Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вопрос №3. Предложение (по В.В. Виноградову).





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Три типа синтаксической связи

1) Согласование (формы сочетающихся слов объединены общими однозначными категориями рода, числа, для имен – падежа, для глаголов – лица). Зеленая улица, сложный экзамен.

2) Управление (употребление определенной формы косвенного падежа существительного, предметно-личного местоимения или субстантивированного прилагательного обусловлено грамматическим или лексико-грамматическим значением другого, господствующего слова).

3) Примыкание (зависимость одного слова от другого, господствующего над ним, выражается не флективными изменениями зависимого слова, не его формами, а лишь местоположением, его смыслом).

 

В словосочетании порядок слов выполняет чисто грамматическую функцию (хороший день, успешное выполнение работы). Перестановка определительных слов (осень поздняя) связана с преобразованием определительных отношений в предикативные.

Следует еще различать сочинительные и подчинительные словосочетания. Здесь все легко: подчинительные словосочетания образуются посредством приемов согласования, управления и примыкания, а сочинительные – посредством сочинительных союзов, а также интонации перечисления (Вася, Петя и Сережа).

В словосочетании нет интонации сообщения!! Это один из признаков, отличающих словосочетание от предложения.

Разряды словосочетаний находятся между собой в непрестанном и живом взаимодействии, во взаимосвязи. Это взаимодействие охватывает и грамматическую, и лексическую сторону, а также семантику словосочетания. Эта взаимосвязь идее по разным направлениям: и по линии словообразовательных отношений, и по линии смысловых связей, и по линии синонимических функций грамматических форм и предложных конструкций.

Семантическая и, в том числе, синонимическая связь слов, принадлежность их к однородным или близким смысловым группам могут привести к обобщению, к уподоблению их синтаксических связей с другими словами (борьба за мир, поход за мир, движение за мир).

 

Вопрос №3. Предложение (по В.В. Виноградову).

Если честно, этот вопрос поставил меня в тупик ввиду своей объемности. Я попыталась вычленить из текста только самое важное и написать это нормальным языком (при всем моем уважении к Виноградову, пишет он невероятно нудно).

Предложение – это грамматически оформленная по законам данного языка целостная единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли. В предложении выражается не только обобщение о действительности, но и отношение к ней говорящего. Предложение – это основная форма нашего общения. Правила соединения слов и словосочетаний в предложения – ядро синтаксиса того или иного языка. На основе этих правил устанавливаются разные виды и типы предложений, свойственные данному конкретному языку. Каждый конкретный язык обладает своей системой средств построения предложения.

Каждое предложение с грамматической точки зрения представляет собой внутреннее единство словесно выраженных своих членов, порядка их расположения и интонации. Грамматические формы членов предложения специфичны для отдельного языка или группы родственных языков.

Дальше Виноградов расписывает особенности подхода к предложению в нашей отечественной грамматике, а также споры Потебни и Шахматова, но я, с вашего позволения, все это опущу, ибо это скучно и неинтересно.

В центре русского синтаксиса ставится глагольный тип предложения (в личных формах глагола наглядно выражены те грамматические категории лица, времени и модальности, с которыми связано понятие синтаксической предикативности как существенного признака предложения). В русском языке глагольный тип предложения подавляет все другие типы и виды предложений.

У предложения есть два общих характерных признака – интонация и предикативность. Интонационными средствами устанавливается коммуникативное значение слов в предложении, производится членение предложения и осуществляется его внутреннее единство. Благодаря интонации не только соединения слов, но и отдельные слова могут приобрести значение предложений (Хорошо! Ну и ну! Ваня!). Интонация – грамматическое средство оформления предложения и выступает в качестве одного из постоянных признаков предложения. Кстати, интонация – один из основных признаков, который отличает предложение от словосочетания.

Теперь предикативность. Предикативность – это соотношение основного содержания предложения и действительности. В категорию предикативности входят категории модальности, времени и лица. Именно они придают предложению конкретность и актуальность основного средства общения. В конкретном предложении значения лица, времени и модальности устанавливаются с точки зрения говорящего лица. Но сама эта точка зрения определяется объективным положением говорящего лица в момент речи по отношению к собеседнику и к выражаемому в предложении «кусочку» действительности.

Пройдемся по всем трем категориям. Модальность – это отношение сообщения, содержащегося в предложении, к действительности. Формы грамматического выражения такого рода отношений содержания речи к действительности и составляют синтаксическое существо категории модальности. Категорией модальности определяются различия между разными модальными типами предложения. Кроме форм глагольных наклонений, категория модальности выражается модальными частицами и словами, а также особыми формами интонации.

