Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Коллективизация



Исследование проблем аграрного развития достаточно четко разделяется на два этапа: первый, хронологически более длительный, охватывает литературу, вышедшую до конца 1980-х годов и характеризуется господством марксистско-ленинской методологии; второй – с конца 1980-х гг. отличается от первого деидеологизацией истории как науки, отмечается поиском новых методологических подходов, расширением исследовательской проблематики.

По истории советской деревни и крестьянства в доколхозный период и годы сплошной коллективизации создана значительная по объему и научным достижениям литература. До конца 1980-х годов советская аграрная история рассматривалась через призму побед и преимуществ колхозно-совхозного строя

В истории изучения советского крестьянства после начала коллективизации до конца 1980-х принято выделять четыре периода с примерными рубежами: конец 1930-х годов, середина 1950-х и середина 1960-х годов.

Первый период характеризуется тем, что процесс коллективизации крестьянских хозяйств изучался в ходе его осуществления. Основная литература по истории крестьянства и колхозов была представлена работами непосредственных участников колхозного строительства, она содержала фактические материалы текущей статистки, наблюдения современников. В это время вышли работы:

Власова М. Коллективизация советской деревни. М., 1930;

Либкинда А.С. Аграрное переселение и коллективизация деревни. М., 1931;

Ильин Е.И. Колхозы СССР и их удельный вес в строительстве Советского Союза. М., Л.,1930.

Они заложили основу советской историографии социалистического преобразования деревни.

В конце 1930-х годов предпринимались первые попытки написать обобщающие исследования о социалистическом преобразовании в деревне, о победе колхозного строя.

Работы, вышедшие с конца 1930-х по первую половину 1950-х годов, в основном, комментировали и иллюстрировали отдельными фактическими примерами положения «Краткого курса истории ВКП (б)» .

Следует отметить, что для литературы второй половины 1930-х – первой половины 1950-х годов свойственны догматизм и иллюстративность изложения. Так, особое место в историографии занимает книга М.А. Краева «Победа колхозного строя в СССР», вышедшая в 1954 г. Для своего времени она давала наиболее полный очерк развития сельского хозяйства за первые двадцать лет Советской власти. Насыщенность цифровыми данными производила впечатление значительной фактической основы книги, свидетельствовала о стремлении преодолеть цитатно–иллюстративный метод изучения и изложения истории. Однако концепция книги полностью воспроизводила схему «Краткого курса истории ВКП (б)». Кроме того вышли работы Трапезникова С.П. Борьба партии большевиков за коллективизацию сельского хозяйства в годы первой пятилетки. М., 1951;

Смирнова М.С. Борьба партии Ленина – Сталина за подготовку массового колхозного движения. М., 1952.

С середины 1950-х годов начался новый период в развитии отечественной историографии, в ходе которого историки на основе широкого круга архивных источников пытались критически переосмыслить историю советского общества с позиций марксистско-ленинской методологии. Это касалось и аграрной тематики.

Новаторские идеи появились в работах В.П. Данилова Создание материально-технических предпосылок коллективизации сельского хозяйства в СССР. М, 1957; В.М. Селунской Борьба КПСС за социалистическое преобразование сельского хозяйства. М., 1961. Ими было доказано отсутствие необходимой материально-технической базы для производственной кооперации деревни к концу 1920-х годов, подчеркивалась роль административных методов в проведении коллективизации. Однако следует оговориться, что В.П. Данилов не исследовал глубоко вопроса технической оснащенности сельского хозяйства отдельных регионов страны. Вскоре данная инновационная тенденция в изучении социалистического преобразования сельского хозяйства была прервана.

В 1950-е годы в исторической литературе встречались неверные оценки состояния сельскохозяйственного производства в годы аграрной реформы. Э. Бурджалов, М.А. Краев вопреки фактам понижения показателей в растениеводстве сообщали о повышении урожайности и увеличении валового сбора зерновых культур в 1930–1932 гг. А. Гончаров, А. Ильин, И. Лаптев, Ф. Пиджарый, посвятив свои работы проблемам истории советского государства во время коллективизации сельского хозяйства и «борьбы» коммунистической партии за ее проведение, вообще воздержались от оценки состояния аграрного производства.

