Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Пир во время чумы





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

“Землетрясение в Армении потрясло всех советских людей”.

Программа “Время”, 20 дек. 1988 года.

Известно, что человеку свойственно шутить в критических и опасных ситуациях. Классическим примером явялются шутки, которыми А.Суворов ободрял своих солдат. Можно было бы спорить об их уместности на поле сражения, да только великий полководец за всю жизнь не проиграл ни единого сражения.

Д. Лихачёв считал даже, что “ободрение смехом в самый патетический момент смертельной угрозы всегда было сугубо национальным, русским явлением”.

Известно, что солдаты, проводившие долгое время в окопах, в сырости и на морозе, не болели простудными заболеваниями. Они чихали, кашляли, но почти никто не попадал в госпиталь с гриппом или ОРЗ. Очевидно, в экстремальных условиях включаются подсознательные защитные механизмы, и юмор – один из них. В опасных ситуациях этот защитный механизм включается автоматически, подсознательно.

Автору пришось пережить событие, масштабы которого можно было бы сравнить с чумой. Речь идёт об аварии на атомной станции близ Чернобыля. Когда утром 26 апреля 1986 года мы услышали о “взрыве” на АЭС, первой реакцией был, как помнится совершенно отчётливо, ... смех. Ужас, страх перед неопределённостью пришли потом, но сначала был смех. И он не умолкал многие месяцы во всём Городе, который радиоактивное облако накрыло накануне Первомая. Это было незабываемое время. Беседы, разговоры, споры в транспорте, на работе, в компаниях, в постели велись вокруг одного и только одного предмета. Всё остальное перестало существовать. Положение усугублялось тем, что власти не нашли ничего лучшего, как перекрыть все источники информации и даже опечатать приборы для измерения радиоактивности, находящиеся в отделах Гражданской Обороны каждого крупного предприятия.

В ответ появилось множество анекдотов, шуток, частушек, большая часть которых была посвящена двум темам: предполагаемому снижению потенции у мужчин и несомненной роли алкоголя в подавлении последствий радиации.

Когда 8 мая 1986 года автор сходил с трапа в Вильнюсском аэропорту, первой фразой, услышанной в толпе встречающих, была частушка:

Запорожец – не машина,
Киевлянин – не мужчина.

Киевские мужчины не остались в долгу и пытались всеми силами доказать ложность этого утверждения. Сексуальная активность в городе резко возросла. Но в ещё большей степени возросло количество смеха. Проходя институтскими коридорами, можно было слышать раскаты, просто взрывы смеха, постоянно доносящиеся из-за закрытых дверей лабораторий и кабинетов.

Город смеялся!!! И мы выжили.

4. Классификации комического

Первые попытки классифицировать остроумие восходят к античной древности: они были предприняты Цицероном и Квинтилианом.


Цицерон опирался при этом на свой опыт публичного оратора. В трактате “Оратор” он разделил всё остроумие на два основных типа:


1. Смешное, проистекающее из самого содержания предмета.
2. Словесная форма остроумия, которая включает в себя:

  • абсурд
  • двусмысленность
  • неожиданные умозаключения
  • каламбур
  • аллегорию
  • противоположность
  • кажущуюся простоту
  • карикатурное изображение
  • сравнение (похожесть)
  • противоречие (противоположность)
  • несбывшееся ожидание
  • уклончивость
  • иронию
  • метафоры
  • передразнивание
  • небылицы
  • пословицы
  • лёгкую насмешку
  • неожиданность
  • недооценку
  • буквальное понимание слов
  • необычное истолкование имён собственных.

Это - первая формальная классификация остроумия. Можно представить себе, с каким мастерством и, очевидно, практическими результатами, великий оратор пользовался этими приёмами.

Квинтилиан тоже рассматривал остроумие в связи с риторикой. Он более чётко, чем Цицерон, отделял остроумие от просто смешного. Он понимал, что человек смеётся не только над тем, что остроумно, но также над глупостью, трусостью, невоздержанностью и пр.


