Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Дихотомический вопрос



Как уже говорилось, дихотомический вопрос есть непосредственное выражение концептуально-гипотетического знания, выработанного исследователем. Альтернативы "да" или "нет" предлагают респонденту согласиться (в первую очередь, поэтому положительная альтернатива и ставится всегда на первое место) или не согласиться с предложенной концепцией. Но респондент не всегда воспринимает дихотомический вопрос именно таким образом. Предлагаемая концепция в понимании респондента может иметь свой аспект, которого нет в вопросе. Так, в вопросе "хотели бы Вы купить автомобиль?" с альтернативами "да" или "нет" социолог предлагает респонденту подтвердить свое концептуальное знание, что респондент хотел бы купить автомобиль. Но не всякий человек однозначно может ответить на этот вопрос, поскольку концепция, заложенная в данном дихотомическом вопросе оказывается слишком общей, неконкретной или же находится за пределами знаний, за рамками компетенции респондента. "Что это такое, хотел бы купить автомобиль?, - рассуждает респондент. - Наверно хотел бы, если бы были деньги, если бы можно было бы купить то что хочется, если бы было недорогое обслуживание, если бы захотела жена" и пр. И таких "если" может быть много. Социолог поставил респондента слишком в сложную ситуацию в силу неопределенности понятия, заложенного в вопросе.

Чтобы получить четкий ответ в дихотомическом вопросе, социолог должен четко определить границы действенности предполагаемой концепции. Если бы меня сейчас спросили, хотел бы я купить хорошие итальянские ботинки, да еще не очень дорого, то я бы сразу ответил "да". Предложенное в вопросе понятие находится в рамках моей компетенции. Но когда спрашивают граждан России в начале перестройки, согласились бы они с введением многопартийной системы в стране, пожалуй им, никогда не жившим в многопартийной политической системе, ответить было бы очень трудно. Конечно мы можем попросить все-таки ответить, но это будет по существу пустой ответ, поскольку он не отражает концептуальные установки отвечающих.

Однако дихотомический вопрос интересен тем, что позволяет, хотя бы грубо, но достаточно четко, выявить крайние позиции респондентов по отношению к изучаемому явлению, т.е. выяснить, насколько категорично принимаются или отвергаются респондентами предлагаемые позиции, характеристики, оценки. Заставляя респондента отказаться от полутонов и выбрать максимум или минимум, даже если он сам занимает промежуточную позицию, мы принуждаем его признать правомерность той или иной крайней позиции. Респондент, находящийся по шкале на позиции "и не то, чтобы да, и не то, чтобы нет", выбирая все же крайнюю точку, соглашается с исследователем, что изучаемое явление заслуживает крайней позиции.

Предлагая респондентам дихотомический вопрос и распределяя их по крайним позициям, мы тем самым усиливаем зависимости данного вопроса от ряда параметров при анализе. Так на вопрос "скажите, пожалуйста, Вы приходите на работу в хорошем расположении духа, в хорошем настроении?" (да, нет) возможен и третий вариант ответа: "не всегда". Давая две крайние позиции, мы тем самым проводим разграничение между двумя группами работающих, т.е. между группой работающих, которые приходят на работу в хорошем расположении духа, в хорошем настроении, и группой работающих, которые приходят на работу в плохом расположении духа. Это позволяет более резко обозначить зависимость этих групп от других параметров, например от профессии, возраста, должности, пола и т.д.

Правда, необходимо отметить, что в этих случаях мы всегда теряем часть респондентов, иногда довольно большую, не ответивших на такой дихотомический вопрос, т.е. оставшихся на промежуточных позициях.

Трудность использования дихотомического вопроса заключается в том, что при ответе на него есть опасность снятия информации не об оценке респондентом того или иного явления, процесса, отношения, а о психологической установке респондента на категоричность ответа, его склонность к положительным или отрицательным ответам. Как известно, имеется довольно большое количество людей, которые избегают категоричных ответов или, наоборот, которые склонны к ним. Есть люди, которым больше свойственно отрицание или которые придерживаются в основном положительных оценок (таких большинство).

Дихотомический вопрос имеет две формы: с разделенным и неразделенным объемом понятия. Если альтернативы "да" или "нет" подтверждают или не подтверждают разработанную в вопросе концепцию, то это значит, что имеет место неразделенное понятие. Например, "Имеете ли Вы автомобиль?" подразумевает, что респондент или имеет автомобиль, или нет. Третьего не дано, середины нет, есть одно из двух. Это не крайние позиции, это одно неразделенное понятие, которое подтверждается или не подтверждается респондентом.

