Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Последние мгновения





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Откупорив

 

Откупорив мыслей забродившую голову,
Боишься, что весь расплескаешься,
цепляешься за рукава прохожих,
утопая в личинках невылупившихся желаний
хочешь заглянуть им в прорези душ
но они оказываются великанами, а ты карликом,
и ты на рассвете из массы мимоходом услышанных оборванных фраз
выцеживаешь зерна мимолетного счастья,
но ночью, пока ты спишь,
клопы поедают ростки твоих крыльев,
а твоя молодая разгоряченная весной кровь
остается лишь на стенке
когда соседи размажут по ней
сытого комара.
и ужас охватывает

(Продолжить)

каждый раз,
когда
замечаешь
белые нитки
наспех скроенного мира.
И хочется замазать скорее,
Только бы не успеть поверить.
И сегодня вчерашние друзья превращаются в прохожих,
А случайный попутчик становится самым близким человеком на земле.
А на завтра заново
Поливаешь из лейки в себе любовь
К миру,
Чтобы выросла,
Но в почве слишком много песка,
И век выдался не урожайный,
и сегодня опять не сезон
и засуха.
А если откупорить перебродившую голову,
Останешься выпитым
И опустошенным.

2010 г.

 

Яица

 

В запахе волос твоей памяти
остались лишь огрызки воспоминаний
от прежних яиц, скорлупа которых треснула,
когда кто-то готовил яичницу,
и забыл посолить.
А когда отвернулся –
Яиц уже не было,
Их украли соседи.
Но ужин не вышел ни у кого.
Яйца нашли новую скорлупу,
залезли в нее, и больше не бились.

2010 г.

Гимн весне

 

Обрывки, обломки депрессии улетели еще вчера с предсмертными воплями грубого зимнего пронизывающего ветра. Бледные лица растворились в лужах вместе с остатками гниющего черного снега.

Мрачный взгляд опухшего от бессонницы солнца с желтым блеском болезненных страданий угас, закатившись за горизонт. Сегодня на исцарапанной вьюгой площадке нового неба новорожденного мира бьется в конвульсиях счастья бешенный златокудрый музыкант, создавая гимн весне. И мелодия льется потоками, стекая с голых костлявых рук просыпающихся деревьев, ручьями убегая по сверкающему асфальту, обдавая волной любви спешащих пешеходов и поджигая огоньки их тусклых глаз.

Бесшабашный, веселый хулиган легким ветерком взъерошивает аккуратно причесанные волосы, ласково бьет по щекам, треплет полы уставшего плаща и – радостно хохочет.

Изодрав горло, орут мартовские коты, комки серых перьев старательно чирикают на ветках, свободные водяные брызги разлетаются во все стороны, исчезая во вселенной. И во всеобщем оркестре весны нежная скрипка ностальгии по безвозвратно ушедшему счастью тихо и тоскливо звучит в пьянящем воздухе и приятно щекочет раздраженные до предела нервы.

 

 

 

Был вдрызг пьян весной.

Разбрызгивал слюни тающего снега.

Занюхивал свежей землей.

Полз взор – змеей ручья.

 

Облизывал кору берез.

Рыдал каплями с крыш навзрыд.

Обрезал сосульки. Вверх лез –

Образумиться: солнце исцелит.

 

Образ – умился, умыл образину

Лучами. Ум стал зоркий.

Чуден обзор узора мира:

Звучит образ с неба звонкий – бога зов.

 

 

Пыль

 

Мокрым серым разодранным обрывком полусгнившей тряпки мозолистая рука смахнула с поверхности деревянного потрескавшегося стола со сломанной ножкой – пыль. Застывшим столбом слежавшихся и отсыревших от времени пылинок выбрасывалась она в воздух. Ломая головы и старые кости, нырнула она в открытое окно с бешеной страстью очередной молодости! Низвергаясь в пучину дневного города, она ринулась, подгоняемая серо-зелеными клочками свободного и разудалого ветра.

