Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Сущность сорняков, животные-вредители и так называемые заболевания растений в природе



Известковое и кремниевое действие земли. Действие планет. Влияние Луны на рост и репродукцию. Силы плодоношения. Подавление лунного действия в случае сорняков. Зола. Планетная система и Зодиак.

Действие Луны и Венеры в царстве животных. Характерный при­мер: полевая мышь. Космические влияния в мире насе­комых и низших животных. Свекловичная нематода. Солнце в Зодиаке. Норма и болезнь у растений и живот­ных. Действие Луны и грибковые заболевания. Хвощ полевой.


В ходе дальнейших рассмотрении нам придётся опи­раться на ряд положений относительно развития расти­тельных и животных организмов, изложенных в предше­ствующих докладах.

Нам нужно теперь хотя бы афорис­тично провести перед своим мысленным взором некото­рые духовнонаучные представления, касающиеся расти­тельных и животных вредителей сельского хозяйства и так называемых болезней растений.

Эти вещи можно, в сущности, рассматривать лишь конкретно. И поскольку тут весьма немногое можно сказать в общем, поскольку эти вещи должны быть специализированы, я буду пре­имущественно приводить примеры, которые затем, буду­чи приняты в качестве исходных пунктов для опытов, могут вести к более обширным заключениям. Прежде всего, я хочу сказать о сорняках, или, как их называют, растени­ях-вредителях.

Видите ли, дело здесь не столько в том, чтобы дать определение сорнякам, сколько в том, чтобы узнать, каким же образом можно удалить с определённого поля те рас­тения, присутствие которых здесь нежелательно.

Но у людей ведь нередко встречается тяга к общим определениям, сохранившаяся ещё со студенческих времен. И я попытался, хотя, правда, без большой охоты, поискать в сельскохозяйственной литературе, как же определяется понятие сорняка.

И я нашёл, что большинство авторов определяют его так: «Сорняк — всё то, что растет на та­ком месте, где его не хотят иметь». Вы видите, это определение, не слишком глубоко затрагивающее существо вещей. Но вряд ли можно дать более удачное определение по той простой причине, что перед лицом природы сорняк имеет ровно столько же прав на существование, как и то, что вы находите полезным.

Нужно понять, что вопрос о сорняках следует обсуждать с другой точки зрения, а именно, каким образом можно удалить с поля те растения, присутствие которых не входит в наши намерения, но которые растут там в силу общих законов природы. На этот вопрос нельзя ответить иначе, как напомнив те вещи, о которых мы говорили в прошедшие дни.

Мы говорили, как точно надо различать силы, действующие в мире растений. С одной стороны, это силы, хотя и исходящие от Космоса, но сначала воспринимаемые Землёй, а затем уже из Земли действующие в жизни растений.

Эти силы, исходящие от космических влияний, главным образом Меркурия, Венеры и Луны, и дей­ствующие не непосредственно с этих планет, а окольным путём через Землю, надо принимать во внимание, когда мы хотим проследить, как из материнского растения возникает новое дочернее растение и т. д.

С другой сто­роны, во всём, что растение получает из своего окруже­ния над землёй, можно видеть влияние более отдалённых планет; эти влияния вносятся в атмосферу Земли и таким путём через воздух воспринимаются растениями.

В более широком смысле можно сказать: всё, что от ближних планет действует на Землю, тесно связано с действием земной извести, а то, что действует в окружении Земли, связано с действием кремния; это последнее, хотя и исходит от самой Земли, но служит посредником для влияний, исходящих от Юпитера, Марса и Сатурна, а не от Луны, Меркурия и Венеры.

В настоящее время не привыкли обращать внимание на подобные вещи. И за это приходится расплачиваться. Вот пример того, как во многих регионах цивилизо­ванного мира приходится расплачиваться за непонимание космических влияний, как тех, которые действуют опосредованно, через воздух.

Через то, что находится выше уровня земли, так и тех, которые действуют из самой земли, снизу; всё, что делали в отношении этих вещей раньше, основываясь на древнем, опиравшемся на инстинкт знании, пришло в полный упадок; вам всё это может быть безразлично, но для множества людей это уже далеко не безразлично.

Почва оказалась истощённой, традиции также были истощены — хотя крестьяне иногда следова­ли им — и на обширных площадях, занятых виноградни­ками, появилась филоксера. И с этой филоксерой не знали, что делать. Я мог бы многое рассказать о редакторах одного сельскохозяйственного журнала, издававшегося в восьмидесятых годах в Вене.

Со всех сторон к ним не­слись просьбы найти средство против филоксеры, а они ничем не могли помочь, хотя в то время филоксера стала настоящим бедствием. — Подобные вещи и не­возможно глубоко излечивать с той наукой, какую мы сейчас имеем; их можно лечить, только действительно вникая в то, что познается на том пути, на который мы указываем.

Итак, представим себе поверхность земли, вот уро­вень земли (см. рисунок) — я хочу изобразить это на схеме. Здесь то, что проникает из Космоса внутрь Земли как излучения Венеры, Меркурия и Луны. Преломляясь в Земле, они отражаются в обратном направлении, так что они действуют снизу вверх.

И то, что таким путём развивает свою деятельность в земле, — я опять хочу изобразить это схематически — побуждает растения сначала формировать те части организма, которые живут в течение одного года, а затем формировать семена. Из семени выходит новое растение, затем третье и т. д. Всё, что растения таким путём получают из Космоса, идёт на развитие силы воспроизводства, питает смену поколений.

Напротив — всё, что растение получает другим путём, выше уровня земли, приходит от других сил, от сил от­далённых планет. Это можно изобразить схематически: вот то, что проявляется в растении, когда оно увеличива­ется в объёме — то, что делает его с виду таким толстым и сочным, что мы берём в растении для себя как продукт питания.

Это постоянно обновляющийся поток. Всё, что мы срываем, например, в виде яблока или персика и съе­даем как мякоть плода — всё это приходит с отдалённых от Земли планет. Из этих положений уже можно вывести заключение, как следует поступать, если мы желаем, так или иначе, повлиять на рост и развитие растений. Это можно не иначе, как принимая во внимание действие двух указанных выше разных сил.

На очень многие растения, и, прежде всего, на те, ко­торые обычно причисляются к сорнякам — нередко они являются чрезвычайно сильными лечебными средствами, именно среди сорняков мы находим самые действенные целебные растения, — на эти растения наибольшее влия­ние оказывает то, что можно назвать действием лунных сил.

