Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ГОСПОДА НИТЬЯНАНДЫ 8 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Я нисшел проповедовать совместное пение святого имени Бога, чтобы освободить этот греховный материальный мир. Даже демоны и завистники, которые никогда не принимают Моего авторитета и не хотят поклоняться Мне, будут плакать от радости, повторяя Мои имена. В век Кали Я распространю по всему миру трансцендентное преданное служение, которого ищут даже полубоги, мудрецы и йоги. Отвратительные грешники, собакоеды, неприкасаемые и женщины тоже получат его. Но те, кто опьянен образованием, богатством, происхождением и ученостью, кто осуждает и оскорбляет Моих преданных — лишится всего, никогда не узнав истины обо Мне.

Я говорю во всеуслышанье, что Мое Имя будут воспевать в каждом городе и деревне этой планеты. Я нисшел в эту Вселенную и хочу, чтобы люди искали Меня, но никто не делает этого. Мне трудно поверить, что царь хочет увидеть Меня.

Господь закончил говорить, вселив в сердца Своих преданных надежду и радость. Он остался в Рамакели еще на несколько дней, продолжая киртаны и танцы. Тысячи и тысячи людей пели и танцевали вместе с Ним, не чувствуя и тени страха.

 

* * *

За все время мусульманского владычества в Бенгалии свободу вероисповедания допускал лишь такой либеральный монарх, как Султан Барбак Шах, который правил в 1460-1470 гг. Однако вскоре к власти пришел Шамс-уд-Дин Юссуф Шах (1476-1481), единственный сын Султана Барбака, а затем — его сын Сикандан Шах. В отличие от Барбака, оба они были бездарны и фанатичны.

Ала ал-Дин Фат Шах, известный больше под именем Хуссейна Шаха, вступил на бенгальский престол в 1493 году и основал новую династию правителей. К религиозной нетерпимости, отличавшей его предшественников, Хуссейн Шах добавил телесные наказания инакомыслящих. По свидетельству «Навадвипа-махатмьи» Бхактивиноды Тхакура, Хуссейн Шах в Кришна-лиле был Джарасандхой, который ненавидел Кришну и много раз сражался с Ним. Это означает, что Хуссейн Шах — вечный спутник Господа, всегда принимающий участие в Его трансцендентных играх.

Отдав последнее распоряжение относительно Шри Чайтаньи Махапрабху, Навваб Хуссейн, весьма неглупый человек, призвал к себе другого советника — Дабира Кхаса. Ему хотелось что-нибудь еще услышать о Махапрабху.

На службе при дворе бенгальского монарха состояли две блистательные личности — Дабир Кхас и его брат Саккар Маллик. В действительности это были величайшие преданные Господа Кришны, которые в свой час сыграют исключительную роль в движении санкиртаны Шри Чайтаньи Махапрабху.

В семье Кумарадева и Реватидеви росли одна дочь и пятеро сыновей, трое из которых были чистыми преданными Бога. Их древний аристократический род Сарасвати-брахманов происходил из Карнатаки в Южной Индии, однако Кумардев переселился в Баклачандрадвип (современный Барисал), недалеко от Рамашараи в провинции Джессори, в восточной Бенгалии. Здесь и родились три его благочестивых сына — Амар, Сантош и Баллабха, которые впоследствии прославились как Рупа, Санатана и Анупама.

Еще до встречи с Махапрабху Рупа и Санатана с жадностью изучали писания и ни на миг не забывали лотосных стопах Господа. На всю Индию они славились своими познаниями и искренней преданностью Господу. Рупа был автором нескольких книг по ведической философии, в том числе и известной в наши дни «Хамса-дутты», а Санатан со слезами на глазах регулярно декламировал «Шримад-Бхагаватам» для всех, кто желал его слушать. С детства он увлекался логикой, риторикой и философией и изучал эти предметы под руководством таких великих ученых, как Видья Вачаспати, Сарвабхаума Бхаттачарья, Парамананда Бхаттачарья и мудрец Рамабхадра. Хотя так же как Рупа и Анупама, Санатана вынужден был служить мусульманскому правительству Бенгалии, он никогда не прекращал своих научных работ и не отступал от религиозного образа жизни. Его перу принадлежит книга под названием «Садачар Паддхати», основанная на свидетельствах древних священных писаний. Она включает правила и регуляции, необходимые для постепенного духовного роста. Санатана Госвами всю жизнь сам следовал этим наставлениями и, будучи грихастхой, ежедневно жертвовал пищу брахманам (жрецам), неимущим и прокаженным. Его щедрость не знала границ.