Она золотистыми брызгами парила над многолюдными улицами, кружилась в вальсе вокруг кривоногих столбов, согнувшихся под гнетом световой напряженности.

Ласково облепляла лопасти листьев, въедалась в кожу раскрасневшихся взволнованных лиц, вдыхалась расширенными нервными ноздрями аллергиков, оседала на их взъерошенных волосах, на старательно начищенных черных ботинках, с отраженным в них бликом сине-зеленого солнца, в вечернем блеске которого она купалась – царица мира.

Пыль мчалась, соскребая ногтями душный воздух, целуя сухими губами вселенское пространство, бросалась в дикий пляс безумия с близлежащими осколками звезд, смешиваясь с заносчивостью космической пыли.

С последними лучами малиновой жидкости, разлитой в зевающем небе, уставшая, разгоряченная, ложилась она на деревянный потрескавшийся стол без ножки, где наутро потревожит ее мокрая, разодранная и беззубая пасть смерти.

 

 

Пустота

 

Не вывернуться пустым кошельком наизнанку.

Не закричать громогласно

В уши глухонемых стен.

Не закрыть глаза от колючей вульгарности

Слепых предметов.

А упасть из окна случайно,

Свесившись в многолюдную пустоту.

Об гвозди облупившегося подоконника

Разодрав сплетение сухожилий и нервов.

И с изорванными в клочья

Позавчерашними и прошлогодними

Номерами несвежих газет

Застыть в протухшем воздухе прокисшего дня.

И упасть навзничь, разбросавшись

По комнате, необъятной от одиночества,

Опрокинув мысли на голый пол,

Оставив их растекаться

В щели ненужных переживаний.

И тихо заскулить на тусклую лампочку

От бессилия всевозможности

Истертого до синевы

Недовыполненности и неудовлетворенности собой

Настоящего.

 

 

Мысли

 

Тихо.

Скрип. Дверь – не смазана. Шелест. Листья. Дождь прошел.

Полутьма. Кухня. Свет тусклый. Лампочка – 150 ватт. Качается. Вправо – влево. Вправо – влево.

Ветер.

Мотылек. Круги нарезает. Мелькает. В глазах уже рябит. Они мало жи… упал.

Часы – тук – тук – тук. Три. Светает. Кран – капля за каплей: дзинь – дзинь – дзинь об грязную посуду. Закрыть бы. Встать – лень.

Стол. Старый. Затертый. Кружка пива. Один. Как всегда.

Бессонница достала. Тошно. Скучно. За окном сыро. Промозгло.

Сыграть бы на гитаре. Спеть – нет. Может написать – нет. В голову не лезет ничего. Тупое оцепенение. Какое-то.

А как хочется чего-то. Куда-то. Далеко. Отсюда. Сорваться бы. Уехать. Куда глаза глядят. К чертям собачьим все послать. Уплыть бы. Улететь. Выйти посреди улицы. Заорать. Пока не охрипну. Не онемею.

А что здесь?..

Пиво. Уже теплое. Выдохлось. Лампочка. Качается. Мерцает. Надо поменять.

Дверь скрипит. Надо смазать. Закрыть кран. Лечь. Забыть.

Нет.

Шелест листьев. Не заглушить. Ничем.

Решено. Еду. Завтра. Утром.

Куда?

Не важно. А работа? Найду другую.

Нет.

Не могу. Не хочу. Ничего не хочу. Пусть катится все.

Нет. Хочу. Поеду.

 

 

Качалась лампочка. Дул ветер. И шелестели листья. Снова осторожно закрапал дождь. Рассвело.

Тихо.

 

 

 

Последние мгновения

 

Криво в небе

наискось

чайка застыла

В той стихии,

где воздух

пучинный

Расстилает

пространство свое

не замученное

Взглядом

Отверстий

черных зрачков.

Пастью

грозной

открыта вода,

Смачно пеной

потрошит

мутную массу,

Видно забыла закрыть –

зубы торчком

выставила.

