Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ТОСЕ ОТКРЫВАЮТ ГЛАЗА





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой
Вера отложила книгу и оглядела комнату. Надя, как всегда по вечерам,возилась у плиты. В ожидании ужина работящий Ксан Ксаныч с масленкой в рукеколдовал над скрипучей дверцей шкафа, полный решимости навсегда избавитьдевчат от противного скрипа. Катя с Анфисой собирались в кино на "Смелыхлюдей". Анфиса уже перепробовала штук пять самых разнообразных причесок, ивсе они сегодня ей что-то не нравились: то казались слишком уж вызывающими,то чуть ли не старушечьими. За окном, поджидая Катю, тихонько наигрывал на гармони верный Сашка.Начальный веселый мотив заметно помрачнел: видно, Сашкино терпенье вединоборстве с морозом подходило к концу. - Делаем вид, что ничего не случилось? - сердито спросила Вера. - Ты о чем это? - не поняла Катя. - Да вы что, ослепли? Надо "нам Тоську выручать. Прямо на огонь летит,дуреха доверчивая! - Да-а... - шумно вздохнул Ксан Ксаныч. - Такой возраст! Можно сказать,весна жизни... Девчата ожидали, что после философского вступления Ксан Ксаныч всерастолкует им, но он тут же и замолк и сунул голову внутрь шкафа. - Как бы эта весна осенью не обернулась! - сердито сказала Вера. -Пусть Тося ничего не видит, но мы-то не слепые? Спохватимся потом, да ужпоздно будет. - Она думает, Илья женится на ней, - Катя прыснула. - Вот комик! - Тебе бы только посмеяться... - Вера снова обежала взглядом комнату. -Ну, так как же? И молчать дальше нельзя, и как такому детенышу всерастолковать - ума не приложу... , - Чуткое отношение к подруге? - насмешливо спросила Анфиса. - Ох имного еще, Веруха, в тебе показного! Вера рывком повернулась к ней: - Всего я от вас с Ильей ожидала, но уж такого... Связался черт смладенцем! . - А я тут при чем? - удивилась Анфиса. - Илья спорил, с него и спрос... Она испуганно прикусила губу. - Спорил? Этого еще не хватало! Чуяло мое сердце, что тут нечисто... -Вера решительно подступила к Анфисе. - А ну, выкладывай! - Точно не знаю... С Филей он... кажется. - Ты уж не прячься теперь! Одна у вас шайка-лейка. Хочешь пристроитьИлью, чтоб не мешал Вадима-Петровича околпачивать? В голосе Веры зазвучала давняя, с трудом сдерживаемая ненависть.Любопытная Катя придвинулась к Вере и испытующе заглянула ей в глаза. Онадавно уже заприметила, что Вера терпеть не может Анфису, но никак не моглапонять, чего они меж собой не поделили. Иногда Кате казалось, что онивстречались когда-то, еще до приезда в поселок, и в той прежней, неведомойей жизни Анфиса перебежала Вере дорогу. Катя была уверена, что Анфиса накричит сейчас на Веру, а та лишьсказала тихо: - Хоть и много ты читаешь, Верка, а дура. И расческу она опустила, будто не в силах была удержать ее на весу. УАнфисы мелко-мелко дрожала рука, и вся она была сейчас какая-то новая, точноокошко потайное приоткрылось в ней. Никогда еще Катя не видела Анфису такой,ей даже жалко ее стало. А Вера ничуть не жалела Анфису и потребовала: - Вот придет Тося, ты ей все расскажи. - Еще чего! Спешу и падаю! - привычно выпалила Анфиса и тяжело подняларасческу. Окошко захлопнулось, рука Анфисы больше уже не дрожала. Она снова сталапрежней, самоуверенной красавицей, и такую Анфису жалеть уже было нельзя. - Тогда мы сами скажем, - пригрозила Вера. - Только попробуйте! - обозлилась Анфиса. - Я вам, как подругам, посекрету... Илья