Сложнее обстоит дело с понятиями, которые оказываются разделенными. Например, ответ на вопрос "Нравится ли вам ваш начальник?" может предполагать множество градаций того, как начальник нравится респонденту. Но можно ограничиться только двумя позициями: да, нравится и нет, не нравится и просить респондента подтвердить или не подтвердить концепцию исследователя, что начальник может нравиться. Но поскольку это понятие может быть разделенным на множество подпонятий или на хотя бы их ограниченное количество, то у респондента может возникнуть сомнение в правомочности дихотомического деления. Ведь он воспринимает вопрос только как просьбу, требование дать оценку своему начальнику, а не подтвердить концепцию исследователя, что он нравится. Здесь возникает целая серия трудностей и содержательного, и психологического порядка. Правильнее будет построить данный вопрос как закрытый, как вопрос второго типа, что нередко и делается в неявной форме. Вопрос строят как дихотомический, но с введением какой-либо третьей альтернативы, например "не очень нравится". Получается вопрос второго типа. Продиктовано это бывает нередко именно трудностями восприятия респондентом вопросов с разделенными понятиями и предоставление респонденту возможности выразить и третью точку зрения.

Но, как уже говорилось, это не дихотомический вопрос. В этом случае возникает противоречие между содержаниями вопроса и альтернатив. Последние, как правило, строятся не на одном, а на двух и даже трех основаниях, о чем еще будет говориться.

 

СКАЖИТЕ, ХОТЕЛИ БЫ ВЫ КУПИТЬ АВТОМОБИЛЬ?

Да, хотел бы.............................................. ( )

Возможно................................................... ( )

Не думал об этом....................................... ( )

Нет, не хотел бы......................................... ( )

 

Вопрос, построенный как дихотомический, в своих альтернативах представлен как вопрос второго типа. Социологи нередко прибегают к этому приему для того, чтобы разрешить трудности использования дихотомического вопроса с неразделенными понятиями. В принципе социолог может предлагать любую форму вопроса, если он уверен, что она наилучшим образом решает его задачи. Но необходимо, чтобы вопрос был концептуально определен и для социолога, и для респондента. Исходя из этого можно порекомендовать, чтобы дихотомический вопрос с разделенными понятиями был переведен в вопрос второго типа, в закрытый вопрос с необходимым набором альтернатив. Социолог и в этом случае решает поставленные задачи, но респондентами он легче воспринимается.

 

Почему мы "закрываем" вопрос?

В обыденной речи, как уже говорилось, в живом разговорном языке мы не формулируем серию возможных ответов. Вопросы задаются в открытой форме, но ответы, хотя и не выражены в явной форме, всегда подразумеваются. Если мы спрашиваем собеседника: "Ты пойдешь сегодня в кино?", то подразумеваем возможные ответы: "да", "нет", "не знаю, возможно". Если спрашиваем: "Что Вам нравится?", то предполагаем, что предметы, о которых идет речь, он видел и знает.

Знание возможных вариантов и характера ответа определяется всем контекстом разговора собеседников или - в более широком плане - контекстом характера их общения.

В искусственном языке, в частности в социологической анкете, мы обязаны задавать серию вопросов, чтобы определить предмет и содержание вопроса.

И опять мы сталкиваемся с тем довольно сложным явлением в социологии, да и не только в социологии, когда большинство вопросов может иметь различную содержательную интерпретацию в зависимости от условий их подачи. Так, на вопрос "как Вы проводите свое свободное время?" можно ответить по-разному. Слово "как" подразумевает различные содержания и формы проведения свободного времени (ходил в кино, играл в карты, читал и т.д.) или различные уровни его качества: "провожу его очень хорошо, средне, плохо и т.д.", т.е. слово "как" может иметь совершенно различный аспект ответа. Поскольку каждый вопрос анкеты представлен как самостоятельный, вне связи с другими вопросами (для респондента, конечно), постольку интересующий социолога аспект необходимо определить, что и делается через предлагаемый набор ответов или, как говорится среди социологов, путем закрытия вопроса. Например задается вопрос, как респондент предпочитает путешествовать. Один вариант ответов может предполагать выяснение предпочитаемого вида транспорта (поезд, пароход, пешком и т.д.), второй вариант может раскрывать с кем предпочитает опрашиваемый путешествовать (с родственниками, с друзьями, один и т.д.), третий вариант ответов предполагает выяснить вид путешествия (по туристической путевке, самостоятельно, в группе и т.д.). В одной из анкет на этот вопрос респондент перечеркнул предлагаемые варианты ответа и дописал на полях свой ответ: "Как я предпочитаю путешествовать?" - "Молча". Это тоже возможный вариант ответа в контексте рассуждений. Для того, чтобы респондент понял, в каком аспекте интересует социолога содержание вопроса, необходимо четко сформулировать всю необходимую серию возможных ответов.