Отдельными исследователями отмечались факты уменьшения валового сбора зерна, резкое сокращение поголовья скота в первые годы коллективизации. Среди причин этих «издержек производства» историки называли вредительство кулака и кулацкую агитацию, перегибы и «искривления», допущенные в ходе коллективизации. Лященко П. История народного хозяйства СССР. Т.3 М., 1956; Генкина Э. СССР в период борьбы за коллективизацию сельского хозяйства (1930–1934 гг.). М., 1952; Трапезников С. Борьба партии большевиков за коллективизацию сельского хозяйства в годы первой сталинской пятилетки. М., 1951.

Работе машинно-тракторных станций в годы сплошной коллективизации были посвящены статьи А. Швецова и Ю. Родиной.

В изучении сельского хозяйства в СССР до 1960-х годов основное внимание обращалось на создание колхозов, объединение в них крестьян – единоличников, организационно-хозяйственное развитие коллективных хозяйств, налаживание их производства. При этом процесс колхозного строительства изучался главным образом по материалам конца 1929 – начала 1930 гг. Исследования в основном были хронологически ограничены годом «великого перелома» или коротким периодом (до лета 1930 г.), получившим название сплошной коллективизации. Например, Данилов В.П. Основные итоги и направления изучения истории советского крестьянства.

С начала 1960-х годов наблюдается поворот внимания исследователей к разработке ряда проблем «решающего этапа сплошной коллективизации». В статьях И.Е. Зеленина Колхозное строительство в СССР в 1931–1932 гг., М.Л. Богденко Колхозное строительство весной и летом 1930г., в монографии С.П. Трапезникова Исторический опыт КПСС в осуществлении ленинского кооперативного плана. М., 1965 был впервые исследован процесс коллективизации крестьянства на материалах страны в целом

Введение в научный оборот большого количества нового фактического материала позволило вывести рассмотрение аграрных проблем советской истории на новый уровень. В 1960-х годах появились монографии Ю.А. Мошкова Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР (1929-1932 гг.). М., А.А Барсова Баланс стоимостных обменов между городом и деревней М., 1969, В.Н. Яковецевского В.Н. Аграрные отношения в период строительства социализма. М., 1964. и других авторов, где были существенно уточнены представления о развитии сельскохозяйственного производства в годы первой пятилетки. В 1968 г. появилась статья З.К. Звездина Материалы обследования денежных доходов и расходов сельского населения в 1931-1932 гг., едва ли не первого обратившегося к судьбе единоличного крестьянского хозяйства 1930-х годов.

Опубликованные во второй половине 1960-х – 1980-х годах труды по истории крестьянства свидетельствуют о дальнейшем расширении масштабности и углублении научно-исследовательской работы в этой области, об охвате всех союзных и автономных республик, крупных национальных и экономических регионов страны (18).

Следует отметить значительный вклад Ю.А. Мошкова в изучение проблемы производства и распределения хлеба в годы первой пятилетки. В его монографии «Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР (1929–1932 гг.)» проанализированы развитие зернового производства, изменение объема и форм заготовок хлеба, масштабы и способы удовлетворения потребностей населения в городе и деревне. Но, как и все советские историки, Ю.А. Мошков рассматривал «колхозный строй» в качестве избавителя страны от «непреодолимых ранее хозяйственных трудностей», писал, что «коллективизация создала необходимые социальные и хозяйственные предпосылки для будущего подъема сельского хозяйства и его главной, зерновой, отрасли». А причинами сокращения сбора зерна он считал неблагоприятные климатические условия и «естественные трудности», которые сопутствовали становлению нового общественного строя в деревне.

Историками – аграрниками стала плодотворно изучаться проблема становления и развития сельскохозяйственного производства, роль крестьянства в этом процессе. Советские историки подчеркивали, что снижение валового производства в 1931–1932 гг. не свидетельствовало об упадке сельского хозяйства, объясняли это временное явление трудностями колхозного строительства.

Одновременно историками-аграрниками проводились исследования совхозного строительства и производства. Ход совхозного строительства конца 1920-х – начала 1930-х годов изучался главным образом на материалах зерновых хозяйств – важнейшей группы совхозной системы тех лет – и получил известное осмысление с выходом в свет обобщающих работ Кантышева И.Е. Экономика зерновых совхозов. М., 1953; Богденко М.Л. Строительство зерновых совхозов СССР в 1928 – 1932 гг. М., 1958; Зеленина И.Е. Совхозы в первое десятилетие Советской власти (1917–1927 гг.). М., 1972.