О Луне общеизвестно, что солнечные излучения, па­дающие на её поверхность, она отбрасывает на Землю. В лунном свете мы видим эти отражённые солнечные лучи, улавливая их нашим зрением, и Земля их тоже улавлива­ет. Так что в виде лунных сил на Землю приходят солнеч­ные лучи, отражённые Луной, но уже пронизанные соб­ственными силами Луны. Так происходит с тех пор, как Луна отделилась от Земли.

В Космосе именно эти лунные силы укрепляющим образом действуют на всё земное. Когда Луна ещё была соединена с Землёй, всё земное было гораздо более оживлённым, гораздо более плодоно­сящим. Того минерального царства, которое мы имеем на Земле сейчас, собственно, ещё не существовало, когда Луна была соединена с Землёй.

Но после того как Луна отделилась от Земли, она действует на Землю таким об­разом, что собственные силы Земли, которых как раз хва­тает на то, чтобы вызывать рост у всех живых существ, укрепляются действием лунных сил настолько, что силы простого роста, возвышаясь, становятся силами воспро­изводства.

 


Когда живое существо растёт, оно увеличивается в объёме. Здесь действуют те же силы, что и в процессе воспроизводства. Но только здесь, в процессе простого роста, они не доходят до появления нового существа того же вида.

Здесь лишь нарастают клеточка за клеточкой. Рост—это ослабленное воспроизводство, а воспроизвод­ство — усиленный рост.

Сама Земля, своими силами, может вызвать лишь ослабленное воспроизводство, рост, без Луны она не в состоянии усилить этот рост. Для этого ей нужны космические силы, излучающиеся на Землю через Луну, а для некоторых растений — также через Ве­неру и Меркурий.

Как я сказал, мы знаем, что Луна при­нимает солнечные лучи и отбрасывает их на Землю. Так что, смотря на Луну, мы видим, собственно, солнечный свет. Но это не единственное, что приходит на Землю.

С лунными лучами на Землю приходит также весь отражён­ный Космос. Всё, что воздействует на Луну, ею отражается. Хотя современному человеку современными физическими методами этого доказать нельзя, но на самом деле звёздный небосвод определённым образом отражается от Луны на Землю.

Очень мощная организующая космичес­кая сила излучается от Луны в растительный мир Земли, чтобы послужить растению в его семяобразовании, чтобы силы простого роста в нём возвысились до сил воспроиз­водства.

Но всё это происходит в определённой местности только во время полнолуния. Когда же здесь наступает новолуние, благотворное действие лунных влияний пре­кращается. В это время в растениях лишь удерживается то, что они восприняли во время полнолуния.

Можно было бы получить значительные результаты, если, зная, ска­жем, как влияет Луна на первоначальное развитие рост­ков в земле, сообразовать время посева с фазами Луны, как это делали в древней Индии, даже вплоть до девят­надцатого столетия.

Но природа не так жестока, чтобы наказывать человека за малейшее невнимание, неучти­вость по отношению к Луне в выборе времени посева и жатвы. Ибо полнолуние бывает двенадцать раз в году; этого достаточно, чтобы действие полнолуния, то есть силы Луны, стимулирующие образование плодов, могли про­явиться в достаточной мере.

Если даже что-либо нужное для плодоношения человек совершает не во время пол­нолуния, а в новолуние, эти силы дожидаются в земле до следующего полнолуния и, не считаясь с человеческими ошибками, сообразуют своё действие с законами приро­ды. Этого достаточно, чтобы человек пользовался благо­деяниями Луны, ничего об этом не зная. Но с этим одним мы далеко не уйдём.

Ибо при таком обхождении сорняки отстаивают свои права совершенно так же, как и посеянные нами расте­ния. Растёт всё подряд, потому что мы ничего не знаем о силах, регулирующих рост. Мы знаем: полностью развёр­нутые лунные силы действуют в воспроизводстве, в плодо­ношении всего растительно-живого.

Они действуют, та­ким образом, от корня и выше вплоть до семяобразования. Мы получим самые крепкие сорняки, если предоставим их благотворному действию Луны, ничем не ограни­чивая это действие. И сорняки, особенно в дождливые годы, когда лунные влияния действуют сильнее, чем в сухие, будут плодиться и разрастаться. Но если мы при­мем во внимание эти космические силы, то скажем себе следующее:

Если бы нам удалось воспрепятствовать Луне в её полной силе действовать в сорняках, удалось бы сделать так, чтобы сорняки подвергались влиянию только тех сил, которые действуют непосредственно, а не с Луны, то разрастанию этих сорняков был бы положен предел, они не могли бы размножаться.

Поскольку нельзя удалить с неба Луну, мы должны постараться воздействовать на почву таким образом, чтобы сделать её несклонной к восприятию лунных влияний. И не только Земля может стать несклонной к восприятию лунных влияний, но и растения — эти самые сорняки — могут получить как бы некое отвращение к тому, чтобы расти в такой определённым способом обработанной земле. Если нам это удастся — цель достигнута.

Посмотрим, как разрастается сорняк в данном году. Нужно не бояться всматриваться в подобные вещи, но однажды сказать себе: пора вмешаться. Соберём с этого сорняка некоторое количество семян, то есть то, в чём сосредоточилась под конец та сила воспроизводства, о которой я здесь говорил.

Зажжём огонь — лучше всего подходит обычный дровяной огонь — и сожжём эти се­мена, а затем тщательно соберём весь полученный пепел. Таким способом мы получим сравнительно немного пепла. Но именно у этих растений, семена которых мы уничто­жили огнём, превратив в пепел, в пепле концентрируется сила, противоположная тому, что развивается в растении под действием Луны.

Развеем по полю — особых стараний не требуется, так как он действует на большом пространстве — этот маленький препарат, полученный таким способом из пепла семян различных сорняков. Тогда в следующем году мы увидим, что растений тех видов, которые мы таким способом обработали, стало на нашем поле гораздо меньше.

Они уже не разрастаются так сильно, а поскольку четырехгодичный цикл в природе действуют в очень многих случаях, то через четыре года мы увидим, что те сорняки, семена которых мы таким способом ежегодно сжигали и рассеивали пепел по полю, совер­шенно с этого поля исчезли.

Видите ли, здесь фактически проявляется действие гомеопатически малых дозировок, которое ныне научно доказано в Биологическом институте. Таким путём можно действительно достичь больших результатов.

