Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Порядок применения оснований прекращения уголовного преследования 4 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

26. Полномочия руководителя следственного органа с первых дней появления данной фигуры в уголовном процессе указывали на то, что им осуществляется уголовное преследование, по меньшей мере, путем принятия к своему производству уголовного дела и осуществления по нему предварительного следствия. Однако в ст. 21 УПК, всецело посвященной институту уголовного преследования, о данной его функции долгое время не упоминалось. В этой связи не было ясно осуществление уголовного преследования - это обязанность или право руководителя следственного органа? Внесение в ч. 3 ст. 21 УПК изменений послужило ответом на данный вопрос. Исходя из действующей редакции ч. 1 и 2 ст. 21 УПК, уголовное преследование не является обязанностью руководителя следственного органа. В то же время в ч. 3 ст. 21 УПК продублировано право руководителя следственного органа осуществлять уголовное преследование путем возбуждения уголовных дел о преступлениях частного и частно-публичного обвинения, при отсутствии заявления потерпевшего (его законного представителя), если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

27. До вступления в силу Федерального закона от 2 декабря 2008 г. N 226-ФЗ у руководителя следственного органа было право давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене либо изменении меры пресечения и (или) о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения. Однако принимать искомое решение (о даче согласия) он мог, основываясь лишь на материалах уголовного дела, собранных и оформленных самим следователем. Таким образом, руководитель следственного органа лишался возможности оценить все доказательства, которыми располагал следователь. А в частности он лишался возможности оценить такие важные доказательства, как показания подозреваемого и показания обвиняемого. В настоящее время законодатель устранил эту несправедливость. Им в п. 4 ч. 1 к.с. внесено дополнение, после которого у руководителя следственного органа появилась возможность лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене либо изменении меры пресечения и (или) о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения.

28. Руководителю следственного органа предоставлено также право участвовать в судебном заседании, в котором судьей рассматривается вопрос об избрании подозреваемому (обвиняемому) меры пресечения. Причем он имеет возможность участвовать в таком заседании не только тогда, когда уголовное дело находится в его производстве, но и в случае производства предварительного расследования по уголовному делу подчиненным ему следователем.

29. В настоящее время руководитель следственного органа вправе участвовать и в судебном заседании, в котором проверяется законность и обоснованность его действий (бездействия, решений). Причем ч. 3 ст. 125 УПК сформулирована так, что у суда нет оснований отказать руководителю следственного органа в участии в судебном заседании, где проверяются не его, а подчиненного ему следователя действия (бездействие, решения).

30. Действующая редакция ч. 2 к.с. не только закрепила право руководителя следственного органа принимать уголовные дела к своему производству, но и предоставила последнему возможность произвести по нему "предварительное следствие в полном объеме". Но сразу возникает вопрос. Если руководителю следственного органа предоставлено право "принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме", то вправе ли он проводить предварительное следствие по такому делу не в полном объеме? Проведя ряд, по его мнению, необходимых следственных и иных процессуальных действий, воспользоваться другим своим правом и поручить производство предварительного следствия по этому уголовному делу подчиненному ему следователю (нескольким следователям, создать следственную группу)? Думается, что необходимость в этом вполне может возникнуть. Соответственно вряд ли последовательно было бы лишать руководителя следственного органа возможности реализации закрепленного п. 1 ч. 1 к.с. его права, только из-за того, что он до этого воспользовался правом, предусмотренным ч. 2 к.с.

31. Так должно быть. Так лучше было бы для практики. Однако несовершенство формулировки ч. 2 к.с. вполне может иметь следствием поднятие вопроса о незаконности передачи руководителем следственного органа уголовного дела, находящегося в его производстве, следователю. И как следствие тому - возникновение сомнений в законности производства следственных действий таким следователем. Каковы возможные последствия этого? Признание в соответствии с требованиями ст. 75 УПК недопустимыми всех собранных по делу следователем доказательств.

