Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Медно-бронзовый век



 

Начало этой эпохи ознаменовано знакомством древних людей с металлом. Первым металлом, который человечество стало использовать для изготовления орудий труда, различных изделий была медь. Человек познал способность металла плавиться и принимать определенные формы. Он получил новый материал для орудий, который позволял изготовить разнообразные орудия, более совершенные, чем каменные. В начале стали использовать легкоплавкие металлы, способные плавиться в кострах и примитивных плавильных печах. Как произошло знакомство древнего человека с металлом?

Известно, что металлы распространены в природе как в самородном состоянии, так и в виде металлических руд. Медь встречается как в составе руды, так и в самородках. Но самородная медь встречается в поверхностных выходах значительно реже, чем медные руды. Мнения ученых о первоначальных способах использования меди разделились. Одни полагают, что первые медные изделия изготовлены из медной руды. Но большинство ученых считает, что первоначально использовалась самородная медь, которую древние люди могли вначале принять за одну из разновидностей камня. Когда они стали обрабатывать ее, то открыли такое ее свойство как ковкость, т.е. способность изменять форму при ударе. Затем было замечено, что нагретый в огне раскаленный кусок меди лучше поддается ковке.

Самые ранние опыты использования самородной меди относятся к VII-V тыс. до н.э. (в Малой Азии, Палестине и Иране). Но начало металлургии связано с освоением выплавки металлов из руд. Это событие также ранее всего произошло на Ближнем Востоке и относится к рубежу VIII-VII и VII-VI тыс. до н.э. Однако, период освоения получения меди растянулся на многие тысячелетия. В конце V - начале IV тыс. до н.э. первые металлические изделия появились на территории крайних юго-западных предгорных районов Средней Азии, в Туркмении, в IV тыс. до н.э. - на территории Кавказа, в конце IV -начале III тыс. до н.э. в районах правобережной Украины и Молдавии. В Среднем Поволжье и Приуралье разработки медистых песчаников велись во II тыс. до н.э. На Урале известно много древних медных рудников и мест древней выплавки меди из руды. В конце III тыс. до н.э. у охотничье-рыболовческих племен, живущих с восточной стороны Урала, в Среднем Зауралье существовало собственное литейное производство.

Однако период использования чистой меди в качестве материала для изготовления орудий труда был непродолжительным. На смену медному приходит бронзовый век. Бронза - это сплав меди с оловом или мышьяком. Раньше всего - в III тыс. до н.э. - она появилась на Ближнем и Среднем Востоке. На территории Европейского Северо-Востока бронзовые изделия появляются во II тыс. до н.э.

Первоначально в древности медь из руды получали на открытых очагах. Но в этом случае выход металла из руды был незначительным, очень много невосстановленного металла оставалось в руде. Поэтому одним из древнейших способов выплавки меди из руд, в том числе и в открытых очагах, была ее плавка в глиняных сосудах, так называемых тиглях. Тигли наполнялись рудой и покрывались плотным слоем древесного угля. Уголь разгружался и с помощью дутья мог давать достаточную температуру для получения металла из руды. После окончания плавки на дне тигля образовался слиток металла, а над ним - более легкий шлак. Дутье обеспечивалось силой легких человека. Предполагается, что для дутья древние использовали дутьевые трубочки, снабженные на конце наконечником - так называемые сопла, сделанные из огнеупорной глины. Но этот способ дутья был неэффективен, и вскоре изобрели простейшие ручные меха, которые изготовлялись из шкур животных. Использование мехов позволило достигнуть более высоких температур. Вначале меха были ручные, а затем появились ножные. Постепенно технология получения металла из руд совершенствовалась. На смену открытым очагам приходят металлургические печи. Существовали углубленные в землю ямные печи, стенки которых либо выкладывались камнем с последующей обмазкой их огнеупорной глиной, либо просто обмазывались глиной. В них послойно насыпалась медная руда с древесным углем. Медный слиток в процессе плавки руды опускался на дно печи. Встречены печи наземного типа с невысокими стенками, сложенными из камня и внутри обмазанные глиной, сверху открытые, а снизу слегка углубленные в землю. Наряду с печами небольших размеров в бронзовом веке получили распространение крупные печи большой емкости.