Принимая во внимание такого рода вещи, то есть, учитывая в своих хозяйственных мероприятиях такие влияния, которыми в настоящее время совершенно пренебрегают, вы получите в своё распоряжение чрезвычайно много возможностей. Вы можете, например, развести на специальном участке одуванчик для тех целей, о которых мы говорили вчера.

И одновременно, проделав указанную процедуру со сжиганием семян, вы развеете полученный пепел по полю, где появление одуванчика нежелательно. И тогда вы сможете засевать одуванчик там, где вам угодно, но на том поле, где вы развеете пепел его семян, одуванчик расти не будет.

Подобные методы — в настоящее время этому не ве­рят — были известны в древности из инстинктивной зем­ледельческой мудрости. Тогда могли на ограниченных площадях разводить вместе что угодно, потому что по­добные методы применялись тогда инстинктивно.

В этих вещах мои указания, как видите, могут служить исход­ным пунктом для практического применения. А посколь­ку теперь существует убеждение — я не хочу назвать это предубеждением — что всё подлежит последующей про­верке — ну что же, постарайтесь эти вещи проверить.

Вы увидите, что если эксперименты проделаны правильно, сказанное подтвердится. Но если бы я имел хозяйство, я не стал бы дожидаться подтверждения, а тотчас принялся бы за дело. Ибо я уверен, что дело пойдёт. Для меня ис­тины духовного знания истинны сами по себе. Они не требуют подтверждения другими, внешними методами.

Эта ошибка всех наших учёных — они обращались к внеш­ним методам, хотели внешними методами проверить подобные истины. Так поступали даже члены Антропо­софского Общества, хотя им следовало бы знать, что эти истины могут быть истинными сами по себе.

Однако чтобы достичь успеха в наше время, действительно нужна внешняя проверка, надо пойти на компромисс, компро­мисс необходим. В принципе такая проверка не нужна. Ибо как познаются вещи внутренним познанием? Человек познает их такими, какими они внутренне устанавлива­ются в своей качественности.

Они констатируются приблизительно так, как, скажем, тот факт, что если пятьдесят человек изготовляют определённое количество вещей, а требуется изготовить в три раза больше, то для этого понадобится сто пятьдесят человек. Но вот появля­ется этакий дотошный учёный и заявляет: я не верю, что сто пятьдесят человек произведут в три раза больше про­дукции, чем пятьдесят, это надо проверить.

Однако в тех или иных обстоятельствах это положение может быть практикой опровергнуто. Если, например, мы зафикси­руем сначала, сколько сделал один, сколько сделали двое и сколько сделали трое, то может оказаться, что трое сде­лали меньше, чем один. Почему?

Да потому, что они всё время болтали между собой. Значит, математическая ис­тина не истинна? Ведь опыт показал обратное. Но если опыт показал обратное, то это ещё не значит, что всё кончено. Необходимо, выполняя всё совершенно точно, столь же точно исследовать все, что дало отрицательный результат.

Тогда то, что очевидно внутреннему знанию, подтвер­дится и внешними фактами. — Говоря о растительных вредителях наших полей, мы говорили больше об общих положениях. Переходя к вредителям животного проис­хождения, мы уже не можем оставаться в пределах только таких общих положений.

Возьмём особенно характерный пример, чтобы понять, каким образом такие вещи оправ­дываются на деле. Возьмём особенно хорошо известного «приятеля» всякого земледельца, полевую мышь. Чего только не делали, чтобы её уничтожить, чего только не предприни­мали!

В сельскохозяйственной литературе можно найти всевозможные советы: применять фосфорные препараты, препараты, содержащие стрихнин, сахарин и многое дру­гое. Для радикального уничтожения мышей даже предла­галось заражать их тифом, употребляя особый вид бацилл, опасных только для грызунов, помещая их в картофель­ное пюре и раскладывая соответствующим образом.

Даже такие приёмы применялись или, по крайней мере, реко­мендовались. Так что для уничтожения этих, в сущности, очень симпатичных зверьков изыскиваются всевозможные, подчас малогуманные способы.

Думаю, что и госу­дарство будет в этом участвовать, потому что если в одном хозяйстве стараются такими методами уничтожить мы­шей, то ничего у них не получится, если в соседнем хо­зяйстве не принимают таких же мер: мыши просто пере­ходят с соседнего поля.

Придётся обратиться к помощи государства, чтобы обязать все хозяйства применять оди­наковые меры для уничтожения мышей. Государство не входит в детали, оно предписывает определённые меры, которые оно считает правильными, и выполнение их для всех обязательно, независимо от того, насколько они дей­ственны и правильны.

Участвовать во всех этих попытках, выполнять все предписания — значит только бродить вокруг да около, не касаясь существа вещей. Создаётся впечатление, что всё это хорошо только для таких испытателей, но совсем не хорошо для самого дела: мыши всегда возвращаются. Вам это не подойдёт, так как мыши опять возвращаются.

Но мы будем говорить о таких мероприятиях, которые хотя тоже не могут полностью достичь цели, если их при­меняют только в одном хозяйстве, но всё же до некото­рой степени могут быть полезны уже и в одном хозяйст­ве. Для полного успеха надо вести дело так, чтобы убе­дить соседей делать то же, что и вы.

Я уверен, что в буду­щем вообще можно будет больше прибегать к убеждению, чем к полицейским мероприятиям. Это будет под­линным шагом вперед в нашей социальной жизни.

Представьте, что вы поймали относительно молодую полевую мышь, вы можете снять с неё шкурку, то есть у вас может быть шкурка довольно молодой мышки. Всё дело в том, чтобы получить эту шкурку — уж для этого-то мышь можно найти всегда; конечно, если вы хотите проделать эксперимент, это должна быть полевая мышь — чтобы получить эту шкурку в то время, когда Венера стоит в знаке Скорпиона.

Видите ли, в старину люди со своим инстинктивным знанием вовсе не были такими уж глупцами. Там, где мы переходим из растительного мира в животный, мы встречаемся с кругом Зодиака. И созвездия Зодиака вовсе не бессмысленно названы именами животных.

Желая достичь чего-либо в растительном мире, можно оставаться в пределах планет­ной системы. В животном мире этого уже недостаточно. Здесь необходимы знания, охватывающие также окружаю­щий мир неподвижных звёзд, в частности, тех, которые составляют зодиакальный круг.