Все причины, вызывающие улыбку и смех, Квинтилиан разделил на 6 групп:

1. Изысканность (urbanitas).
2. Грациозность (venustum).
3. Пикантность (salsum).
4. Шутка (facetum).
5. Острота (jocus).
6. Добродушное подтрунивание (decacitas).

Александр Лук классифицировал известные ему приёмы остроумия следующим образом:

  1. Ложное противопоставление.
    2. Ложное усиление.
    3. Доведение до абсурда:
    а) преувеличение (гипербола);
    б) преуменьшение или смягчение (эвфемизм).
    4. Остроумие нелепости:
    а) соединение двух логически несовместимых высказываний;
    б) паралогический вывод.
    5. Смешение стилей, или "совмещение планов":
    а) смешение речевых стилей;
    б) перенос терминология;
    в) несоответствие стиля и содержания;
    г) несоответствие стиля речи и обстановки, где она произносится;
    д) псевдоглубокомыслие.
    6. Намёк, или точно наведенная цепь ассоциаций.
    7. Двойное истолкование:
    а) игра слов;
    б) двусмысленность.
    8. Ирония.
    9. Обратное сравнение:
    а) "чистое" обратное сравнение;
    б) буквализация метафоры.
    10. Сравнение по случайному или второстепенному признаку, перечисление разнородных предметов и явлений в "едином списке".
    11. Повторение:
    а) "чистое" повторение;
    б) повторение с изменением грамматической конструкции;
    в) повторение с изменением смысла.
    12. Парадокс.

Виктор Раскин различает вербальные виды смешного следующим образом (список неполный):

  1. Насмешка.

- Кто этот джентльмен, с которым я тебя видела вчера вечером?
- Это не джентльмен, это – сенатор.

  1. Насмешка над собой.

Осуждённый, которого ведут на расстрел в понедельник: “Ни фига себе, неделька начинается”.

  1. Самоуничижительный юмор.
  2. Загадка.
  3. Игра слов.

- С чем, в первую очередь, сталкивается человек, впервые попавший в Нью-Йорк?
- С автомобилем.

Thomas C. Veatch в своей “A Theory of Humor” приводит следующий (также неполный) список видов смешного:

  1. Доведение до абсурда.
  2. Сатира.
  3. Буквальное понимание метафор.
  4. Ирония.
  5. Двусмысленность.
  6. Игра слов.
  7. Противоречие.
  8. Несовпадение.
  9. Уход от опасности.
  10. Обозначение превосходства.
  11. Излишняя рациональность.
  12. Отклонение от обычного.
  13. Другие.

Мирослав Войнаровский (http://psi-logic.narod.ru/steb/steb.htm) разделяет смешное на следующие виды:

  1. Аникс (термин, введённый Войнаровским)
  2. Каламбур
  3. Гротеск
  4. Двусмысленность
  5. Перевертыш
  6. Ассоциации
  7. Передвигание
  8. Умолчание
  9. Повторение
  10. Сокращение
  11. Расшифровки
  12. Намек
  13. Недосказанность
  14. Эвфемизм
  15. Рифма (с намёком на непристойность).

Общей чертой вышеприведённых классификаций является то, что в них недостаточно чётко прослеживаются внутренние, коренные отличия. Они не претендуют на научность. Научная классификация видов юмора должна основываться не на перечислении видов смешного или приёмов комического, но на группировании этих приёмов или видов по общим для них существенным признакам. Чем более глубоко нам удастся проникнуть в суть смешного, тем логичнее и, как правило, проще будет такая классификация. В идеале, научная классификация состоит всего из двух разделов.

Одна из таких классификаций существует, и принадлежит она З.Фрейду, который различал шутки и комическое следующим образом: “Шутка изобретается, комическое случается”.

Раскин также различал намеренный и ненамеренный юмор, что близко к определению Фрейда.

