорджу и Томасу Китсам; написано 18 ноября

1816 года в день семнадцатилетия Томаса Китса.

 

"Я наблюдал с пригорка острым взором..." - один из черновых вариантов,

на основе которых позже Китс создал поэму "Эндимион". Эпиграф - из поэмы Ли

Ханта "Повесть о Римини" (1816). Аатмий (Латмос) - гора, на которой был

усыплен Эндимион.

 

Сон и поэзия. Стихотворение, самое длинное у Китса (длиннее, скажем,

чем "Канун Святой Агнессы", относимый уже к поэмам), завершало его сборник

1817 года. Эпиграф взят из анонимной поэмы XIV века "Цветок и лист", в

начале XIX века приписывавшейся Джеффри Чосеру (1340?-1400), Меандр - река в

Малой Азии. Никола Буало (1636-1711) - французский поэт и критик,

"заповедями" Буало Китс называет его трактат в стихах "Поэтическое

искусство" (1674). Эвон - река, на которой стоит Стратфорд, место рождения и

смерти Шекспира. "В доме мудрого поэта" - т.е. в доме Ли Ханта в Хемпстеде.

 

Написано из отвращения к вульгарному суеверию. Датируется 22 декабря

1816 года, на полях автографа - приписка рукой Тома Китса: "Написано Джоном

Китсом в течение пятнадцати минут".

 

Кузнечик и сверчок. Сонет написан во время поэтического состязания с Ли

Хаитом 30 декабря 1816 года (за обычное время, задаваемое в таких

"состязаниях", - 15 минут).

 

К Костюшко. Тадеуш Костюшко (1746-1817) - польский политический военный

деятель, участник Войны за независимость в Северной Америке (1775-1783),

вождь польского восстания 1794 года, главнокомандующий национальными

вооруженными силами. Альфред - Альфред Великий; портреты Альфреда Великого и

Костюшко украшали библиотеку в доме Ли Ханта.

 

К Дж.А.У. Сонет обращен к Джорджиане Аугусте Уайли (1797-1879),

вышедшей замуж за брата Китса, Джорджа, в мае 1818 года (оба вскоре

эмигрировали в Америку).

 

Как Англия прекрасна! - сонет принято считать пророческим: Китс умер в

Риме.

 

"Рассеялась на небе мгла сырая..." - по мнению английских

комментаторов, в последней строке сонета, возможно, имеется в виду Томас

Чаттертон.

 

Посвящение Ли Ханту, эсквайру. Сонет предпослан первому сборнику Китса

"Стихотворения" (1817); по воспоминаниям Ч.К.Кларка, он был добавлен в

сборник при отсылке в типографию последней корректуры.

 

Сонет, написанный на странице, завершающей поэму Чосера "Цветок и

лист". О поэме "Цветок и лист", во времена Китса приписывавшейся Чосеру, см.

примечание к ст. "Сон и поэзия". Экземпляр поэмы, на котором Китс написал

сонет, принадлежал Ч.К.Кларку.

 

После получения лаврового венка от Ли Ханта. См. примечание к сонету

"Юной леди, приславшей мне лавровый венок".

 

Дамам, которые видели меня увенчанным. Написано немногим позже

предыдущего сонета, но уже в раскаянии за выходку. Надо отметить, что оба

сонета, созданные в феврале 1817 года, увидели свет лишь в 1914 году.

 

Ода Аполлону. Еще одна попытка Китса подойти к жанру "оды" - также

оставшаяся "тупиковой", вычурная строфа у Китса не привилась.

 

К Хейдону. Сонет написан непосредственно после осмотра коллекции

мраморных скульптур древнегреческих ваятелей, вывезенной с афинского

Акрополя лордом Томасом Брюсом Элгином (1766-1841).

 

Перед мраморными статуями из собрания лорда Элгина. См. примечание к

предыдущему стихотворению.