Видите ли, в развитии растений действия одних лун­ных сил почти достаточно, чтобы вызвать процессы вос­производства. В животном мире воздействие Луны должно быть поддержано воздействиями Венеры. В животном мире действие лунных сил можно не так сильно принимать во внимание, как в растительном мире, потому что живот­ный мир консервирует лунные силы, удерживает их в себе и эмансипируется от них.

Так что в животном мире лун­ные силы действуют не только во время полнолуния. Силы полнолуния животное несёт в себе, оно эмансипируется от определённого времени их действия. В отношении же того, что мы хотим предпринять в наших целях — в отно­шении прочих планет — дело обстоит иначе.

И мы должны совершенно определённым образом поступить с мышиной шкуркой. Мы должны её подгото­вить в то время, когда Венера находится в знаке Скорпи­она. Затем мы её сжигаем и тщательно собираем пепел и вообще всё, что остается от сожжения. Это немного, но нескольких шкурок будет достаточно. Так мы получаем шкурки мышей, сожжённые в то время, когда Венера на­ходится в знаке Скорпиона.

В останках того, что уничто­жено огнём, остается негативная сила, действующая про­тив силы воспроизводства мышей. Полученный таким способом пепел, хотя бы и в самом малом количестве — некоторые вещи довольно трудны, но вы можете действо­вать гомеопатически, вовсе не требуется целой миски пепла — надо развеять по полю.

Если этот пепел получен правильно от сожжения шкурок во время наибольшего соединения Венеры со Скорпионом, то он послужит хоро­шим средством для того, чтобы мыши стали избегать ва­шего поля. Но эти дерзкие зверьки снова явятся, если поблизости имеются участки, где пепла не было развеяно, где они могут гнездиться.

Хотя излучения распространя­ются далеко, но в таком случае их может оказаться недоста­точно. Но если во всей округе будет сделано то же, это явится действительно радикальным средством. Думаю, это вас обрадует. Это было бы подобно тому, как если бы угодья приобрели вкус, как если бы их «поперчили».

Вы видите, что и в этом случае мы должны считаться с действием небесных светил, не впадая при этом ни в малейшей степени в суеверие. Очень многое из того, что было сначала подлинным знанием, с течением времени превращается в суеверие. Разумеется, нельзя подогревать старые суеверия.

Мы должны снова исходить из знания, но это знание должно быть добыто из духовного, духовным, а не чисто физически-чувственным путём. Описан­ные способы обработки почвы для борьбы с вредителями полей годятся в отношении тех вредителей, которых можно причислить к высшим животным. Мыши — грызуны, и относятся к высшим животным.

В отношении же насеко­мых эти меры не принесут успеха. Ибо насекомые нахо­дятся под совсем другими космическими влияниями. И всё, что относится к низшим животным, находится под другими космическими силами и влияниями, чем высшие животные.

Здесь мне придётся обратиться к вещам более тон­ким, и в качестве примера и в связи с вышеизложенным возьмём свекловичную нематоду. При этом станет понят­ным и то, что относится к её близлежащим разновиднос­тям.

Так называемый источник болезни видят в известных вздутиях корневых волокон, а также в том, что листья утром остаются вялыми, обвисшими. Это внешние при­знаки. Мы должны, прежде всего, вспомнить, что средняя часть растения — листва, которая в данном случае ока­зывается повреждённой — получает космические силы из воздуха, а корни получают те силы, которые приходят к растению из космоса, через землю.

Что же происходит, когда появляется нематода? С её появлением тот процесс восприятия космических сил, который правильным об­разом должен происходить наверху, в зоне листвы, оттес­няется вниз под землю, где и приходит в соприкосновение с корнями.

 
 

Если изобразить это схематически (см. рисунок), то вот уровень земли, вот растение, и те космические силы, которые правильным образом должны действовать наверху, у растений, заражённых нематодой, действуют снизу.

В этом существо того явления, о котором идёт речь; определённые космические силы соскальзывают слишком глу­боко вниз. Отсюда и происходят все изменения внешнего вида растений. Но в силу этого нематода имеет возмож­ность под землёй, где она должна жить, получать косми­ческие силы, необходимые ей для жизни.

Иначе она должна была бы оставаться наверху в листьях — нематода представляет собой тонкого нитевидного червя, — но она не может жить там, потому что её жизненная среда земля.

Живые существа определённого вида, все живые су­щества обладают примечательным свойством, они могут жить только в определённых условиях, в пределах неко­торых границ существования. Попробуйте жить в воздухе при температуре +70 С, или при — 70 С. Ваш организм предназначен жить в определённых температурных гра­ницах.

Выше и ниже этого уровня вы жить не можете. И нематода не может. Она может жить только в земле, и притом в такой земле, куда проникают космические силы. Иначе она погибнет. Для всех живых существ требуются определённые условия жизни. И весь человеческий род должен был бы исчезнуть, если бы не было для него определённых условий жизни.

Так вот — для жизни тех существ, о которых идёт речь, важно, чтобы в землю проникали космические силы, те космические силы, которые вообще-то должны дейст­вовать только в окружении Земли. Их действие подчине­но ритму четырёхгодичного цикла.

И вот у нематоды мы видим нечто сильно отступающее от нормы — желающие могут это изучить. Здесь действуют совершенно те же силы, которые — если мы обратим внимание на развитие личи­нок майского жука — появляются каждые четыре года.

Это те самые силы, которые дают земле способность раз­вивать ростки картофеля. Но эти же силы приводят зем­лю и к развитию личинок майского жука, которые через каждые четыре года появляются вместе с картофелем. Этот четырёхгодичный цикл имеет значение не для самой не­матоды, а для тех средств, с помощью которых мы можем с ней бороться.

Возьмите уже не часть животного, как у мыши, а всё насекомое целиком, ибо насекомое, наносящее вред кор­ням, всё целиком является результатом космических воз­действий, и земля ему нужна в качестве опоры. Сожгите его целиком. Лучше всего его сжечь — так вы скорее достигнете цели.

Можно было бы также оставить его сгнить, но продукты гниения трудно собрать. Может быть, это было бы более радикальным средством, но и целиком сжигая насекомое можно, несомненно, достичь цели. Главное здесь — достичь цели своевременно.

Надо, на­сколько это возможно, сохранить насекомое, высушить его и затем сжечь. Это сжигание надо совершить, когда Солнце находится в знаке Тельца. Эта констелляция как раз противоположна той, в которой должна находиться Венера при сжигании мышиных шкурок.

