Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Выпадение из милости





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Весной 1996 года Боб Джонс услышал слово, вещавшее, что «Смельчаки Атланты» в этом году не победят в Мировой се­рии и что это тоже будет посланием. Когда я заказал билеты на игру пятой Мировой серии 1996 года в Атланте, то знал, что Господь покажет мне что-то важное. И я не был разоча­рован.

В то время как Бобби Коннер, Майк Дин и я отправились на стадион, Майк рассказал нам, что когда «Смельчаки» впервые вышли в Серию, то непередаваемое воодушевление охватило весь город. Более ста тысяч человек пришли к ста­диону, хотя знали, что не смогут пройти внутрь, а должны будут поддерживать свою команду, стоя вокруг стадиона. Слушая это, я поражался полному контрасту с сегодняшним вечером. Болельщиков вокруг стадиона не было, а те, кто пришел на стадион, были лишены какого-либо энтузиазма.

Мировая серия — это вершина бейсбола. Это был матч популярнейшей команды «Смельчаки Атланты» против ле­гендарной команды «Янки Нью-Йорка». Несмотря на это, я видел больше энергии у болельщиков на играх Малой лиги, чем здесь, на стадионе Фултон Каунти. Более того, я ощутил даже некоторую надменность, и мне стало как-то неуютно.

Во время игры фаны Атланты начали свою знаменитую «сечу томагавками», издавая устрашающие боевые крики, ко­торые должны были посеять ужас в сердцах противника, но которые в этот вечер были очень слабыми и больше походили на урчание в животе, чем на боевой клич. Я был ошеломлен висевшей в воздухе инертностью. Еще более меня удивили раздраженные выкрики болельщиков, когда «Смельчаки» пропускали удар или выполняли плохую подачу.

«Смельчаки» проиграли эту важнейшую игру, потому что один игрок упустил мяч, который обязан был поймать. Это походило на тренировку. Тяжесть этим вечером была так ве­лика, что я ожидал ошибок почти в каждом розыгрыше. Что заставило горожан перейти от поддержки своей команды даже за пределами стадиона почти к озлобленности?

Может быть, это гордость? Спортивные обозреватели превозносили «Смельчаков» и считали их фаворитами, пока не начались игры весны 1996 года. Такие предсказания не всегда действуют плохо, но в сочетании с победой в преды­дущем году игроки и их болельщики стали надменными. А когда люди становятся критичными к чему-либо, что не со­ответствует их ожиданиям совершенства, то это не вдохнов­ляет, а начинает давить на игроков, и рано или поздно они «теряют мяч».

На следующее утро я с ужасом выслушивал оскорбления, которыми осыпали «Смельчаков» спортивные комментато­ры Атланты. Эти гости ток-шоу, вероятно, никогда не игра­ли в профессиональный бейсбол и даже не представляли на­пряжения, испытываемого в играх Мировой серии. Злоба, изливаемая на игрока, совершившего ошибку, просто шоки­ровала. Даже прохожие, которых просили прокомментиро­вать серию, рассуждали, как эксперты, знающие больше тре­нера команды. Для меня не стало неожиданностью то, что «Смельчаки» не выиграли дома ни одной игры Мировой се­рии. На выезде им игралось явно легче, потому что они дважды добились победы в Нью-Йорке.

Я верю, что такое же настроение вызывает крах многих церквей, служений и проповедников, добившихся громкой победы. Когда мы переживаем триумф, полезно устремляться вперед и рваться к дальнейшим победам. Но если ожидания людей наполняются надменностью, перестают соответство­вать реальности и все, что не соответствует их представлени­ям об оглушительной победе, вызывает критицизм вместо хо­датайства, то поражение не заставит себя ждать. Соломон по­нял эго очень давно, когда писал: «Погибели предшествует гордость, и падению — надменность» (Прит. 16:18).

Тем, кто не играет в спортивные игры, сложно понять, на­сколько велико влияние болельщиков на игру, отчего и су­ществует преимущество игры на своем поле. Если фаны тебя подбадривают, ты умудряешься прыгнуть выше своей голо­вы. Когда же поддержка отсутствует, к ногам будто гири прирастают. То же самое происходит и в церкви. Когда лиде­ры чувствуют поддержку со стороны прихожан, то поднима­ются на новую высоту. Когда же их подвергают критике, им становится очень трудно работать.

