Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ДУХОВНЫЙ РЕНЕССАНС ГОСПОДА ЧАЙТАНЬИ 3 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Хотя подруги Радхарани не ищут внимания Кришны, Радхарани так любит их, что сама устраивает им уединенные встречи с господином их сердца и идет ради этого на самые удивительные трансцендентные ухищрения. Свидания гопи с Кришной приносят Ей больше удовольствия, чем собственные встречи с Ним. И Кришна, видя это, испытывает особое наслаждение. Подобное трансцендентное общение и любовные отношения лишены и тени обычного вожделения, хотя, на первый взгляд, напоминают мирской союз мужчины и женщины. Однако благодаря этому подобию обмен духовными чувствами между Кришной и гопи на трансцендентном языке иногда называют «трансцендентным вожделением». «Гаутамья-тантра» (б.р.с.1.2.285) объясняет: «Вожделение предполагает склонность человека к удовлетворению своих чувств. Однако что касается Радхарани и Ее подруг, они не ищут наслаждения для самих себя. Их единственное желание — доставить удовольствие Шри Кришне».

Шесть Госвами пребывали на этом высочайшем духовном уровне. Они были не обычными людьми, а очень близкими слугами Господа, которые пришли в мир рождений и смертей, чтобы открыть людям секреты любви к Богу: Рупа Госвами — это Рупа Манджари, Санатана Госвами — Рати или Лабанга Манджари, Гопал Бхатта — Ананда, или Гуна Манджари, Рагхунатха Бхатта — Рага Манджари, Рагхунатха Дас — Раса, Рати, или Туласи Манджари, Джива Госвами — Вилас Манджари. К этому перечню еще добавляют Локанатха Госвами, которого считают воплощением Манджулали Манджари (или Ананды Манджари), и Кришнадаса Кавираджа, которого называют воплощением Кастури Манджари. Таким образом, эти восемь тычинок помогают служению восьми главных гопи, или восьми лепестков божественного лотоса.

На протяжении столетий великие ученые-вайшнавы открывали все новое и новое знание о сокровенной манджари-бхаве, особенно о шести главных Госвами. Например, в «Арчана-подати» есть удивительное откровение об изначальном положении Рагхунатхи Даса Госвами: «К югу от озера Индулекхи есть роща, кунджа, под названием Ратьямбхудж (лотос Рати), обитель прекрасной Рати Манджари. Ее удивительный наряд украшен сверкающими звездами, а тело ослепительно, словно молния. Она проста и кротка, и друзья называют ее Туласи. Отроду ей тринадцать лет и два месяца. Отца Рати зовут Бришабха, а мать — Сарада. Имя ее мужа — Дива, а свекрови — Санника. Основное служение Рати Манджари — обмахивать опахалом Радху и Кришну. В век Кали она придет в этот мир с Шри Чайтаньей Махапрабху, приняв облик Шрилы Рагхунатхи Даса Госвами». Вайшнавы-ачарьи знакомят нас с сокровенными подробностями, касающимися Шести Госвами.

В играх наперсников Божественной Четы прямо или косвенно призваны участвовать все живые существа. Традиционные религиозные системы в этом смысле несовершенны, потому что в лучшем случае позволяют человеку возвыситься над низшими гунами невежества и страсти и достичь всеблагой добродетели. Только преданное служение, бхакти-йога, как она представлена шестью Госвами Вриндавана, пробуждает в человеке его дремлющую расу и восстанавливает его вечные отношения со Шри Шри Радха-Кришной.

 

* * *

Простившись с Господом Чайтаньей в Радха-деше, Чандрашекхар Ачарья поспешил в Шантипур увидеться с Адвайтой Прабху и оттуда, не мешкая, пошел в Навадвипу. Он нес преданным массу новостей о возлюбленном Господе и главное — известие о скорой встрече с Ним. Это вдохнет жизнь в их сердца, иссушенные разлукой с Гаурангой, и потому Чандрашекхар спешил изо всех сил.

Навадвипа, лишенная общения с Гаурангой, пребывала в самом плачевном состоянии. Люди выглядели изможденными, словно в лихорадке, земля не носила их. Преданные ослепли от слез, спотыкаясь, бесцельно бродили они по улицам, молчаливые и подавленные.

