Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Новые виды исследований



 

Ещё более новый вид исследования, невообразимый в настоящее время для людей с общепринятым кругозором, вероятно, будет развит в ближайшем будущем. Все психотерапевты, использующие мощную регрессию (возвращение к памяти переживаний в раннем – детском и младенческом – возрасте), в которой в значительной степени ослабляется управляющая функция неокортекса, делают упор на важности родов, подчёркивая долговременные следствия условий рождения. Это приложимо к первичной терапии, возрождению, гипнотерапиям и психоделической терапии.

Из своей практики я узнал, что имеется зависимость между тем, как была рождена девочка, и тем, как она будет рожать собственных детей. Я также узнал, что когда у кого-то было трудное рождение, этот человек, как правило, затрудняет также всякие роды, на которых присутствует. Подобные наблюдения могли бы вдохновить изобилие исследований.

Представим, например, исследование, посвящённое родам группы акушерок и врачей-акушеров, которое показало бы, какие имеются зависимости между процентом щипцовых родов, процентом кесаревых сечений, процентом перинатальной гибели детей в родах, которые они принимали, и обстоятельствами их собственного рождения! Такие изучения могли бы привести к существенным практическим заключениям в то время, когда нормальные роды всё более редки и когда большинство докторов являются скверными целителями.

Эти мысли о будущем исследований подтверждают, что противоположность существующим убеждениям, умения и технология часто далеко опережают науку, прошлое даёт нам много примеров. Действия акупунктуры, или морфина, или аспирина были известны задолго до того, как было понято, как они работают. Первая машина была изобретена раньше открытия законов термодинамики. Вакцинациями пользовались до возникновения иммунологии. То же справедливо для исследований по первичному здоровью. Поскольку наше технологическое общество так много делает для нарушения периода зависимости от матери столь многими способами, нам сейчас настоятельно нужны новое сознание, новый взгляд на здоровье и новые виды исследований.

Глава Х

Первичное здоровье и…

 

Даже если у вас есть достаточно научных данных, чтобы понимать важность первичного здоровья, в действительности требуется намного больше. Чем мы должны обладать, это новым сознанием. Такое новое сознание могло бы всколыхнуть всякий аспект нашего общества.

 

Нуклеарная семья

 

Нуклеарная семья представляет один из самых пагубных аспектов сегодняшнего общества. Она игнорирует фундаментальные потребности беременной женщины, женщины в родах и младенца. В традиционной обширной семье женщина, ожидающая ребёнка, всегда окружена женщинами разных поколений, помогающими друг другу в повседневной жизни, включая задачи материнства. В такого рода обширной семье новоиспечённая мать приобретает опыт, касающийся новорожденных детей, заранее.

В нуклеарной семье беременная женщина либо проводит дома долгие часы в одиночестве, либо ходит на работу и не способно приспособить свой стиль жизни к различным фазам беременности. В профессиональном мире, если женщина объявляет, что она беременна, есть ощущение, что она будет менее продуктивной и менее ценной. В день самих родов мать нуждается в уединении – но ей также нужно чувствовать себя частью общности. Эти две потребности не могут легко удовлетворяться в нашем обществе.

На протяжении месяцев грудного вскармливания традиционная обширная семья может помогать законной матери с её ребёнком столько, сколько возможно, круглые сутки. Если мать занята, то другая женщина всегда есть, чьи руки в его распоряжении на первом году жизни и всегда есть кому играть с ним. При таком устройстве ребёнок часто может быть со старыми людьми, вроде бабушки или дедушки, у которых свои собственные взгляды на обращение с новорожденными детьми. И это соприкосновение с детьми означает, что старикам есть для чего жить.

Особенные качества роли матери и роли отца, как правило, принижаются нуклеарной семьёй через укороченное и неполное грудное вскармливание и современные способы деторождения. Ни в каком обществе никогда до такой степени, как в нашем, не игнорировалась полярность мужского и женского, необходимая для развития человеческого общества. Сейчас невозможно подсчитать долговременные следствия настолько новой ситуации.