дознается, голову свернет! - Ох и дрянь ты, о себе одной думаешь... - Вера брезгливо отодвинуласьот Анфисы, оглядела девчат. - Теперь мы просто обязаны спасти Тосю! Воттолько как? - А что, если... - начала было Катя и сама же первая забраковала своюпридумку: │- Нет, не может этого быть! Мне померещилось: мы тут спасаемТоську, а вдруг у Ильи к ней чувство? Самое настоящее, понимаете? - Было б чувство, так не спросил бы,- сказала Вера. Надя осуждающе загремела сковородкой на плите. - "Чувство"! - передразнила она Катю. - От такого чувстваматери-одиночки получаются! - Вот я же и говорю, - поспешила оправдаться Катя, - померещилось... - Так как же нам быть? - снова спросила Вера. - Решайте. - Открыть надо Тоське глаза. Правду всегда лучше знать, какая бы она нибыла! - убежденно сказала Надя. - А чем Тоська лучше нас? - удивилась Анфиса. - Нам почему-то глаза неоткрывали. - Вот и выросла цаца - смотреть противно! - А ты не смотри, - посоветовала Анфиса. Ксан Ксаныч высунулся из-за шкафа этаким добрым домовым, прописанным вэтой комнате общежития, и заявил рассудительно: - Пожалеть человека надо. Веселая сейчас наша Тося, смотришь на нее - исердце радуется, а как проведает, что Илья обманщик... Прикиньте, каково ейбудет?.. Молодые вы еще, вот и думаете: краше правды ничего на свете нету.Правда - вещь хорошая, а только иногда лучше ее и не знать: спокойней так-тожить... Ксан Ксаныч покосился на Надю. Та загремела сковородкой на плите, и непонять было, слышала она своего жениха или нет. Вера сказала с досадой: - Да не в спокойствии дело, Ксан Ксаныч! Хрупкая еще Тося, узнает, чтоИлья сволочь, - и всем людям перестанет верить. Так и душу сломать ейнедолго. Бывали такие случаи... - Вот чудеса! - удивилась вдруг Катя. - А ведь раньше мы ни о ком такне заботились! Как в общем бараке жили, а теперь... С чего бы это, а? -Несамостоятельная Тоська, вот и хочется ей помочь, - предположилаНадя. Катя покачала головой: - Нет, здесь что-то другое... Сдается мне, Кислица не только в тумбочкик нам забралась, а и в души... Вот проныра! От горшка три вершка, а поди жты, что вытворяет! - Так что же нам все-таки делать? - напомнила Вера. - Неужели, девчата,мы все вчетвером... - Она покосилась на Анфису и поправилась: - Ну хотя бывтроем не убережем Тосю от одного сукина сына? Грош нам тогда цена! - Что же нам теперь, часовыми при ней стоять? - усомнилась Катя. -Попробуй уследи за такой! Предупреждала ее, что бабник Илья, кашляла...Другая бы за семь верст обходила его, а наша разлюбезная Кислица... Договорить Кате не пришлось: дверь со стуком распахнулась, и в комнатуступила тихая Тося. Двигалась она непривычно медленно, словно бояласьрасплескать молодое свое счастье. Стоящий на ее пути стул Тося обошластороной, а не отпихнула, как непременно сделала бы раньше. Было сейчас вней что-то горделиво-важное, даже чуть-чуть высокомерное. Она как быподорожала вдруг в собственных глазах, узнав, что и ее, недоростка, можнополюбить. - Катерина, ты чего Сашку морозишь? Совсем закоченел парень! Слышишь,как жалобно выводи!?.. А я на собрании поваров была, вот где смех!.. - Тосяоглядела примолкших девчат, непрочная солидность мигом слетела с нее. - Вычто, косточки мне перемывали? Ну, чего говорили, чего? Стыдно сказать, да? Аеще подруги! Она скинула валенки, крикнула азартно: - Футбол! - и загнала их под койку. Вера за ее спиной развела