Захлебывается воздух

в серо-зеленом

растворе,

Изрыгает

остатки тепла

не дожеванной пищи.

Чайки крылом

волна поглощает

усталость.

Сердце души

расстегивает

рубашку.

Прохладой

нежность

окатывает виски.

Спать

очень хочется.

веки, слипаясь,

Засыпают,

отбрасывая тенью

лишнюю тяжесть.

А воздушная

белая птица

размазанной точкой

Вдруг

растаяла

в пух облаков…

 

 

 

Лететь

С огромной, огромной высоты оторваться и лететь, лететь, догоняя птиц, и парить, парить вместе с ними. С каждым мигом все ближе к земле, все выше к небу. Время потерялось в тебе, и несколько считанных мгновений ты движешься вместе с ним, впереди него, ты сам его движешь.

 

Мчаться и вести за собой свою судьбу. Твоя жизнь отстает лишь на долю секунды. А ветер дует в спину, и ты улетаешь все дальше и дальше. А впереди себя видишь маленькую площадь, а люди на ней бегут так стремительно медленно, шажочками отсчитывая мостовую, камень за камнем теряя время, и каждая секунда выскакивает из-под их начищенных запыленных ботинок и тонет в лужах после дождя. И там, наверное, есть одна лужа, в которой отражается вся площадь и капли дождя, все люди и все ботинки, вся пыль и все секунды, все небо, все птицы и твой взгляд…

 

 

Не прекращается

Я прихожу домой, а в доме идет дождь. В окно я вижу давно ушедшего отца. Он уже давно не ждет меня. Моя мать трогает меня за плечо. Я открываю глаза. Она молода и прекрасна. Она не помнит, что ее уже нет, а я давно уже вырос и постарел. У нее такой блеск в глазах... Она называет меня моим детским именем и улыбается. Я спускаюсь с крыльца и вижу, что мы живем на краю земли. Я подхожу к самому ее краю и вижу, что вокруг ничего нет. Я помню этот ручей с детства. Я всегда любил по долгу смотреть, как бежит вода бесконечным потоком, а камни на дне непрерывно меняют свои очертания. А на том берегу росла моя любимая береза. Теперь там пустота. Я оборачиваюсь, но ни дома, ни отца уже нет...

Кто-то трогает меня за плечо. Я открываю глаза и вижу лицо мамы. Она говорит, что уже утро и пора вставать. Она нежно треплет меня по щеке и говорит: «Вставай, а то опоздаешь в школу». Я сонным голосом отвечаю, что через минуту я встану. Но как же она могла забыть, что я уже давно не учусь ни в школе, ни в институте, я уже давно вырос и постарел. Но она не замечает моих морщин и седины на висках. А я не хочу ее расстраивать и делаю вид, что собираю учебники. А мама звонко смеется, потому что я спросонья надеваю носки разного цвета. Это все так странно. Я прекрасно помню, что я взрослый человек с двумя высшими образованьями. Я старательно пытаюсь застегнуть пуговицу на рубашке, но не могу. Я начинаю раздражаться.

В этот момент звенит будильник. Вокруг темно. Это потому, что я боюсь открыть глаза. А вдруг меня нет, как нет дома и березы.

Я, кажется, уснул на уроке. Это был не будильник, а звонок. Учитель объявляет домашнее задание. Отчего же я не выспался?.. Я не могу вспомнить. Ну конечно, мы же с мальчишками играли допоздна. Мы залазили на березу и изображали разбойников. Домой я пришел почти ночью, и мама долго ругала меня, но на утро все простила. Я вижу эту березу и стараюсь ухватиться за нижнюю ветку.