 

На поэму Ли Ханта "Повесть о- Римини". Поэма Ли Ханта, написанная на

сюжет, взятый из "Божественной комедии" Данте, вышла в 1816 году. С сюжетом

поэмы сонет никак не связан и написан, видимо, просто "в подарок" Ли Ханту.

 

На изображение Леандра. В английских изданиях публикуется под полным

заглавием: "На гемму с изображением Леандра, которую подарила мне мисс

Рейнольде, мой добрый друг". С семейством Рейнольдсов Китс познакомился в

конце 1816 года, и отношения с ними продолжались вплоть до появления в жизни

Китса Шанни Брон. Гемму подарила Китсу Джейн Рейнольдс (вышедшая в 1825 году

замуж за поэта Томаса Худа (1799-1845), всего сестер Рейнольдс было четверо

- кроме Джейн, Марианна, Луиза и Шарлотта. Сестрам Рейнольдс посвящен ряд

стихотворений Китса.

 

К морю. Сонет написан 16 или 17 апреля 1817 года во время поездки на

остров Уайт. В своем прославленном переводе Борис Пастернак последовательно

отсекает олицетворения и мифологические ассоциации, которыми изобилует

оригинал (в стихотворении фигурируют Море, Небо, Пещеры - даже "дважды

десять тысяч Пещер", богиня Геката и т.д.).

 

Строки. Написано тогда же и там же.

 

Стансы. "Пост в честь Святого Купидона" - обычай, естественно

вымышленный автором (как и сам святой).

 

"Ближе, ближе, страсть..." - песня написана под видимым влиянием

Роберта Бернса (точней - под влиянием народных песен, которые Бернс

записывал и обрабатывал).

 

Джону Гамильтону Рейнольдсу. Посещение Оксфорда. Стихотворение

представляет собою "рифмованную" часть письма Китса к Дж.Г.Рейнольдсу,

посланного в сентябре 1817 года из Оксфорда. Джон Гамильтон Рейнольдс

(1794-1852), поэт и критик, с конца 1816 года и до конца жизни Китса - один

из немногих верных его друзей, брат вышеупомянутых сестер Рейнольдс. Как

поэт Рейнольдс "много обещал", но в литературе оставил след лишь как друг

Китса и адресат писем к нему же. Стихотворение представляет собой пародию на

стихи Вордсворта.

 

"На печаль махни рукой..." - как и некоторые другие стихотворения этого

периода, стихотворение явно имитирует какую-то известную в то время песню.

 

Стансы зимней ночью. Также имитация известной песни, - строфикой Китс

копирует песню из пьесы "Испанский монах", принадлежащей перу поэта и

драматурга Джона Драйдена (1631-1700).

 

Сон Навуходоносора. Сонет, опубликованный лишь в 1896 году,

литературоведами XX века часто рассматривается как политическая аллегория,

отклик на попытки правительства тори в 1817 году подавить политическое

инакомыслие. В виде Навуходоносора в таком случае изображен английский

король Георг III, с 1811 года страдавший душевной болезнью (умер в 1820

году), в роли Даниила - публицист Уильям Хоун (1780-1842), обвиненный в

клевете и богохульстве в декабре 1817 года, однако сумевший обелить себя,

что послужило поводом для ликования Ли Ханта на страницах "Экзаминер". В

ветхозаветной Книге пророка Даниила (2, 31-33) Даниил так толкует сон,

увиденный царем Навуходоносором: "Тебе, царь, было такое видение; вот,

какой-то большой истукан; огромный был этот истукан; в чрезвычайном блеске

стоял он пред тобою, и страшен был вид его. У этого истукана голова была из

чистого золота, грудь и руки его - из серебра, чрева и бедра его медные,

голени его железные, ноги его частию железные, частью глиняные". "Кошачий

царь" - цитата из "Ромео и Джульетты" ("Любезнейший кошачий царь", акт III,

пер. Т.Л.Щепкиной-Куперник). "Шутовское сраженье" - иначе "серпентайнская

навмахия" - шутовское морское сражение на озере Серпентайн в 1814 году (по

случаю поражения Наполеона).