Слитки меди, полученные в печах или ямах, содержали шлаковые включения, которые удалялись металлургами с помощью молотов. Из полученного металлургами металла в дальнейшем изготавливались различные изделия: орудия труда, оружие, украшения, предметы быта. Существовало два способа изготовления древних металлических изделий: ковка и литье. Первые металлические изделия, изготовленные методом ковки, по форме не отличаются от каменных. Но настоящий прогресс в медно-бронзовом веке был достигнут после открытия литья, благодаря которому ассортимент бронзовых изделий стал значительно более разнообразным. Жидкий металл разливали по литейным формам, которые делались из камня, металла, глины, существовали простые и сложные (состоящие из нескольких складывающихся частей) формы. Металл перед литьем расплавлялся и непосредственно из тиглей или специальных сосудиков-льячек разливался в литейные формы. После того как металл застывал, получалось готовое металлическое изделие. Литейщики работали небольшими группами. Как правило, они обслуживали свои поселения, но были и странствующие мастера, которые могли совершать дальние походы, удовлетворяя потребности в металлических изделиях не только соседних, но и отдаленных племен.

В начале эпохи раннего металла медь и бронза были довольно редкими и дорогими материалами, поэтому большинство изделий изготовляли из камня. Постепенно, в течение тысячелетий, медь и бронза вытесняют из обихода кремневые орудия труда. Но процесс этот был очень длительным. Только железу удалось вытеснить камень, и то не повсеместно. На Европейском Северо-Востоке и в эпоху железа сохраняются кремневые наконечники стрел и особенно долго - скребки. Только в эпоху средневековья - к концу I тыс. н.э. кремневые орудия труда вытесняются железными. Бронза остается основным материалом для изготовления украшений и предметов быта.

Открытие металла сыграло исключительно важную роль в истории человечества. Внедрение меди и бронзы в производство позволило повысить производительность труда во всех отраслях хозяйства, где использовался металл, ускорило темпы развития человеческого общества. По исследованиям, произведенным опытным путем, медным топором можно было срубить сосну диаметром 25 см за 5 минут - это в 3 раза быстрее, чем каменным. В особенно благоприятных условиях оказались коллективы, которые жили в районах рудных месторождений. Там раньше, чем в других областях появляются специализированные поселки металлургов, где одновременно и торговали готовыми изделиями. Идеи металлургии, опыт мастеров распространяются и в районы, далекие от металлургических очагов, в том числе и на Европейский Северо-Восток.

В эпоху энеолита, которая приходится на период потепления в Атлантикуме, особенно в конце этого периода (6000-5000 лет тому назад), возникли благоприятные условия для дальнейшего освоения территории Европейского Северо-Востока. Эпоха энеолита-бронзы на нашей территории представлена десятками поселений на Печоре, Ижме, Мезени, Вишере, Выми, Вычегде, водораздельных озерах Тимана. Они имеют различную площадь - от нескольких сот до нескольких тысяч квадратных метров. Известны долговременные поселения с остатками жилищ, хозяйственных и иных сооружений: Галово II на Ижме, Топыр-Нюр XIII, Шиховское IV и Адзьва на Печоре, Чойновты I и II и Чужъяель на Мезени, Ниремка I на Выми и другие.

Жилища представляют собой бревенчатые полуземлянки прямоугольной формы площадью от 13 до 70 кв.м с наземными и углубленными в материк очагами, с одним или двумя входами в виде траншей. Встречаются столбовые ямки, поддерживающие кровлю жилища. На поселениях по Печоре и Усе выявлены жилища, пол которых покрыт охрой. Охристые пятна встречаются и в жилищах на поселении Чойновты на Мезени. Рядом с жилищами встречаются хозяйственные и ритуальные ямы. Нередко жилища окружены слабо заметным валом. Наряду с полуземлянками встречаются наземные жилища, однокамерные и двухкамерные. Поселения представляли собой родовые поселки, состоящие из нескольких десятков жилищ.

Энеолит на нашей территории датируется III - третьей четвертью II тыс. до н.э. В четвертой четверти II тыс. до н.э. племена Европейского Северо-Востока вступают в бронзовый век. Однако большинство изделий по-прежнему изготавливается из кремня. Среди ранних металлических изделий обращают на себя внимание медно-бронзовый кельт, найденный на стоянке Красная Гора. Кельт - это своеобразный инструмент для обработки дерева, деревянная рукоять которого имела отходящий под прямым углом конец для ее насадки в полную втулку.

