Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Разнузданность палачей



Для того, чтобы отчетливeе представить себe сущность «краснаго террора», мы должны воспринять циничность форм, в которыя он вылился -- не только {215} то, что людей виновных и невинных, политических противников и безразличных разстрeливали, но и как их разстрeливали. Эта внeшняя оболочка, быть может, важнeе даже для пониманiя так называемаго «краснаго террора».

 

Перед нами прошел уже садист в полном смыслe слова – харьковскiй Саенко. Нeсколько слов о его помощникe -- матросe Эдуардe, разсказывает Карелин: знаменит был тeм, что, дружески разговаривая с заключенным, смeясь беззаботным смeхом, умeл артистически «кончить» своего собесeдника выстрeлом в затылок.

 

Таким же звeрем изображает освeдомленный в одесских дeлах Авербух предсeдателя мeстной чеки Калинченко. О его «причудах» и диких расправах разсказывали цeлыя легенды: однажды во время празднованiя своих именин К. приказал доставить из тюрьмы «трех самых толстых буржуев». Его приказ был выполнен, и он в каком то пьяном экстазe тут же убивает их из револьвера.

 

«Мнe как то раз пришлось посeтить кафе «Астра» по Преображенской улицe, посeщаемое исключительно большевицкими служащими» – пишет Авербух.60 -- «И здeсь мнe совершенно неожиданно пришлось выслушать разсказ извeстнаго палача «Васьки» о том, как он раз расправился с двумя буржуями, как они корчились и метались в предсмертных судорогах, как они цeловали у него руки и ноги и как он все-таки исполнил свой революцiонный долг». Среди одесских палачей был негр Джонстон, спецiально выписанный из Москвы. «Джонстон был синонимом зла и изувeрств»... «Сдирать кожу с живого человeка перед казнью, отрeзать конечности при пытках и т. п. – на это способен был один палач – негр Джонстон». Он ли один? В Москвe на выставкe, устроенной большевиками в 1920-1921 гг., демонстрировались «перчатки», снятыя с {216} человeческой руки. Большевики писали о том, что это образец звeрств «бeлых». Но... об этих перчатках, снимаемых в Харьковe Саенко, доходили давно в Москву слухи. Говорили, что нeсколько «перчаток» было найдено в подвалe Ч.К. Харьковскiе анархисты, привезенные в Бутырскую тюрьму, единогласно свидeтельствовали об этих харьковских «перчатках», содранных с рук пытаемых.

 

«Нас упрекают в готтентотской морали», -- говорил Луначарскiй в засeданiи московскаго совeта 4 декабря 1918 г. «Мы принимаем этот упрек»...

 

И Саенковскiя «перчатки» могли фигурировать на московской выставкe, как доказательство жестокости противников...61

 

С Джонстоном могла конкурировать в Одессe лишь женщина-палач, молодая дeвушка Вeра Гребеннюкова («Дора»). О ея тиранствах также ходили цeлыя легенды. Она «буквально терзала» свои жертвы: вырывала волосы, отрубала конечности, отрeзала уши, выворачивала скулы и т. д. Чтобы судить о ея дeятельности, достаточно привести тот факт, что в теченiе двух с половиной мeсяцев ея службы в чрезвычайкe ею одной было разстрeлено 700 слишком человeк, т. е. почти треть разстрeленных в Ч.К. всeми остальными палачами.62

 

