Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Небо будто из стали



 

 

Небо будто из стали. Ни лучика вам, ни просвета.

Скелеты деревьев качаются, ветер браня.

Гудок заунывный расплылся над городом где-то.

И встала над фабрикой синяя дым-пелена.

 

Куда-то ушли за учителем малые дети -

И в воздухе сразу беспечность явилась на миг;

Беспечность былая в зеленом и нежном жилете

И первый любимый, застрявший в сознании лик.

 

Я вновь задержался у этой знакомой скамейки…

И вновь с сигаретой, как раньше, все тот же Артем.

На этой скамейке застывшие снежные змейки,

Как полосы жизни, задетые в сердце моем.

 

И небо уже потихоньку смягчается вроде,

И город становится добрым и вечно родным;

И мне не тревожно быть в этом огромном народе,

Не страшно, что путь собирается быть ледяным.

 

Все кажется тусклым на фоне любовных историй.

Все кажется мелким на фоне глубоких страстей.

И горцы завидуют детям далеких приморий,

А дети те в горы собрались, устав от морей.

 

Я знаю, ребята, весна не заставит ждать долго.

И хватит всем кофе и нервов, чтоб отзимовать.

К тому же заставлена книгами старая полка.

Безделье наступит - так можно, дружок, почитать.

 

Остановка

 

Ну, вот и остановка. Длинный поезд.
Я вышел - он же в даль продолжил путь.
Не знаю, в жизни было что-нибудь,
Хоть значимое что-то и благое...

Стою под проводами. Ветер жжет.
И вьюга заунывно так танцует.
Душа не ищет бездны, не ликует,
Но вместе с телом движется вперед.

В моих мозгах Есенин, Пушкин, Блок...
Какие-то случайные задумки.
Реальность - как трехмерные рисунки,
Которые рисует свыше Бог.

Сознанием с надеждою хватаюсь
За все, что задевает интерес.
По большей части тут виновен Бес,
Которому невольно подчиняюсь.

Я с этой мыслью двигался домой.
И в грудь стучал январский дикий холод.
Казалось мне, что слишком уж я молод,
Чтоб думать, как приходит смерть с косой.

Но вновь и вновь, когда приходит тьма,
Меня переполняют эти думы,
Которые болезненно угрюмы.
Зима бредет по улицам... Зима...

Иван

 

Обвешанный иконами Иван

Горланит, как безумный, по дворам.

 

Кто сей заскок Ивану в темя втер?!

Над ним смеется и гогочет черт.

 

Ему иные жители кричат:

«Ты Ваня в чем-то очень виноват,

 

Иль вновь горячка белая взяла?

Хотя она тебя всегда ждала...»

 

«Да нет!» - ответил громко тот;

Как конь, остановившись у ворот,-

 

«Мне батюшка недавно так сказал,

Чтоб душу мою Дьявол не забрал,

 

Неделю от икон не отходить.

Неделю белокурую не пить»

 

«Ну, ты Иван конечно и дурак!

Нассать от смеху хочется в башмак!

 

Алкаш ты был и будешь алкашом,

До смерти за слесарным верстаком.

 

Твой батюшка в карман, гляди, берет,

Одно и то же каждый раз поет»

 

Тут вышел вскоре Гриша, Ванькин друг:

«Ну что ж тебя сковал души недуг!

 

Бросай все это – и бегом ко мне,

Пить крепкую мою, на бузине»

 

«Наверное, и, вправду, ну, его!

Твоя настойка, Гриша, о-го-го!»

 

Лежат иконы. Поп людей сосет.

Иван в подвале за удачу пьет.

Превратимся

 

Превратимся с тобою в листы -

И нас кинут с обрыва, лететь.

Нам не нужно куда-то успеть

С этой белой как снег высоты.

 

Над чудесными прядями трав,

Над пустынной безбрежностью вод…

Мы покинули общий блокнот;

Мы свободны, паденье начав.

 

Мы все видим, все кажется мелким...

Рядом с нами лишь птицы кричат...

Наши краешки тонко дрожат...

Ветер, знать, не привык к посиделкам.

 

Здесь лазурь над каньоном сухим

Через час ослепится закатом.

Облаками, как бережной ватой,

С небосвода смывается грим.

 

Кто услышит два белых листочка,

На которых ни капли чернил?

Нас никто на куски не делил;

Мы белы, не легла даже строчка...

 

Горизонт упирается в плоть

Безмятежности светлого неба.

Красота вместо знаний и хлеба…

Эх, продумал все мудрый Господь.

На кладбище

 

День был. На кладбище я спал.

Шуршали листья надо мною,

И куст своею бородою

Тень над могилой рисовал.

 

И мирно птицы щебетали

На соснах бурых и прямых.

И мхи на камнях вековых

Все зеленели да молчали.

 

Я на скамейке синей лег

У старой серой почивальни.

Паук над нею, как дневальный,

Покой размеренный стерег.

 

Люблю я посещать могилы

И слушать смерти простоту,

Пробравшись через густоту,

Кустов извилистые жилы.

 

Хожу-брожу

 

Хожу-брожу, обманчивой улыбкой

Обманывая трепетных людей,

Выслеживая кто из них мертвей,

И кто над кем является владыкой.

 

Хожу-брожу, и в поле у реки,

И в городе, пестрящем фонарями,

На кладбище над серыми костями,

Над коими желтеют лепестки.

 

Хожу-брожу, без цели ровным шагом...

То светит солнце, то блестит луна;

То осень помирает, то весна

Течет по переулкам и оврагам.

 

Хожу-брожу, и там где раньше был;

И там где первый раз ногой ступаю,

Там никотин я пивом запиваю...

И, кажется, на доброе нет сил...

 

Хожу-брожу, пропахший суетою,

Ищу в пустых карманах что-нибудь.

Какой, таким как я, отведен путь?

Раскаюсь ли пред Богом со слезою?

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.