С категорией модальности тесно связана категория времени. Предложение как форма сообщения включает в себя синтаксическое значение времени. Это значение создается не только формами времен глаголов, кратких прилагательных и категории состояния (с помощью связки), но и глагольными формами наклонения, а также формой инфинитива – при известных интонациях – для выражения события, относящегося к будущему, в связи с той или иной модальной окраской; в сообщения же о настоящем или о прошлом, изображаемом как наличное, - также отсутствием морфологической формы с грамматическим значением времени.

Грамматическая категория лица в русском языке, связанная с характеристикой отношения речи к говорящему, к собеседнику и к посторонним предметам речи, к тому третьему, о чем может идти речь, выражается главным образом формами местоимений и глагола. В строго определенных типах предложений отношение к лицу может выражаться также посредством особых интонаций (требование, побуждение, просьба, приказ и т.д.)

Предикативность может быть присуща предложению в целом и не вызывать его расчленения (Молчать! Жара!). Грамматическая структура таких предложений разнообразна. Такого рода нечленимые предложения могут состоять даже из одного слова или экспрессивного предложения. В предложениях этого типа обычно есть один главный член, часто связываемый непосредственно с понятиями подлежащего и сказуемого.

Подлежащее имеет вполне определенную и строго стабильную форму выражения; в русском языке оно может быть выражено именительным падежом существительного и предметно-личного местоимения, количественно-именным сочетанием, инфинитивом.

Форма сказуемого уподобляется форме подлежащего или координируется с ней. В роли сказуемого могут выступать глаголы в личной/неличной форме, инфинитив, причастия, деепричастия, имена прилагательные, местоимения, числительные, имена существительные, наречия, междометия. Сказуемое бывает просты м и составным, в его роли иногда выступают целые фразеологические обороты.

Члены предложения делятся на главные и второстепенные. Как вы, наверное, уже догадались, к главным относятся подлежащее и сказуемое, а к второстепенным – определение, дополнение и обстоятельство. Есть еще обособленные члены предложения, выделяемые средствами интонации и инверсии с целью придать более сложную выразительность содержащемуся в нем понятию. Но они все равно остаются второстепенными. Однородные члены – такие выраженные отдельными словами или целыми словосочетаниями члены предложения, которые не только выполняют в составе данного предложения одну и ту же синтаксическую функцию, но и объединяются одинаковым отношением или одинаковой принадлежностью к одному и тому же члену предложения.

Морфологическое ядро категории определения – качественные и относительные прилагательные.

У дополнения – формы и функции косвенных падежей имен существительных.

У обстоятельства – наречие и функционально близкие к нему формы косвенных падежей существительных (обычно с предлогом), когда к них закрепляются значения обстоятельственных отношений.

 

4. Синтаксис как организующий центр языковой системы. Взаимодействие синтаксиса с лексикой, словообразованием, морфологией и другими аспектами языка (звуковым и графическим оформлением высказывания).

Синтаксис – коммуникативный уровень языка. Все остальные уровни выполняют по отношению к нему обслуживающую функцию. Разделение на уровни- учебный конструкт. Мировая лингвистика в основном использует троичное разделение на уровни: звуковой, лексика и грамматика и дискурсивный уровень.

Интегральное осмысление языка (Апресян, Виноградов):

морфологические явления, находящиеся в тесной связи друг с другом (падеж в тесной связи с категорией лица) и сами возникающие в результате кристаллизации и обобщения лексических значений и синтаксического употребления слов, определяют в той или иной степени особенности синтаксических построений, характерных для данного языка.

По одной из версий о происхождении языка, он появился из выкриков как орудие, оружие. Они выполняли сигнально-указательную функцию. Слова были как кирпичики: вождь, убить, мамонт. В какой-то момент разум человека развивается до такой степени, что человек способен создать синтаксическую цепочку. Потом в морфологии появляется то, что нужно, чтобы сложить высказывание в цепочку. Необходимо было так же разобраться с субъектно-объектными отношениями: падежи, закрепленный порядок слов. (Искл в рус.: мать любит дочь и т.п.) Нужно выразить количество- язык создает категорию числа: добавление окончаний, редупликация и т.д. Для гл нам в русс яз необходимы модальность, время и лицо. В германских яз больше развито сослагат наклонение.


Морфологические явления
Лексич знач
Синтаксич построения

 


 

Синтаксис

 


СИНТАКСИС И ЛЕКСИКА

Слова в языке делятся не только по частям речи (это самая крупная группировка слов в языке), не только по лексическим значениям. Между ними есть уровень «Лексико-грамматические классы слов» или «функционально-семантический». В обоих терминах отражено, что классы отличаются по значению и функционированию. Главное разграничение: предметной и признаковой лексики, которая не совпадает с разграничение имен и глаголов.