В Кiевe разстрeливаемых заставляли ложиться ничком в кровавую массу, покрывавшую пол, и стрeляли в затылок и размозжали череп. Заставляли ложиться одного на другого еще только что пристрeленнаго. Выпускали намeченных к разстрeлу в сад и устраивали там охоту на людей. И отчет кiевских сестер милосердiя тоже регистрирует такiе факты. В «лунныя, ясныя лeтнiя ночи», «холеный, франтоватый» комендант губ. Ч.К. Михайлов {217} любил непосредственно сам охотиться с револьвером в руках, за арестованными, выпущенными в голом видe в сад.63 Французская писательница Одетта КЈн, считающая себя коммунисткой и побывавшая по случайным обстоятельствам64 в тюрьмах Ч.К. в Севастополe, Симферополe, Харьковe и Москвe, разсказывает в своих воспоминанiях со слов одной из заключенных о такой охотe за женщинами даже в Петроградe (она относит этот, казалось бы, маловeроятный факт к 1920 г.!!). В той же камерe, что и эта женщина, было заключено еще 20 женщин контр-революцiонерок. Ночью за ними пришли солдаты. Вскорe послышались нечеловeческiе крики, и заключенные увидали в окно, выходящее на двор, всeх этих 20 женщин, посаженных голыми на дроги. Их отвезли в поле и приказали бeжать, гарантируя тeм, кто прибeжит первыми, что онe не будут разстрeлены. Затeм онe были всe перебиты...

 

В Брянскe, как свидeтельствует С. М. Волконскiй в своих воспоминанiях65, существовал «обычай» пускать пулю в спину послe допроса. В Сибири разбивали головы «желeзной колотушкой»... В Одессe – свидeтельствует одна простая женщина в своих показанiях –«во дворe Ч. К. под моим окном поставили бывшаго агента сыскной полицiи. Убивали дубиной или прикладом. Убивали больше часа. И он умолял все пощадить».

 

В Екатеринославe нeкiй Валявка, разстрeлявшiй сотни «контр-революцiонеров», имeл обыкновенiе выпускать «по десять-пятнадцать человeк в небольшой, спецiальным {218} забором огроженный двор». Затeм Валявка с двумя-тремя товарищами выходил на середину двора и открывал стрeльбу.66

 

В том же Екатеринославe предсeдатель Ч.К., «тов. Трепалов», ставил против фамилiй, наиболeе ему непонравившихся, сокращенную подпись толстым красным карандашем «рас», что означало – расход, т. е. разстрeл; ставил свои помeтки так, что трудно было в отдeльных случаях установить, к какой собственно фамилiи относятся буквы «рас». Исполнители, чтобы не «копаться» (шла эвакуацiя тюрьмы), разстрeляли весь список в 50 человeк по принципу: «вали всeх».67

 

Петроградскiй орган «Революцiонное Дeло»68 сообщал такiя подробности о разстрeлe 60 по Таганцевскому дeлу.

 

«Разстрeл был произведен на одной из станцiй Ириновской ж. д. Арестованных привезли на разсвeтe и заставили рыть яму. Когда яма была наполовину готова, приказано было всeм раздeться. Начались крики, вопли о помощи. Часть обреченных была насильно столкнута в яму и по ямe была открыта стрeльба. На кучу тeл была загнана и остальная часть и убита тeм же манером. Послe чего яма, гдe стонали живые и раненые, была засыпана землей».

 

Вот палачи московскiе, которые творят в спецiально приспособленных подвалах с асфальтовым полом с желобом и стоками для крови свое ежедневное кровавое дeло.69 Их образ запечатлeн в очеркe {219} «Корабль смерти», посвященном в сборникe «Чека» описанiю казней уголовных, так называемых бандитов. Здeсь три палача: Емельянов, Панкратов, Жуков, все члены россiйской коммунистической партiи, живущiе в довольствe, сытости и богатствe. Они, как и всe вообще палачи, получают плату поштучно: им идет одежда разстрeленных и тe золотыя и пр. вещи, которыя остались на заключенных; они «выламывают у своих жертв золотые зубы», собирают «золотые кресты» и пр.

