Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Уникальный дар в жизни



 

Как мы увидели в предыдущей главе, брак - это метафора единения Бога с народом Израильским, и Господь говорит, что эта нация стала прелюбодейкой по причине её неверности... В Новом Завете брак – это метафора Церкви в роли невесты Христа, и она может дойти до прелюбодеяния из-за своей дружбы с миром... Имея ввиду эти истины, имеет ли значение наша девственность, как мужчины или женщины перед Богом? Именно это мы хотим обсудить далее. И всё же, если ты не в браке и уже не девственник, пожалуйста, не прекращай чтение. Не думай, что если ты потерял девственность или может у тебя её отняли силой, то тебе будет тяжело читать дальше. Избегать обсуждения этой темы не поможет; прошлое будет атаковать твои мысли. Скорее, ты нуждаешься в исцелении, нуждаешься в том, чтоб вернуть ту красоту, которую Господь задумал для тебя, как сделала это моя подруга, которая написала письмо. Итак, не останавливайся, но открой для себя то, что говорит Господь.

Начнём с Второзакония, одной из первых пяти книг Библии. Эти пять книг составляют Закон, Тору или Пятикнижие.

Прочитай Второзаконие 22:13-21. Этот текст объясняет, что делать в том случае если муж говорит что его жена не была девственницей когда он женился на ней. Во время чтения отметь каждое упоминание слова девство тем же цветом. (Если хочешь, можешь обозначить большой буквой Д каждое упоминание).

ВТОРОЗОКОНИЕ 22:13-21

13 Если кто возьмёт жену, и войдёт к ней, и возненавидит её,

14 И будет возводить на неё порочные дела, и пустит о ней худую молву, и скажет: «Я взял сию жену, и вошёл к ней, и не нашёл у неё девства»:

15 То отец отроковицы и мать её пусть возьмут и вынесут признаки девства отроковицы к старейшинам города, к воротам;

16 И отец отроковицы скажет старейшинам: дочь мою я отдал в жену сему человеку, и ныне он возненавидел её,

17 И вот он взводит на неё порочные дела, говоря: «я не нашёл у дочери твоей девства», но вот признаки девства дочери моей. И расстелют одежду перед старейшинами города.

18 Тогда старейшины города пусть возьмут мужа, и накажут его,

19 И наложат на него сто сиклей серебра пени, и отдадут отцу отроковицы за то, что он пустил худую молву о девице Израильской; она же пусть останется его женою, и он не может развестись с нею во всю жизнь свою.

20 Если же сказанное будет истинно и не найдётся девства у отроковицы,

21 То отроковицу пусть приведут к дверям дома отца её, и жители города её побьют её камнями до смерти. Ибо она сделала срамное дело среди Израиля, блудодействовав в доме отца своего; и так истреби зло из среды себя.

 

Перечисли персонажей, участвующих в этой истории.

 

Что ты узнал, отмечая слово девство? Отметь, что узнал из текста – только из текста, потому, что мы хотим узнать, что Господь говорит о сексе. Составь перечень этих наблюдений.

 

 

Девственница - это девушка, которая никогда не имела интимных отношений с мужчиной, и Господь чудесным образом отметил определение её девственности. Когда Господь создал женщину, Он дал ей влагалище – место, куда она принимает мужчину во время чудесного акта сексуальных отношений. При входе во влагалище находится слизистая перегородка, которая частично препятствует входу во внутрь влагалища, оставляя всё же достаточно места для менструального кровотечения. Господь как будто бы опечатал девственность женщины, чтобы она могла представить её своему мужу как подарок, который он открывает в священную ночь, когда они становятся одной плотью.

Чтение этого, возможно, заставит тебя смутиться. (Если это так, то это чудесно, что ещё есть люди, которые могут краснеть!) Поверь, я бы не упоминала об этом, если бы не нужно было знать, чем отличается девственница от той, которая ею не является. И даже если ты чувствуешь себя неловко, это не должно тебя отталкивать, если понимаешь, что так нас создал Господь. Когда Господь создал мужчину и женщину, Он увидел, что всё было «весьма хорошо».