 

Аполлон и грации. Написано для склонных к музицированию сестер

Рейнольдс.

 

Коту госпожи Рейнольдс. Обращено к миссис Рейнольдс, матери друга

Китса.

 

При виде локона волос Мильтона. 23 января 1818 года Китс рассказывал

Бейли: "На днях я был у Ли Ханта, и он поразил меня, продемонстрировав

подлинный локон волос Мильтона". Внемли моей / Делийской клятве - Аполлон

родился на острове Делос.

 

Перед тем как перечитать "Короля Лира". Роман, с которым прощается Китс

в начале сонета, - "Королева фей" Эдмунда Спенсера. В одной из ее глав

содержится хроника легендарных английских королей, а в ее составе - первое

поэтическое изложение сюжета о короле Лире (книга II, песнь 10, строфы

27-32).

 

"Когда страшусь, что смерть прервет мой труд..." - первый сонет Китса,

полностью соответствующий шекспировскому канону.

 

Делим яблоко Евы. Заглавие дано переводчиком. Стихотворение считается

написанным по мотивам песни Бальтазара из комедии Шекспира "Много шума из

ничего" (акт II). Стихотворение впервые опубликовано лишь в 1883 году, да и

то смутило читателей явной эротичностью.

 

"Бургундское прочь и кларет...". Стихотворение вставлено в письмо к

Рейнольдсу от 31 января 1818 года. Кайюс - псевдоним Рейнольдса.

 

Бог знойного полдня - в том же письме, вслед за предыдущим

стихотворением. Бог Зенита - Аполлон.

 

Робин Гуд. Это стихотворение было вложено в письмо к Рейнольдсу от 3

февраля (в ответ на сонеты Рейнольдса о Робин Гуде). В письме содержатся до-

вольно жесткие отзывы как о поэзии Вордсворта, так и о четвертой части

байроновского "Чайльд-Гарольда". "Да будут с нами старые поэты и Робин Гуд",

- писал Китс. Дева Марианна, братеи, Тук, коротышка ("Малютка") Джон -

персонажи легенд о Робин Гуде.

 

Стихи о Русалочьей Таверне. Вложено в письмо к Рейнольдсу вместе с

предыдущим стихотворением. "Русалочья Таверна" - знаменитая лондонская

таверна, в которой на рубеже XVI и XVII веков собирались актеры, драматурги

и поэты - Шекспир, Бен Джонсон, Уолтер Рэли и другие. "Но пропала без следа/

вывеска..." - Китс шутливо отождествляет "деву" с вывески таверны с

зодиакальным созвездием Девы.

 

К даме, которую автор видел однажды в Воксхолле. Воксхолл - лондонский

парк, бывший излюбленным местом гуляний; существовал с середины XVII века до

1859 года.

 

К Нилу. Сонет написан во время пятнадцатиминутного поэтического

соревнования между Китсом, Шелли и Ли Хантом (надо отметить, что в общем

второстепенный поэт Ли Хант написал в этот вечер свой лучший сонет).

 

К Спенсеру. Сонет обращен к Рейнольдсу. "...обожатель твой лесник" -

Рейнольдс, лес в данном случае - поэтический мир Спенсера. Намеком на

"отсутствующую антитезу" в стихотворении служит форма сонета - не

спенсеровская, а шекспировская.

 

Ответ на сонет Рейнольдса. Названный в эпиграфе сонет Рейнольдса

впервые опубликован в его книге "Сады Флоренции", 1821. Селена (в оригинале

- Цинтия) - луна.

 

Сонет Обри Джорджу Спенсеру. Один из образцов творчества Китса,

изданный лишь в 1937 году. По тональности сонет примыкает к сонету "Коту

г-жи Рейнольдс", это чисто "поздравительное" стихотворение для О.Дж.Спенсера

(1795-1872).

 

Что сказал дрозд. Оригинальная попытка Китса создать нерифмованный

сонет. Повторы внутри стихотворения имитируют повторы трелей дрозда.