Из поселения Вис II, что вблизи д.Синдор, происходит бронзовый наконечник копья, датируемый концом II - началом I тыс. до н.э., листовидный нож с усеченным основанием, из поселения Вис I - обломок плоского топора. Набор медных вещей представлен в Ульяновском погребении (близ с. Ульяново на Вычегде). Здесь найдены бляшка в форме восьмилепестковой розетки, четырехгранное шило и остаток украшения очень плохой сохранности, возможно, подвески или браслета. Наибольшее количество бронзовых вещей, относящихся к медно-бронзовому веку, найдено в Канинской пещере, в том числе ножи и кинжалы, обломок плоского топора, пилка, рыболовный крючок, а также стерженьки, продолговатые пластинки и небольшие слитки. Многочисленную группу составляют обломки пластинчатых режущих и колющих орудий, которые могли служить ножами, кинжалами и наконечниками копий. Выделяются обломок массивного ножа или кинжала, слегка согнутый, сломанный с двух концов тонкий нож, изогнутые ножи. Особый интерес представляют два обломка фигурных рукояток: часть ажурной рукоятки кинжала с обломком клинка внутри, которые имеют аналогии в Зауралье и Прикамье.

На многих поселениях обнаружены следы местной металлообработки: слитки и кусочки металла, тигли и льячки, литейные формы: на стоянке Лебяжской на средней Печоре, на Знаменской стоянке на верхней Печоре на поселении Галово II на Ижме, стоянке Щельяюр II на Печоре, поселении Чуддинты на Вычегде, Вис II возле д. Синдор и др. Среди металлических изделий этой эпохи выделяются медные и бронзовые. Бронзовые изделия представлены различными сплавами: оловянистыми, сурьмянисто-оловянистыми, мышьяковисто-оловянистыми.

На территории нашей Республики неизвестны рудники этого периода. Вероятнее всего, местные металлурги пользовались готовыми привозными сплавами. Эпоха энеолита-бронзы на Европейском Северо-Востоке представлена рядом археологических культур, изучение которых позволяет реконструировать хозяйство, быт, этническую историю древнего населения. Одной из ярких культур этой эпохи является чужъяельская, выделенная археологом В.С.Стоколосом. Памятники этой культуры открыты на огромной территории: на Мезени, Ижме, Печоре, Вычегде, в Большеземельской тундре, в Зауралье.

Она существовала на протяжении более 1,5 тысяч лет - с середины IV тыс. до н.э. до начала II тыс. до н.э. Чужъяельская культура представляет собой сложное этнокультурное образование, в формировании которой приняли участие различные группы населения. На ранней стадии ее развития (середина IV - середина III тыс. до н.э.) четко прослеживается проникновение на Европейский Северо-Восток населения из Прикамья. Памятники этого периода известны на Мезени (Чойновты I, Гырка-Ель) и Ижме (поселение Кельчи-Юр II). В дальнейшем ареал культуры расширяется - осваиваются Приполярные территории, а также Зауралье. Появляются поселения в Большеземельской тундре, на р. Колвавис и озерах в истоке этой реки (Нерчей II, Колва-Вис 25). Население Чужъяельской культуры почти достигает прибрежной полосы Арктики. Поселения этого времени известны в приустьевом районе Печоры, на нижней Оби. Близкие чужъяельским памятники открыты на Ямале. В этот период (середина III тыс. до н.э. - III четверть III тыс. до н.э.) тундра еще не охватила всю территорию Заполярья - в его южной половине сохранились облесенные территории. На позднем этапе существования культуры (последняя четверть III тыс. до н.э. - начало II тыс. до н.э.) ареал ее сокращается. Памятники этого периода немногочисленны: они открыты на Мезени (Осичой I, Усогорск I, Лекчойди II, Сула I), на Ижме (Картаель II и др.).

Памятники разных этапов отличаются между собой и отражают, с одной стороны, эволюцию культуры, с другой - участие в ее формировании различных групп населения. Поселения располагались на краю береговых речных террас или вершинах приозерных дюн. Жилищами служили бревенчатые полуземлянки с одним или двумя входами в виде узкой траншеи. Очаги были наземные, иногда сооружалась опалубка или земляная подушка.

На ранней стадии культуры прослеживается приток на Север поздненеолитического населения из Прикамья, в составе которого были выходцы из более южных территорий (Поволжья). Они принесли с собой воротничковую посуду и накольчатую технику нанесения узоров. Этому способствовало потепление климата и вследствие этого - продвижение широколиственных пород (дуб, липа, вяз) в составе хвойных пород на широту Вычегды и далее до 63° с.ш.