Увидев Чандрашекхару, вайшнавы сразу бросились к нему с расспросами, но Чандрашекхар, не останавливаясь, направился к дому матери Шачи. Сердце его сжалось от боли, когда он увидел свою сестру. Все двенадцать дней, с тех пор как ушел Нимай, она ничего не пила и не ела. Жизнь теплилась в ней лишь благодаря ее любви к Господу. Она не сознавала реальности и чувствовала себя матерью Яшодой, расставшейся со своим сыном, слезы дождем лились из ее глаз. Кого бы она ни увидела, ко всякому бросалась с вопросом:

— Ты из Матхуры? Есть ли новости от Кришны и Баларамы?

И, не ожидая ответа, снова уходила в себя. Потом, словно очнувшись, она замирала на мгновенье:

— Тише! Я слышу флейту и горны! Акрура приехал за Ними?

Чандрашекхар почтительно упал в ноги матери Шачи. Его появление вместе с толпой вайшнавов вывело ее из состояния транса.

— Где мой любимый Нимай?! — спросила она Чандрашекхара. — Где ты оставил Его? Ему срезали волосы? Кто тот жестокий монах, давший санньясу моему сыну? Где было его сострадание? Кто тот недостойный брадобрей, остригший прекрасные волосы Нимая? Как греховен человек, прикоснувшийся к голове моего сына своими ножницами! И он еще не поплатился жизнью за свою жестокость? Теперь мой Нимай собирает по домам милостыню! Как Он выглядит с обритой головой? О сын мой! Никогда больше я не увижу Тебя! Жизнь моя превратилась в ад. Теперь не сготовить мне для Тебя и не накормить, не поцеловать Твоих сладких щек и не позаботиться о Тебе!

— Я принес тебе хорошие новости, Шачи! — пытался успокоить ее Чандрашекхар. — Нитьянанда ведет нашего Гаурангу в Шантипур. Там, в доме Адвайты Ачарьи ты сможешь снова увидеться с Ним! Ведь тебе известны мистические деяния Кришны. Не мне рассказывать тебе о Нем. Избавь свое сердце от горя. Даже олицетворенные Веды не могут обрести такой милости и удачи, какой обладаешь ты, ведь Тот, кому они поклоняются — твой сын. Он жизнь и душа всего живого в творении. Верховный Господь принимает каждого, кто оказывает тебе почтение. Он Сам говорил это, положив руку на грудь. Господь знает, что лучше для каждого из нас. Просто предайся Его лотосным стопам и живи счастливо и мирно. Пожалуйста, поднимись, Шачи, и приготовь что-нибудь для удовольствия всех преданных. Это преданное служение Кришне. Все жаждут вкусить твоего угощения. Если ты будешь продолжать поститься, Кришна тоже будет голодать.

Тем временем преданные пытались утешить Вишнуприю. Ее слезы, словно стрелы, пронзали землю. Даже птицы, животные и деревья плакали вместе с ней.

— О Боже! Почему Провидение так жестоко! Теперь жизнь моя пуста и бессмысленна. Никогда мне не увидеть Его чудной улыбки, стройного тела, не услышать нектарных речей. Прабху, куда Ты ушел, оставив меня в полной тьме? Остаток дней я проведу в мыслях о Тебе. Что злые языки теперь скажут обо мне, раз я никогда больше не увижу Тебя? У меня нет детей, и мне остается только умереть!

Твой божественный лик с глазами Купидона достоин поклонения. Как мне жить, не видя Тебя? Кто может вынести разлуку с Тобой? Почему я так несчастна, что еще живу? О мой Гаурасундара! Куда Ты ушел?!

Я осталась без моего господина. Женщина должна быть под защитой. Где мне теперь искать приюта? Я не могу так жить, уж лучше мне сейчас же умереть! Ты оставил Свою мать в одиночестве и тоске. Куда Ты ушел? Как она будет жить, не видя Тебя? Как же я грешна, что не могу сейчас же умереть!

И Вишнуприя с плачем упала на землю. Губы ее высохли и потрескались, дыхание было горячим, все тело трепетало. Одежда, волосы — все растрепалось. На мгновенье Вишнуприя потеряла сознание, погрузившись в медитацию на розовые, как лепестки лотоса, стопы Вишвамбхары.