 

С. О. Маслов разсказывает о женщинe-палачe, которую он сам видeл. «Через 2-3 дня она регулярно появлялась в Центральной Тюремной больницe Москвы (в 1919 г.) с папироской в зубах, с хлыстом в рукe и револьвером без кобуры за поясом. В палаты, из которых заключенные брались на разстрeл, она всегда являлась сама. Когда больные, пораженные ужасом, медленно собирали свои вещи, прощались с товарищами или принимались плакать каким-то страшным воем, она грубо кричала на них, а иногда, как собак, била хлыстом... «Это была молоденькая женщина... лeт 20-22». Были и другiя женщины-палачи в Москвe. О. С. Маслов, «как старый дeятель вологодской кооперацiи и член Учредительнаго Собранiя от Вологодской губ., хорошо освeдомленный о вологодских дeлах, разсказывает о мeстном палачe (далеко не профессiоналe) Ревеккe Пластининой (Майзель), бывшей когда то скромной фельдшерицей в одном из маленьких городков Тверской губ., разстрeлявшей собственноручно свыше 100 человeк. В Вологдe чета Кедровых -- добавляет Е. Д. Кускова, бывшая в это время там в ссылкe70 -- жила в вагонe около станцiи... В вагонах происходили допросы, а около них разстрeлы. При допросах Ревекка била по щекам обвиняемых, орала, стучала кулаками, изступленно и кратко отдавала приказы: «к разстрeлу, {220} к разстрeлу, к стeнкe!» «Я знаю до десяти случаев, -- говорит Маслов -- когда женщины добровольно «дырявили затылки».

 

О дeятельности в Архангельской губ. весной и лeтом 1920 г. этой Пластининой-Майзель, бывшей женой знаменитаго Кедрова, корреспондент «Голоса Россiи»71, сообщает: «Послe торжественных похорон пустых, красных гробов началась расправа Ревекки Пластининой со старыми партiйными врагами. Она была большевичка. Эта безумная женщина, на голову которой сотни обездоленных матерей и жен шлют свое проклятье, в своей злобe превзошла всeх мужчин Всероссiйской Чрезвычайной Комиссiи. Она вспомнила всe маленькiя обиды семьи мужа и буквально распяла эту семью, а кто остался не убитым, тот убит морально. Жестокая, истеричная, безумная, она придумала, что ее бeлые офицеры хотeли привязать к хвосту кобылы и пустить лошадь вскачь, увeровала в свой вымысел, eдет в Соловецкiй монастырь и там руководит расправой вмeстe со своим новым мужем Кедровым. Дальше она настаивает на возвращенiи всeх арестованных комиссiей Эйдука из Москвы, и их по частям увозят на пароходe в Холмогоры, усыпальницу русской молодежи, гдe, раздeвши, убивают их на баржах и топят в морe. Цeлое лeто город стонал под гнетом террора».

 

Другое сообщенiе той же газеты добавляет: В Архангельскe Майзель-Кедрова разстрeляла собственноручно 87 офицеров, 33 обывателя, потопила баржу с 500 бeженцами и солдатами армiи Миллера и т. д.

 

А вот другая, одесская, «героиня», о которой разсказывает очевидец 52 разстрeлов в один вечер.72 Главным палачем была женщина-латышка с звeроподобным лицом; заключенные ее звали «мопсом». {221} Носила эта женщина-садистка короткiе брюки и за поясом обязательно два ногана. С ней может конкурировать «товарищ Люба» из Баку, кажется, разстрeленная за свои хищенiя73, или предстательница Унечской Ч.К. «звeрь, а не человeк», являвшаяся всегда с двумя револьверами, массой патронов за широким кожаным поясом вокруг талiи и шашкою в рукe. Так описывает ее в своих воспоминанiях одна из невольных бeглянок из Россiи. «Унечане говорили о ней шопотом и с затаенным ужасом». Сохранит ли исторiя ея имя для потомства? В Рыбинскe есть свой «звeрь» в обликe женщины -- нeкая «Зина». Есть такая же в Екатеринославe, Севастополe и т. д.