Ибо мир насе­комых тесно связан с силами, действующими при про­хождении Солнца через созвездия Водолея, Рыб, Овна, Близнецов вплоть до Рака. Затем эти силы ослабевают и остаются слабыми до Водолея. Проходя через эти облас­ти, Солнце излучает силы, связанные с миром насеко­мых.

Люди совсем не осознают, какое это специализиро­ванное создание. Солнце. Совсем не то же самое Солнце в своём суточном или годичном кругообороте посылает свои лучи на Землю от Овна или от Рака и т. д. Это всегда нечто другое.

Даже можно считать порядочной бессмыслицей — которую, однако, можно извинить — когда говорят о Солнце вообще. В сущности, следовало бы гово­рить о Солнце Овна, Солнце Тельца, Солнце Рака, Солн­це Льва и т. д. Каждый раз это совсем иное существо — особое комбинированное действие, которое меняется по ходу как дневного, так и годичного кругооборота, опре­деляемого весенним солнцестоянием.

Получив таким об­разом пепел сожжённых нематод, разбросайте его по свек­ловичному полю, и нематоды будут постепенно обесси­ливать. Через четыре года это обессиливание несомненно проявится очень заметно. Они больше не смогут жить, их будет страшить жизнь в земле, «поперчённой» таким об­разом.

Здесь перед нами, можно сказать, удивительным обра­зом возникает то, что раньше называлось знанием о звёз­дах. Теперешняя астрономия служит, в сущности, только для математической ориентации. Ни для какого иного упо­требления она уже не годится.

Но в старину астрономия была другая — в звёздах видели нечто, чем можно руко­водствовать в своих земных делах и занятиях, в своих рабо­тах. Это знание теперь целиком и полностью утрачено.

Описанным способом мы можем устранять живот­ных вредителей. И мы должны усвоить себе такое отно­шение к Земле, которое даст нам понять, что Земля полу­чает способность выращивать растения именно под дей­ствием лунно-водных сил.

Но то, что имеется в растении, что имеется в каждом живом существе, всегда несёт в себе также зародыш своего собственного уничтожения. И если вода, с одной стороны, есть совершенно необходи­мое условие плодородия, то огонь, с другой стороны, есть разрушитель плодородия. Он истощает плодородие.

Поэ­тому если вы надлежащим образом подвергнете действию огня то, что достигло плодоношения под действием воды, то есть растительное вещество, то в хозяйстве природы происходит уничтожение. Вот это и нужно здесь иметь в виду.

В семени развиваются силы плодородия под действи­ем главным образом воды, пропитанной силами Луны. И в том же семени развиваются силы уничтожения под дей­ствием огня, пронизанного силами Солнца или других космических тел, как мы видели в последнем примере.

Видите ли, совсем не так уж странно, что, имея дело с такими великими силами расширения, мы вместе с тем точно указываем, что тут действует также и время. Ибо сила, заключённая в семени, стремится к расширению. Она действует и в силе разрушения на большое расстоя­ние.

Вы видите, всё, что заложено в семени, стремится к расширению. Всё, что заложено в семени, обладает силой расширения. Это свойство семени, ему свойственно раз­вивать способность расширения. Так что и то, что мы получаем в виде пепла, тоже обладает силой расширения. Я бы назвал его перцем — так он выглядит.

Нам остается ещё рассмотреть так называемые болезни растений. Подходя к этому вопросу, мы должны сказать, что в настоящем смысле слова, в сущности, нельзя говорить о болезнях растений. Ненормальные явления, кото­рые мы замечаем в растительном мире и называем болез­нями растений, не являются болезнями в том же смысле, как у животных.

Когда мы будем говорить о животных, мы подробней узнаем об этом различии. И, прежде всего, это совсем не те явления, которые мы находим у больно­го человека. Ибо настоящая болезнь возможна лишь при наличии астрального тела. Астральное тело в животном и человеческом существе связано через эфирное тело с фи­зическим телом.

И здесь существует определённое нор­мальное положение. Совершенно определённый характер этой связи является нормальным.

Когда астральное тело связывается с физическим телом или каким-либо орга­ном физического тела интенсивнее, чем оно должно с ним связываться в нормальном состоянии, иначе говоря, когда эфирное тело не является достаточно тугой набивкой физического тела и астральное тело слишком интенсивно в него внедряется — тогда и возникает большинство болезней.

Растение же не имеет настоящего астрального тела в себе. Поэтому этот специфический способ заболе­вания животных и человека у растения невозможен. Это надо хорошо осознавать.

Теперь нам нужно понять, чем же могут вызываться заболевания у растений. Из всего мною изложенного вы видели, что земля, окружающая растительный организм, обладает определённой жизненностью.

И в этой жизнен­ности в окружении растения действуют — хотя и не с такой интенсивностью, как силы, непосредственно фор­мирующие растение, но всё же достаточно интенсивно — действуют разнообразнейшие силы роста, силы воспро­изводства, которых мы слегка коснулись выше, а также всё то, что действует в почве под влиянием сил полной Луны, которые действуют опосредованно, через воду.

 
 

Вот перед вами множество важнейших связей приро­ды: вы видите Землю, она пронизана водой. Вы видите Луну: Луна, посылая свои излучения на Землю, делает её до некоторой степени внутренне живой, пробуждает в ней движение волн и сплетений в эфирном.

Луне легче этосделать, когда Земля пропитана водой, и труднее, когда она суха. Но вода, в сущности, только посредник. А то, что должно стать живым — это сама Земля, её твердое минеральное вещество.

Но и вода ведь тоже нечто мине­ральное. Резкой границы, конечно, не существует, таким образом, внутри в почве мы видим действие лунных сил.

И это лунное влияние в почве может оказаться слиш­ком сильным. Это даже может очень легко случиться. Вот выдалась очень влажная зима, и за ней тоже очень влаж­ная весна.

Тогда лунные силы слишком сильно воздейст­вуют на почву, чрезмерно оживляют её. Тогда мы имеем слишком сильно оживленную землю. Я обозначил здесь красным цветом эту слишком сильно оживлённую землю (см. рисунок.)

Если этих красных мест нет, если земля не слишком сильно оживлена действием Луны, то на ней вырастают растения, нормально развивающиеся вплоть до образования семени — скажем, у зерновых растений нормально образуются зёрна, если земля через Луну по­лучила правильную жизненность.