руками, как бы говоря девчатам: "Вот потолкуйс такой!" - Никто ко мне не приходил? - спросила Тося, вываливая учебники изпортфелика на стол. Вера сразу насторожилась, почуяв недоброе, - А кого ты ждешь? - Одного человека... Прикрывшись книгой, Вера лежала на своей койке-гамаке и поглядывала наТосю, полная решимости спасти глупую девчонку - если потребуется, дажепротив ее воли. Потом сама спасибо скажет... Надя молча поставила на угол стола сковородку с жареной рыбой. КсанКсаныч дал скрипучему шкафу передышку, вымыл руки и не спеша, с явнымудовольствием почти семейного человека вытер их Надиным полотенцем. Онповесил полотенце на спинку кровати, одарил выцветшего петуха щелчком погребню и поделился с Надей заветной новостью: - Стропила уже начали ставить, Надюш! Если и дальше так пойдет - кПервому мая поженимся. - Скорей бы уж... - тихо сказала Надя. В дверь три раза постучали - с большими торжественными паузами междуударами. Надя осторожно приоткрыла дверь, и в комнату вошел праздничноодетый Илья - в кожаном пальто и при галстуке. - Мир дому сему! - провозгласил он и стал посреди комнаты так, чтобы невидеть Анфисы. Тося мышонком притаилась за столом и из-за вороха учебников восторженноглазела на Илью, будто перед ней стоял сказочный Иван-царевич, прискакавшийна сером волке. Илья не спеша вытащил целехонькую коробку дорогих папирос,распечатал, пошуршал серебряной бумагой, вежливо, как и подобает человеку вгалстуке, спросил: - Разрешите? - и закурил. . Потом он вынул из нагрудного кармана пиджака два спаренных синенькихбилета, разъединил их, один билет спрятал, а другой с торжественным поклономпреподнес Тосе: ' - Звуковой художественный фильм "Смелые люди", перед началом танцы! - Приглашаешь на свиданье, да? - обрадовалась Тося. - Приглашаю... - нетвердо сказал Илья, подозревая, что малолетка Тосякакой-то свой, неведомый ему смысл вкладывает в это приглашение, но не всилах догадаться, в чем тут дело. - Никуда она не пойдет, - решительно заявила Вера, вставая с койки. -Видела уже эту картину, хватит! - Нет, пойду! - заупрямилась Тося. - Уважаю про лошадей... Четыре разасмотрела и еще пойду, не остановишь! - Правильно! - одобрил Илья. - Не слушай ты этих монашек: им дай волю -они тебя в монастырь замуруют. - А ты, шикарный кавалер, помолчал бы. Знаем мы тебя как облупленного!Улепетывай отсюда, нечего тебе здесь делать. - Эх, Вера Ивановна! - с укоризной сказал Илья и взялся за ручку двери.- Тось, я тебя на улице подожду. - Я мигом! - пообещала Тося. Илья вышел, пустив на прощанье кольцо пахучего дыма в глубь комнаты.Тося приподнялась на цыпочки, продела голову в расходящееся дымное кольцо исчастливо засмеялась. Вера с Надей тревожно переглянулись. А Тося как накрыльях носилась по комнате: она запихнула учебники с тетрадками в портфель,ногой поддела из-под койки запыленный баул, нырнула в него, достала брошку -единственное свое украшенье - и приколола себе на грудь, на бегу спросила уАнфисы: - Можно? - и, не дожидаясь ответа, подушилась самый пахучим ееодеколоном. Сгоряча она нахлобучила было шапку-ушанку, которую надевала наработу, но тут же скинула ее и повязалась платком: в платке Тося чувствоваласебя больше женщиной. Тосино нетерпенье словно передалось на улицу Сашке - он вдруг громкозаиграл походный марш. Катя испуганно ойкнула и выбежала из комнаты. А Тося протянула руку за пальтецом, но Вера оттолкнула ее от вешалки: - Сказано же: никуда ты не пойдешь! - Как это?! - опешила Тося. - А так: не пойдешь - и все! Вера загородила дорогу к двери. Тося затравленно огляделась, ищаподдержки. Добрый Ксан Ксаныч виновато отвел глаза; он уже покончил с ужиноми снова колдовал с масленкой возле шкафа. Анфиса скучающе смотрела на ходики, аНадя подошла к Вере и стала рядом с ней. - Не имеете права! - выпалила Тося. - Совершеннолетняя... Паспортимею!.. - Дура ты с паспортом, сказала Надя. - Свиданья ей захотелось...