Как же могло случиться, что столь возвышенные люди занялись политикой при дворе мусульманского царя?

Навваб Хуссейн Шах, угрожая братьям изгнанием и физической расправой над всеми вайшнавами Гауды, принудил Рупу и Санатану к поступлению на государственную службу. Царь знал, каким влиянием они пользуются в народе. За беспримерную широту познаний в духовных науках братьев называли «царями мудрости». «Заставив их служить мне, — рассуждал Навваб Хуссейн, — я обрету большую власть над людьми!»

В случае отказа царь грозил излить свой гнев на всю брахманическую культуру. Несомненно нечестивый Навваб исполнил бы свою угрозу, и братьям не оставалось ничего другого, как только принять предложение мусульман. Рупа стал Дабир Кхасом — «личным секретарем», а Санатана — Саккар Малликом, «правительственным служащим». Важно подчеркнуть, что они пошли на этот шаг только чтобы уберечь Гауду от правления варваров, млеччха-бхойа. Братья не боялись за собственную жизнь, их волновала судьба вайшнавов, которым Навваб грозил расправой. Если бы они не повиновались воле Навваба, последствия были бы ужасными. Они вынуждены были поступить на службу к мусульманам, подвергшись шантажу хитрого царя. Удовлетворенный полученным согласием, Хуссейн Шах щедро одарил Рупу и Санатану, поощряя их к усердной государственной деятельности.

Отец братьев, Кумарадев, молился за них Господу, в глубине души понимая, что его сыновья — великие преданные и все, что случилось с ними — замысел Кришны.

Как-то ночью Санатане во сне явился прекрасный санньяси и предостерег его от привязанности к миру. Он повелел ему идти во Вриндаван, чтобы отыскать забытые святые места и проповедовать ведическое послание любви к Богу. Наутро Санатана рассказал этот сон своему младшему брату Рупе. Улыбаясь, Рупа признался ему, что однажды тоже получил такой наказ, и сообщил Санатане, что Шри Кришна сейчас нисшел на Землю в облике Шри Чайтаньи Махапрабху и дает им наставления об их истинном духовном предназначении.

Каждый день после этого события Рупа и Санатана с волнением ждали условного сигнала. «Когда же, наконец, мы избавимся от тягостного служения Наввабу Бенгалии, — думали они, — и без остатка посвятим себя служению лотосным стопам Господа?» Братья спросили совета у матери, и она предложила им написать письмо Шри Чайтанье. Они так и поступили, но не получили ответа, и писали снова и снова. В конце концов Шри Чайтанья ответил им одним стихом из писаний:

«Замужняя женщина, имеющая связь с другим мужчиной, старается как можно усерднее исполнять свои супружеские обязанности, дабы избежать разоблачения. Но в глубине души она постоянно мечтает о встрече со своим возлюбленным».

Рупа и Санатана поняли намек Шри Чайтаньи: им надлежало со всей ответственностью продолжать служить Наввабу, ни на мгновенье не забывая о священной миссии Господа, которой они хотели посвятить свою жизнь.

Покорившись судьбе, братья поселились в деревне Рамакели, расположенной восемнадцатью милями южнее Малды, в провинции Раджашахи северной Бенгалии. Свое огромное состояние они расходовали на создание «Скрытого (гупта) Вриндавана», где были устроены удобные места для омовения. В этом «земном Вриндаване» никогда не прекращались чтения о трансцендентных играх Господа. Рупа и Санатана облегчали себе тяготы приговора под названием «государственная служба».