Тогда эта жизненность действует снизу вверх так, что образуются зёрна. Но представим себе, что действие Луны было слиш­ком сильно. Земля получила чрезмерную жизненность. Тогда эта жизненность действует снизу вверх слишком интенсивно, и то, что должно было проявиться только в образовании семени, начинает проявляться раньше.

Не доходя до верха, эта сила жизни благодаря своей интен­сивности начинает действовать преимущественно внизу. Воздействия Луны приводят к тому, что для семяобразования сил не хватает. Семя получает нечто от отмираю­щей жизни.

И посредством этой отмирающей жизни над уровнем почвы, этим первым уровнем, образуется второй уровень. Это хотя и не земля, но здесь действуют те же самые силы, что и в земле. Вследствие этого получается, что семя растения и вся верхняя надземная часть расте­ния становятся чем-то вроде почвы для других организ­мов.

Появляются паразиты, грибковые образования, все­возможные грибковые образования. Таким путём возни­кают гангренозные и тому подобные заболевания у расте­ний. Так из-за чрезмерного действия лунных сил то, что должно действовать в растении от земли наверх, задер­живается, не доходя до нужной высоты. Для плодообразования растений нужно, чтобы действие Луны было нор­мальным, а не слишком сильным.

Это удивительно — но это именно так, что вред плодообразованию проистекает не от слабости лунных сил, а напротив, от чрезмерного их усиления. Если бы мы только рассуждали, обдумывали бы, не обращаясь к созерцанию, мы, возможно, пришли бы к противоположным выводам. Но это было бы невер­но. Непосредственное созерцание показывает ту карти­ну, которую я здесь описал.

Что же в таком случае надо делать? Надо разгрузить почву от излишка лунных сил, которые в ней действуют. Мы можем это сделать, если найдём нечто такое, что, будучи внесено в почву, может ослабить посредническую роль влаги и тем самым усилить в Земле её чисто земные качества, чтобы она противостояла увеличившемуся из-за присутствия воды лунному действию.

Для этого — внешне всё остается по-прежнему — возьмите Equisetumarvense, хвощ полевой, приготовьте из него своего рода чай, довольно крутой. Разведите его водой, и этой жид­костью обрызгайте поле, где нужно применять меры про­тив головни и тому подобных заболеваний растений. Здесь тоже потребуются совсем небольшие количества, доста­точно гомеопатического воздействия.

Здесь мы снова встречаемся с такими явлениями, где особенно ясно видно, как должны взаимодействовать от­дельные сферы жизни. Если вы поймёте, какое удиви­тельное влияние окольным путём через функции почек оказывает на человеческий организм Equisetum arvense, хвощ полевой, вы получите путеводную нить.

Разумеется, здесь нельзя просто спекулятивно рассуждать и выдумы­вать, но можно получить путеводную нить, чтобы иссле­довать, как действует хвощ в виде такой жидкости, как я описал, разбрызганной по полю — для этого не требуется каких-то аппаратов. Она действует очень далеко, если даже её разбрызгано совсем немного.

Вы увидите, что это очень хорошее целебное средство. Это нельзя назвать настоя­щим лекарством, потому что растения, в сущности, не болеют. Это не есть настоящий целительный процесс; это процесс, противодействующий тому, который я раньше описал. Таким образом, разбирая действие природных сил в различнейших областях, можно действительно научиться управлять развитием растительных — а также и живот­ных, как мы увидим дальше — организмов в их нормаль­ных и аномальных состояниях.

Только это и можно на­звать подлинной наукой. Ибо существующая практика, движущаяся только путём проб и испытаний, это не на­ука; это только констатирование отдельных явлений, от­дельных фактов, это не наука. Подлинная наука возника­ет только тогда, когда мы узнаем и овладеваем действием природных сил.

 
 

Но ни растения, ни животных, ни паразитов, живу­щих в растениях, нельзя понять самих по себе. Ведь это верно — как я говорил в первом докладе — что бессмыс­ленно рассматривать магнитную стрелку, искать только в ней самой причину того факта, что одним своим концом она неизменно указывает на север. Так не поступают.

Но чтобы объяснить свойство магнитной стрелки, принима­ют во внимание всю Землю с её магнитными полюсами, северным и южным. Всю Землю берут на помощь. И со­вершенно также, как для объяснения свойств магнитной стрелки необходимо привлечь к своему рассмотрению всю Землю, так и в изучении мира растений, животных и че­ловека нельзя оставаться только в этих пределах, но необ­ходимо обратиться ко всей Вселенной.

Ибо жизнь проис­ходит из всей Вселенной, а не только из того, что даёт нам Земля. Природа — это целостность, силы природы действуют повсюду. Кто открывает своё сознание явным проявлениям этих сил, тот постигает Природу. Что же делает теперь наука?

Она изготовляет крошечную таре­лочку, кладёт на неё препарат, тщательно изолирует его и начинает рассматривать. Со всех сторон исключается то, что могло бы воздействовать на рассматриваемый пред­мет. Это называется микроскоп.

Это прямо противопо­ложно тому, что, собственно, надо делать, чтобы постичь дали Вселенной. Теперь уж не довольствуются тем, что запираются в комнатах — они запираются в этих трубоч­ках, в сущности, от всего прекрасного мира, не хотят знать ничего, кроме того, что вошло в объектив. Так постепен­но пришли к тому, что везде и всюду, в той или иной мере, прежде всего обращаются к микроскопу.

Но только тогда, когда мы найдём путь в макрокосмос, мы начнём кое-что понимать в природе и во многом другом.


Ответы на вопросы

14 июня 1924 года

Водные сорняки, капустная кила, грибковые заболевания виноградной лозы, головня — О констелляциях — Минеральные удобрения.


Вопрос: Можно ли способ борьбы, указанный для нематоды, применить также против других насекомых? Я имею в виду против всех вредных насекомых.

Позволительно ли такими методами, так вот запросто уничтожать растительную и животную жизнь на боль­ших площадях? Ведь это может привести к большим злоупотребле­ниям. Здесь должна быть поставлена граница, чтобы человек не мог распространить своё разрушительное действие на весь мир.

Д-р Штайнер: Вопрос о допустимости того или иного действия стоит на самом деле так: представим, что мы на этом остановимся, что такие вещи будут запрещены — сейчас я пока оставлю в стороне этическую, оккультно-этическую сторону вопроса.

Тогда должно будет произойти то, на что я не раз указывал: сельское хозяйство в циви­лизованных странах будет всё ухудшаться и ухудшаться. И это будет выражаться не только в тех или иных частич­ных и местных явлениях, таких как голод и дороговизна, но эти явления станут всеобщими и повсеместными.