— Господи! Господи! Господи! — стонала она, очнувшись. На нее невозможно было смотреть без слез, все попытки утешить ее были напрасными.

— Вишнуприя, возьми себя в руки, — говорили преданные, — ведь тебе известны деяния Господа. Думай о Нем и утешь свое сердце. Скоро мы увидим Гаурангу, Чандрашекхар принес хорошее известие!

— Все смогут увидеть Его, кроме Меня! — воскликнула несчастная Вишнуприя и снова залилась слезами.

— Приняв санньясу, Господь Гауранга оставил нас в ужасном положении, — вздыхали преданные. — Как жестоко... Он покинул нас... Возможно ли жить, не видя Его? Давайте петь святые имена Кришны. Только так мы снова обретем Господа.

Вместе с Вишнуприей и Шачиматой они стали петь святые имена, и с каждой минутой ликование росло в их сердцах. Шачидеви приготовила прасад и накормила всех преданных. Видя, что все довольны, она и сама села поесть, прервав свой многодневный пост. Прасад всем прибавил сил, а подробный рассказ Чандрашекхары о том, как Нимай принял санньясу, вызвал прилив восторга. Новое имя Гауранги — Шри Кришна Чайтанья — произвело на всех сильнейшее впечатление, преданные подхватили его и стали громко петь, прославляя Господа.

Новость о том, что Господь Гауранга в Шантипуре, ветром облетела Навадвипу, жители возликовали и решили не медля отправляться туда. Старики, женщины и дети — все вышли на улицы, радостно воспевая «Хари! Хари!». Вчерашние безбожники и завистники, так хулившие Гаурангу, теперь жаждали достичь Шантипура, чтобы увидеть Его.

— Он родился в Навадвипе, но в действительности не известно, что это за личность, — говорили они. — В невежестве мы злословили о Нем и потому теперь должны упасть Ему в ноги и попросить прощения. Тогда лишь мы освободимся от оскорблений.

Тысячи людей столпились на берегу Ганги. На пристани начались гвалт и суматоха. Лодочники были в полном замешательстве, потому что каждый первым хотел влезть в лодку и переправиться на другой берег. Лодки были так перегружены, что вот-вот могли перевернуться. Многие, не дожидаясь, переправлялись вплавь. Одни достали маленькие шлюпки, другие плыли, обхватив глиняный горшок, что позволяло удержаться на воде. Кто-то соорудил легкий плот из коры бананового дерева. Даже беременные женщины отважились оказаться в такой толкотне. Тяжело дыша от напряжения, они просто пели имя Господа Чайтаньи. Переполненные лодки то и дело переворачивались прямо посреди реки, но это не отпугивало людей, они смело плыли вверх по течению. Каждый чувствовал в сердце такую радость, будто плывет в океане божественного счастья.

Те, кто вовсе не умел плавать, казались не менее жизнерадостными. Милостью Господа они тоже без труда переправились через Гангу. Небеса оглашались экстатическими звуками святого имени. Люди думали лишь об одном — поскорее достичь Шантипура. Не заботясь о тяготах пути, все счастливо и беззаботно пели киртан. Зов тысяч людей: «Хари!» — эхом раздавался под сводами Вселенной.

Было раннее утро, когда в Шантипуре появилась большая толпа преданных из Навадвипы и окрестных деревень. Возглавляемые Чандрашекхаром, они шли с громкой киртаной, желая скорее увидеть Господа Чайтанью. Здесь была и Его возлюбленная мать Шачи, преданные несли ее в паланкине. Скоро толпа достигла дома Адвайты Ачарьи и заполнила соседние улицы.

Господь Чайтанья в это время только завершил утренние обязанности и повторял на четках Харе Кришна мантру. Но тут в доме появились навадвипские преданные, а вслед за ними вошла Шачимата. Господь Чайтанья тут же упал перед нею в почтении, словно золотая палка, но Шачимата поскорее подняла Его и прижала к груди. По щекам ее текли слезы. Она посадила сына к себе на колени и больше не отпускала. Не сводя глаз, они смотрели друг на друга, и сердца их были полны любви. Шачимата погладила обритую голову сына, и слезы хлынули с новой силой. Она целовала Его лицо, руки и стопы и старалась получше разглядеть, но слезы застилали ей глаза. Ее дорогой Нимай, ее нежный сын принял отречение, и, возможно, теперь она видит Его в последний раз...