Керамика этого периода представлена сосудами полуяйцевидной (иногда котловидной) формы, густо украшенными гребенчатым орнаментом, круглыми ямками под венчиком. Встречаются узоры, нанесенные накольчатой техникой. Каменный инвентарь малочислен. Найдены кремневые наконечники стрел, скребки, ножи. В средний период существования культуры, когда ареал ее расширяется вплоть до побережья Арктики, в ней появляется ряд новых черт, связанных с притоком новых групп населения. Изменяется керамика. Это период расцвета гребенчатого орнамента и угасания накольчатого. В орнаментации сосудов появляются новые мотивы: ромбы, треугольники, ромбическая сетка. Именно тогда появляется новый элемент орнаментации - чешуйчатый, выполненный дуговидным штампом. Сосуды, найденные на поселениях Большеземельской тундры, богато украшены, кроме того, фигурнозубым штампом. Здесь же открыты оригинальные жилища - многоугольной планировки, с остатками сложных архитектурных деталей в виде траншей, канавок, углублений.

В конце этого периода на поселениях, расположенных в при- и заполярных районах, появляется новый элемент в орнаментации сосудов - так называемые сотовые геометрические узоры. Они характерны для зауральских культур - от Среднего Приобья до Южного Зауралья и Северного Казахстана. В.С.Стоколос полагает, что появление этой керамики на севере Западной Сибири и Крайнем Северо-Востоке Европейской части России связано с миграциями населения из Южного Зауралья. Южное Зауралье и Северный Казахстан относятся к числу районов, где в то время была развитая металлургия меди и бронзы. Не исключено, что именно с этим населением на Европейский Северо-Восток попадают первые металлические изделия, сама идея металлообработки. С приходом южных групп населения происходят изменения и в кремневой индустрии, появляются новые типы наконечников стрел (треугольные и треугольно-черешковые), новая техника обработки камня (пильчатая ретушь, пиление накремневых пород посредством песчаниковых пил) и др. На позднем этапе существования чужъяельской культуры фиксируется усиление контактов носителей этой культуры с населением, входящим в другую общность (прикамскую), которая носит название гаринско-борской (о ней речь пойдет дальше). Анализ керамики, кремневого инвентаря этого периода свидетельствует об интенсивных контактах населения различного происхождения. В конце III - начале II тыс. до н.э. следы чужъяельской культуры теряются - она прекращает свое существование. Появляются новые культуры, по материалам которых восстанавливается этнокультурная история региона.

Среди других древностей эпохи энеолита-бронзы особое место занимает чойновтинская культура, получившая свое название от одноименного поселения на р. Мезени. Памятники этой культуры открыты в бассейнах рек Вычегды (кроме южных притоков), Мезени и Печоры. Все они расположены в лесотаежной зоне. Культура датируется началом четвертой четверти III тыс. до н.э. - серединой - третьей четвертью II тыс. до н.э. Поселения располагаются по берегам рек и озер. Жилища столбовой концентрации представляют собой прямоугольные или подквадратные полуземлянки с одним или двумя входами в виде узких траншей или без входа.

Сосуды полуяйцевидной открытой или слегка прикрытой формы, котловидной или чашевидной формы. Они орнаментированы гладким или гребенчатым штампом, перевитым шнуром, нарезками и наколками. Узоры представляют собой сочетание горизонтальных линий и ломаных полос. Разнообразны изделия из камня: кремневые наконечники стрел листовидной, треугольной, миндалевидной и пятиугольной форм, сланцевые шлифованные долота, тесла, клинья. История формирования населения, оставившего чойновтинскую культуру , восстанавливается следующим образом. Прежде всего, основу его составляли потомки предшествующего неолитического местного населения, пришедшего на Европейский Северо-Восток из Волго-Окского междуречья. С другой стороны, прослеживается влияние прикамского (гаринско-борского), а также соседнего чужъяельского населения.

По мнению В.С.Стоколоса, в эпоху энеолита на обширных пространствах лесной полосы Европейской части России, от Прибалтики до Приуралья, жили древние финно-угорские племена. По этим землям проходил древний янтарный путь, по которому на территорию нашей Республики попали украшения из прибалтийского янтаря. Судя по археологическим материалам, в эпоху энеолита на Европейский Северо-Восток из Прибалтики проникли племена, относящиеся к индоевропейскому миру. Этнокультурная ситуация на Европейском Северо-Востоке еще более усложняется в эпоху бронзы. Усиливаются миграции населения, формируется ряд новых культур, которые отражают смешение различных групп населения, как аборигенов, так и пришельцев.