Передавая содержание писаний своим мусульманским коллегам, они обучились арабскому и персидскому языкам, а так же местным диалектам. Известно, что санскритом они овладели под руководством Сарвананды Видья-Вачаспати, родного брата Сарвабхаумы Бхаттачарьи, а знание персидского и арабского получили при помощи Сйеда Вакира-уд-Дина, признанного ученого в Сантаграме и богатого землевладельца. Так, живя в Рамакели, братья искусно производили впечатление погруженных в служебные обязанности.

В соответствии с Ведами они загрязнились неблагоприятным общением и считались изгнанными из индуистского общества, зато Навваб Хуссейн высоко ценил их ум и таланты. Царь целиком доверял Дабиру Кхасу и Саккару Маллику. Он часто отправлялся в завоевательные походы, полностью перекладывая правление государством на двух братьев. Но, несмотря на свое высокое положение, они не чувствовали себя счастливыми.

— Ты слышал что-нибудь о Чайтанье Махапрабху? — спросил Навваб у Дабира Кхаса. — Объясни, что это за личность?

— Господь Шри Кришна, Верховная Личность Бога, дал тебе это царство, — ничего не скрывая, ответил Дабир Кхас. — Это Его ты принимаешь сейчас как пророка. Господь явился в твоей стране, и это великая удача для тебя. Этот пророк желает тебе только блага. По Его милости успехом венчаются все твои дела. Благодаря Его благословениям ты всюду одерживаешь победы. Не спрашивай меня о Нем. Лучше спроси себя самого. Ты — царь людей и представляешь на земле Верховного Господа. Ты понимаешь все лучше, чем я.

Навваб Хуссейн погрузился в размышления.

— Я вижу в Шри Чайтанье Махапрабху Верховную Личность Господа. В этом нет никаких сомнений, — заключил он и удалился в свои покои.

А Дабир Кхас поспешил к себе домой, где его ждал Саккара Маллик, старший брат. Они долго обсуждали последний разговор с царем и решили посетить Господа Чайтанью, надеясь обрести духовное благословение и освобождение от тягот мирских забот. Как только спустилась ночь, они вместе с третьим братом Валлабхой отправились в путь. Никто не заметил их исчезновения.

«Бхакти-ратнакара» Нарахари Чакраварти говорит, что в это же время Господа Чайтанью увидел и Джива Госвами, маленький сын Валлабхи. Хотя дата его рождения — вопрос спорный, она совпадает с 1513 годом. Когда Господь Чайтанья появился в Рамакели, мальчик был здесь вместе с отцом и дядями. Несмотря на младенческий возраст, он был достаточно зрел, чтобы оказаться свидетелем встречи своего отца и его братьев со Шри Чайтаньей. Если учесть, что Шри Джива был необычным ребенком, то для него не существовало ничего невозможного. Спрятавшись неподалеку, он видел своих дядей и отца, любезно беседующих со Шри Чайтаньей Махапрабху. Это тайное свидание и впечатления Дживы Госвами описаны Бхактивинодой Тхакуром в «Навадвип-дхам-махатмье». Но нужно ли такую встречу воспринимать всерьез? Раз Джива был таким маленьким, можно сказать, что она не имела большого значения. Однако Джива Госвами, как и Гопал Бхатта, который тоже ребенком увидел Шри Чайтанью, бесповоротно решил посвятить свою жизнь миссии санкиртаны. Влияние Шри Чайтаньи было очень велико. От одного Его взгляда сердца людей таяли независимо от возраста, касты или вероисповедания, обретая духовное прозрение. Поэтому раннюю встречу Дживы Госвами с Шри Чайтаньей нужно считать знаменательной.

Пробираясь сквозь толпу преданных, первыми братья увидели Нитьянанду Прабху и Харидаса Тхакура, которые поспешили к Шри Чайтанье сообщить радостное известие об их прибытии. Господь Чайтанья был счастлив увидеть своих вечных спутников и согласился сразу принять их.