— Не будь таким жестоким, как Твой старший брат Вишварупа, — еле слышно проговорила она. — Он тайком покинул дом, и теперь до конца моих дней я ничего не узнаю о нем. Если Ты поступишь так же, я просто умру.

— Мама, послушай! — отозвался Господь. — Это тело принадлежит тебе. Сам Я ничем не владею. Ты дала этому телу жизнь и вырастила его. Мой долг перед тобой так велик, что его не вернуть даже за миллионы рождений. Случилось так, что Я принял отречение, но Я не смогу пройти мимо тебя. Если ты скажешь, Я останусь. Я готов выполнить любой твой приказ. — И Господь снова склонился перед Шачиматой.

Но Шачимата не стала удерживать Нимая. В глубине души она понимала, что Он прав. Что может быть выше служения Верховному Господу? Что толку Ему возвращаться домой? Конечно, разлука с любимым сыном страшит ее, но она готова на эту жертву во имя Кришны. Она снова и снова ласкала Нимая, сажала на колени, счастливая уже тем, что видит Его.

Затем Господь Чайтанья вышел к Своим преданным из Надии. Как Он был рад снова всех увидеть! Он подходил к каждому и, заглядывая в лица, крепко обнимал друзей. На их лицах была одновременно и радость, и тоска. Его обритая голова сокрушала сердце, но при этом Он был так прекрасен!

Увидев возлюбленного Господа, Шривас Пандит и другие начали громкую киртану. С молитвой на устах выражая почтение, они припадали к лотосным стопам Гауранги. Эти преданные были дороги Господу, как сама жизнь. Он снова с любовью обнимал каждого. Преданные кричали и плакали от боли разлуки и восторга. Эти крики очищали землю. Господь Брахма тоже мечтает услышать их, потому что зов чистого преданного в экстазе любви к Кришне дарует освобождение от бесконечных рождений и смертей.

Радуясь встрече, Господь Чайтанья начал танцевать, с каждым мгновеньем все больше проникаясь восторженной любовью к Самому Себе, Верховному Господу. Преданные запели еще громче и Господь подбадривал их: «Пойте! Пойте!» Затем Он схватил за руку Нитьянанду Прабху, и Они закружились в экстатической радости. Незаметно Адвайта Ачарья выскользнул из-за спины, ловя пыль с лотосных стоп Господа. А Гауранга продолжал танцевать, движения Его были неописуемо прекрасны. Он двигался так необычно и грациозно, что Его танец казался божественной любовной поэмой. Во всем теле проступали признаки величайшего экстаза. Воздев к небу руки, Он восторженно пел «Хари! Хари!», повергая преданных в пучину невыразимого блаженства.

Совсем недавно преданные лишились общения с Господом и теперь снова обрели его, что было для них величайшим счастьем. Они окружили своего Господа и танцевали вместе с Ним, забыв обо всем на свете. Они падали друг на друга, толкались и катались по земле в пыли, освященной их благословенными стопами. Кто-то подставлял этим стопам свою грудь и, поймав чей-то след, замирал в блаженстве, обливаясь бесконечными слезами радости. Невозможно было вместить это счастье близости их Господа и учителя. Господь Вайкунтхи беззаботно танцевал вместе со Своими спутниками, являя необыкновенное зрелище.

Больше ничего не было слышно, кроме святого имени Господа, звучавшего громко и ясно. Дом Адвайты Ачарьи звенел от радости, осознать которую мог только Господь Нитьянанда. Господь Чайтанья обнимал Своих возлюбленных преданных, одаривая их любовью к Богу. От Его божественного прикосновения преданные теряли рассудок. В их ликующих голосах, напоминавших раскаты грома, звучало беспредельное блаженство, передававшееся всем, кто был на этом киртане. Господь продолжал танцевать вместе со Своими спутниками, и мать Земля, казалось, качалась и кружилась у них под ногами. Нитьянанда, Адвайта и другие танцевали в вихре безграничного экстаза, всем телом выражая свое блаженство. Наконец Гауранга на мгновенье остановился. Он почувствовал Себя Верховным Господом, Владыкой мироздания и взошел на божественный трон Господа Вишну.