Основная причина того, что у многих лидеров нет Божье­го помазания, кроется в отсутствии жажды Господа у прихо­жан. Вторая причина — нереалистические ожидания, кото­рые мы возлагаем на них. Мы, американцы, стали предельно требовательными. Когда кто-то пытается нас возглавить, мы атакуем его с такой силой, что вообще удивительно, что есть еще желающие стать пастором или президентом Соединен­ных Штатов.

Так же, как критики и комментаторы на радио Атланты в то утро были в основном людьми, никогда не игравшими в профессиональный бейсбол (и вряд ли хоть кто-то из них играл в Мировых сериях), большинство критиков Церкви никогда не руководили Церковью и не создали ничего значи­тельного. Просто поражает, с каким вниманием подчас слу­шают таких комментаторов, еще более удивляет, когда зре­лые христиане прислушиваются к тем, кто сам назначил себя судьей Церкви.

Каждый из нас выбирает, как ему относиться к нашим ли­дерам. Мы можем стать частью любого из двух служений, существующих пред троном Бога.

 

Два служения

Два служения совершаются непрерывно перед троном Божь­им — служение заступничества и служение обвинения. Иисус живет, чтобы ходатайствовать за свой народ. В зави­симости от степени нашей верности Ему Иисус использует нас для ходатайства за Церковь, других людей и самих себя. Его Церковь обязана быть «домом молитвы для всех наро­дов» (см. Ис. 56:7).

Сатану же называют «обвинителем наших братьев», и нам сказано, что служение его идет «день и ночь» перед троном Божьим (см. Отк. 12:10).

 

СЛУЖЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ

Как же сатана может продолжать обвинять святых пред Богом, если он был низвергнут с Небес и ему было отказано в доступе к трону? Ответ таков: сатана использует святых, имеющих доступ к трону, чтобы те исполняли работу дьяво­ла. У него много имен, но наиболее точно его натуру переда­ет определение «обвинитель братьев», так как наибольших успехов он добивается, когда стравливает брата с братом. Разделять — его специальность.

Единство Церкви — самая большая угроза власти сатаны. Дьявол прекрасно понимает силу, которой Христос наделяет любых двух христиан, которые молятся в согласии друг с другом, — Бог даст им все, что они попросят. Единство не просто усиливает нашу духовную власть, но умножает ее. Один христианин может прогнать тысячу демонов, а два христианина вместе — десять тысяч.

Весьма прискорбно то, что обвинитель добирается до большинства из нас через нашу неуверенность, которая зас­тавляет нас становиться защитниками своей территории. Если мы не уверены в своем призвании, то все, что мы не контролируем, угрожает нам. Мы можем цитировать выдер­жки из правил или приводить «благородные» мотивы, но почти все разделения в Церкви происходят из-за желания со­хранить контроль над своей территорией, и, за редким ис­ключением, мы теряем именно то, что с такой ревностью хо­тели сохранить. Таков непреложный закон духа: если хочешь спасти жизнь, потеряешь ее; если потеряешь жизнь ради Христа, сохранишь ее (см. Мат. 16:25).

Исайя выразил эту мысль более сжато:

«Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воз­зовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: “вот Я!” Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, пере­станешь поднимать перст и говорить оскорбительное» (Ис. 58:8, 9, курсив автора).

Не хватает света в твоей жизни? Взываешь к Господу, а Он не отвечает? Причина почти всегда одна и та же: на твоем сердце ярмо, называемое «поднимание перста и говорение оскорбительного» (см. Ис. 58:8, 9). Это дух критицизма. Бог обещает круто изменить твою жизнь, если ты избавишься от этого ярма.

Критиканы говорят дурное обо всех, но только не о себе. Как сказал Господь, они выискивают соломинки в глазах братьев и не замечают бревна в своем глазу, что и делает их слепыми.

Когда мы критикуем чьих-то детей, кто обижается? Роди­тели! Это не менее справедливо и по отношению к Богу. Ког­да мы осуждаем одного из Его людей, на самом-то деле мы осуждаем Его. Когда мы критикуем одного из Его лидеров, то подвергаем сомнению Его лидерство, утверждаем, что Бог не умеет руководить через этих лидеров. Когда мы критику­ем другого брата или сестру, то в действительности говорим, что творение Господа не отвечает нашим стандартам. К тому же кто из нас может изменить самого себя и стать таким, ка­ким он должен быть? Если мы не в состоянии изменить себя, то почему мы думаем, что у нас получится изменить других?