Итак, что было доказательством девства женщины в те времена и в той культуре для тех людей, которые могли сомневаться или для мужа, который возненавидел её и пытался развестись, ссылаясь на этот аспект? Это было платье невесты или покрывало на их кровати в свадебную ночь.

Из всех ссылок, которые мы находим в Писании, выходит, что в то время, о котором повествует Второзаконие, не существовало церемонии брака, в которой давались бы обещания так, как это делается сегодня в Западной культуре. Напротив, заключался завет, которым женщина была привязана к мужу посредством брака. Хотя этот контракт мог быть заключён задолго до свадьбы, он не мог быть разорван, за исключением случая, когда доказывалось, что женщина не была девственницей.1

Когда наступал день свадьбы, семья невесты украшала дом, готовила угощение и наряжала невесту для жениха, одевая её в свадебный наряд. Когда всё было готово, жених посылал своих друзей, чтобы они привезли ему невесту. Весёлая процессия, держа в руках зажженные факелы, чтобы прогонять ночную тьму, направлялась к дому невесты, возвращаясь оттуда вместе с ней к жениху. Все приглашённые (девушки держали в руках светильники с маслом, парни – зажжённые факелы) должны были одеться в свадебные одежды. Это был шумный праздник и веселье, которые будили весь город, и заставляли соседей залезать на крыши своих домов, чтобы увидеть хоть на мгновение красавицу невесту.

Когда процессия приближалась к дому жениха, был слышен громкий возглас: «Вот идёт жених!», и он выходил к своей невесте, с которой заключил завет.

Позже жених и невеста пробирались в свадебный шатёр или в свадебную комнату в доме жениха, специально подготовленную для них, для того, чтобы исполнить обещание данное друг другу. Теперь пришло время, когда должен был «войти к невесте». На кровать был постелен балдахин, chuppah, а под невесту стелили свадебное платье или свадебное полотенце. Таким образом, кровь с платья или со свадебного полотенца должна была быть доказательством её девственности, поскольку был заключён завет крови. Двое становились одним; брак заключён. После этого, свадебное платье, запачканное кровью завета, было запаковано и отдано на хранение. Это было доказательством её девства, подарок, который она сохранила для своего мужа. Подарок, который может быть дан однажды в жизни одному человеку.

Имея это ввиду, становится очевидным, что девственность женщины была бесценным сокровищем, которое нужно было сохранить любой ценой. Мужчина, который завоёвывал её сердце, завоёвывал и её тело. Он должен был быть первым и последним мужчиной, который «знал» её таким образом, столько времени, сколько они жили вместе. Эти взаимоотношения их завета, подтверждённые доказательством её чистоты, обеспечивало женщине уверенность и защищало обоих от «лисята», которые могут лишить виноградник чистого и восхитительного плода, как говорит Соломон в Песни Песней (2:15).

В наши дни есть много людей, которые считают, что девственность достойна осмеяния, это почти причина для упрёков, поскольку, говорят они, девственница настолько нежеланна, что никто не хочет ложиться с ней. В нашем обществе девственность считается немодной, поскольку наша моральность исчезает.

Люди моего поколения помнят известных Оззи и Харриет, спервых дней телевидения, семейную пару, у которой были и дети. Эта программа представляла образцовую американскую семью – мать, отца и детей, живущих в одном доме. Программа пропагандировала высокую нравственность, прекрасный характер и достойное решение проблем жизни. Нам нравилась эта программа, мы могли увидеть сходство между нашей жизнью и представленными ситуациями, и полезным было то, как представлена суть брака – семья.

Правда, взрослые знали, что существует и Пейтон Плэйс [телесериал, который представлял грязный мир, полный насилия, преступлений и т.д. – прим. перев.]. Люди знали, что не весь мир жил высоконравственной жизнью, но, во всяком случае, те, которые жили аморальной жизнью, чувствовали себя достаточно неловко и прятали свою аморальность. Аморальность не была принята даже на телевизионных программах. Почему?