 

Как ни обычна «работа» палачей – наконец, человeческая нервная система не может выдержать. И казнь совершают палачи преимущественно в опьяненном состоянiи – нужно состоянiе «невмeняемости», особенно в дни, когда идет дeйствительно своего рода бойня людей. Я наблюдал в Бутырской тюрьмe, что даже привычная уже к разстрeлам администрацiя, начиная с коменданта тюрьмы, всегда обращалась к наркотикам (кокаин и пр.), когда прieзжал так называемый «комиссар смерти» за своими жертвами и надо было вызывать обреченных из камер.

 

«Почти в каждом шкапу -- разсказывает Нилостонскiй про Кiевскiя чрезвычайки74 -- почти в каждом ящикe нашли мы пустые флаконы из-под кокаина, кое-гдe даже цeлыя кучи флаконов».

 

В состоянiи невмeняемости палач терял человeческiй образ.

 

«Один из крупных чекистов разсказывал -- передает авторитетный свидeтель75 -- что главный; (московскiй) {222} палач Мага, разстрeлявшiй на своем вeку не одну тысячу людей (чекист, разсказывавшiй нам, назвал невeроятную цифру в 11 тысяч разстрeленных рукой Мага), как-то закончив «операцiи» над 15-20 человeками, набросился с криками «раздeвайся, такой сякой» на коменданта тюрьмы Особаго Отдeла В.Ч.К. Попова, из любви к искусству присутствовавшаго при этом разстрeлe. «Глаза, налитые кровью, весь ужасный, обрызганный кровью и кусочками мозга, Мага был совсeм невмeняем и ужасен» -- говорил разсказчик. «Попов струсил, бросился бeжать, поднялась свалка и только счастье, что своевременно подбeжали другiе чекисты и окрутили Мага»...

 

И все-таки психика палача не всегда выдерживала. В упомянутом отчетe сестер милосердiя Кiевскаго Краснаго Креста разсказывается, как иногда комендант Ч.К. Авдохин не выдерживал и исповeдывался сестрам. «Сестры, мнe дурно, голова горит... Я не могу спать... меня всю ночь мучают мертвецы»... «Когда я вспоминаю лица членов Чека: Авдохина, Терехова, Асмолова, Никифорова, Угарова, Абнавера или Гусига, я увeрена, -- пишет одна из сестер, -- что это были люди ненормальные, садисты, кокаинисты -- люди, лишенные образа человeческаго». В Россiи в послeднее время в психiатрических лечебницах зарегистрирована как бы особая «болeзнь палачей», она прiобрeтает массовый характер – мучающая совeсть и давящiе психику кошмары захватывают десятки виновных в пролитiи крови. Наблюдатели отмeчают нерeдкiя сцены таких припадков у матросов и др., которыя можно видeть, напр., в вокзальных помeщенiях на желeзных дорогах. Корреспондент «Дней»76 из Москвы утверждает, что «одно время Г.П.У. пыталось избавиться от этих сумасшедших путем разстрeла их и что нeсколько человeк таким способом были {223} избавлены от кошмара душивших их галлюцинацiй».

 

Среди палачей мы найдем не мало субъектов с опредeленно выраженными уже рeзкими чертами вырожденiя. Я помню одного палача 14 лeт, заключеннаго в Бутырской тюрьмe: этот полуидiот не понимал, конечно, что творил, и эпически разсказывал о совершенных дeянiях. В Кiевe в январe 1922 года была арестована слeдовательница-чекистка, венгерка Ремовер. Она обвинялась в самовольном разстрeлe 80 арестованных, преимущественно молодых людей. Р. признана была душевно-больной на почвe половой психопатiи. Слeдствiе установило, что Р. лично разстрeливала не только подозрeваемых, но и свидeтелей, вызванных в Ч.К. и имeвших несчастье возбудить ея больную чувственность... Один врач разсказывает о встрeченной им в госпиталe «Комиссаршe Нестеренко», которая, между прочим, заставляла красноармейцев насиловать в своем присутствiи беззащитных женщин, дeвушек, подчас малолeтних».77