Автор данного исследования считает, что имеется более, чем достаточно, аргументов в пользу агрессивной природы юмора, той точки зрения, что юмор всегда является либо интеллектуальным оружием в борьбе за повышение социального статуса, либо подготовкой к интеллектуальной схватке, своего рода тренировкой, разминкой. Социальный статус измеряется не в абсолютных цифрах. Это – относительное положение человека относительно других индивидуумов. Повышение социального статуса может происходить только двумя путями: собственным возвышением или понижением статуса окружающих. Исходя из этого взгляда, универсальной классификацией смешного могла бы служить следующая:

    1. Юмор унижения. Нас радует, нам смешно, когда кто-то попадает или поставлен в незавидное положение.
    2. Юмор возвышения. Мы получаем удовольствие, когда возвышаемся в собственных глазах или над другими.
    3. Смешанный юмор. Представляет собой комбинацию двух предыдущих.

Нетрудно видеть, что все три вида смешного могут быть использованы для продвижения по социальной лестнице, закрепления достигнутых позиций или для тренировки нашей способности состязаться с другими. Эта ментальная тренировка кажется безобидной и привела многих исследователей к заключению о существовании безобидных шуток, не причиняющих никому вреда. Подобным же образом могут казаться безобидными уроки фехтования, стрельбы или тренировки боксёра – всё зависит от точки зрения и реализации знаний, полученных на этих уроках.

Интересно, что агрессивный характер превых трёх из четырёх известных видов смешного: сатира, сарказм, ирония и юмор, не вызывает сомнений. И только по поводу юмора мнения расходятся. Многие считают, что существует безобидный юмор, не направленный на чьё-то унижение или возвышение. Постараемся показать, что существует иной взгляд на этот вид смешного.

Приведём несколько примеров.

Юмор унижения

Чистым случаем юмора унижения является насмешка над человеком, попавшим в неловкое положение или обладающего физическими недостатками. Например: “Рыжий, рыжий, конопатый”. Подобный юмор используется клоунами на арене. Белый клоун бьёт рыжего по голове, тот падает, обливается водой, попадает впросак. Комедия положений, в частности, фильмы немого кино, над которыми мы смеялись навзрыд, почти целиком состоят из подобного юмора. Но вот близкий пример:

Д.Минаев

По Невскому бежит собака,
За ней Буренин, тих и мил...
Городовой, смотри, однако,
Чтоб он её не укусил!

В этой эпиграмме почти нет присущей юмору загадки, “светящегося противоречия”, разве что небольшое преувеличение, заключающееся в том, что случаи укуса собаки человеком маловероятны. Это – типичный пример унижающего юмора. Заметив, однако, что без этого небольшого противоречия эпиграмма была бы просто плоской и из категории юмора выпала бы.

Юмор возвышения

А.Иванов – Майе Плисецкой:

Я говорить о вас бы мог
Экспромтом и не вдруг;
Большой театр без ваших ног
Буквально как без рук.

Казалось бы, где в этой эпиграмме можно найти агрессию? Она безусловно лестна для адресуемой. Но агрессия присутствует и здесь. Блестяще написанная эпиграмма возвышает одновременно и автора, и читателя, и великую балерину. Образ Майи Плисецкой возвышается изысканной лестью. Автор укрепляет свои позиции как лидера отечественной пародии и эпиграммы. Повышается, хотя и в меньшей степени, статус читателя. Всё это становится очевидным при лёгкой переделке текста. Уберём из него элемент юмора. Например, так:

Я говорить могу сейчас
Экспромтом и не вдруг;
Боюсь, Большой театр без вас
Буквально как без рук.

Смысл эпиграммы остался тот же, присутствует то же количество лести и восхищения. Но ... исчезла игра слов “без ног – без рук” - и читатель чувствует себя буквально в дураках. Ему не над чем думать, нечего разгадывать. Отсутствует элемент умственной гимнастики. Автор автоматически попадает в разряд нудных рифмоплётов. И читатели не получают того импульса возвышения, самовосхищения, как от классической эпиграммы А.Иванова. Приведённая эпиграммы - чистый случай юмора возвышения. Он позволяет читателям, ощущать себя “на уровне”, а иногда и выше уровня, если нам случится услышать эпиграмму в присутствии кого-нибудь, до кого она не дошла.