Они приблизились к Господу, в знак смирения зажав в зубах по пучку соломы и завязав на шее одежду. С низко опущенными головами они вошли в дом и сразу же упали у лотосных стоп Махапрабху, словно две прямые палки. Они кричали от радости. Наконец они встретились со своим возлюбленным Господом и Спасителем! Он, конечно же, разрубит тугой узел, связывающих братьев с Наввабом Хуссейном. Слезы потоками лились из их глаз. Господь ласково попросил их подняться и попытался утешить:

— Ни о чем не беспокойтесь, у вас все будет хорошо.

Братья поднялись. Не выпуская изо рта соломы, с молитвенно сложенными руками они стали прославлять Господа:

— Слава Шри Кришне Чайтанье Махапрабху, самому милостивому воплощению Господа! Он спасает самые падшие души! Слава Верховной Личности Бога!

О Господь! Нет людей более падших, чем мы. Занятия наши низки, а общение — неблагоприятно. Мы недостойны стоять пред Тобой и чувствуем глубокий стыд и смятение. Знай, что нет на свете больших грешников, чем мы, как нет и больших богохульников. Мы сгораем от стыда, вспоминая о наших прегрешениях, и не смеем мечтать о том, чтобы избавиться от них.

О Господь! Ты пришел в этот мир освободить все падшие души, но мы — самые падшие. Ты освободил братьев Джагая и Мадхая, но это совсем не трудно было сделать. Джагай и Мадхай были брахманами и жили в святом месте — Навадвипе. Они никогда не служили мусульманам и не были орудием в их отвратительных делах. Джагай и Мадхай совершили лишь одну ошибку — они предавались порокам. Но миллионы грехов сгорают в огне воспевания Твоего святого имени. И это далеко не все благо, которое оно приносит собой. Джагай и Мадхай, дразня, произнесли Твое святое имя, и оно освободило их. Мы же в миллионы и миллионы раз ниже Джагая и Мадхая. Мы более падшие и низкие грешники, чем они. Мы служим мясоедам, убийцам коров, и потому такие же мясоеды, как они. Мы постоянно общаемся с ними, и так же как они стали враждебны к брахманам.

Дабир Кхас и Саккар Маллик смиренно говорили о том, что по рукам и ногам связаны последствиями своих грехов. Они оказались в яме мирских удовольствий, жизни при дворе, роскоши и власти, что отдает зловонными испражнениями.

— Во всех трех мирах нет никого могущественнее Тебя. Никто кроме Тебя не сможет спасти нас. Ты — единственный спаситель падших. Выше Тебя нет никого. Если Ты освободишь нас Своим непостижимым могуществом, Твое имя прославится еще больше, потому что Ты спасешь самых падших грешников на свете. Тогда Ты поистине станешь патита паваной — спасителем падших.

Мы ничего не скрываем от Твоего взора и говорим истину. Будь милостив к нам! Во всех трех мирах нет никого, кто больше нуждался бы в Твоей милости! Яви нам Свою милость! Это самое большое благо, какое только можно обрести! Твоя милость творит чудеса. Да прольется она на всю Вселенную!

О дорогой Господь! Если Ты освободишь таких грешников, как мы, то у каждого в мире появится надежда обрести Твое благословение. Мысль о том, что мы не достойны Тебя, приводит нас в ужас. Чем больше мы слышим о Твоей славе, тем сильнее нас влечет к Тебе. Да, мы обезумели, словно карлик, мечтающий достать луну с неба. Но в наших сердцах горит такое великое желание обрести Твою милость! Всякий, кто служит Тебе, освобождается от глупых желаний и обретает покой. Когда же, наконец, мы станем Твоими вечными слугами и найдем вечную радость в служении такому совершенному господину, как Ты?

Дабир Кхас и Саккара Маллик возносили молитвы Господу Чайтанье. Слушая их, Господь Чайтанья улыбался, а потом Он ласково ответил:

— Дорогой Дабир, вы с братом — давние Мои слуги. С этого дня вы получите новые имена, которые раскроют вашу славу. Теперь вас зовут Шрила Рупа и Шрила Санатана. Примите эти имена как благословение Господа. И оставьте, пожалуйста, ваше смирение, которым вы разрываете Мне сердце!