 

Наброски для оперы. Китс писал братьям в феврале 1818 года, что "пишет

много песен и сонетов". Шесть стихотворений, объединенных при публикации в

1848 году в данный цикл, возможно, и являются фрагментами неосуществленного

сценического замысла, но ясных сведений на этот счет нет. Наиболее популярно

пятое стихотворение цикла - едва ли не первая баллада в творчестве Китса.

 

"Четыре разных времени в году..." Сонет вставлен в знаменитое письмо

Китса к Бенджамину Бейли от 13 марта 1818 года, где ведется речь о явлениях

реальных, полуреальных и несуществующих, в числе реальных - "солнце, луна,

звезды, стихи Шекспира" (отсюда форма стихотворения - шекспировский сонет).

 

Строки из письма. Вложено в письмо к Б.Р.Хейдону из Тинмута 21 марта

1818 года.

 

Девчонка из Девона. Приложено к тому же письму, что и предыдущее. Это и

ряд последующих стихотворений Китса так или иначе навеяны мотивами поэзии

Бернса (и отчасти личностью самого Бернса).

 

"Что ж, по горам и по долам..." Приложено к письму Джеймсу Раису от 26

марта 1818 года, - ярмарку в Долише (в трех милях от Тинмута) Китс посетил

тремя днями раньше.

 

Послание Джону Гамильтону Рейнольдсу. Послано в качестве письма

Рейнольдсу 25 марта 1818 года из Тинмута. Мария Эджворт (1767-1849) -

ирландская писательница; Уильям Хэзлитт (1778-1830) ее терпеть не мог.

Урганда - волшебница из средневекового рыцарского романа "Амадис Галльский".

"Лапландская Ведьма" упоминается во второй песне "Потерянного Рая" Мильтона.

Потерна - подземный выход из крепости. "Камчатской церкви... миссионерской"

- Китс имеет в виду упомянутое у Робертсона в "Истории Америки" (1777)

миссионерское представительство.

 

К Джеймсу Раису. Сонет обращен к юристу Джеймсу Раису (1792-1832).

 

Гомеру. Следует напомнить, что Гомера Китс читал в ренессансном,

архаичном для XIX века, притом рифмованном переложении Чапмена, поэтому

древнегреческий слепец был ему ближе, чем Вергилий или Овидий, которых он с

некоторым трудом мог читать в оригинале.

 

Фрагмент Оды Майе. По-старосицилийски - т.е. в манере Феокрита,

древнегреческого идиллического поэта.

 

Акростих. Обращено к жене брата, урожденной Джорджиане Августе Уайли,

вскоре после отплытия Джорджа Китса с женой (Джордианой) в Америку; Китс

предполагал посетить когда-нибудь семью брата, поселившегося в штате

Кентукки.

 

"Сладко тепло милых глаз..." Написано через день после предыдущего

стихотворения и по тому же поводу.

 

На посещение могилы Бернса. В письме к Дж.Г.Рейнольдсу от 11-13 июля

1818 года Китс рассказывает о своем посещении домика Бернса, там он написал

сонет, чтобы "хоть что-нибудь" написать в доме, где жил шотландский поэт,

чья личность во времена Китса была куда больше окутана легендами, чем в наши

дни; стихи его были труднопонимаемы (по крайней мере в той части, где Берне

писал на шотландском диалекте); подчас Бернсу приписывались и чужие стихи, и

просто народные песни - так что восхищение Китса в данном случае следует

отнести скорей к человеку, ставшему легендой, чем, собственно, к поэзии

Бернса.

 

Мэг Меррилиз. Очередное "шотландское" стихотворение Китса: Мэг Меррилиз

- старая цыганка, персонаж романа Вальтера Скотта "Гай Меннеринг" (1815),

чье место действия прямо связано с "бернсовским краем" Шотландии.

 

Песня о себе самом. Написано 3 июля 1818 года и послано

пятнадцатилетней сестре - Фанни.