На Севере, в долине Печоры, и по ее притокам, открыты археологические памятники, относящиеся к атаманнюрской культуре (по названию поселения Атаман-Нюр). Исследованные жилища площадью от 25 до 120 кв.м имеют подквадратную или многоугольную в плане форму и наклонные входы-пандусы. Полы и пандусы нередко посыпаны охрой. В середине помещения располагается очаг.

Кремневые изделия представлены наконечниками стрел, скребками. Встречаются изделия из меди бронзы. Сосуды полуяйцевидные и плоскодонные, орнаментированы гребенчатыми, гребенчато-ямочными узорами. Встречается накольчатый, а также прочерченный орнамент. Исследователи полагают, что в формировании этой культуры принимали участие зауральские группы населения, которые к концу эпохи бронзы покинули Северное Приуралье в связи с похолоданием климата, которое наступило 3200-2500 лет тому назад.

Одной из выразительных культур бронзового века, сыгравших важную роль в последующей истории населения Европейского Северо-Востока, является лебяжская. Она относится к концу бронзового века. Нижний рубеж ее относится к XIII-XII вв. до н.э., конец - к X-IX вв. до н.э. Культура получила название от названия стоянки у починка Лебяжского на средней Печоре. Памятники лебяжской культуры открыты на огромной территории - от Большеземельской тундры на Севере до камского водораздела на юге и от Уральского хребта на востоке до среднего течения Вычегды на западе. В Заполярье они не известны.

Поселения лебяжской культуры располагались на речных террасах или на возвышениях среди поймы. Найденные жилища - наземные, возможно, в виде двускатного шалаша с завалинкой. Встречаются наземные кострища и очажные ямы. На многих поселениях сохранились следы бронзолитейного производства. Так, на стоянке у починка Лебяжское на средней Печоре на различных участках в очажных ямах найдены застывшие капли металла и кусочки бронзы. Возле одной из таких ям лежала разбитая глиняная льячка (или же гель) для разливания (или плавки) металла. Следы бронзолитейного производства обнаружены В.Е.Лузгиным на Знаменской стоянке (на верхней Печоре). При раскопках в кострище найдены два небольших слитка (один медный, другой бронзовый) и обломки тиглей. Металлические слитки были обнаружены и в Канинской пещере. На верхней Вычегде на стоянке Чуддинты II около кострища также сохранились обломки одного или нескольких ошлакованных тиглей. Эти факты указывают на освоение лебяжским населением процесса металлообработки. Однако кремневые изделия по-прежнему преобладают. Более того, поздний медно-бронзовый век на Севере был периодом расцвета техники обработки кремня. В комплексе орудий абсолютное большинство составляют кремневые наконечники стрел и копий, а также ножи и скребки, отличающиеся большим разнообразием. Встречаются фигурные кремни - в виде рыбы, млекопитающего и др. Для изготовления орудий труда, бытовых изделий широко использовалась кость.

Глиняные сосуды представляют собой широкогорлые круглодонные чаши с выпуклым туловом и сравнительно коротким венчиком. В большинстве случаев орнамент украшал верхнюю половину сосудов, но иногда был расположен ниже середины тулова. Под венчиком шел ряд ямок, ниже узоры, нанесенные зубчатым штампом - горизонтальные, наклонные линии, зигзаги - ромбическая сетка.

В Заполярье, в европейских тундрах, в эпоху бронзы жили племена, отличающиеся по своей культуре от лесотаежных лебяжских. Культура этого тундрового населения получила название коршаковской ( по названию поселения Коршак I на левобережье Печоры, в 8 км выше устья Ижмы).

Поселения и кратковременные стоянки нередко располагались не на открытом прибрежном участке, а в глубине террасы, что, вероятно, не случайно. Возможно, таким образом создавались условия для обороны или для обзора при окате. Один из исследователей коршаковских памятников В.С.Стоколос обратил внимание на интересное обстоятельство. Некоторые поселения располагаются вблизи древних переправ мигрирующих стад северного оленя, которые до сих пор используются пастухами для перевода стад с одного берега на другой. Очевидно, охота на северных оленей занимала важное место в жизни древнего коршаковского населения.