Другим чистым примером такого возвышающего остроумия может служить двустишие О.Мандельштама:

Ах, матовый ангел на льду голубом.
Ахматовой Анне пишу я в альбом.

Смешанный юмор

Евгений Евтушенко начал поэму “Братская ГЭС” с обращения к своим предшественникам, в частности, к Есенину:

Есенин, дай на счастье нежность мне ...

А.Иванов назвал свою пародию “Панибратская ГЭС” и этого названия было бы уже достаточно. Пародию уже можно было бы и не писать. Но великий пародист одним названием не ограничился. Он начал свою пародию следующим четверостишием:

Есенин, дай на счастье руку мне.
Пожми мою. Дружить с тобой желаю.
Давай с тобой полаем при луне.
Ты помолчи. Я за двоих полаю.

В этой пародии автор поэмы не только зло и справедливо высмеивается, но начитанному читателю предоставляется возможность вспомнить есенинское “Собаке Качалова”, что, безусловно, служит его (читателя) самовозвышению. Это – юмор смешанного вида, пародия многоплановая, здесь содержится и унижение (пародируемого) и возвышение (автора и читателя).

Теория юмора

У человечества есть только одно действительно

эффективное оружие, и это оружие – смех.

(Марк Твен)

В предыдущих главах мы накопили достаточно данных, позволяющих уяснить состояние исследований смешного на сегодняшний день. У нас имеется всё, чтобы приступить к упорядоченному и планомерному нахождению ответа на основной вопрос: “Почему человек смеётся?” Нас не будет интересовать вопрос: “когда?” или “при каких условиях?”, но “почему?”. А также: «Зачем?»

Ибо ответов на эти основополагающие вопросы мы пока не увидели.

В Главе 2 мы пришли к следующим заключениям:

  • Юмор существует как объективное явление.
  • Юмор имеет агрессивную природу. Человек смеётся не только над “невинными” шутками, но и над несчастьями других.
  • Количество прирождённых остряков и людей, склонных к лидерству, примерно совпадает в процентном отношении.
  • Чувство юмора является для человека чем-то жизненно важным.
  • Юмор может быть разделён на два основных вида: юмор возвышения и юмор унижения. Если эти два вида присутствуют одновременно, мы имеем дело со смешанным юмором.

Для нахождения ответа нам понадобятся следующие 13 Тезисов. В них читатель не найдёт ничего нового. Эти тезисы, по существу, позаимствованы из существующих работ и подверглись лишь лёгкой перефразировке. С ними согласилось бы подавляющее большинство исследователей смешного:

  1. Юмор – явление врождённое и играет существенную роль в выживании вида.
  2. Юмор – не сложнейшая, но одна из примитивнейших эмоций. Есть свидетельства того, что юмор присущ приматам и другим животным.
  3. Улыбка, смех, хохот являются выражением удовольствия.
  4. Любую шутку характеризует некоторая нелогичность, “светящееся противоречие”, загадка, отличающая её от обычной логической мысли.
  5. Удовольствие от юмора достигается при достижении либо а) превосходства над кем-то либо б) интеллектуального триумфа от нахождения загадки, поэтому ...
  6. “дважды произнесённое острое слово становится глупостью” (А.Пушкин),
  7. Аудитория с большим энтузиазмом реагирует на шутки, если она находится в хорошем настроении.
  8. Рассказчик с большим удовольствием, чем аудитория, смеётся шутке, которая ему хорошо известна.
  9. Юмор воспринимается по разному (часто с противоположным знаком) шутником и аудиторией, и вышучиваемым; “агрессором” и слушателями с одной стороны и “объектом агрессии” с другой.
  10. Удачная шутка может возвысить или обидеть человека, которому она адресована, сильнее, чем плоская.
  11. Юмор – явление социальное, это интеллектуальное оружие. Он не существует вне человеческого фактора. Юмор является оружием агрессии у сильных и выполняет защитную функцию у слабых.
  12. Наибольший эффект достигается, если время, затраченное на разрешение “загадки”, мало.
  13. Для наилучшего восприятия шутки слушатель должен быть подготовлен (предупреждён).