Я читал письма, которые вы присылали Мне. Из них видно, сколь велико ваше смирение. Эти письма рассказали Мне о ваших чувствах. В глубине сердца вы хранили любовь ко Мне, продолжая строго исполнять свои обязанности. Открою вам, что, направляясь в Бенгалию, Я имел только одну цель — увидеть вас, двух Моих слуг. Иных целей у Меня не было. Спутники спрашивали Меня, зачем мы идем в деревню Рамакели. Никто не догадывался о Моих намерениях. Но Я ждал этой встречи. Как хорошо, что вы пришли сюда увидеться со Мной! Теперь спокойно возвращайтесь к себе и ничего не бойтесь. Рождение за рождением вы — Мои вечные слуги. Я уверен, что в скором времени Кришна дарует вам освобождение!

Сказав это, Господь возложил Свои руки на головы братьев. И в то же мгновенье лотосные стопы Господа коснулись головы Рупы и Санатаны. Потом Господь крепко обнял обоих и попросил всех Своих преданных также явить милость Рупе и Санатане. Здесь были Нитьянанда Прабху, Харидаса Тхакур, Шриваса Тхакур, Мукунда Датта и другие святые личности. Их благословение могло освободить от любых грехов.

Преданные были счастливы видеть безграничную милость Господа к Рупе и Санатане. Радостные, они начали воспевать святое имена Кришны. «Хари! Хари!» наполняло воздух. Шри Чайтанья велел Рупе и Санатане почтить всех вайшнавов. Братья поклонились всем и коснулись лотосных стоп, а собравшиеся поздравляли их. Встреча закончилась. Рупа и Санатана попросили позволения у преданных вернуться домой, а потом смиренно склонились к стопам Господа:

— Дорогой Господь! Царь Бенгалии Навваб Хуссейн Шах очень расположен к Тебе. Но все же он мусульманин, он ест мясо. В любой момент он может изменить свои намерения. Мы просим Тебя, не подвергай Себя излишней опасности и поскорее уходи отсюда. При всей внешней почтительности он заботится о своем спокойствии и может причинить вред Тебе, тем более если узнает, что мы хотим оставить службу ради служения Тебе. Кроме того, позволь напомнить Тебе об этикете санньяси. О Господь! Ты отправляешься в святой Вриндаван как паломник, но паломничество совершают в одиночку. Зачем Тебе эти сотни и тысячи людей, восторженно следующие за Тобой? Святые места посещают, имея своим спутником только Бога.

Шри Чайтанья Махапрабху согласился со словами Рупы и Санатаны. Это соответствовало ведическим предписаниям. Он был Самим Кришной, Верховным Господом, который не связан никакими запретами. Однако на Земле Он вел Себя как обычный человек, показывая людям путь духовного продвижения.

Братья вознесли молитвы стопам Господа и вернулись домой, а Господь Чайтанья ранним утром покинул деревню Рамакели и отправился в Канаи Наташалу, где все напоминало о Кришне. Настенные росписи в храмах рассказывали об играх Господа Кришны, а храмовые танцовщицы и актеры разыгрывали в спектаклях и танцах истории о Кришне. В Канаи Наташале было много преданных, повсюду звучало святое имя, и Господь Чайтанья был счастлив.

 

* * *

В Рамакели Господь Чайтанья Махапрабху встретился со Своими главными последователями — Рупой Госвами (1489-1564) и Санатаной Госвами (1488-1558), которые в огромной степени повлияют на дальнейшую историю гаудия-вайшнавизма. Махапрабху поручит им написать книги, разъясняющие сложную науку сознания Кришны, а также разыскать забытые места игр Господа Кришны во Вриндаване. Они исполнят волю Господа Чайтаньи, их работы станут гигантским достижением в духовной науке и лягут в основу движения гаудия-вайшнавов всех последующих поколений.