Годы спустя кинематографическая индустрия выпустила на экраны различные фильмы, наполненные сексуальными незаконными отношениями, насилием, и многими другими аморальными вещами, потому что пользовались большим спросом у публики и приносили колоссальные доходы. В 1933 Хеди Ламарр появилась раздетой в одной из сцен фильма «Extazy» (Экстаз). В том же году Барбара Стэнвик сняла фильм под названием «Baby Face» (Детское лицо), в котором отец принуждал свою дочь заниматься проституцией, для того чтобы он смог оплатить свои карточные долги. Америка была в ярости! Ее граждане решили, что Голливуд не имел никаких прав разлагать моральность.Римско-католическая Церковь совместно с другими союзами выдвинули законный демарш (ходатайство) против этих тенденций. В 1934, чтобы избежать правительственной цензуры, кинематографическая индустрия, ввела Кодекс Производителей Фильмов, который имел поддержку большого количества американцев – католиков, протестантов и евреев, которые боролись за защиту американской культуры.

Все были согласны с тем, что ограничения Первого Свода взысканий (который не поддерживает непристойность) должны строго исполняться, сторонники этого Кодекса поняли важность выявления и удаления тех форм «развлечений», которые разлагали личности и страну. «Среди основных принципов этого Кодекса было и требование «чтобы не производился ни один фильм, который снижает уровень стандартов тех, кто его смотрит. Просмотр этих фильмов, не должен привести к одобрению зрителями криминала, беззакония, зла или греха»»2. Также в этот Кодекс была включена декларация о «поддержке святости института семьи и брака. Фильмы не должны были допускать идею о том, что сексуальные незаконные отношения приемлемы или являются чем-то обыденным». Утверждалось, что «многие сцены не могут быть представлены без того, чтобы не вызвать опасных эмоций в рядах несовершеннолетних, молодежи или правонарушителей. Даже в отсутствии рамок чистой любви, законодатели посчитали, что определенные факты не могут быть представлены без того, чтобы потом не проявились опасные последствия».3

Телевизионная Индустрия не была расположена согласиться с противоречиями, с которыми сталкивалась Кинематографическая Индустрия. В последствии, телевизионная камера многократно представляла зрителям спальни Оззи и Харриет Нельсон, Джун и Вард Кливер из телесериала «Leave It to Beaver», или спальню Люси и Рикки Риккардо из «I love Lucy», нам были показаны раздельные кровати. Цензоры того времени хотели быть уверены, в том, что ни одну пару не увидят вместе в одной постели. Даже намек на это не должен был иметь место.

Даже будучи маленькой девочкой, я не могла не заметить разделенных кроватей. На самом деле мой комментарий к слушателям звучал так: «Когда я выйду замуж, мы не будем спать на разных постелях». Мне казалось абсурдным то, что муж и жена спят в разных углах комнаты!

Замужество было желанием моего сердца. Я с удовольствием смотрела на моих родителей. Однако я никогда не представляла их «занимающимися любовью». Мне даже в голову не приходило нечто подобное. Хотя знала, что они любят друг дуга. Иногда мой отец гладил ее, когда она проходила мимо него. Если по радио звучала хорошая мелодия, мама выходила из кухни, вытирала руки о фартук и бросалась в открытые объятия моего отца.

Думаю, нам нравились сериалы Оззи и Харриет и Отец знает лучше, потому что, на самом деле, они представляли семьи, которые были схожи с нашей. Отец шел на работу, мама занималась хозяйством. Каждый вечер мы ужинали вместе. Я и мой брат Джек выполняли домашние задания, и потом спорили, чья очередь мыть посуду. Я проводила много времени прихорашиваясь перед зеркалом и была увлечена мальчиками. Не могла дождаться, когда стану взрослой, когда полюблю, выйду замуж, создам семью. Наш дом был открытым, и мои друзья приходили ко мне, родители были знакомы с ними и всегда знали, где я нахожусь. Мой дом был центром моего мирка. Мы не были богаты, и деньги должны были распределяться экономно, но наш дом всегда был гостеприимным. Для нас было привычным обниматься, целоваться и говорить друг другу, что любим. Этому научили нас отец и мать, постоянно говоря, что любят нас. Я чувствовала себя уверенно, я чувствовала себя защищенной.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.