В нашем современном индустриализованном обществе всё постоянно направлено на уменьшение размеров семьи. Рождаемость всё понижается, так что число детей в семье всё уменьшается. В Китае делается всё, чтобы отбить охоту заводить второго ребёнка – что означает забвение в будущем слов брат и сестра! Родители-одиночки всё более обычны в западных обществах. Даже когда члены семьи собраны в одном месте, быстро меняющиеся моральные ценности и взгляды означают наличие частых недоразумений и конфликтов внутри семьи. Повышение жизненного стандарта и рост современной технологий способствуют уменьшению размеров семьи и принятия ядерной семьи за образец. Архитекторы и городские планировщики сейчас проектируют жильё в расчёте на то, что почти у каждого имеется телефон и автомобиль; в самом деле, величина автомобилей прекрасно соответствует размеру ядерной семьи. Мы не можем рассматривать ядерную семью, не рассматривая также всего технологического общества, от которого она зависит.

 

Акушерство

 

Определённые ведомства, принадлежащие к технологическому обществу, обладают мощным влиянием на всё, происходящее в первичном периоде. Из них акушерство является, вероятно, одним из самых мощных. Поскольку на первом месте в акушерстве стоит управление родами, оно склонно отстаивать концентрацию родов в больших больницах и контролирование рожающих женщин электронным оборудованием. Ввиду этого акушерство не будет принимать в расчёт факторы, которые могли бы способствовать физиологическому процессу как в родах, так и в процессе привязывания.

Каждый, кто пытался понять, что делает роды более лёгкими, менее болезненными и таким образом менее опасными, приходил к тем же выводам. Они все делают ударение на важности знакомого и женского окружения. Они знают, что когда вам нужно двигаться из одного места в другое во время родов, это может часто быть причиной нарушений. И они знают о важности полумрака, тишины, тепла и свободы положения тела.

Когда примерно четыре пятых населения живёт меньше, чем в 20 минутах от больницы, оснащённой для производства кесаревых сечений, когда даже скорая помощь для собак имеет оборудование, нужное для неотложных операций, не может быть разумной основы для недоверия по отношению к домашним родам. Это недоверие основывается на недостатке воли. Наиболее искусный способ дискредитировать домашние роды в том, чтобы сделать их возможно более опасными. Их делают опасными частично через создание атмосферы вины. Когда женщина осмеливается думать о домашних родах, первое, о чём её спрашивают, это что она будет делать, если возникнут осложнения. Профессионалы никогда не думают, что легче было бы, если бы женщине не приходилось покидать знакомое место. Домашние роды делают опасными поддержанием атмосферы конфликта. Когда акушерка должна перевозить рожающую женщину из дома в больницу, она знает, что представляет этим повод для критики и даже к осмеянию. Домашние роды также делают опасными те, что не существует подготовки для аутентичных акушерок, и женщины, имеющие призвание к работе, не совпадают с теми, которых отбирают. Возраст (достаточный, чтобы успеть завести собственных детей), опыт, инициатива и способность к принятию самостоятельных решений являются основополагающими качествами, необходимыми акушерке, работающей с домашними родами.

С той подготовкой акушерок, которая существует на сегодняшний день, не только мы не получаем аутентичных акушерок, но мы часто становимся препятствием в самом начале карьеры тех женщин, которые искренне хотят помогать другим женщинам в родах. Это делается или через стыки с властями или из-за того, что трудно заработать на жизнь таким образом. Эти ссоры с властями обычно ловко подстроены и их истоки трудно проследить. Они также затрагивают тех редких докторов, которые принимают домашние роды. На этих докторов часто нападают косвенно за их «некомпетентность», их «промахи» вне области деторождения. Экономическое давление также чувствуется через различные пути. Во Франции суммы, возмещаемой матери социальным обеспечением за домашние роды, едва хватает, чтобы заплатить акушерке. В США решение некоторых больших страховых компаний (морская и сухопутная компания взаимного страхования от огня в Филадельфии) не охватывать частных «сестёр-акушерок» для домашних родов представляет действенную и осмотрительную модель подавления экономическими средствами.