 

Томасу Китсу. Очередное "рифмованное письмо" к младшему брату,

посланное из Баллантрэ (Белантри).

 

Скале Айлса. Вставлено Китсом в прозаическое продолжение письма,

началом которого служит помещенное выше стихотворение "Томасу Китсу".

 

Стихи, написанные в Шотландии, в домике Роберта Бернса. Нет возможности

установить, написал Китс этот сонет действительно "в домике Бернса" (ибо

один сонет, о котором могла бы идти речь, уже приведен выше) или же позже, -

так или иначе, к обоим сонетам, один из которых датируется 1 июля 1818 года,

второй (видимо, данный) - 11 июля, Китс отнесся пренебрежительно и в печать

не отдал.

 

Слепень. Заглавие дано переводчиком (по одной из английских

публикаций). Вильям Ааудер (1787 - 1872) - кандидат от партии тори,

поддержанный в 1818 году Вордсвортом против кандидата вигов, Генри Бругхэма

(1778-1868), что огорчило Китса. Вордсворт и Саути ("озерная школа")

воспринимались младшими романтиками чаще всего негативно (тут сходились во

мнениях не переносившие друг друга Байрон и Китс).

 

"Две прелести вечор явились мне..." Написано 17 и 18 июля 1818 года по

случаю того, что Китс посетил представление пьесы Коцебу "Незнакомец". Пьеса

была весьма плохо поставлена, но в антрактах зрителей шумно развлекали игрой

на волынке.

 

Строки, написанные в Северной Шотландии после посещения деревни Бернса.

- На примере этого стихотворения, наиболее знаменитого из числа посвященных

Китсом Бернсу, видно, что Китс воспринимал не столько поэзию шотландского

барда, сколько был очарован его образом.

 

На посещение Стаффы. Вставлено в письмо Томасу Китсу от 23-26 июля 1818

года. Стаффа - один из Гебридских островов, где главной

достопримечательностью служили пещеры; одну из них называли "пещерой

Фингала" - легендарного шотландского героя, вокруг имени которого Макферсон

выстроил свою "оссиановскую" мистификацию. Популярность "оссиановской" темы

была столь велика в Европе, что даже Державин в "Рассуждении о лирической

поэзии, или об оде" (1811-1816) писал: "...достигшая до нас и одна в целости

древняя песнь о походе Игореве, в которой виден дух Оссиянов...". Ди - река

на севере Уэльса, в долине которой жил и волшебник Мерлин. "Лисидас-пастух"

- т.е. Ликид, герой ранней поэмы Джона Мильтона.

 

Сонет, написанный на вершине горы Бен Невис. 2 августа 1818 года Китс и

Чарльз Браун совершили восхождение на вершину горы Бен Невис - высшую точку

на всем Британском архипелаге (1343 м, Шотландия).

 

Бен Невис. Вписано 3 августа 1818 года в письмо Томасу Китсу. В письме

упомянуто, что пятидесятилетняя женщина, миссис Камерон, совершила

восхождение на Бен Невис лишь несколько лет тому назад. Стихотворение

представляет собою диалог между миссис Кэмерон и горой.

 

Пророчество: Джорджу Китсу - в Америку. Стихотворение представляет

собою часть письма Китса к уехавшему в Америку брату Джорджу и его жене

Джорджиане от 14-31 октября 1818 года. Первая строка стихотворения - цитата

из "Гамлета": "...тот колдовской час ночи" (действие III, сцена 2) (пер.

М.Лозинского).

 

Песнь противоположностей (заголовок взят из издания 1848 года и не

принадлежит Китсу). В рукописи стихотворению предписан эпиграф - неточная

цитата из "Потерянного рая" Мильтона: "...и гонят в бой / Зачатки-атомы, что

под гербы / Различных кланов строятся" (песнь II пер. Арк.Штейнберга).

"Радость" и "Грусть" - аллюзия на ранние поэмы Мильтона "L'Allegro" и "Il

Penseroso" (итал. - "Радостный" и "Печальный").