Преданные, почтительно сложив ладони, окружили Его в благоговейном молчании, а Господь Чайтанья заговорил, раскрывая Себя:

— Я Кришна, Рама, Нараяна и Матсья. Это лишь несколько из Моих бесчисленных воплощений. Я Курма, Вамана, Вараха, Будда, Я же приду как Калки. Я Пришнигарбха и Хаягрива, Я Верховный Бог всех богов. Я луна Нилачалы — Господь Джаганнатха; Я Капила и Нрисимха. Все живые существа — видимые и невидимые — Мои слуги. Веды воспевают Мои безграничные богатства. Я поддерживаю бесконечное число планет и Вселенных. Я время, которое разрушает все, кроме Моих чистых преданных. Просто помня обо Мне, можно без труда освободиться от самых больших опасностей. Я спас Драупади от величайшего стыда и оскорбления. Я же спас Пандавов от пожара и защитил Шиву, убив ужасного демона Врикасуру. Я освободил Моего слугу, слона Гаджендру, от смертельной боли. Я же помог Прахладе выдержать все его пытки. Я защищал мальчиков-пастушков Вража от всех опасностей, и Я же пахтал Молочный океан, чтобы извлечь нектар бессмертия. Я обманул демонов и отдал кувшин с этим нектаром полубогам, даровав им победу. Я убил отвратительного демона Камсу, который так мучил Моих преданных. Я покончил с демоном Раваной, уничтожив весь его род. Мизинцем левой руки Я поднял холм Говардхан и одержал победу над змеем Калией. Я нисходил в Сатья-югу, проповедуя практику медитации и аскез, а в Трета-югу — совершения жертвоприношений. В Двапара-югу Моей целью было установить храмовое поклонение, а теперь, в Кали-югу, Я пришел провозгласить совместное воспевание святого имени Господа. Даже Веды не могут перечислить всех Моих воплощений. В Кали-югу каждая искренняя душа, приняв движение санкиртаны, вкусит нектар любви к Богу. Ради этого Я нисшел в век Кали, век раздоров и лицемерия. Ведическая литература советует ищущим душам принять прибежище у Меня, однако Я всегда пребываю в обществе Моих чистых преданных. Они для Меня отец и мать, друзья, сыновья и братья. Хотя Я полностью независим, чистая любовь Моих преданных пленяет Меня. Все вы -Мои вечные спутники. Я являю Свои бесчисленные воплощения, чтобы доставить вам удовольствие и защитить. Знайте, что Я и мгновенья не могу прожить без вас.

Господь по Своей беспричинной милости раскрывал преданным и всем живым существам сокровенное знание о Себе. Преданные ликовали. Вновь и вновь они припадали к Его лотосным стопам, выражая почтение. Все были так взволнованы, что потеряли всякую способность что-то делать. Преданные молились и катались по земле, наслаждаясь нектаром любви к Богу. Они были переполнены восторгом, от прежней боли не осталось и следа. Сострадательный Господь всем дарует освобождение, так почему же страждущее человечество не хочет принять у Него прибежища? Господь Гаурасундара — океан милости. Он прощает ошибки обусловленным душам и видит их добродетель.

Наконец Господь Гауранга пришел в Себя, стал спокойным и уравновешенным и повел преданных к Ганге совершить омовение. Там они все вместе играли в воде. Вернувшись, Он полил деревце туласи и обошел вокруг него, затем вместе с преданными предложил поклоны Господу Вишну в храмовой комнате. Господь Гаурахари созвал всех принять прасад. Он сел рядом с Господом Нитьянандой в кругу счастливых преданных. Улыбающийся и благоухающий сандалом, Он был их путеводной звездой. Вместе с Нитьянандой Они напоминали Кришну и Балараму в лесу Вриндавана за завтраком в кругу мальчиков-пастушков. Возможно ли описать эту удивительную картину?!