Накопление огромного фактического материала, осмысление основных проблем аграрной истории позволили приступить к изданию обобщающего труда по истории советского крестьянства – «Истории крестьянства СССР». Во втором томе данной книги рассматривались предпосылки, ход и результаты коллективизации, то есть аграрная история советского общества авторами представлялась как история социалистического преобразования деревни.

С конца 1980-х годов с началом демократизации политической жизни в стране начался новый этап отечественной историографии, в том числе в изучении коллективизации. Данилов В.П. Октябрь и аграрная политика партии; Зеленин И.Е. Осуществление политики «ликвидации кулачества как класса» (осень 1930 – 1932гг.); Ивницкий Н.А. Коллективизация сельского хозяйства в СССР: опыт, уроки, выводы. М., 1988; Рогалина Н.Л. Коллективизация: уроки пройденного пути. М., 1989; Клямкин И. Какая улица ведет к храму?; Лацис О. Перелом; Селюнин В. Истоки; Шмелев Г.И. «Не сметь командовать!».

Исследователи и общественные деятели признали, что главной причиной аграрного краха советского государства являлась административно-командная система управления сельским хозяйством, которая оторвала крестьянина от земли, лишила его чувства хозяина, превратила в наемного работника государства.

В 1990-е годы – на втором этапе историографии проблемы – изучение коллективизации находится в центре исследований В.П. Данилова, Н.А. Ивницкого, И.Е.Зеленина, М.А.Вылцана, В.В.Кабанова, М.Левина и др.

Во второй половине 1980-х годов появились публикации отечественных и зарубежных ученых и общественных деятелей, связанные с темой продовольственного обеспечения населения: одной из наиболее активно обсуждаемых тем стал голод 1932–1933 гг. в СССР.

Впервые о факте голода 1932–1933 гг. в советской исторической литературе было заявлено в изданном в 1986 г. втором томе “Истории советского крестьянства”. В период перестройки начали писать о насильственной коллективизации и голоде 1932–1933 гг

Западные советологи в 1980-х годах обсуждали два вопроса: причины и последствия голода. Р. Конквест в книге “Скорбная жатва: советская коллективизация и террор-голод” пишет о гибели от голода в 1932–1933 гг. 7 млн человек, из них 5 млн - на Украине, 1 млн - на Северном Кавказе и 1 млн - “в остальных районах”. Голод, по мнению Р. Конквеста, представлял собой проявление антиукраинского геноцида, был частью “организованного террора” против украинского народа и против немцев Поволжья.

И.Арч Гетти, П. Вайлс и другие западные исследователи высказывают недоверие к расчетам жертв голода 1932–1933 гг., проведенным Р. Конквестом, из-за использования недостоверных данных “от отдельных лиц и “самиздата”. В поддержку Р. Конквеста выступил С. Розфильд. Он предпринял попытку вычислить число “избыточных смертей” в СССР. В.П. Данилов, рассмотрев вычисления С. Розфильда за 1929–1949 гг., считает, что исследователь манипулировал демографическими данными, преувеличивая число жертв репрессий и голода.

Серьезными оппонентами позиции Конквеста - Розфильда стали представители объективистской школы Э.Х. Карра – Роберт У. Дэвис и Стивен Г. Уиткрофт.

Западные исследователи С.Г. Уиткрофт и Р.У. Дэвис привлекли внимание к естественно-климатическим и агротехническим условиям возникновения массового голода 1933 г.

В последнее время российские и зарубежные учёные сошлись во мнении, что голод был вызван совокупностью факторов. Российские историки В.П. Данилов, Н.А. Ивницкий, И.Е. Зеленин, В.В. Кондрашин и другие предполагали, что голод наступил вследствие субъективно-политических обстоятельств.

Исследования Е.А. Осокиной (Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927-1941. М., 1998; Она же. Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928–1935 гг. М., 1993.) по государственной и рыночной торговле при социализме открыли новое направление в историографии продовольственного обеспечения населения, в частности, историк впервые поставила проблемы кризисов снабжения и иерархии потребления в 1930-х годах.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.