 

 

Глава 22 В ШАНТИПУРЕ

 

Покинув Рамакели, Господь Чайтанья все время размышлял о встрече с Рупой и Санатаной. Настала ночь, а в памяти еще звучал их последний разговор. Действительно, толпы людей не должны сопровождать Его во Вриндаван. «Если Я приду в Матхуру, окруженный последователями, атмосфера святого места осквернится. Это нехорошо. Я не обрету там ничего, кроме беспокойства». Шри Чайтанья решил, что сейчас Он вернется в Нилачалу, а потом пойдет во Вриндаван один. На крайний случай Он возьмет с Собой одного или двоих спутников, иначе от путешествия не будет пользы. С этими мыслями Он поднялся. Близился рассвет, Шри Чайтанья совершил утреннее омовение и покинул Канаи Наташалу. Верховный независимый Господь, источник величайшего духовного блаженства, шел на юг, к Ганге, воспевая и танцуя на ходу. Он возвращался в Джаганнатха Пури через Шантипур.

 

* * *

Дни Адвайты Ачарьи проходили в полном блаженстве, источником которого был сын Ачьютананда. Безусловно, мальчик этот был достоин своего великого отца. Однажды дом их посетил странствующий санньяси. Он искал встречи с Адвайтой Ачарьей, но когда Адвайта, выразив почтение, предложил ему сесть, санньяси сказал, что очень торопится.

— Что я могу для тебя сделать, учитель? — спросил Адвайта.

— Мне бы хотелось, чтобы ты ответил на несколько вопросов.

— Хорошо, но прежде поешь, потом поговорим!

— Я бы хотел сначала услышать ответы на свои вопросы, — настаивал гость.

— Ну ладно, — уступил Адвайта, — спрашивай!

— Ты можешь мне объяснить, в каких отношениях находятся Кешава Бхарати и Господь Чайтанья?

Адвайта немного подумал и сказал:

— На этот вопрос нельзя ответить однозначно, на него можно посмотреть с социальной и духовной точки зрения. Хотя у Верховного Господа нет родителей, все же мы говорим, что Кришна — сын матери Деваки. С духовной точки зрения Верховный Господь не нуждается в гуру, и все же мы видим, что Господь принимает гуру, и прославляем Его за это. Но почему сначала я должен объяснять духовный аспект? Лучше поговорим о социальном.

Адвайта Ачарья снова задумался, а потом продолжил:

— Шри Кешава Бхарати — гуру Господа Чайтаньи. Но ты уже знаешь об этом, зачем ты спрашиваешь?

Как раз в это время в комнату вбежал Ачьютананда, которому было не больше пяти лет. Пухленький и круглолицый, безо всякой одежды, он был весь в пыли. Он был красив и привлекателен как Карттикейа. Для своего возраста он обладал весьма обширными познаниями, был преданным и исключительно могущественной личностью. Услышав последнюю фразу отца, Ачьютананда помрачнел и рассердился. Через минуту, справившись с собой, он с улыбкой обратился к отцу:

— Отец, что ты сказал? Повтори, пожалуйста. Ты действительно думаешь, что у Господа Чайтаньи есть гуру? Я не понимаю, как ты осмелился произнести такое? Раз подобные слова сорвались с твоих уст, неудивительно, что мы живем в Кали-югу. Или, возможно, на тебя действует иллюзорная энергия Господа Чайтаньи, ведь она неодолима и вводит в заблуждение даже Господа Брахму и Господа Шиву. Только так я могу объяснить твои слова. Только под влиянием иллюзии ты мог изречь утверждение: «У Господа Чайтаньи есть гуру."

По воле Господа Чайтаньи из пор Его трансцендентного тела исходит все космическое проявление, когда Он возлежит на водах Причинного океана. Многие могущественные мудрецы, гордящиеся своими духовными достижениями, чувствуют себя смущенными и потерянными перед Ним. Волею Господа Чайтаньи из пупка Его начинает расти лотос, в котором рождается Господь Брахма, первое живое существо во Вселенной. После бесплодных поисков Господь Брахма начинает медитировать на лотосные стопы Господа. Довольный им, Господь наделяет его трансцендентным знанием. Господь Брахма обретает способность творить эту материальную Вселенную и передает полученное духовное знание великим мудрецам, Кумарам и т. д., а они, в свою очередь, проповедуют его другим. Постепенно духовное знание нисходит по цепи ученической преемственности. Как же ты можешь говорить, что у этой Верховной Личности Бога, Господа Чайтаньи, есть гуру? Ты, мой отец и духовный учитель, который во всем наставляет меня. Я учусь у тебя. Почему же ты даешь ошибочные наставления?