32. Именно поэтому мы обращаем внимание законодателя на то, что словосочетание "в полном объеме" в ч. 2 к.с. излишне. Убрав его из текста названной части к.с., мы не лишим руководителя следственного органа права производства предварительного следствия в полном объеме, но одновременно позволим ему произвести таковое не в полном объеме. Тем более что произвести в полном объеме предварительное следствие он сможет лишь в случае личного возбуждения уголовного дела и окончания расследования. Если же, к примеру, неотложные следственные действия по делу выполнил орган дознания (следователь), то принявший к производству уголовное дело руководитель следственного органа уже никак не сможет осуществить по делу предварительное расследование в полном объеме. Ведь часть предварительного расследования по такому делу уже осуществлено другим должностным лицом (органом).

33. Если рассуждать в том же русле, получается, ч. 2 к.с. руководителю следственного органа предоставила одно, а не два права: первое - возбудить уголовное дело, второе - принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме. Он наделен единственным правом - возбудить уголовное дело, принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме. Иначе говоря, не возбудив самостоятельно уголовного дела, руководитель следственного органа не может произвести по делу предварительное следствие. Буквально получается, у него нет права принять к производству уголовное дело, которое ранее было принято к производству каким-либо иным органом предварительного расследования. Ведь принятие уголовного дела к своему производству органом предварительного расследования - это уже часть предварительного расследования. А если какая-то часть предварительного расследования уже имела место, то у руководителя следственного органа нет возможности осуществить по делу предварительное следствие "в полном объеме". Без этой части "объем" будет не полным. В таком "объеме" предварительного следствия будет не хватать действий, осуществленных в начале предварительного расследования.

34. Руководителю следственного органа и ранее принадлежало право принятия решения о соединении уголовных дел. Однако до недавнего времени ч. 3 ст. 153 УПК была слишком краткой. И ее формулировка могла привести к мысли, что названное должностное лицо принимает соответствующие решения и тогда, когда по соединяемым уголовным делам производится дознание. Такой подход к рассматриваемому правовому институту был, бесспорно, не оправдан. Законодатель в этой связи сформулировал действующую редакцию ч. 3 ст. 153 УПК. Руководителю следственного органа сейчас предоставлены права принимать решения о соединении уголовных дел лишь тогда, когда хотя бы одно из уголовных дел находится в его производстве либо производстве подчиненного ему следователя. Решение о соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных в соответствии со ст. 150 и 151 УПК разным органам предварительного следствия или органу предварительного следствия и органу дознания, принимает руководитель следственного органа на основании решения прокурора об определении подследственности.

35. Руководителю следственного органа предоставлено право вносить в организацию или соответствующему должностному лицу представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, или других нарушений закона (ч. 2 ст. 158 УПК).

36. Все учреждения, предприятия, организации, должностные лица и граждане обязаны исполнять требования, поручения и запросы руководителя следственного органа, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК. Данное правовое положение прямо закреплено в ч. 4 ст. 21 УПК.

37. Десятилетия обвинительное заключение подписывал не только следователь, в производстве которого находится уголовное дело, но и его непосредственный начальник. В настоящее время это выработанное практикой правовое положение закреплено в УПК.

38. Действующий закон детально регламентировал также действия руководителя следственного органа, получившего от прокурора письменное требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства.

39. Не можем с уверенностью судить, почему законодатель посчитал необходимым именовать в ч. 4 к.с. рассматриваемое полномочие прокурора иначе, чем оно же названо в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК, которым настоящее требование в первую очередь и предусмотрено. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК это "требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия". А в ч. 4 к.с. законодатель его именует "требованием об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства". Думается, правильнее было бы именовать в законе это решение прокурора одинаково и соответственно внести необходимые изменения в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК. Но законодатель этого не сделал.

40. Согласно ч. 4 к.с. обращение прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства руководителем следственного органа, обязательно должно быть разрешено в течение пяти суток, а не тянуться неопределенный промежуток времени. Руководитель следственного органа обязан уведомить прокурора не только о несогласии, но и о согласии с требованием последнего. Не так давно на руководителя следственного органа возлагалась обязанность дать подчиненному ему следователю письменное указание об исполнении требования прокурора. В настоящее время законодатель возлагает на руководителя следственного органа обязанность отменить незаконное или необоснованное постановление следователя и устранить допущенные им нарушения.