Критицизм — крайнее проявление гордости, потому что предполагает превосходство над другими. Гордость приво­дит к тому, чего любой здравомыслящий человек должен опасаться более всего, а именно — к противлению со сторо­ны Господа. В писании сказано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6). Лично я предпочел бы выступить против всех демонов ада, чем против Бога.

Посмотрите, что случилось с сынами Израиля. Первое по­коление, выведенное из Египта, скиталось всю свою жизнь по пустыне, потому что они ворчали и жаловались. Это основная причина, по которой многие христиане не получают обещан­ного Богом, а проводят свою жизнь в безводных местах, кру­жа вокруг одних и тех же гор — все тех же старых проблем и слабостей — снова и снова. Иаков предупреждал нас:

«Братья, не говорите друг о друге плохого. Кто говорит что-либо плохое о своем брате или осуждает своего брата, тот восстает против закона и осуждает закон.

А когда человек осуждает закон, то он уже не исполни­тель закона, а судья. Есть только один Законодатель и Судья, и только Он может спасти или погубить. Но кто вы такие, чтобы вам судить вашего ближнего?» (Иак. 4:11, 12, Современный перевод).

Однажды я проехал по беднейшему штату нашей страны. Меня поразило то, что он был богат полезными ископаемы­ми и красотами природы. Мне бросилась в глаза общая черта жителей этого штата. Они презрительно усмехались и зло­словили по поводу благосостояния тех, у кого дела шли хо­рошо. Это было навязчивой идеей всех: от официанток до руководителей церкви. Я понял, что это и было главной при­чиной их бедности. Когда мы «тыкаем пальцем», то сами себя связываем и порабощаем этому критицизму. Господь предупреждал: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мат. 7:1, 2).

Некоторые пасторы этого штата действительно привяза­ли себя и свои церкви к бедности, осуждая то, каким образом другие Божьи служители умножали средства. Такие пасторы даже библейские пожертвования получали с чувством вины. Другие же Божьи люди могли бы иметь национальный или даже международный авторитет благодаря своей духовной власти, но они растрачивали свою жизнь, служа и принося мало плода в мельчающих церквях. Я заметил, что иногда ряды наших последователей редеют именно потому, что мы делаем правильные дела и говорим правильные слова. Это случалось и с Иисусом, когда он проповедовал народу труд­ные для восприятия истины, но здесь был случай прямо про­тивоположный. Эти люди критиковали служения других, имеющих успех и влияние, и поэтому Бог не мог отвести им участок, соответствующий их помазанию.

Поймите, пожалуйста, что наш критицизм может проис­текать из настоящей прозорливости. Те, кого мы критикуем, могут на самом деле совершать эти ошибки. Иногда такие пасторы критиковали людей, которые действительно соби­рали деньги посредством манипуляций, давления и откро­венного обмана. Апостол Павел хотел, чтобы церковь в Ко­ринфе была достаточно проницательной. Он призывал ко­ринфян, чтобы они требовали ответственности братьев за свои действия, когда говорил: «Не внутренних ли вы суди­те?» (1 Кор. 5:12). Главное же здесь заключается в том, как распорядиться обнаруженным. Намерены ли мы использовать это для обвинения наших братьев или для свидетельствования в их пользу?

В Евангелии от Матфея (18:6) Иисус предупреждал, что совращающим к греху малых Его было бы лучше броситься в море, повесив на шею мельничный жернов. В этой беседе Он дал четкие инструкции, как обходиться с братом, впав­шим в грех. Прежде всего мы должны обратиться к нему в частном порядке. Если он отвергает наш совет, то нам следу­ет подойти к нему с другими братьями. Если же и тогда он откажется признать свои ошибки и покаяться, то лишь пос­ле этого дело можно передать на рассмотрение в церковь. Если мы откажемся от этой модели, то существует опасность стать такими, какими нам совсем бы не хотелось становить­ся, то есть людьми, которые послужили преткновением для другого христианина, за которого умер Господь Иисус.

Я слышал многочисленные оправдания за несоблюдение того, о чем говорится в восемнадцатой главе Евангелия от Матфея. Наиболее популярным было такое: «Я был уверен, что он не послушает меня». Слышал я и такое оправдание: «Так как у него публичное служение, то я имею право крити­ковать его публично». Это нелепо, потому что любое служе­ние — публичное, хотя бы в некоторой степени. Господь не ставил таких условий. Те же, кто позволяет себе вольничать с четкими повелениями Господа Иисуса, присваивают себе полномочия прибавлять к Слову Божьему.