Как только Господь поднялся, преданные расхватали остатки с Его тарелки. Даже старики вели себя как дети. Все были счастливы. Дом Адвайта Ачарьи превратился в духовную обитель Господа, где нет тревог.

Все эти дни Адвайта Ачарья внимательно заботился обо всех — он удобно разместил преданных и кормил их неизменно хорошим прасадом. Казалось, запасы его неистощимы: сколько бы он ни раздавал риса, овощей и масла, амбары оставались полными. Днем преданные наслаждались красотой Господа — Он принимал с ними прасад или ходил на Гангу. А ночью все участвовали в киртане, пели и танцевали вместе с Ним. Какое это было необыкновенное зрелище — танец Господа Чайтаньи! Он вел киртану, и тело Его менялось от духовных переживаний. Временами Он замирал, а потом Его бросало в дрожь, волосы на теле вставали дыбом, из глаз струились слезы, голос прерывался, и Он без сил падал на землю.

Шачимата плакала, видя это. Неужели Нимай так болен! Он еще совсем молод! «О Боже! — думала она. — Мой дорогой Господь Вишну! Я служила Тебе с самого детства. Благослови моего сына! Когда бы Он ни упал на землю, пусть Он не почувствует боли!» Родительская любовь переполняла ее, счастье сменялось слезами печали и смирением перед судьбой.

Адвайта Ачарья ежеминутно заботился о Господе — подавал Ему прасад, растирал стопы, одевал на шею гирлянду. Видя это, Шривасе Тхакуру и всем преданным тоже захотелось лично послужить Господу, и они попросили приготовить для Него что-нибудь. Шачимата услышала их просьбу и с мольбой обратилась ко всем:

— Наверное, я больше никогда не увижу Нимая. А вы, как только захотите, повстречаетесь с Ним, где бы Он ни был. Но для меня это разве возможно? Я должна оставаться дома, а санньяси никогда не возвращается домой. Окажите же мне милость, позвольте готовить для Него эти несколько дней нашей последней встречи!

И преданные почтительно поклонились в ответ:

— Мы исполним любое твое желание, Шачимата!

Господь Чайтанья, слышавший все, не мог этого вынести. От любви к матери щемило сердце. Когда Шачимата вышла, Он обратился к Своим преданным:

— После принятия санньясы Я решил сразу идти во Вриндаван. Но Я не спросил вашего позволения, и возникшие препятствия заставили Меня вернуться. Я знаю, что Мое отречение неожиданно для вас, но Я люблю всех по-прежнему. И пока хожу по этой земле, Я не оставлю никого из вас. Точно так же Я не в силах оставить и Мою мать. Но раз Я принял санньясу, Я не должен жить там, где родился. Если Я останусь со Своими родственниками, найдутся люди, которые обвинят Меня. Но что же теперь делать? Скажите сами, куда Мне идти!

Господь посмотрел на всех. Сколько любви и грусти было в глазах Его друзей! Вместе с Адвайтой Ачарьей они подошли к Шачи, матери всей Вселенной, и передали ей слова Шри Чайтаньи — пусть она примет решение.

-, Если бы Нимай остался здесь, это было бы слишком большим счастьем для меня — отвечала она. — Но мысль о том, что за это Его можно обвинить в нарушении обетов, невыносима. Поэтому лучше всего Шри Чайтанье Махапрабху поселиться в Джаганнатха Пури, который связан с Навадвипой как две смежные комнаты в доме. Он не оставит нас даже в отречении. Преданные из Навадвипы часто ходят в Джаганнатха Пури, оттуда — в Навадвипу. Я буду получать известия о сыне. Может быть, и Он когда-нибудь придет омыться в Ганге. Я не забочусь о себе. Если Нимай будет счастлив, я тоже буду спокойна.

Выслушав Шачимату, преданные вознесли ей молитвы:

— Твоя воля равносильна закону Вед. Никто не может нарушить ее! — они вернулись к Господу Чайтанье и передали Ему слова матери.