Существует область, в которой в последние 30 лет не было никакого прогресса. Это изучение факторов, которые могут влиять на гормональный баланс, необходимый для родов, как положительным, так и отрицательным образом. Этот предмет является табу и по сути подрывным; он привёл бы к пересмотру основ акушерства. Он привёл бы к полному пересмотру определённых практик, осуществляемых ежедневно. Такие практики включают оставление женщиной своего дома при родах, поездку в автомобиле или на скорой помощи, прохождение какого-то числа влагалищных исследований и вставление иглы в вену – и всё на протяжении нескольких часов. Все они являются путями, до настоящего времени не будучи подозреваемыми в этом, торможения физиологического процесса родов.

Если бы акушеры имели хоть малейший интерес к физиологии родов, некоторые заведённые процедуры пересматривались бы, критиковались, обсуждались и использовались избирательно. Возьмём в качестве простого примера практику вставления капельницы в руку рожающей женщины. Никто ещё не доказал, что действие адреналина, вырабатываемого при введении иголки, незначительно. Кроме того, является редкостью интересоваться нежелательными эффектами введения глюкозы через капельницу. Всё же было открыто лишь совсем недавно, что глюкоза, получаемая через капельницу, может на самом деле повысить чувствительность к боли. Глюкоза также понижает уровень хлорида натрия в крови и у матери и у ребёнка. Низкий уровень хлорида натрия в крови ребёнка имеет следствием учащение его дыхания. Есть также свидетельства, что высокий уровень глюкозы препятствует синтезу простагландинов, чья роль столь важна в родах. Ребёнок реагирует на избыток сахара активизацией своей поджелудочной железы и дополнительной секрецией инсулина. В результате после родов у новорожденного ребёнка гипогликемия. Это могло бы помочь в объяснении увеличения случаев желтухи новорожденных в последние 10 лет. Также существенно, что когда рожающая женщина не получает никаких лекарств и абсолютно свободна пить, что ей угодно, она часто пьёт только воду, если она выбирает пить что-нибудь сладкое, это часто потому, что ей сказали, что ей надо поддержать свою энергию.

Акушерство потому опасно, что не считается с физиологией. Для поддержания коэффициента смертности около десяти на тысячу, доля кесаревых сечений должна часто достигать 20%, а доля щипцов – 30% для первого ребёнка. Число женщин, успешно родивших первого ребёнка без применения лекарств и использующих только свои собственные гормоны, становится всё меньше. Во многих современных больницах более 10% детей находятся под надзором педиатров вместо своих матерей в первые несколько дней своей жизни. Это часто обусловлено действием лекарств на ребёнка во время родов. По контрасту с этим, всюду, где опытные акушерки автономны и имеют в своём распоряжении хирургическую бригаду, готовую произвести кесарево сечение в любое время в прилично оборудованной операционной, коэффициент перинатальной смертности может быть около десяти на тысячу, а доля кесаревых сечений ниже 10%. В этих условиях самый низкий возможный риск для матери и никогда нет нужды прибегать к лекарствам. Таким образом, было бы возможно значительно улучшить безопасность родов, как краткосрочную, так и долгосрочную, принятием подхода, радикально отличного, несовместимого с абсолютным руководством и контролем, осуществляемыми медицинским ведомством. Взамен существующего положения дел можно вообразить докторов и технику, которые были бы в распоряжении женщин и акушерок; можно представить докторов, способных к изучению физиологических процессов с целью способствовать им, а не с подспудным намерением управлять ими.

Сказанное мною не должно приниматься за критику врачей-акушеров. Большинство акушеров, взятых по отдельности, это люди благой веры, чьей главной заботой является, чтобы как можно больше детей рождалось в добром здоровье. Моя критика направлена больше против акушерского ведомства. Начиная с определённой величины, первоочередным стремлением всякого учреждения является поддерживать свою индивидуальность, а не интересоваться обществом как целым. Общество находится в процессе утраты контроля над некоторыми из своих учреждений. Мою критику также не следует рассматривать как то, что я вижу в домашних родах единственную возможную альтернативу акушерству, существенным же является открыть заново роль аутентичных акушерок, единственных людей, которые не нарушают физиологию родов.

Роль, которую играют врачи-акушеры в эволюции семьи и общественных структур, вероятно, намного важнее, чем обычно считают. Роды – это ключевое событие, традиционно разделяющее мир мужчин и мир женщин. Взаимоотношения между мужчинами и женщинами на месте родов больше, чем просто отражает общество как целое: они играют определяющую роль в поддержании и эволюции семейных структур. Не случайно, что в середине двадцатого столетия женщинам внезапно понадобилось опираться на помощь отца ребёнка в родах и даже разделение переживания в родах с женщиной. До этого времени либо отец был исключён, как делалось в наиболее традиционных обществах, либо его присутствие терпелось и оправдывалось осуществлением им практических задач, вроде наполнения мисок водой.