41. Коль в настоящее время предусмотрен правовой механизм реагирования руководителем следственного органа на требование об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных и в ходе осуществления досудебной (в том числе и не являющейся дознанием или предварительным следствием) деятельности, то позволительно говорить о наличии у прокурора права заявлять такие требования не только в отношении постановлений, вынесенных на стадии предварительного расследования, но и на стадии возбуждения уголовного дела.

42. Ранее закрепленные в ч. 4 к.с. положения распространялись лишь на нарушения федерального законодательства, допущенные в ходе предварительного следствия. Сейчас руководитель следственного органа обязан рассмотреть в срок не позднее 5 суток требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных "в ходе досудебного производства". Что изменилось? Для того чтобы ответить на поставленный вопрос несколько слов нужно сказать о понятиях "предварительное следствие" и "досудебное производство".

43. Досудебное производство состоит из уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Предварительное расследование, в свою очередь, реализуется в форме предварительного следствия и дознания.

44. Что же у прокурора появилось право требовать от органов предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе производства ими дознания, и, более того, в ходе принятия, регистрации, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении? Мы полагаем, появилось. Но признаем, что имеет право на существование и несколько иная точка зрения.

45. Она может базироваться на том факте, что законодателем не внесены изменения в редакцию п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК. Соответственно, если сравнить статьи, всецело посвященные статусу прокурора и руководителя следственного органа, получится, что законодатель предусмотрел процедуру рассмотрения руководителем следственного органа (ч. 4 к.с.) требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, но самому прокурору разрешил направлять руководителю следственного органа лишь требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.

46. Иначе говоря, предмет изучения руководителем следственного органа требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства расширен. Теперь руководитель вправе рассмотреть требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенные не только в ходе предварительного следствия, но и при производстве следователями Следственного комитета РФ дознания. Полномочия же требовать от органа предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе принятия, регистрации, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении законодатель прокурору не предоставил.

47. Почему нам такая (вторая) позиция представляется не столь безупречной? Во-первых, частью 4 к.с. предусмотрено направление руководителю следственного органа "требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства". Соответственно названное право последовательно именовать "предусмотренным УПК правом прокурора".

48. А то обстоятельство что к.с. называется "Руководитель следственного органа" и соответственно, прежде всего, посвящена статусу последнего, ни в коей мере не указывает на то обстоятельство, что в этой же статье закона не могут (хотя бы частично) содержатся нормы уголовно-процессуального права, касающиеся других правовых институтов, в том числе прав иного субъекта уголовного процесса, в нашем случае, прокурора.

49. В этой связи, следует заметить, что в к.с. помимо формулирования основных прав руководителя следственного органа, а равно права прокурора, законодатель закрепил некоторые обязанности (исполнять письменные указания руководителя следственного органа) и права (обжаловать указания руководителя следственного органа руководителю вышестоящего следственного органа) следователя (ч. 3 к.с.), уточнил круг органов предварительного следствия (ч. 2 к.с.) и тем самым позволил расширительное толкование термина "следователь", употребленного в статьях УПК, посвященных основаниям, условиям и порядку производства следственных действий и др.

50. Во-вторых, если бы законодатель хотел предоставить прокурору возможность направления руководителю следственного органа требования об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе производства дознания или предварительного следствия, он бы в анализируемом месте ч. 4 к.с. употребил категорию "предварительное расследование", а не "досудебное производство" или же также, как поступил при формулировании п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК, - перечислил бы все формы предварительного расследования. То обстоятельство, что в ч. 4 к.с. законодатель речь ведет обо всем досудебном производстве, позволяет утверждать, что им допускается (а значит таковое является предусмотренным законом правом прокурора) направление прокурором руководителю следственного органа требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных и на стадии возбуждения уголовного дела.