Жилища были легкие, переносные, типа чума. Сосуды полуяйцевидной формы украшены мелкоструйчатым прокатанным и сетчатым орнаментом. Для изготовления орудий труда использовались различные породы камня - кремень, кварцит, окаменелые породы сланца, песчаник. На поселениях коршаковской культуры найдены следы металлообработки - сопло, литейная шишка, льячка. Ученые полагают, что это связано с проникновением в европейские тундры западносибирского населения с высоким уровнем металлургического производства.

Хозяйство населения в рассматриваемую эпоху базировалось на охоте и рыбной ловле. Охотились на лося, северного оленя, птиц, зайцев, бурого медведя и других промысловых животных. Особо важное место в жизни племен, живших в высоких широтах, занимала охота на северного оленя. Стада северных оленей сезонно мигрировали из леса в тундру, к побережью арктических морей и обратно в связи с изменениями климата, которые приводили к отступлению лесов на юг. Группы охотничьих стойбищ возникали в местах концентрации стад северных оленей, у переправ.

У некоторых групп населения преобладало рыболовство. О его развитии свидетельствуют многочисленные находки рыболовных грузил. Рыболовство способствовало большей оседлости населения. Поселки рыбаков обычно носят более долговременный характер. Наряду с охотой и рыболовством в эпоху энеолита-бронзы продолжали развиваться другие традиционные отрасли хозяйства: кремневое и керамическое производства, обработка дерева, кости и др. Дальнейшее развитие получают прядение и ткачество. На ряде поселений найдены пряслица из глины, обломков керамики, камня. Для плетения использовались растительные волокна - осока, дикорастущие конопля, лен.

Важнейшим достижением этой эпохи является освоение процесса металлообработки - меднолитейного и бронзолитейного производств, которые относятся к производящим факторам экономики. В.С.Стоколос высказал предположение, что в эту эпоху местное население заимствовало от своих соседей и навыки земледелия. По мнению видного советского археолога Ю.А.Краснова, лесная полоса европейской части страны могла быть местом окультивирования льна и конопли, которые произрастали на этой территории в диком виде. Вполне возможно, что к эпохе бронзы на Европейском Северо-Востоке относятся первые опыты возделывания технических культур.

Как указывалось выше, древнее население Европейского Северо-Востока в рассматриваемую эпоху селилось по берегам рек и озер. Поселения состояли из одного-двух жилищ, в которых могло обитать от двух до шести семей. На одном поселении одновременно могло жить 20-25 человек. В одном жилище располагалась одна или две малые семьи, каждая из которых имела свой очаг. Жилища с большим количеством очагов встречаются редко. Духовня культура населения характеризуется верованиями, связанными с почитанием животных и птиц, обитавших в северных широтах, с космогоническими представлениями и др.

Этнокультурная карта Европейского Северо-Востока в эпоху энеолита-бронзы отличается от последующих периодов истории наибольшей пестротой. Основным этническим образованием, сыгравшим определяющую роль в дальнейшей этнической истории региона, является финно-угорский этнос, который сформировался здесь еще в эпоху неолита. В это время существовала еще нераспавшаяся финно-угорская общность, занимавшая территорию по обе стороны Урала. С этой общностью сопоставляется ранний (неолитический) этап чужъяельской культуры. Около середины III тыс. до н.э. (средний период чужъяельской культуры) финно-угорское единство распадается - на угров (в Зауралье) и финно-пермские группы (Северо-приуральскую и Камскую) к западу от Урала. В дальнейшем в Северном Приуралье продолжают обитать финно-пермские племена.

В чойновтинской культуре также предполагается финский компонент, так как в ее формировании принимало участие волго-окское население, финно-угорское по этнической принадлежности. Таким образом, в эпоху бронзы на рассматриваемой территории в итоге взаимодействия разноэтничных, разнокультурных групп населения, проникавших из-за Урала и Поволжья, основным определяющим этносом остается прафинно-пермский. Он не мог развиваться в изоляции от соседних миров. На Севере, по Печоре обитали древние самодийцы (носители атаманнюрской культуры), в тундре - Зауральские палеоазиаты (коршаковская культура). В прафинно-пермской культуре местного населения ощущается влияние индоевропейского мира. Судя по археологическим материалам, определенный след в древней истории Европейского Северо-Востока в этот период оставили группы населения, пришедшие из Поволжья.