Закрытие вопроса, т.е. определение набора альтернатив, оказывается довольно сложной процедурой, несмотря на кажущуюся ее легкость.

Во-первых, никогда нельзя достаточно твердо сказать без предварительного методического и содержательного анализа изучаемого явления, сколько должно быть закрытий и какие альтернативы должны включать вопросы. Мы не всегда можем сказать, насколько предлагаемый исследователем набор подсказок отражает реальное содержание вопроса с учетом решений какой-либо исследовательской или практической задачи. Без тщательной предварительной экспериментальной и методической работы здесь не обойтись. Однако в практической подготовке социологических исследований, как правило, при выборе альтернатив опираются на интуицию, социологический опыт или просто здравый смысл, что, конечно, не всегда достаточно для подлинно научного подхода к решению исследовательской задачи.

Во-вторых, немалую сложность имеет значимость альтернатив, определяемая выбором респондентом той или иной альтернативы. Например, чтобы выяснить основные мотивы вступления в брак, социолог, исходя из предварительно собранной информации, предлагает свой набор мотивов, или альтернатив закрытого вопроса. Респондент должен указать наиболее существенный. Путем подсчета голосов респондентов определяется значимость того или иного мотива из предлагаемого набора. Но совсем не обязательно, что мотив, который набрал наибольшее количество голосов, в действительности является значимым в структуре мотивов вступления в брак. Он оказался значимым среди предлагаемого набора мотивов образования семьи.

Нельзя требовать от социолога, чтобы он в первом же исследовании так сформулировал вопросы и выбрал такие альтернативы, что результаты исследования полностью отражали бы объективную ситуацию и показали бы истинное содержание явления. Это сложный и длительный процесс, который требует в иных случаях не одного вопроса и не одного исследования. К тому же и содержательное значение того или иного явления не изначально ему присуще, а существует только в относительной форме. В зависимости от системы факторов и явлений может меняться и содержательное значение изучаемого явления. Например, значимость того или иного мотива вступления в брак или выбора спутника жизни существует не сама по себе как абсолютная величина, а как относительная, которая зависит от целой системы взаимоотношений и взаимосвязей.

Так, стабильность семьи и удовлетворенность браком зависят не только от личностных характеристик и социального окружения супругов, но и от системы ценностей, представлений и ожиданий каждого из партнеров. Как говорится, хочешь быть счастливым, смени точку отсчета.

Важно, чтобы исследователь всегда помнил об относительности сущностного содержания изучаемого явления, трудностях его познания и не считал, что получаемые ответы уже составляют объективную истину. Такое нередко, к сожалению, случается с начинающими социологами. Иногда, делая набор альтернатив и получая ответы, социологи с легким сердцем оперируют цифрами, придавая им содержательное значение, и будучи уверены в их истинности. В отчетах при этом обычно пишут: как показало исследование, основными причинами вступления в брак, по мнению опрашиваемых молодоженов, является любовь между супругами и взаимопонимание. Вполне возможно, что это так, но такой категоричный вывод можно сделать лишь после полного исследования всего комплекса мотиваций.

В анкетах, как правило, социолог оперирует закрытыми вопросами, поскольку, как говорилось, это единственный путь определения концептуального содержания анкетного вопроса. Выразить концептуальное содержание - трудная задача, не всегда полностью осознаваемая исследователем. Не случайно в социологической литературе закрытые вопросы анализируются, как правило, только с точки зрения удобств пользования ими (респон-дентам легче на них отвечать по сравнению с ответами на открытые вопросы), их проще кодировать, обрабатывать и анализировать, т.е. они удобны и с чисто технической стороны. И далеко не всегда к закрытым вопросам подходят с точки зрения решения ими той или иной последовательной задачи.

Надо сказать несколько слов о полузакрытом вопросе, т.е. о таком типе вопроса, где респонденту дается возможность дописать свой ответ, если ни одна из предложенных альтернатив не отражает его мнения. Обычно в этом случае делается пометка: "Что еще, напишите..." или "Как иначе, напишите..." и т.п.