 

Просмотрите протоколы Деникинской комиссiи и вы увидите, как высшiе чины Ч.К., не палачи по должности, в десятках случаев производят убiйство своими руками. Одесскiй Вихман разстрeливает в самих камерах по собственному желанiю, хотя в его распоряженiи было 6 спецiальных палачей (один из них фигурировал под названiем «амур»). Атарбеков в Пятигорскe употребляет при казни кинжал. Ровер в Одессe в присутствiи свидeтеля убивает нeкоего Григорьева и его 12-тняго сына... Другой чекист в Одессe «любил ставить свою жертву перед собой на колeни, сжимать голову приговореннаго колeнями и в таком положенiи убивать выстрeлом в затылок»а78. Таким примeрам нeсть числа... {224}

 

Смерть стала слишком привычной. Мы говорили уже о тeх циничных эпитетах, которыми сопровождают обычно большевицкiя газеты сообщенiя о тeх или иных разстрeлах. Такой упрощенно-циничной становится вся вообще терминологiя смерти79: «пустить в расход», «размeнять» (Одесса), «идите искать отца в Могилевскую губернiю», «отправить в штаб Духонина», Буль «сыграл на гитарe» (Москва), «больше 38 я не мог запечатать» т. е. собственноручно разстрeлять (Екатеринослав), или еще грубeе: «нацокал» (Одесса), «отправить на Машук -- фiалки нюхать» (Пятигорск); комендант петроградской Чека громко говорит по телефону женe: «Сегодня я везу рябчиков в Кронштадт».80

 

Также упрощенно и цинично совершается, как мы много раз уже отмeчали, и самая казнь. В Одессe объявляют о приговорe, раздeвают и вeшают на смертника дощечку с нумером. Так по No.No. по очереди и вызывают.81 Заставляют еще расписываться в объявленiи приговора. В Одессe нерeдко послe постановленiя о разстрeлe обходили камеры и собирали бiографическiя данныя для газетных сообщенiй.82 Эта «законность» казни соблюдается и в Петроградe, гдe о приговорах объявляется в особой «комнатe для прieзжающих». Орган центральнаго комитета коммунистической партiи «Правда»83 высмeивал сообщенiя англiйской печати о том, что во время казни играет оркестр военной {225} музыки. Так было в дни террора в сентябрe 1918 г. Так разстрeливали в Москвe «царских министров», да не их одних. Тогда казнили на Ходынском полe и разстрeливали красноармейцы. Красноармейцев смeнили китайцы. Позже появился спецiальный как-бы институт наемных палачей -- профессiоналов, к которым от времени до времени присоединялись любители гастролеры.

 

Ряд свидeтелей в Деникинской комиссiи разсказывает о разстрeлах в Николаевe в 1919 г. под звуки духовной музыки. В Саратовe разстрeливают сами заключенные (уголовные) и тeм покупают себe жизнь. В Туркестанe сами судьи. Утверждают свидeтели уже теперешних дней, что такой же обычай существует в Одессe в губернском судe – даже не в Ч.К. Я не умeю дать отвeта на вопрос, хорошо или плохо, когда приводит казнь в исполненiе тот, кто к ней присудил... К 1923 г. относится сообщенiе о том, как судья В. непосредственно сам убивает осужденнаго: в сосeдней комнатe раздeвают и тут же убивают... Утверждают, что в Одессe в Ч.К. в 1923 г. введен новый, усовершенствованный способ разстрeла. Сдeлан узкiй, темный корридор с ямой в серединe. С боков имeются двe бойницы. Идущiй падает в яму и из бойниц его разстрeливают, при чем стрeляющiе не видят лица разстрeливаемаго.