И это произойдёт вовсе не в далеком будущем, так что уже теперь нет другого выбора: или предоставить человечес­кой цивилизации на всей Земле идти к своей гибели — или постараться внести такие изменения, которые дали бы Земле новые силы плодородия.

И перед лицом этой необходимости у нас уже, собственно, нет иного выбора. Так можем ли мы дискутировать о том, позволительны ли предлагаемые меры или нет? Однако, с другой стороны, этот вопрос должен быть поставлен, действительно, не­обходимо подумать о том, чтобы, применяя такого рода методы, создать вместе с тем нечто вроде клапана против злоупотреблений.

Несомненно, если такие вещи станут всеобщими, они, конечно, могут привести к злоупотреб­лениям. Это совершенно ясно. Но надо сказать, что на Земле были такие культурные эпохи, когда подобные вещи были известны людям и широко применялись. Но вместе с тем удавалось удерживать это знание в той части чело­вечества, которая сознавала свою строгую ответственность, так что злоупотреблений не возникало.

Величайшие зло­употребления в таких вещах возникали тогда, когда в дан­ную эпоху вообще складывались условия, при которых становились возможными ещё большие злоупотребления в других областях жизни, потому что те же силы действо­вали во всём.

Так было в определённые поздние периоды истории Атлантиды, когда величайшие злоупотребления вызвали величайшую катастрофу. В целом я могу сказать: разумеется, вполне обосновано обыкновение ограничить знание подобных вещей узким кругом людей, не делать его всеобщим достоянием, но в наше время это почти невозможно.

В наше время трудно удержать знание в узком кругу. Узкий круг сейчас же стремится тем или иным способом выпустить своё знание наружу. Пока не было книгопечатания, это было легче; пока большинство лю­дей не умели писать, это тоже было легче.

А теперь почти на любой доклад, предназначенный для узкого круга, сей­час же приглашают стенографа. Я никогда не любил сте­нограмм. Со стенографом приходится смиряться. Было бы лучше, если бы его не было. Я говорю, разумеется, именно о стенографировании, а не о лицах.

Но не должны ли мы, с другой стороны, считаться с совсем другой необходимостью — с необходимостью мо­рального совершенствования всей человеческой жизни? Только это может быть панацеей против всяких злодея­ний, моральное совершенствование всей человеческой жизни.

Наблюдая ряд явлений современности, легко стать пессимистом. Но ведь во всём, что касается морального совершенствования жизни, никак нельзя ограничиваться просто рассмотрением фактов, здесь необходимы мысли, всегда пронизанные импульсом воли.

Мы должны, в сущ­ности, всегда обдумывать, что мы можем сделать для мо­рального совершенствования человеческого существа. И это тоже может исходить от антропософии, и если бы образовалось такое объединение, которое ставило бы своей целью служить неким целебным средством против зло­употреблений, если бы можно было учредить такое объ­единение, против этого нечего было бы возразить.

Ведь в природе всегда получается так, что хорошее может стано­виться вредным. Подумайте, ведь если бы не было дейст­вия лунных сил внизу, то их не было бы и наверху.

Но они должны быть, должны действовать. И нечто, что в одной области в высшей степени желательно и необходи­мо, в другой области оказывается вредным. То, что ариманически действует в земной сфере, вредно именно по­тому, что действует в земной сфере. В сфере же чуточку более высокой — оно действует весьма хорошо.

Что же касается другого вопроса, то действительно всё, сказанное о борьбе с нематодой, верно также и в отношении других насекомых. Это верно вообще для всего мира низших беспозвоночных животных, тех, для ко­торых характерна ганглиозная нервная система, а спин­ной мозг отсутствует. Где есть спинной мозг, надо сни­мать шкурки; где имеется лишь брюшная цепочка ганглиев, надо сжигать целиком.

 

Вопрос:

 
 

Имеется ли в виду дикорастущая ромашка?

Д-р Штайнер: Та ромашка, у которой лепестки свисают вниз. У неё лепестки направлены не кверху, а книзу. Это дико растущая по обочинам дорог Chamomilla officinalis.

Вопрос: У крапивы тоже берут только цветы?

Д-р Штайнер: У крапивы можно брать также и листья, всё расте­ние, когда оно цветёт, но без корня.

Вопрос: Можно ли брать так называемую собачью ромашку, встречаю­щуюся на полях?

Д-р Штайнер: Этот вид более родственен тому, который нам требу­ется, чем тот, который нам здесь показывают как садовую ромашку. Садовая ромашка не годится. Но та, из которой изготовляется ромашковый чай, гораздо больше подхо­дит, её можно употреблять.

Вопрос: Та ромашка, которая встречается здесь на железнодорожных путях, она и есть та, которая нужна?

Д-р Штайнер: Да, это та ромашка, которая нужна.

Вопрос: Относится ли сказанное по поводу уничтожения сорняков также к водяным растениям, например, к элодее?

Д-р Штайнер: Это относится также к болотным и водяным расте­ниям, также и к сорнякам, разумеется, В этих случаях пепел надо рассыпать по берегам водоёма.

Вопрос: Можно ли против подземных паразитов применять те же сред­ства, что и против наземных?

Д-р Штайнер: Совершенно несомненно.

Вопрос: Можно ли указанное средство против болезней растений при­менять также и к виноградной лозе?

Д-р Штайнер: Хотя как раз это и не было нами испытано, а также и оккультно не было достаточно исследовано, но всё же я уверен, что и виноградную лозу можно защитить теми же средствами, о которых я говорил, если их применить точ­но так, как указано.

Вопрос: Как быть с болезнью, вызывающей опадение листьев.

Д-р Штайнер: С ней надо бороться как со всякой головнёй и тому подобным заболеванием.

Вопрос: Должны ли мы, антропософы, содействовать подъёму виноградарства?

Д-р Штайнер: Антропософия в настоящее время во многих случаях может лишь отвечать на вопрос «что есть». Вопрос, что должно быть, в различнейших областях в настоящее вре­мя ещё слишком труден. Я знал одного хорошего антро­пософа, у него был большой виноградник.

Не слишком большую, но всё же порядочную долю своего ежегодного дохода с виноградника он употреблял на рассылку по всему свету открыток, вербуя сторонников трезвенности. А с другой стороны, у меня был друг, строгий трезвенник.