 

Песня. Последние строки - аллюзия на раннее произведение Джона Мильтона

"Комус".

 

Поэт. Фрагмент, возможно, как-то продолжавший стихотворение, известное

нам ныне как "Песнь противоположностей".

 

Современная любовь. Заголовок отрывку дан издателями в 1848 году.

Брунсвик-сквер - площадь в Лондоне. Легенда о жемчуге, который бросила в

уксус, а затем выпила Клеопатра, собственно говоря, к теме любви отношения

не имеет (а уж тем более любви Антония и Клеопатры); Китс вновь запутался в

античных легендах.

 

Фантазия. Стихотворение целиком восходит к образам ренессансной

английской поэзии, а также к поэмам раннего Мильтона.

 

Ода. Написано на чистой странице перед трагикомедией Бомонта и Флетчера

"Прекрасная трактирщица". Очередной "инскрипт" Китса, отсылающий читателя к

поэзии (и драматургии) Возрождения.

 

Песня. Ср. последние строки (образ угасшей в неволе птицы) с финальными

строками "Фантазии".

 

Песня. Предполагается, что это еще одна песня "на готовый мотив" для

музицирующих сестер Рейнольдс; существует также мнение, что стихотворение

обращено к некоей миссис Изабелле Джонс, якобы подсказавшей Китсу сюжет

поэмы "Канун Святой Агнессы".

 

Канун Святого Марка. Окончив поэму "Канун Святой Агнессы" (2 февраля

1819 года), Китс взялся за разработку сходной темы: согласно йоркширскому

поверью, накануне дня Св.Марка (24 апреля) тот, кто незаметно встанет у

церковного порога, может увидеть призраки тех, кому суждено заболеть в

течение ближайшего года: тем, кто выходит из церкви, обещано выздоровление,

тем, кто входит, - смерть. Поэма осталась неоконченной, существует в виде

двух неравных фрагментов, сведенных в переводе А.Кушнера воедино. Имя

героини (Берта) Китс позаимствовал из трагедии высокоценимого им Чаттертона

("Элла").

 

"Чему смеялся я сейчас во сне?..". - Сонет был процитирован в

чрезвычайно длинном письме Китса от 14 февраля - 3 марта 1819 года,

адресованном Джорджу и Джорджиане Китс. Из письма явствует, что сонет

написан в состоянии тяжелейшего кризиса, как писал Китс, "...в муке

невежества, с жаждой Знания", - и надеялся, что сил противостоять ударам

судьбы (и, видимо, болезни) ему все-таки хватит.

 

Песни феи (I). Написано, очевидно, по просьбе Чарльза Брауна - для его

пьесы "Торжество фей"; в четвертой части пьесы есть момент, когда принцессы

Элми и Азамет, чье семейство преследуемо королем Болимаром, горюют над

цветком, Надеждой Любви (на самом деле это их брат Селрик, который

обращается во прах, чуть только Цветок сорван), - в этот момент дивная птица

с прелестным хохолком... посмотрела на них глазами голубки и "прощебетала

свою песенку".

 

Песни феи (II). Написано по тому же поводу, что и предыдущее; должно

было быть вложено в уста одной из добрых фей в пьесе Брауна.

 

Импровизация. Датируется, как и два предыдущих, серединой апреля 1819

года; приложено к письму Джорджу и Джорджиане Китс от 14 февраля - Ъ мая

того же года. Явно написано в связи с "фейными" заказами Чарльза Брауна и

пародирует отрывок из некой никогда никем не написанной поэмы (отсюда

обозначения - "Конец Песни XII, Песнь XIII"). Пародия содержит множество

аллюзий, часто не поддающихся точной трактовке ("Отайтанец-мул" и т.д.).

 

""Обитель скорби" (автор - мистер Скотт)..." - сонет представляет собой

пародийный ответ на сонет Вордсворта (1807), заодно задевая Скотта,

Кольриджа и даже живопись Хейдона (имеется в виду "Триумфальный въезд Христа

в Иерусалим").