Задрать юбчонку да отшлепать вот тебе и все свиданье! - Мы же добра тебе хотим, - попыталась Вера образумить Тосю. - Ильяпоиграет с тобой, как с котенком, и бросит! - Пусть только попробует... - воинственно пробормотала Тося и тут жеспохватилась: - А вам-то какое дело? И чего вы в мою личную жизнь носысуете? Взяли моду: то - нельзя, это - тоже, одни задачки решай. Да пропадиони пропадом! Тося запустила портфелик под койку. - "Личная жизнь"! - передразнила Надя. - Нахваталась! Вот принесешьребенка в подоле - узнаешь тогда личную жизнь. - Мы еще и не целовались ни разу, что ты мне ребенка подкидываешь?! -не на шутку разобиделась Тося. - Отцепитесь вы все от меня, и чего пристали? - Да полюбили мы тебя, непутевую, будь ты неладна! - призналась Вера. - Уж лучше бы вы меня ненавидели, чем так-то любить... Меня Анфиса такне обижала, как вы сегодня. А еще подруги!.. И чего вы взбеленились? Илизавидки вас берут? Боитесь, что раньше вас замуж выйду? Да я про это еще ине думаю, не суди по себе, Надежда. Больно нужно мне! - Не бегай за Ильей, - посоветовала Вера. - И никто тебя обижать небудет. - Кто бегает? - возмутилась Тося. - Слепые вы, что ли? Видели же: самбилеты принес! И против воли Тоси высокомерная торжествующая нотка прозвучала в ееголосе. - Вы вот что! - в сердцах сказала она. - Вы из себя... это самое,коллектив не корчите! Не прикидывайтесь чуткими, мне это без надобности.Живете как кошки с собаками, а туда же! Вера припомнила недавние Катины слова. - Это раньше было так, а теперь ты же нас и сколотила. . - Вот делай после этого добро людям! - искренне пожалела Тося. Она улучила минутку и схватила с вешалки свое пальтецо. Ксан Ксаныч неодобрительно покачал головой. Он уже утихомирил скрипучийшкаф и с масленкой наготове двинулся в обход тумбочек. Ни одна из них еще ине думала скрипеть, но дотошный Ксан Ксаныч в профилактических целяхсмазывал подряд все петли дверец. - Послушай, Тось, - вкрадчиво сказала Вера, как говорят стяжелобольными. - Взгляни на себя и на него: ты девчонка, а он... - Не по себе дерево рубишь, Анастасия! - подхватила Надя так сердито,будто Тося, отстаивая право свое на любовь, нанесла ей смертельную обиду ичуть ли не на всю жизнь ее замахнулась. - Сама ты дерево стоеросовое! - выпалила Тося. - Интересно вы с Веркойрассуждаете: с каким-нибудь завалящим парнем мне можно, а как с Ильей - такрылом не вышла? Каждый сверчок знай свой шесток, так, что ли? - А хотя бы и так! Боишься правде в глаза посмотреть? - сердитоспросила Надя. - Не правда это, а самая настоящая кривда! Вот когда я тебя, Надька,насквозь раскусила. Жалко мне тебя: вбила себе в голову, что некрасивая, воти маешься. И не стыдно тебе? Мы с тобой не хуже других, не второй сорт, неподсобные какие-нибудь. Да я бы сразу утопилась, если б так на самом делебыло! Выше нос держи, понятно? Надя презрительно махнула рукой. - Это все красиво