 

Не могу не привести еще одного описанiя разстрeлов в московской Ч. К., помeщеннаго в No. 4 нелегальнаго бюллетеня лeвых с.-р..84 Относится это описанiе к тому времени, когда «велись пренiя о правах и прерогативах Ч.К. и Рев. Трибуналов», т. е. о правe Ч.К. выносить смертные приговоры. Тeм характернeе картина, нарисованная пером очевидцев: «Каждую ночь, рeдко когда с перерывом, водили и водят смертников «отправлять в Иркутск». Это {226} ходкое словечко у современной опричнины. Везли их прежде на Ходынку. Теперь ведут сначала в No. 11, а потом из него в No. 7 по Варсонофьевскому переулку. Там вводят осужденных -- 30 -- 12 -- 8 -- 4 человeка (как придется) -- на 4-й этаж. Есть спецiальная комната, гдe раздeвают до нижняго бeлья, и потом раздeтых ведут вниз по лeстницам. Раздeтых ведут по снeжному двору, в заднiй конец, к штабелям дров и там убивают в затылок из ногана.

 

Иногда стрeльба неудачна. С одного выстрeла человeк падает, но не умирает. Тогда выпускают в него ряд пуль; наступая на лежащаго, бьют в упор в голову или грудь.

 

10-11 марта Р. Олеховскую, приговоренную к смерти за пустяковый поступок, который смeшно карать даже тюрьмой, никак не могли убить. 7 пуль попало в нее, в голову и грудь. Тeло трепетало. Тогда Кудрявцев (чрезвычайник из прапорщиков, очень усердствовавшiй, недавно ставшiй «коммунистом») взял ее за горло, разорвал кофточку и стал крутить и мять шейные хрящи. Дeвушкe не было 19 лeт.

 

Снeг на дворe весь красный и бурый. Все забрызгано кругом кровью. Устроили снeготаялку, благо -- дров много, жгут их на дворe и улицe в кострах полсаженями. Снeготаялка дала жуткiе кровавые ручьи. Ручей крови перелился через двор и пошел на улицу, перетек в сосeднiя мeста. Спeшно стали закрывать слeды. Открыли какой-то люк и туда спускают этот темный страшный снeг, живую кровь только что живших людей!...»

 

Большевики гордо заявляют: «у нас гильотины нeт». Не знаю что лучше: казнь явная или казнь в тайниках, в подвалах, казнь под звук моторов, чтобы заглушить выстрeлы... Пусть отвeтят на это другiе... Но мы отмeчали уже и казни публичныя.

 

Не вездe разстрeливают ночью... В Архангельскe {227} разстрeливали днем на площадкe завода Клафтона и на разстрeл «смотрeть собиралась масса окрестной дeтворы».85 Днем подчас убивали и в Одессe. Почти на глазах у родственников разстрeливают и в Могилевe. «К ревтрибуналу 16 армiи – разсказывает очевидец86 -- около 5-7 час. вечера подается грузовик, на который молодцевато вскакивает десяток вооруженных палачей, вооруженных до зубов и с двумя лопатами! На грузовик усаживают смертников и уeзжают. Ровно через час грузовик возвращается. Палачи также молодцевато соскакивают, волоча мeшки с оставшимися от смертников сапогами, гимнастерками, фуражками и пр... Вся эта процедура происходит днем (часовая стрeлка передвинута на 3 часа вперед) на глазах родных и близких, женщин и дeтей».

 

Только человeк, находящейся во власти совершенно исключительнаго политическаго изувeрства, потерявшiй всe человeческiя чувства, может не отвернуться с отвращенiем от тeх форм, при которых произошло убiйство царской семьи в Екатеринбургe. Родители и дeти были сведены ночью в одну комнату и всe перебиты на глазах друг у друга. Как описывает красноармеец Медвeдев, один из очевидцев «казни», в своих показанiях, данных слeдствiю в февралe 1919 г., приготовленiя к казни шли медленно и «видимо всe догадывались о предстоящей им участи». Исторiя не знает другой картины убiйства, подобной той, которой ознаменовалась екатеринбургская ночь с 16 на 17 iюля 1918 г.87

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.