 

Спенсеровы строфы, посвященные Чарльзу Армитиджу Брауну, - вписаны

Китсом в уже упоминавшееся письмо к брату Джорджу и его жене от 14 февраля -

3 мая 1819 года, притом поводом к написанию этих строф было то, что "Браун

сочиняет спенсеровы строфы для мисс и миссис Брон, да и для меня тоже.

Сочиню-ка я и по его адресу что-нибудь в духе Спенсера". Ч.А.Браун

(1787-1842) был другом Китса и товарищем по путешествию в Шотландию летом

1818 года. "Старый Том" - жаргонное название бутылки виски.

 

Сон, увиденный после прочтения истории о Паоло и Франческе у Данте.

Историей Паоло и Франчески заканчивается у Данте глава пятая "Ада"; дух

Франчески - первый, заговоривший с Данте (во втором круге; в первом, где

"нет мучений", бесед не было вовсе). Реминисценция у Китса становится

двойной: помимо Данте, Китсу неизбежно вспоминается поэма Ли Ханта "Повесть

о Римини".

 

La belle dame sans merci. Заглавие баллады повторяет собою название

поэмы строфранцузского поэта Алена Шартье (1385-1429), - ее перевод на

английский язык (1424) долгое время приписывался Чосеру. Впервые у Китса эта

баллада названа в поэме "Канун Святой Агнессы", строфа 33. Подобный же образ

поздней подробно разработан в поэме "Ламия".

 

Песнь четырех фей. Стихотворение примыкает к "фейному" циклу,

возникшему из-за того, что Ч.А. Браун ударился в разработку сходного сюжета

в драматическом духе. Феи (правильнее было бы "фейри", но в русском языке

такое чтение пока не привилось) поименованы Китсом почти произвольно, хотя

"Фея Огня" естественным образом названа "Саламандра", - прочие имена даны

"по вдохновению". "Царица... Оберон..." - т.е. Оберон и Титания, в данном

случае "король и королева фей" из "Сна в летнюю ночь" Шекспира.

 

К сну. Образец экспериментирования Китса с формой сонета: два катрена с

опоясной (но различной!) рифмовкой завершаются вполне "петрарковскими"

терцетами. Сонет сюжетно примыкает к "Оде Психее".

 

Сонет о сонете. Китса не удовлетворял ни "петрарковский", ни

"шекспировский", ни "спенсеровский" канон сонета, и он пытался создать свой

собственный, о чем писал в письме к Джорджу и Джорджиане Китс (от 14 февраля

- 3 мая 1819 года). "Канон Китса" в поэзии не прижился, но в не очень

длинном ряду сонетов, посвященных собственно сонетной форме, Китсу в мировой

поэзии принадлежит одно из лучших мест. Ода Психее. Первая из шести "великих

од", прославивших имя Китса, датируется 21-30 апреля 1818 года. Сюжет оды,

по свидетельству самого автора, подсказан тем фактом, что Психея (собственно

"Душа") вплоть до времен "Золотого осла Апулея" - т.е. до II века по Р.Х. -

не входила ни в греческий, ни в римский пантеон богов - иначе говоря, Китса

увлек сюжет, посвященный "последней богине" античного мира. Традиционно

считается, что с "Золотым ослом" Китс был знаком по переводу на английский

язык Уильяма Олдингтона (1566). В письме Джорджу и Джорджиане Китс (видимо,

30 апреля 1819 года) поэт писал: "Это стихотворение - последнее из

написанных мною - первое и единственное, из-за которого я даже испытал нечто

вроде мучений. По большей части я набрасывал строки наспех. Я писал его

неторопливо, - думаю, что от этого читается оно свободнее и, надеюсь,

воодушевит меня написать и другие вещи, даже в еще более мирном и здоровом

духе. Вы, конечно, помните, что Психею не изображали богиней вплоть до

времен Апулея Платоника, жившего уже после Августова века, а значит, эту

богиню никогда не почитали и не поклонялись ей со всем пылом античности, - а




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.