Юмор – явление примитивное (тезисы 1и2). Он доступен каждому, даже ребёнку или дикарю. Его природа имеет, скорее всего, такое же простое, примитивное объяснение. Именно такое объяснение нам предстоит получить, даже скорее, не получить, а не проглядеть. Как будет показано ниже, решение уже имеется, оно найдено нашими предшественниками. Им оставалось сделать один маленький шаг. Последний шаг к финишной ленточке.

Смех – выражение удовольствия (тезис 3). Чистый случай смеха унижения свободен от загадки, “светящегося противоречия”. Это - примитивный, грубый юмор и секрета для нас не представляет. Смех здесь возникает от удовлетворения чисто агрессивных, низменных чувств, возвышения за счёт унижения других. Можно притворяться, что мы такому юмору не подвластны, что несчастья, происходящие с нашими врагами, доставляют нам исключительно неприятные ощущения. Правда, для этого нам придётся кое о чём забыть. Забыть громовой смех аудитории при просмотре комедийных фильмов немого кино, нашу детскую радость при выступлении на арене клоунов, попадающих в смешные ситуации с падениями и обливаниями водой. Забудем это, как далёкий сон и перейдём к более утончённым формам смешного. Их, согласно нашей классификации, насчитывается всего две: юмор возвышения и смешанный юмор.

Каждая шутка юмора возвышения содержит интеллектуальную “загадку” (тезис4), которую необходимо разрешить. Смех свидетельствует об испытываемом нами удовольствии от успешно проделанной умственной работы – разрешения “загадки” (тезис 5, б). Например, простое переставление слов или их неправильное употребление часто становится смешным, так как нам предлагается умственная задача: восстановить логичный порядок слов и понять их правильный смысл. Если загадки не существует или ответ на неё заранее известен, нам нечего разгадывать. Шутка перестаёт быть смешной (тезис 6). Записные шутники часто поступают таким образом. Они просто переставляют слова во фразе или вставляют непривычные синонимы в общеупотребительные идиомы. Если такой человек изменит всего лишь одно слово в набившей оскомину фразе: «Не вешайте мне лапшу на уши» и скажет: «не вешайте мне на уши спагетти», он может сойти за остряка.

Тезис 4 считает верным большинство исследователей. Ещё Квинтилиан писал: “И, клянусь Геркулесом, весь смысл шуток заключается в том, чтобы выразить по-другому то, что есть истинно: это делается путём искажения своих или чьих-то убеждений, либо произнося нечто невозможное”.

А вот как выразил эту же идею Артур Шопенгауэр в книге “Мир как воля и представление”, (1819): “Смех всегда возникает из неожиданного осознания несовпадения между известным понятием и реальными объектами, которые в каком-либо отношении мыслились в этом понятии, и сам представляет собой лишь выражение этого несовпадения”. Ключевым здесь является слово “неожиданное, или внезапное”. Ниже будет пояснено, почему.

Обозначим величину, обозначающую степень Удовольствия от Разрешение Загадки, аббревиатурой УРЗ.Удовольствие это может быть сильным, слабым или отсутствовать вовсе. Величина УРЗ может быть выражена в некоторых условных величинах. Ниже нам придётся эту величину формализовать.

Настроение слушателей повышает эффект от юмора (тезис 7). Находясь в хорошем настроении люди смеются охотнее, их легче рассмешить. Уровень настроения тоже может быть выражен некоторой величиной. Назовём эту величину Фоном Настроения (ФН). Удовольствие от Разрешения Загадки накладывается на Фон Настроения. Эффект Юмора является суммой этих двух величин. Это даёт нам основания для составления начального выражения для Эффекта Юмора (ЭЮ).

Оно может быть представлено в следующем виде:

ЭЮ = УРЗ + ФН, (1)

где ЭЮ - эффект юмора,

УРЗ - удовольствие от разрешения загадки и

ФН – фон настроения.