51. Причем, уточняем, прокурор в соответствии с ч. 4 к.с. вправе требовать от органов предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, в том числе требовать от руководителя следственного органа отмены незаконного или необоснованного постановления, вынесенного подчиненным ему следователем (а с учетом редакции п. 7 ч. 1 к.с. - равно нижестоящим руководителем следственного органа).

52. На практике постоянно вставал вопрос о возможности отвода руководителя следственного органа, в особенности когда последним уголовное дело принято к своему производству. В настоящее время институт отвода руководителя следственного органа прямо закреплен в законе. Разрешает такой отвод вышестоящий руководитель следственного органа. Законодатель предусмотрел возможность отвода руководителя следственного органа безотносительно от того, какую функцию в уголовном процессе последний в данный конкретный момент реализует. Это обстоятельство указывает на то, что руководителю следственного органа отвод может быть заявлен и тогда, когда уголовное дело находится не в его производстве, а в производстве подчиненного ему следователя.

53. Законом предусмотрена также возможность обжалования в суд по месту производства предварительного расследования постановления руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно всех иных решений (действий, бездействия) руководителя следственного органа, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

54. См. также комментарий ст. 21, 38, 40, 61, 162, 223 УПК.

 

Статья 40. Орган дознания

1. Орган дознания - это учреждение либо должностное лицо, на которое законом возложена обязанность (предоставлено право) производить направленную на обеспечение расследования уголовно-процессуальную и иную деятельность в связи с наличием у него информации о возможном совершении преступления либо поручения другого органа предварительного расследования.

2. К.с. наделила полномочиями органа дознания в одном случае учреждение (органы внутренних дел и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в том числе территориальные и входящие в их структуру межрайонные, городские (районные) органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, органы федеральной службы судебных приставов, органы государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы), а в другом случае руководителя учреждения - должностное лицо (командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов и др.).

3. Полный перечень органов дознания - учреждений следующий: органы внутренних дел и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции, органы федеральной службы безопасности, федеральные органы государственной охраны, таможенных органы Российской Федерации, органы Службы внешней разведки Российской Федерации, органы Министерства юстиции Российской Федерации, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в том числе территориальные и входящие в их структуру межрайонные, городские (районные) органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органы внешней разведки Министерства обороны РФ, органы федеральной службы судебных приставов, органы государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы.

4. Кроме того, органами дознания признаны должностные лица (а не возглавляемые ими учреждения): командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов, капитаны морских судов, руководители геологоразведочных партий, зимовок, начальники российских антарктических станций или сезонных полевых баз, и глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации.

5. Полномочия конкретного сотрудника, реализующего уголовно-процессуальные права и обязанности органа дознания, разнятся в зависимости от того, является ли он сотрудником учреждения, наделенного правами органа дознания, или всего-навсего подчинен по службе должностному лицу, которое является органом дознания.

6. Основная часть уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел как органов дознания осуществляется сотрудниками полиции.

7. Полиция в РФ - это система государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействовать преступности, охранять общественный порядок, собственность, обеспечивать общественную безопасность и наделенных правом применения мер принуждения в пределах, установленных законами. Полиция входит в систему Министерства внутренних дел РФ (ст. 1 Федерального закона от 07 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции"*(178)).

8. К органам федеральной службы безопасности относятся:

- федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности;

- управления (отделы) федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности по отдельным регионам и субъектам Российской Федерации (территориальные органы безопасности);

- управления (отделы) федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях, а также в их органах управления (органы безопасности в войсках);

- управления (отделы, отряды) федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности по пограничной службе (пограничные органы);

- другие управления (отделы) федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности, осуществляющие отдельные полномочия данного органа или обеспечивающие деятельность органов федеральной службы безопасности (другие органы безопасности);

- авиационные подразделения, центры специальной подготовки, подразделения специального назначения, предприятия, образовательные учреждения, научно-исследовательские, экспертные, судебно-экспертные, военно-медицинские и военно-строительные подразделения и иные учреждения и подразделения, предназначенные для обеспечения деятельности Федеральной службы безопасности (ст. 2 Федерального закона "О Федеральной службе безопасности").