Ачьютананда замолчал, а Адвайту Ачарью распирало от гордости за сына и безмерной радости.

— Сынок, сынок! — кричал он, подбрасывая Ачьютананду в воздухе и омывая его слезами экстаза. — На самом-то деле ты мой отец, а я твой сын. Ты пришел как мой сын, чтобы дать мне духовные наставления. Безусловно, я оскорбил тебя, но, пожалуйста, прости. Обещаю, что никогда больше не скажу такого!

Ачьютананда горел от стыда, слушая отца, и не поднимал головы. Их гость санньяси был ошеломлен словами Ачьютананды. Он упал перед ним в поклоне, выражая почтение.

— Это действительно достойный сын Адвайты Ачарьи! Каков отец — таков и сын. Меня это очень радует. С другой стороны, это доказывает непостижимое могущество Господа. Иначе как подобные слова могли изойти из уст ребенка? Поистине, я посетил Адвайту Ачарью в благоприятный момент и увидел настоящее чудо!

Снова и снова он кланялся Адвайте Ачарье и его сыну, а затем, удовлетворенный ушел, в полном блаженстве, повторяя святое имя Господа Хари. Ачьютананда, конечно же, был достоин славы своего отца Адвайты Ачарьи, потому что принял прибежище у лотосных стоп Господа Чайтаньи. Адвайта Ачарья был так потрясен, что забыл обо всем на свете, он не спускал сына с рук. Он собрал пыль с тела Ачьютананды и нанес ее на свое тело, а потом пустился танцевать, счастливо восклицая:

— Спутник Господа Чайтаньи явился в моем доме!

Как раз в эти минуты во двор дома Адвайты Ачарьи вошел Господь Чайтанья со всеми Своими спутниками и увидел, что Адвайта танцует, погруженный в трансцендентный экстаз. Когда Адвайта Ачарья увидел возлюбленного Господа своего сердца, он, как палка, упал на землю, выражая Ему почтенье и без конца твердя «Хари! Хари!». Тут же сильнейший экстаз захватил его и всех, кто был в его доме. Женщины пели, громко прославляя Господа, все кругом оглашалось ликованием. Господь Чайтанья поднял Адвайту Ачарью и крепко обнял его, омывая слезами безграничной радости. Но Адвайта Ачарья снова упал на землю, возложив лотосные стопы Господа себе на грудь. Преданные были потрясены, видя эти удивительные любовные отношения между Господом и Его дорогим спутником, и тоже не в силах были сдержать счастливых слез.

Адвайта Ачарья Прабху как-то справился с собой и с величайшим смирением предложил Господу Чайтанье сесть. Господь сел на возвышение, а Его спутники расположились вокруг. Тем временем Адвайта Прабху тепло обнимался с Нитьянандой Прабху, сердца обоих были переполнены радостью. Преданные выражали почтенье Адвайте Ачарье, который в ответ заключал каждого в любовное объятие. Только Вьясадева может до конца описать трансцендентную радость, которая низошла в этот день в дом Адвайты Ачарьи.

Неожиданно Ачьютананда, сын Адвайты Ачарьи, вышел вперед и припал к лотосным стопам Господа Чайтаньи. Господь тут же посадил его к Себе на колени, искупав в Своих слезах. Он с любовью держал мальчика на руках, и Ачьютананда крепко обхватил Господа, не думая уходить. Преданные с восторгом смотрели на необыкновенную милость, которую явил Господь этому ребенку. Ачьютананду все любили, и он тоже любил и почитал всех спутников Господа. Господь Нитьянанда и Сварупа Дамодар всегда заботились о нем. Он был лучшим учеником Гададхары Пандита, поэтому Ачьютананда был достойным сыном своего достойного отца. Господь наслаждался божественным блаженством со Своими старыми любимыми спутниками. Несколько дней Он провел в доме Адвайты Прабху, погруженный в экстатическую киртану, и день ото дня радость Адвайты Ачарьи все нарастала.