звучит, а на деле... Думаешь, ты самая умная, жизньтолько с тебя началась? А она уже давно идет, и до тебя люди не глупейжили... Вот изломаешь свою судьбу, тогда наплачешься! - Ну вот что, подруги мои дорогие, │- устало сказала Тося, - почесалиязыки, и хватит. Нечего, это самое, диспут устраивать. С кем хочу, с темгуляю. Моя жизнь: что хочу, то и делаю... А если будете мне палки в колесавставлять, я в другую комнату переберусь, а то и в газету напишу: травятмолодого рабочего. По головке вас за это не погладят! Надя пристыдила Тосю: - Мы с тобой по-хорошему, а ты за газету прячешься. - Да как ты не поймешь, - удивилась Вера, - совсем он тебе не пара.Потаскун твой Илья! - Это у него видимость такая, а сам он хороший! - стала Тося на защитуИльи, топнула ногой и пропела с вызовом: Она была ему не пара, Но он любил ее... та-та! - Да хватит с ней болтать! - рассердилась Надя, выхватила у Тоси билети порвала его в мелкие клочья. - Так вот ты какая?! - с презрением выпалила Тося. - Что ж валенки сменя не снимешь? На, тащи! - Тося протянула Наде ногу. - Тащи, чего ж тыстесняешься? Здоровая выросла, а ничего не понимаешь! Я и босиком по снегупобегу, не остановишь... Эксплуататорша! Ударом ноги Тося распахнула дверь. - Стой, глупая! - приказала Вера. - Ты думаешь, Илья всерьез к тебе, аон... спорил! - Как спорил? - опешила Тося, замирая на пороге. Ксан Ксаныч сокрушенно покачал головой, не одобряя забракованной имправды, без которой по молодости лет не смогли все-таки обойтись девчата. - Об заклад с Филей бился, что влюбишься ты в него... - неохотно ибрезгливо ответила Вера. - Вот хоть у Анфисы спроси. - Об заклад? Да разве можно так, мама-Вера... На живого человека?! -жалобным голосом спросила Тося, прижимая кулачки к груди. - Анфиса, правда? Анфиса отвернулась и зябко повела плечами. Поникшая и жалкая, разомрастеряв всю свою боевитость, отошла Тося от двери. Она расстегнула пальто,но снять его силы у нее уже не хватило. Как березка, спиленная под корень,Тося рухнула на свою койку. - Ты поплачь, легче будет, - сердобольно посоветовал Ксан Ксаныч. Вера подсела к Тосе, обняла ее и пообещала: - Мы тебя в обиду не дадим. Тося рывком вскинула голову. Глаза у нее были сухие-сухие и как-то вразпровалились. - А на что он спорил? Вера молча посмотрела на Анфису. И Тося перевела глаза вслед за ней.Анфиса привычно пожала плечами: - Кажется, на шапку... - Мало ему одной? - тихо спросила Тося. Анфиса снова пожала плечами, глянула на Тосю и вдруг испугалась занее:. * - Ой, Тоська, да не принимай ты все это так близко к сердцу! Из мужчинодному Ксан Ксанычу только и можно верить. Ксан Ксаныч церемонно поклонился Анфисе. Он закончил уже своюпрофилактику и прятал масленку в специальный кожаный мешочек. Поторапливая замешкавшуюся Тосю, Илья с улицы забарабанил в окно. Тося медленно поднялась с койки. Застегивая пуговицы пальто, онанаткнулась пальцами на праздничную свою брошку. Рука ее замерла: кажется,Тося никак не могла припомнить, чего ради надела она сегодня лучшееукрашенье. Навеки прощаясь с недавней своей незрячей радостью, Тося отцепиланенужную больше брошку, кинула ее под койку и шагнула к двери. - Тось?-с болью в голосе окликнула ее Вера. Неузнавающими глазами Тосяпосмотрела на Веру и вышла из комнаты. - Вот вам и правда, - сказал Ксан Ксаныч, вытирая руки тряпочкой.
Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.