Для того, чтобы формула имела смысл, необходимо задаться некоторыми (пусть условными) величинами для оценки входящих в неё составляющих и обозначить их размерности. К счастью, до нас эту работу проделал безвестный представитель русского народа, который первым ввёл единицу размерности ЭЮ. Единицу эту он обозначил как “Смех” и дал ей количественное выражение в одну условную единицу. Величина эта приводится в словаре В.И.Даля: “Всем смех, а нам и полсмеха нет”.

Обозначим и мы максимально возможное удовольствие, получаемое в результате восприятия шутки, равным величине в 1 Смех, или сокращённо 1 См.Постараемся не путать её с единицей электрической проводимости (сименс), обозначаемой такой же аббревиатурой. Величине в 1,0 См будет соответствовать максимально возможная величина ЭЮ, которая на обыденном языке называется “конским ржанием” (horse-laugh) или “катанием по полу”. Нетрудно видеть, что величины УРЗ и ФН должны иметь ту же размерность (См). Примем условно максимальную величину УРЗ равной максимальной величине ФН, то есть +0,5 См. Такой величине ФН соответствует настолько радостное состояние души, что рассмешить человека очень легко. Для этого достаточно воспользоваться старинным народным способом и добавить к уровню ФН, равному +0,5 См, пренебрежительно малую величину в +1,0 Па (один палец). В качестве ограничения примем, что этот палец не является средним. При этом величина ЭЮ превысит нулевой уровень, то есть будут созданы условия для смеха.

Максимальная величина УРЗ, равная +0,5 См, соответствует первоклассной шутке, например, свежему, актуальному, вовремя и умело рассказанному анекдоту.

Минимальное значение УРЗ = - 0,5 См (кощунственная, оскорбительная шутка). Минимальная величина ФН = -0,5 См, что соответствует настолько глубокой депрессии, что даже доза в +2,0 Па не поднимет уровень настроения на достаточный уровень. В подобной депрессии даже самая удачная шутка с величиной УРЗ = +0,5 См сможет вызвать лишь лёгкое движение печальных губ. Суммарная величина ЭЮ будет близка к нулю (0,0 См).

Максимально возможное значение ЭЮ равно +1,0 См, а минимально возможное может опускаться до -1,0 См. Несмотря на условность принятых нами величин, подобный подход позволит избежать расплывчатых суждений и даст возможность сопоставления выводов.

Формула (1) не вносит ничего нового в понимание природы смешного, это лишь условная математическая иллюстрация известных положений. Несмотря на неизбежную субъективность, она предоставляет возможность численного анализа. Однако, эта формула не приблизила нас к ответу на следующие важные вопросы:

1. Почему рассказчик, для которого удовольствие от решения загадки (тезис 6) не представляет никакого усилия (УРЗ = 0), получает большее удовольствие от своей шутки, чем аудитория (тезис 8)? В то же время слушатель, знакомый с шуткой и уже решавший эту загадку, никакого удовольствия не получает (УРЗ = 0).

2. Объекту агрессии, сиречь, предмету насмешки, решение задачи, составляющей суть шутки, удовольствия не доставляет (ЭЮ < 0, тезис 9). Напротив, меткая шутка способна вызвать более сильную негативную или позитивную реакцию, чем шутка слабая (тезис 10). Как объяснить, почему удачная, попавшая в цель насмешка вызывает более сильную негативную реакцию высмеиваемого, чем насмешка неудачная, плоская?

3. Почему нам доставляет удовольствие решение элементарных, простых загадок, несоответствий, являющихся “солью” шутки? Отчего это простое интеллектуальное упражнение вызывает прилив радости, сопровождающийся смехом, а решение более сложных, престижных задач, смех вызывает редко?

Ответы на эти три вопроса приведут нас к разрешению вечной загадки: “Почему мы смеёмся.

Заметим, что информация, включённая в три вопроса, выделенных нами, не являются плодом нашего умозаключения или фантазии. В её справедливости каждый может убедиться на собственном опыте. А убедительного, логичного ответа ни на один из этих вопросов пока не дано.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.