Надо сразу отметить, что полузакрытые вопросы, как показывает социологическая практика и методические эксперименты, не дают нужного эффекта. Чаще всего их ставят в анкету, так сказать, для успокоения совести, показывая, что, мол, мы не давим на респондента, даем ему возможность выразить свое мнение. Но респонденты редко пользуются этой возможностью, только 10-15% опрошенных дописывают свой вариант ответа на заданный вопрос в дополнение к предлагаемым альтернативам. Такое ограниченное количество ответов, как правило, не позволяет провести их содержательный анализ. К тому же на полузакрытый вопрос обычно отвечает определенная группа респондентов, например, имеющая высокий уровень образования и умеющая работать с печатными текстами.

Это ограничивает содержательное использование вопроса данного типа. Кроме того дополнительные ответы носят частный, специфический характер, что не позволяет в большинстве случаев построить более или менее приемлемую типологию.

 

Сколько "закрытий" должно быть в вопросе?

В принципе к большинству вопросов, за исключением специфических, можно предложить довольно много закрытий. Так на вопросы о проведении свободного времени, о формах культурного потребления, о художественных предпочтениях и многих других можно дать большое количество ответов. Так, в одной из анкет о мотивах счастливого семейного брака респондентам было предложено 36 альтернатив, охватывающих материальное положение опрашиваемых, условия и организацию быта, морально-психоло-гические отношения, состояние здоровья и наличие детей и т.д.

Естественно социолога при выяснении всех мотивов, может интересовать весьма широкий круг явлений в различных аспектах и различной степени полноты. Но понятно, что дать в одном опросе все возможные варианты ответа практически невозможно. К тому же это противоречит методике опроса и вот почему.

Прежде всего при большом количестве альтернатив появляется монотонность, респонденту становится неинтересно, к концу набора ответов он устает отвечать, особенно, если таких вопросов в анкете много.

Далее социологи заметили, что респонденты при большом наборе альтернатив, как правило, фиксируют первые и просматривают остальные альтернативы, часто не вдумываясь в их содержание. Как показывает анализ, сумма ответов респондентов по альтернативам, если вопрос построен неправильно, располагается по убывающей.

Конечно можно постараться убедить респондентов тщательно читать все альтернативы, обдумывать и выбирать именно тех из них, которые в большей степени соответствуют их мнению, независимо от того, где они расположены - в начале, середине или в конце набора, но толку от этого будет немного. За несколько минут инструктажа, объяснения, как надо заполнять анкету и отвечать на вопросы, психологию респондента изменить не удастся, и он будет поступать, как обычно. Поэтому нужно заранее нивелировать негативные явления и в конечном итоге облегчить работу и респондентам, и себе.

Для того, чтобы избежать концентрации ответов респондентов на первых альтернативах, можно применить некоторые общие правила. Прежде всего не стоит строить "длинные" вопросы, т.е. давать много закрытий. Лучше ограничиться пятью-шестью закрытиями. Если есть необходимость в большом количестве альтернатив, то целесообразно разделить вопрос на два-три условных вопроса и поставить их под литерами А, Б, В... Можно также расположить альтернативы в два столбца по 3-5 альтернатив в каждом. Это снимет монотонность вопроса. Альтернативы в условных вопросах или в столбцах будут восприниматься респондентами как новый набор альтернатив.

Такая компоновка альтернатив обеспечивает некоторую уверенность в том, что респондент прочтет все альтернативы и выберет именно те, которые в большей степени соответствуют его мнению. Во всяком случае практика построения вопроса и ряд методических экспериментов говорят в пользу данного способа расположения альтернатив. В результате такого построения мы получаем в большинстве случаев по совокупности ответов в усредненных данных равномерное распределение ответов респондентов по альтернативам, независимо от того, на каком месте они находятся: на первом, последнем или в середине набора.

Однако общее количество закрытий в вопросе обусловлено не только методическими требованиями, но и решением содержательных задач исследования.

Прежде всего количество альтернатив в вопросе оказывает влияние на их наполняемость и соответственно на процентное распределение ответов среди всех предложенных альтернатив, что в свою очередь сказывается на значимости каждой из них. Далее, набор и количество альтернатив диктуются размером шкалы. Чем длиннее шкала, определяющая содержательность решаемых задач, тем больше альтернатив и наоборот. И наконец, еще одно немаловажное требование состоит в том, что любой набор альтернатив не должен быть избыточным, т.е. не должен давать больше информации, чем это необходимо для решения поставленных задач. Он должен быть оптимальным. В конце концов это требование и экономического порядка, поскольку любая избыточная информация требует больших затрат времени, материальных и трудовых ресурсов для обработки полученной информации.

Исходя из всего сказанного, можно заключить, что количество закрытий в любом вопросе имеет принципиальное значение для успешного решения исследовательских задач.