Не откладывая, Господь Чайтанья решил покинуть Шантипур и идти дальше. Как прекрасен Он был в сияющих шафрановых одеждах с посохом санньяси в руках! Шри Кришна Чайтанья походил на владыку Вселенной. Прощаясь, Он поклонился всем преданным и сказал:

— Вы дороги Мне, и Я прошу вас о милости. Пожалуйста, не провожайте Меня в Джаганнатха Пури. Возвращайтесь домой и пойте святое имя Господа. Не думайте, что Я оставляю вас — мы всегда вместе. Я жду вас в Пури на праздник колесниц, Ратха-ятру. Мы будем видеться каждый год и не почувствуем разлуки. Когда-нибудь Я тоже приду в в Бенгалию поклониться Моей матери и принять омовение в Ганге. Поклоняйтесь Кришне, вспоминайте Его игры, и вы будете счастливы.

Нежно звучал Его голос, прекрасное, как осенняя луна, лицо озаряла улыбка. Шри Чайтанья совсем не собирался расставаться со Своими преданными. Наконец Он поднялся. Своими длинными золотистыми руками Он обнимал каждого. Глаза Его украсились слезами, голос дрожал.

Харидаса Тхакур плакал, глядя, как Шри Чайтанья прощается со всеми. Наконец, зажав в зубах пучок соломы в знак величайшего смирения, он решился приблизиться. Его искренние слезы тронули преданных.

— Хорошо, что Ты идешь в Джаганнатха Пури, но что будет со мной? Ведь я не достоин даже приблизиться к святой Нилачале! — В его глазах были отчаяние и смирение одновременно. — Я не достоин Тебя, потому что я самый низкий из всех людей. Но в разлуке с Тобой я не смогу влачить свою грешную жизнь!

— Пожалуйста, оставь это смирение! Ты рвешь Мне сердце! — воскликнул Шри Чайтанья с состраданием. — Я буду молить за тебя Господа Джаганнатху и непременно заберу в Пури!

Преданные не в силах были более сдерживать себя. Они плакали и падали на землю. Мать Шачи чуть не теряла сознание. Кто-то держал Гаурангу за стопы и плакал. А Господь с любовью смотрел на всех и казался спокойным.

— О Гаурачандра! — говорили Шривас, Мукунда и Мурари. — Ты независимый Господь, а мы Твои слуги. Мы падшие, греховные и полностью лишенные Кришна-бхакти. Нам не понять Твоей санньясы. Но дорогой Господь, как Ты пойдешь так далеко, ведь у Тебя такие нежные стопы! Где Ты возьмешь пищу и воду? О любимый сын Шачиматы, Твои игры приводят нас в полное замешательство! Твои стопы — это сокровище Вишнуприи, твоей вечной супруги.

Одним милостивым взглядом Ты взрастил крепкое деревце любви. Многие жаждали вкусить его сладких плодов Кришна-премы, но Ты принял санньясу и подрубил это деревце на корню. К сожалению, жизненный воздух не хочет покинуть наши греховные тела и нам, несчастным, остается только вернуться в Навадвипу.

Ты — друг падших. Провидение создало Тебя из сострадания. Ты — сокровенное вместилище блаженных трансцендентных игр. Ты принял этот удивительный облик и явился в мир, чтобы даровать прибежище всем живым существам, оживить их Своей любовью. Твои жестокие слова о скором расставании наполняют нас печалью. Посадив деревце бхакти, почему Ты теперь пытаешься вырвать его с корнем?

Кто бы ни искал общения с Тобой, прими его как Своего близкого спутника, иначе мы войдем в огонь. Взгляни, как одинока и беспомощна Твоя старая мать. Мы не в силах видеть ее страданий. Слезы Вишнуприи жгут землю. Базары и улицы Надии стали пусты и безжизненны, вайшнавы живут далеко друг от друга. В разлуке с Тобой Шривас Тхакур решил покинуть Навадвипу со всей семьей и поселиться в Кумарахатте.

С того самого дня как Ты ушел, мы не ходим туда, где встречались с Тобой, где Ты рассказывал нам о Кришне. Мы знаем, что сделав это, мы умрем. Мы не слышим больше рассказов о сокровенных играх Господа, не видим Его танца и проповеди Кришна-бхакти. Мы не обнимаем Его в танце, не видим слез любви, струящихся из Его розоватых лотосных глаз, не слышим больше Его нектарного голоса во время экстатичного киртана. Кто же закрыл нам глаза и уши?