Если человек ведет большое служение и мы не можем вступить с ним в непосредственный контакт, мы не должны осуждать его. Если Господь призывает нас обличить такого служителя, то Он найдет способ, как мы сможем сделать это.

Если Он этого не делает, оставим за Ним выбор наиболее подходящего времени. Не осуждайте, а, напротив, ходатай­ствуйте. Следуя этому совету, мы избежим суда, который бу­дет более суровым, чем над нашим своенравным братом.

Если мы отступимся от предписанного Богом способа действий с попавшим в заблуждение братом, то не будем иметь никакого права обсуждать проблему с кем-либо еще. То, что мы можем назвать «поинтересовался мнением духов­ного авторитета», Бог называет сплетнями. Бог поругаем не бывает, и нам придется расплачиваться за собственное не­благоразумие. Его повеление гласит, что мы должны погово­рить с таким братом сначала наедине. Только после этого можно обсуждать проблему с третьими лицами, чтобы вмес­те помочь брату выйти из греха. Наша цель — спасение бра­та от греха, а не разоблачение его. Павел предупреждал: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, ду­ховные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным» (Гал. 6:1, кур­сив автора).

Не будем мелочными к вероятным грехам других. По­мните: «Любовь покрывает множество грехов» (1 Пет. 4:8). Большинство из нас имеет сотни серьезных недостатков, а Бог работает только с одним-двумя из них, потому что с большим количеством мы просто не справимся. (Часто стра­тегия сатаны состоит в том, чтобы взвалить на нас осталь­ные триста проблем одновременно, что приводит к полному расстройству и поражению.)

Конечно, Сам Господь Иисус служит нам прекрасным примером для подражания. Когда Он исправлял семь церк­вей в книге Откровение, то сначала хвалил каждую церковь, подчеркивая то, что они делают правильно. Затем Он прямо перечислял их проблемы. Невероятно, но даже безнрав­ственной царице Иезавели Он оставлял возможность раска­яться! Наконец, Он дал каждой церкви прекрасное обещание вознаграждения за преодоление слабостей. Господь никогда не меняется. Если Он производит исправления сегодня, то обязательно сопровождает их ободрением и дает надежду. Восемнадцатая глава Евангелия от Матфея дана нам не для того, чтобы использовать ее в качестве дубинки, способной дать понять нашему брату, как он нас обидел. Мы должны использовать эту главу и все Писания в целом из чувства любви, а не для самозащиты или мести.

«Обвинитель братьев» пытается внести коррективы в Церковь такими методами и с такими целями, которые, само собой разумеется, совершенно противоположны тому, чего хочет Бог. Иисус воодушевляет нас и наполняет надеждой, сатана унижает и старается лишить нас всякой надежды. Иисус строит нас, чтобы мы могли справиться с обличени­ем, сатана разрушает, стараясь раздавить нас и заставить сдаться. Иисус любит нас и хочет, чтобы мы поднялись как можно выше, сатана хочет нас уничтожить.

Одной из наиболее ярких черт пятидесятнического и ха­ризматического движения была их неспособность, несмотря на духовные дары и сошествие Духа Святого, замечать злых духов, особенно самого смертоносного из них — обвинителя братьев! Не может ли быть так, что наше порицание тех, кто не принял крещения или не имеет духовного опыта, подоб­ного нашему, порабощает нас и делает неспособными разли­чать духов? Многое из того, что представляется как распоз­нание духов, есть не более чем подозрения, пустая псевдоду­ховная маска для прикрытия попыток контролировать свою территорию. Даже без духовного дара различения духов Иаков дал нам четкие указания, как различить источник мудрости, и если бы мы внимательно им следовали, то смог­ли бы уберечь церковь от многих унизительных провалов:

«Есть ли среди вас кто-нибудь мудрый и знающий? Пусть он без всякой гордости проявит свою мудрость в достойной жизни и добрых делах. Но если вы вынаши­ваете в сердце горькую зависть и самолюбивые жела­ния, то не хвалитесь и не лгите понапрасну. Такая «муд­рость» приходит вовсе не с небес, она земная, человече­ ская и исходит, в конечном итоге, от дьявола... Муд­рость, которая приходит с небес, чиста, миролюбива, за­ботлива, послушна, полна любви, добра, беспристрастна и искренна» (Иак. 3:13-17, Современный перевод).