В этот момент я почувствовал, что весь промок, и на лицо мне кто-то брызгает водой. Я привстал с дивана и окончательно проснулся оттого, что понял - это никто не брызгает, а просто идет дождь. Я подхожу к окну и вижу отца. Он улыбается мне. Он освещен полуденным солнцем, и машет мне, чтобы я шел к нему. Я спускаюсь с крыльца. На сухих старых досках за мной остаются мокрые следы. Я смотрю, как быстро они высыхают и остаются лишь темные пятна, но и они исчезают... Я оборачиваюсь и ищу взглядом отца, но его нигде нет. И я вдруг вспомнил, что отец уже умер очень давно. А я приехал сюда, посмотреть на дом моего детства. Я вдруг замечаю, что окна в дом заколочены. Я слышу, как в нем идет дождь, и крупные капли бьют по поверхности столов и стульев, слышу, как звенит посуда под ударами дождевых струй. Я подхожу к краю земли. Я сажусь, свесив ноги, и вглядываюсь в бесконечность. Я не оборачиваюсь. Я уже знаю, что там ничего нет, дома нет. Я чувствую, что сейчас с минуты на минуту прозвенит будильник, и мама, которая не догадывается, что ее уже давно нет, а я уже давно не малыш, будет собирать меня в школу, а я буду бояться выдать себя случайно... Только бы она не догадалась, что меня тоже нет.

 

 

Осень

 

Снега хлопья на кусочки кожи

Убитой осени ложатся

И, не впитываясь, тают, желая нежности.

Ломается снег об лица кожу и в тоске стекает вниз,

В корнях волос замирая навсегда.

Ветер облизывает горячие капли соли,

Маслом написанные кисти рук

Закрывают от всех страдание,

Клубочком свернувшееся

И носом уткнувшееся в уголок сердца.

И сквозь решетку онемевших пальцев

проглядывают в небе

Обрывки обглоданной желтой луны.

С неба падают тысячи маленьких самоубийц

И в последнем прыжке теряют головы.

И вне времени, подвешенные в неизвестности,

Подхватываются предсмертным горячим дыханием

Лихорадочной осени

но, отшвыриваясь ледяной волей равнодушия,

Ломают кости в отчаянии о жухлое золото листьев

и, умирая, еще живые, хрипло рыдают,

в беспомощности протягивая покалеченные конечности

К бескровному зимнему небу.

А оно молча отводит взгляд и отворачивается,

Игнорирует, изображая безразличие.

Однажды потерявшись в мире,

теперь оно не знает, чего хочет.

И вечерами оно ласкает,

А утром отталкивает, покрывая асфальт тонкой корочкой льда.

И мое потрескавшееся и рассыпавшееся на молекулы тело,

Изнывающее от любви,

Каждым атомом ощущает ледяное прикосновение

Хлопьев холодного мокрого снега,

Медленно заметающего окровавленные куски

изрубленной плоти моей души.

А пронизывающий порывистый ветер

Вдруг незаметно в неожиданности присядет рядом

И тихо запоет грустную песенку,

Погружая в безумие безызвестности.

 

 

 

Осенняя вода

Хлюпающие ботинки

От тихих и ненужных слез осени

на мокром асфальте

Застыли в минутной задумчивости

И вдруг, распластавшись

От внезапности нахлынувших мыслей

О совершенной бессмысленности

Продолжения хода,

Зарылись замерзшими носами

В жижу вечерней коричневой грязи

И, разгребая нежеланное золото сухих листьев,

упрямо прилипающих

к коричневой и еще с утра начищенной коже,

Влажной от бессилия скрывать соленые слезы,

в надежде, что они останутся незаметны среди дождя,

Льющего не переставая и стекающего тихонько

каплями со шнурков,

запутавшихся безобразно в своих желаниях,

в исполнении которых на ближайшее время

отказано по причине осенней небесной загруженности,

Ботинки неумолимо мокнут в грязной луже

И не догадываются, что их нелепо забыли,

им не придали значения и выбросили

Вместе с в них обутым,

Отчаявшимся от ненужности

и безумия неизвестности,

И лицом грустным,

укрывшимся в осенней воде.

 

 

30.10.2007

 

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.