9. К органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ относятся:

- Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков;

- региональные управления ФСКН России;

- управления (отделы) ФСКН России по субъектам Российской Федерации.

10. Компетенция органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ ограничена происшествиями, содержащими признаки контрабанды сильнодействующих, ядовитых веществ; незаконных приобретения, хранения, перевозки, изготовления, переработки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконных приобретения, хранения, перевозки растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества; нарушения правил оборота наркотических средств или психотропных веществ; хищения либо вымогательства наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества; склонения к потреблению наркотических средств или психотропных веществ; организации либо содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ; незаконных выдачи либо подделки рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ; незаконных изготовления, переработки, приобретения, хранения, перевозки или пересылки в целях сбыта, а равно незаконного сбыта сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, либо оборудования для их изготовления или переработки; нарушения правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ, если это повлекло по неосторожности их хищение либо причинение иного существенного вреда; подделки удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков; использования заведомо подложного документа.

11. Таможенными органами являются

1) федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области таможенного дела;

2) региональные таможенные управления;

3) таможни;

4) таможенные посты (ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 27 ноября 2010 года N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации"*(179)).

12. Органами федеральной службы судебных приставов являются: ФССП России и ее территориальные органы.

13. Согласно п. 1 Положения о Федеральной службе судебных приставов Федеральная служба судебных приставов - это орган - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по обеспечению установленного порядка деятельности судов, исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а также правоприменительные функции и функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности*(180). Данное определение позволяет нам говорить о том, что сам центральный аппарат ФССП России в целом наделен статусом органа дознания.

14. Территориальных органов федеральной службы судебных приставов восемьдесят три*(181). Это управление (отдел) Федеральной службы судебных приставов, действующий на территории субъекта Российской Федерации. Соответственно в каждом субъекте Российской Федерации есть один орган федеральной службы судебных приставов. Хотя некоторые из них размещены на территории обслуживания другого органа. Так, к примеру, в Москве находится три таких органа. Там помимо Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве территориально расположено Управление Федеральной службы судебных приставов по Московской области и центральный аппарат ФССП России.

15. В системе Федеральной службы судебных приставов имеются также районные, межрайонные и специализированные отделы. Между тем в Положении о территориальном органе федеральной службы судебных приставов они именуются не органами федеральной службы судебных приставов, а структурными подразделениями территориального органа ФССП России. Поэтому районные, межрайонные и специализированные отделы территориальных органов федеральной службы судебных приставов самостоятельными органами дознания не являются.

16. Начальники органов дознания системы Федеральной службы судебных приставов сейчас - это директор Федеральной службы судебных приставов РФ и главные судебные приставы субъектов Российской Федерации. Дознавателями, наделенными полной совокупностью прав и обязанностей, составляющих уголовно-процессуальный статус дознавателя (ст. 41 УПК) в уголовном процессе (органа дознания), являются, прежде всего, работники отделов организации дознания и административной практики территориальных органов федеральной службы судебных приставов*(182). Руководители таких отделов в уголовном процессе обладают правовым положением начальника подразделения дознания (ст. 40.1 УПК).

17. Всем остальным должностным лицам, подчиненным по должности названным сотрудникам Федеральной службы судебных приставов, отдельные уголовно-процессуальные полномочия органа дознания могут лишь делегироваться. Однако их подпись на основных процессуальных документах и после этого не приобретет юридического значения. Начальником органа дознания (дознавателем, начальником подразделения дознания) остается тот человек, кто таковым является по закону, а не тот, кому он свои полномочия делегировал.

18. Именно поэтому в настоящее время уголовно-процессуальный статус, прежде всего, старших судебных приставов, а также старших судебных приставов Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ не безупречен. Его наличие вполне может быть оспорено, а составленные и подписанные ими документы признаны не имеющими юридической силы. Этот момент организационно-правовой составляющей статуса должностных лиц органов дознания системы Федеральной службы судебных приставов должен учитываться правоприменителями.

19. Уголовно-процессуальной деятельностью занимаются также сотрудники (обычно начальники и оперуполномоченные) исправительных учреждений и следственных изоляторов.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.