Это беспрецедентное социологическое явление совпадало с концентрацией родов в больнице и с развитием ядерной семьи. Оно также совпадало с падением роли акушерки. Это падение принимало различные формы в разных странах. Но всё равно, каким словом это описать, факт тот, что акушерки, которые выжили, сделались помощницами докторов. В наши дни невозможно определить работу акушерки, не ссылаясь на профессиональных медиков. Либо акушерку официально рассматривают как помощницу доктора, либо её работу считают медицинской профессией с ограниченной правомочностью. Акушерки всё менее автономны; всё меньше остаётся аутентичных акушерок.

В наши дни в большинстве западных стран присутствие отца на родах стало правилом, принятым даже самыми консервативными роддомами. Присутствие отца подкрепляет образ ядерной семьи как модели, точно так же, как ядерная семья подкрепляет образ отца на родах как модели. Очевидно, что присутствие отца ребёнка сделалось необходимостью в контексте современного акушерства. Это также часть тенденции сделать больницы более человечными. Но есть ли в действительности мужчинам место в обстоятельствах, где приоритеты были бы другими; в обстоятельствах, где женщина могла бы родить, используя свои собственные гормоны? Участие отцов в разделении эмоций редко подвергается сомнению. Всегда ли оно положительно? Осмеливаться задать такой вопрос выглядит почти скандальным в то время, когда о родах думают, как о чём-то внутри пары. Но после наблюдения тысяч пар из всевозможных социоэкономических групп кажется, что всё не так просто, как люди думают. Вид уз между членами пары и вид близости, которую они делят, могут быть невероятно разнообразными. Тревога, испытываемая отцам по отношению к родам, чрезвычайно отличается от одного мужчины к другому.

У меня есть ощущение, что мужчины, которые сами родились легко, обычно играют положительную роль в родах, и наоборот, некоторые отцы скрывают свою тревогу, будучи излишне активными и много разговаривая. Беспокоящийся мужчина хочет массировать свою жену и управлять её дыханием и положением её тела, он склонен к преобладанию. Иногда внутри пары тянутся скрытые конфликты, и это может выйти наружу в длинных и сложных родах. Многих мужчин, оттого, что они мужчины, удивляет и беспокоит внутреннее путешествие, совершаемое женщиной, чтобы принести ребёнка в мир.

Поведение некоторых мужчин во время родов, возможно, более сродни поведению первобытных мужчин. Мужчины, подобные этим, часто играют положительную роль. Они держатся на заднем плане, иногда даже вне комнаты, как бы охраняя уединённость своих рожающих жён от внешнего мира. Возможно, такое поведение не слишком отличается от того, какое было принято в первобытных обществах охотников-собирателей: мужчины несли охрану, защищая своих жён от внешнего мира и защищая рождение своих детей. Несомненно, это не слишком отличается от некоторых животных. Например, когда рождается детёныш дельфина, самцы держатся вне группы самок, всегда готовые отразить акул.

Распространённое участие отца много содействовало тому, что роль акушерки в наши дни сведена к роли техники. Повседневная практика постоянно приносит мне напоминание о незаменимой роли опытной акушерки. Приведу пример. Роды долгие и, по-видимому, не прогрессируют. Раскрытие шейки остаётся неизменным на протяжении нескольких часов. Затем отец решает оставить на короткое время комнату, за время его короткого отсутствия ребёнок рождается. Из-за новой роли отца легко забыть, насколько положительны могут быть женщины – такие женщины, как мать и сестра рожающей женщины – до тех пор, пока они рожают сами по себе, то есть без медицинского вмешательства.

Женщине в родах нужно иметь особые взаимоотношения с одним-другим человеком. Иногда это означает, что она должна делать выбор, поскольку, если на родах присутствуют несколько человек, это может быть неплодотворным. Я иногда говорю, что длительность родов находится в прямом отношении к числу присутствующих людей!




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.