Мы спасены через прощение, и сами должны проявлять в своей жизни как можно больше милости. Если мы хотим по­лучить милость, то и сами должны научиться быть милосер­дными, потому что пожнем то, что посеяли. Если мы наде­емся получить прощение, то нам бы лучше начать сеять доб­ро, потому что ко многим из нас потребуется проявить великое милосердие. Мы бы не хотели предстать перед Гос­подом с кровью братьев на своих руках. Он предупреждал:

«Вы слышали, что сказано древним: «не убивай, кто же убьет, подлежит суду». А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: “Пустая голова*!”, подлежит синедриону; а кто скажет: “безумный”, под­лежит геенне огненной. Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с бра­том твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу. Истин­но говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Мат. 5:21-26).

*Перевод автора. — Прим. ред.

Когда впадаешь в грех клеветы на брата или сестру, следу­ет забыть об обращении к Господу до примирения с ближ­ним. К несчастью, мы обычно думаем, что наши жертвы и приношения компенсируют подобный грех, но это невоз­можно.

Господь сказал, что когда Он вернется, то отделит овец от козлов (см. Мат. 25:31-46). Те, кто окажутся «овцами», унасле­дуют Царство и вечную жизнь. Те же, кого признают «козла­ми», будут подвергнуты Божьей каре. Такое разделение будет определяться тем, как некоторый человек относился к Богу, а это во многом определяется отношением к Его народу.

Иоанн утверждал:

«Кто говорит: “я люблю Бога”, а брата своего ненави­дит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?»

(1 Иоан. 4:20).

«Всякий, ненавидящий брата своего, есть человеко­убийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей. Любовь по­знали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев» (1 Иоан. 3:15, 16).

Если мы действительно приняли Дух Христа, то должны получить и Его качества. Если бы вы или я узнали, что наши лучшие друзья, которых мы любили и обучали три с поло­виной года, готовы в трудный момент бросить нас, появи­лось бы у нас желание поужинать с ними на прощание? Лю­бовь нашего Господа к ученикам была безусловна. Даже ког­да Он знал, что те вот-вот отрекутся от Него, то все равно любил их до конца — и даже отдал за них Свою жизнь. И нам Он внушал любить других такой же любовью.

Насколько более великими станут наши лидеры, если мы будем молиться за них, а не подвергать критике? Единствен­ная перемена, которая может принести мощный положи­тельный эффект церквям в Америке, — это переход от кри­тики к ходатайству. Когда вовлеченные каким-либо образом в служения получают одобрение окружающих, это очень сильно помогает, потому что в действительности ободре­ние — это мощная форма ходатайства.

Конечно, не все церкви Америки настроены критично к своим руководителям. В некоторых из них поддержки слиш­ком много, и здесь не ставят ребром вопросы, которые долж­ны бы быть поставлены. Существуют также руководители, которые хотят получать похвалы за победы, но в поражени­ях никогда не винят себя, а всегда других людей. Однако в общем и целом стрелка весов все больше и больше склоняет­ся в противоположную сторону, и мы стремительно скаты­ваемся ко все большей критичности по отношению к нашим лидерам.

Я сочувствовал игроку, который подвел «Смельчаков Ат­ланты» в игре 1996 года. Он допустил ошибку, хотя провел десятки великолепных игр в том сезоне. Никто, кроме това­рищей по команде, и не вспомнил десятки его прорывов или прекрасных проходов по полю. Все помнили только упущен­ный мяч. Разве это справедливо? Не таким ли образом Цер­ковь относится ко многим своим лидерам? Это не Божье правосудие, и если мы хотим представлять Его миру, то дол­жны учиться у праведного Судьи.

Мы вплотную подошли к переживанию мощного движе­ния Господа в Америке, которое превзойдет весь наш преды­дущий опыт. И все же это возрождение грядет не потому, что церковь в Америке очень праведна. Это скорее после­дний призыв измениться к лучшему перед последним судом.

Наша способность приготовить путь Господу и прибли­зиться к Его конечным целям определяется тем, какое из двух служений мы примем: обвинение или заступничество. Давайте снимем с себя ужасное ярмо «тыканья пальцем» и превратим наш критицизм в ходатайство.

 

 

Глава 4

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.