До самой своей смерти он щедро помогал антропософии — и вместе с тем он был из тех, кто на уличных плакатах про­возглашали: за кабинет Штернберга! Вопросы практики очень своеобразны. Нельзя сейчас всё сразу провести в жизнь.

Поэтому я и сказал: конечно, мы берём коровьи рога и зарываем в землю; но если бы мы надели на себя воловьи рога и с воловьим упорством стали бы крушить всё кругом, мы могли бы причинить тем самым большой вред антропософии.

Вопрос: Нельзя ли пузырь оленя, «красной дичи», заменить чем-нибудь другим?

Д-р Штайнер: Да, это может быть трудно, достать такой пузырь. Но чего только трудного не делается на этом свете! Конечно, можно было бы испытать, нельзя ли заменить эти пузыри чем-то другим. Сейчас я не могу на это ответить.

Вполне возможно, что где-либо имеется пригодный для этого вид животных, сохранившийся на ограниченной территории, где-нибудь в Австралии. Это возможно. Но среди жи­вотных, которые водятся в Европе, я не вижу ничего другого.

А говорить о чём-либо, кроме пузыря того или иного животного, вообще не приходится. Не следует позволять себе тотчас же хвататься за суррогаты.

Вопрос: Одинаковая ли констелляция нужна для борьбы со всеми насекомыми?

Д-р Штайнер: Это надо испробовать. Я сказал, что в мире насеко­мых надо принимать во внимание целый ряд зодиакаль­ных констелляций от Водолея вверх до Рака. И варианты этих констелляций для различных видов низших живот­ных, несомненно, имеют значение. Это нужно испробо­вать.

Вопрос: В борьбе с полевыми мышами имеется в виду астрономическая планета Венера?

Д-р Штайнер: Да, та самая, которую мы называем вечерней звездой.

Вопрос: Как понимать констелляцию Венеры со Скорпионом?

Д-р Штайнер: Имеется в виду такая констелляция Венеры, когда Венера видна в небе, а за ней созвездие Скорпиона. Ве­нера должна стоять за Солнцем.

Вопрос: Если сжигать картофельную ботву, повлияет ли это на развитие картофеля?

Д-р Штайнер: Влияние это столь незначительно, что его можно не принимать во внимание. Влияние имеется, даже всегда имеется определённое влияние, когда что-либо предпри­нимается с останками чего-либо органического, причём это влияние сказывается не только на отдельных расте­ниях, но даже на всём поле. Но здесь оно столь незначи­тельно, что практического значения не имеет.

Вопрос: Что понимать под брыжейкой рогатого скота?

Д-р Штайнер: Имеется в виду брюшина, перитональная оболочка. Насколько мне известно, так называют именно брюши­ну.

Вопрос: Это то же самое, что требуха?

Д-р Штайнер: Нет, не то же самое. Это брюшина.

Вопрос: Как надо рассыпать пепел по полю?

Д-р Штайнер: У него настолько велик радиус действия, что, собст­венно, достаточно пройти по полю, рассыпая вокруг.

Вопрос: Действуют ли препараты таким же образом и на фруктовые деревья?

Д-р Штайнер: В общем, всё до сих пор сказанное применимо к пло­довым деревьям. О некоторых особенностях, которые надо принимать во внимание, я буду говорить завтра.

Вопрос: В сельском хозяйстве навозом принято удобрять корнеплоды (пропашные культуры). Пригоден ли навоз, препарированный ука­занным способом, также и для зерновых культур? Или в этом слу­чае требуются ещё какие-либо другие меры?

Д-р Штайнер: Существующие общепринятые приёмы надо сначала оставлять в силе. Речь идёт лишь о том, чтобы к ним добавлять те меры, о которых я говорил. В отношении общепринятых методов, которых я не касался, действует общее правило: не нужно всё сейчас же объявлять пло­хим и всё реформировать.

Я думаю, что те мероприятия, которые себя оправдали на практике, надо, как правило, проводить и дальше, и только дополнять теми, о которых я здесь говорил. Я хотел бы лишь заметить, что действие указанных мною методов очень сильно изменится, если в составе удобрения будет преобладать овечий или свиной навоз. Действие такого удобрения будет значительно менее эффективно.

Вопрос: Что получается при употреблении неорганических удобрений?

Д-р Штайнер: Употребление минеральных удобрений с течением времени должно полностью прекратиться. Ибо следстви­ем любого минерального удобрения является то, что че­рез известный промежуток времени культура, выращи­ваемая на Земле, удобряемой таким способом, теряет не­что в своей питательной ценности. Это всеобщий закон.

А те виды удобрений, о которых я говорил, при их посто­янном применении сделают ненужным удобрять почву чаще, чем раз в три года. Может быть, окажется доста­точным вносить эти удобрения через четыре года или даже через шесть лет.

И от искусственных удобрений можно будет совершенно отказаться. От них станут отказываться уже потому, что наши способы удобрения обходятся хозяйству много дешевле. Искусственные удобрения станут ненужными и исчезнут.

У нас обо всём судят, исходя из опыта слишком коротких сроков. В дискуссии по по­воду пчеловодства один современный пчелиный благоде­тель рьяно доказывал, что пчелиных маток надо разво­дить индустриальными методами; пчелиные матки долж­ны продаваться повсеместно, а не выращиваться в каждом улье в отдельности.

Ну что же, скажу я, конечно, вы пра­вы. Но если не через тридцать-сорок лет, то, во всяком случае, через пятьдесят-шестьдесят лет станет совершен­но ясно, что тем самым всё пчеловодство обрекается на гибель. Такие вещи надо принимать во внимание.

Теперь у нас стремятся все механизировать и минерализировать. Но дело-то как раз в том, что мы должны давать мине­ральному действовать только таким образом, как оно само может действовать в природе. Не следует насильственно притягивать минеральное, не следует живую землю про­питывать чем-то совершенно безжизненным, минераль­ным.

Завтра это ещё не скажется, но послезавтра навер­няка обнаружатся последствия.

Вопрос: Как надо ловить насекомых? Можно ли употреблять их в личиночном периоде?

Д-р Штайнер: Насекомых можно употреблять как в виде личинок, так и летающих. Может быть, только окажется нужным слегка изменить констелляцию. Она несколько сдвинет­ся в направлении от Водолея к Раку при переходе от кры­латого насекомого к личинке. Для крылатого насекомого лучше выбрать момент, более близкий к Водолею.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.