Как жить, не видя Твоего луноликого лица? У нас есть глаза, но кто сделал нас слепыми? О Гаура! Пожалуйста, не говори нам возвращаться без Тебя! Мы хотим идти с Тобой! Твои жестокие слова жгут нам душу. Твоя любовь напоминает свирель охотника, которая заманивает свою жертву в западню. Сначала Ты привлек нас Своей любовью, а потом оставил. Преданные умрут в разлуке с Тобой.

Разве можно называть Тебя бхакта ватсалья (возлюбленный преданных)? Обретешь ли Ты покой в сердце, сказав «прощай!» матери? Кто осмелится сообщить ей такую новость? Как только Вишнуприя услышит о Твоем уходе, она умрет. Пожалуйста, подумай обо всем и принимай окончательное решение.

— Прошу вас, не плачьте, — с улыбкой ответил Господь Чайтанья. — Я буду жить в Нилачале, и каждый год мы будем видеться с вами, наслаждаясь безмерным блаженством. Я затоплю этот мир океаном нектара — харинама санкиртаной.

— На все Твоя воля, о Господь, — смирились преданные, — никому не изменить Твоего решения. Но мы должны напомнить Тебе, что сейчас не безопасно путешествовать в Ориссу. Бенгалия и Орисса на грани войны. Дорога полна разбойников. Подумай, может быть, Ты подождешь, пока обстановка переменится?

Адвайта Ачарья тоже не хотел отпускать Господа. «Будь милостив, останься еще на три-четыре дня!» — молил он. Он служил Шри Чайтанье с великой верой и преданностью, отдавая Ему все — богатства, дом и саму жизнь. И Шри Чайтанья уступил просьбам преданных. Эта отсрочка осчастливила всех, особенно Шачимату. Каждый день превращался в праздник: пока светило солнце, они говорили и слушали об играх Господа Кришны, а с наступлением ночи начиналась всеобщая киртана. Шачимата готовила на всех прасад, а потом Господь Чайтанья вкушал в кругу преданных. Каждый день она могла видеть лицо своего сына и чувствовала себя беспредельно счастливой.

Но все равно настало время прощаться. Адвайта Ачарья больше не мог удерживать Господа в своем доме. Он попросил Нитьянанду Прабху, Джагадананду Пандита, Дамодару Пандита и Мукунду Датту отправиться в Джаганнатха Пури вместе с Чайтаньей Махапрабху, тогда путешествие не покажется Ему трудным.

Шачимата даже стоять не могла без посторонней помощи.

— Мой дорогой сын, плакала она, — я умру в разлуке с Тобой! Мы остаемся с Вишнуприей одни, но на нее невозможно смотреть без боли!

— Не скорби ни о чем, мама! Я всегда с тобой. Ты увидишь это. Возвращайся домой и живи спокойно вместе с преданными!

Господь с молитвами упал к стопам Своей матери, затем Он поднялся, почтительно обошел вокруг нее и, не медля ни мгновенья, отправился в дорогу. А в доме Адвайты Ачарьи воцарилась скорбь разлуки.

Шри Чайтанья быстро шел по дороге. Он не оглядывался назад. Адвайта Прабху бросился за Ним следом, но он был уже стар и еле поспевал за Гаурангой. Ачарья плакал на ходу и ничего не мог с собой сделать — ни остановиться, ни иссушить слезы. Они были уже довольно далеко от Шантипура. Наконец Господь обернулся и взял его за плечи. Адвайта Ачарья стоял молча, с низко опущенной головой, со лба его катился пот.

— Я раскрою Тебе душу — заговорил наконец он. — Твой уход в чужую страну жжет меня огнем. Надеюсь, Ты поймешь. В разлуке с Тобой Твои вечные спутники плачут. Я не стыжусь своих слез, почему-то мое греховное сердце твердо как дерево. Я чувствую только пустоту, и потому нет никого несчастнее меня.

— Я прошу тебя, не плачь, — Гауранга обнял Адвайту. — Ты ведь знаешь, Я не в силах расстаться с тобой. Где бы Я ни был, твоя чистая любовь будет повсюду со Мной!

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.