Когда первое волнение прошло, Адвайта Ачарья подумал о матери Шачи и всех навадвипских преданных и послал в Навадвипу человека сообщить о том, что Господь Чайтанья пришел в Шантипур. Чтобы ускорить дело, посланника отправили в паланкине. Он должен был сразу вернуться в Шантипур вместе с матерью Шачи.

С того самого часа, когда Господь Чайтанья покинул дом, мать Шачи все больше уходила в океан духовного блаженства любви к Богу. Она не осознавала реальности: говорила невпопад или, казалось, прислушивалась к кому-то невидмому. Кого бы ни встретила, она спрашивала:

— Пожалуйста, расскажите мне новости из Матхуры! Как Кришна и Баларама живут в далекой Матхуре? Как поживает греховный демон Камса, он продолжает всех тиранить? Какие новости об этом воре Акруре, который украл моих Раму и Кришну? Я слышала, что демон Камса умер, и теперь Уграсена правит царством?

Иногда мать Шачи кричала:

— Рама! Кришна! Идите скорей подоите коров! Я схожу продам молоко на рынке!

Она бежала, протягивая вперед руки с криком:

— Держи Его! Держи Его! Сейчас убежит воришка масла! Посмотрим, как Тебе это сегодня удастся! Я схвачу и свяжу Тебя веревкой!

В другой раз она звала:

— Идемте на Ямуну купаться!

Часами она ожидала кого-то, и из глаз ее лились бесконечные потоки слез, которые растопили бы даже каменное сердце. Иногда в медитации она видела Господа Кришну и тогда ее переполняла необъяснимая радость, она на несколько часов разражалась громким смехом, который был подобен расскатам грома. Иногда она неожиданно падала в экстатическом обмороке и не приходила в себя по нескольку часов. Когда ее била дрожь, казалось, какая-то сила поднимает ее в воздух, а потом снова бросает на землю. Никто иной кроме матери Шачи не мог проявлять такой экстаз любви к Кришне.

Господь Чайтанья — неиссякающий источник любви к Богу. Он влил в мать Шачи эту великую силу любви. Возможно ли поэтому описать все, что происходило с матерью Шачи? Днем и ночью она была погружена в блаженство преданности, и временами, когда сознание ее возвращалось к реальности, она поклонялась божеству Верховного Господа. Чтобы она ни делала, каждым своим движением она выражала любовь к Кришне. Посланник из Шантипура застал мать Шачи погруженной в воспоминания о Кришне.

— Господь Гаурасундара пришел в Шантипур, — сказал он. — Идем, мать Шачи, нам надо поспешить, чтобы увидеть Его!

Новость эта глубоко взволновала мать Шачи, все остальные преданные Господа тоже ликовали — Гададхара дас, Мурари Гупта и многие другие возлюбленные спутники немедленно отправились с матерью Шачи в Шантипур.

Но Вишнуприя, прекрасная жена Господа Гауранги, осталась дома. С тоской в сердце она думала про себя: «Почему так должно было случиться, что я одна не могу увидеть моего возлюбленного Господа?!» В разлуке с Гаурангой она похудела, как убывающая луна на Кришна-чатурдаши, когда хрупкий месяц становится едва заметным перед темной луной. Дни свои она проводила в повторении Харе Кришна мантры, откладывая в сторону по одному зернышку риса. К концу дня она собирала эти зернышки и варила их, а потом предлагала божеству Махапрабху. Как только Господь принял санньясу, Вишнуприя сделала из глины божество Гауранги, расписала Его, одела, стала совершать ежедневное поклонение — и появилось первое божество Гауранги. Предложив прасад своему супругу, Вишнуприя съедала лишь столько, чтобы поддержать душу в теле.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.