Меня разбудил отец

Меня разбудил вертолет

Лексика вся предметная в широком смысле слова, но предметное слово – вертолет может быть знаком ситуации.

Кошка - это домашнее животное

Кошка – это шерсть и беспорядок в доме (приводит к , следование)-это не классификация, это операция установки логического следствия

Это разные типы прочтения предметных слов

N1- N1-биноминативное предложение

 

Опасность близкая и злоба даруют силу королю – король в опасности, он злится и от этого становится сильным

N1- Vf – именительный падеж + определенная форма глагола(вербум финитум)

Царь дарует тебе шубу со своего плеча – отдает

 

Признаковая лексика – ситуации, отношения, состояния, она отглагольная. Это важно. Во-вторых, важно, используете ли вы предметные слова в их значении (предметы, лица, аппараты, животные), либо они разворачиваются в целую ситуацию.

Братбьет Машу- предметная лекика, личный субъект производит действие.

Машу бьетдрожь состояние лица, формальная структура не соответствует семантической.

N1-Vf

Машу- субъект, бьет дрожь – предикат. Здесь лучше выражена неконтролируемость

Маша дрожит – непроизвольное физиологическое действие. Тут субъект в именительном. Это больше внешнее проявление.

МОРФОЛОГИЯ И СИНТАКСИС

С одной стороны, морфологические формы выбираются в соответствии с тем значением, которое мы хотим выразить. С др. стороны, морфологические явления возникают в предложении просто по заказу других форм слова. Заведовать кафедрой, заниматься теннисом. Такие глаголы управляют тв. падежом.

Вода!

Воды! – уже замена падежа в однословном предложении дает вам возможность выразить разные значения. По цели высказывания 1е- сообщение, 2е- побуждение.

Отношения между синтаксисом и морфологией разграничивают формальную (морфология – «королева» грамматики, все, что морфологизованно в языке- главное в описании) и функциональную грамматику(в приоритете синтаксис, т.к. это уровень, на котором язык функционирует).

Для формальной грамматики главное в раскладываниии всех имеющихся в языке структур по формальным «ящичкам».


N1 Vf Я не работаю – дейсвие лица
V3sn Мне не работается, Волна унесла лодку – действия предмета

 


Функциональная грамматика:

Я не работаю, мне не работается – выразить действие лица
Волны унесли лодку, Волнами унесло лодку – выразить стихийную каузацию

 

 


 

 

1 – личное мест+гл дейсвия, 3sn маркирует инволюнтативность в «Мне не работается»

2 – в них невозможно лицо в позиции субъекта

Связь фонетики с синтаксисом проявляется через интонацию. Что касается графического оформления, может быть, можно сказать о знаках препинания.


7. Валентность -этоспособность слова сочетаться в тексте с другой языковой единицей, прежде всего с другим словом. Термин был введен в лингвистику Л.Теньером и А.В. Де Гроотом и первоначально применялся только по отношению к глаголам.

Если говорить о вале́нтности глагола , то она является способностью вступать в синтаксические связи с актантами, открывать для них «места».

Множество валентностей глагола образует его валентную структуру. Валентности, как принято говорить, «заполняются»; а заполнители валентностей слова называются его актантами. В принципе слово может быть валентно не только на другое слово, но и на словосочетание или даже предложение, ср.: просить помиловать всех родственников или просить, чтобы он помиловал всех родственников казненного.

Валентности обычно упорядочиваются по номерам: первой называется субъектная, второй – валентность прямого объекта, последующий порядок более свободен. Однако в случае, если «каноническая» первая или вторая валентность у слова отсутствует, ее номер переходит к валентности, следующей по порядку; так, у глагола смеяться первой будет валентность субъекта (кто смеется), а второй – валентность косвенного объекта, выражающего стимул к смеху (над кем/чем смеется).

Так называемая вербоцентрическая (иначе лексико-семантическая) концепция, рассматривает глагольные конструкции как результат реализации валентностного потенциала образующего ее глагола.

Впервые идея вербоцентрического строения предложения была высказана в России во второй половине XIX в. А. А. Дмитриевским :«Не два главных члена в предложении, а только один. Сказуемое есть неограниченный властелин, царь предложения, если есть в предложении кроме него другие члены, они строго ему подчинены и от него только получают свой смысл и значение; если нет их, даже подлежащего, сказуемое само собой достаточно выражает мысль и составляет целое предложение». Творчество А. А. Дмитриевского практически оставалось неизвестным до второй половины ХХ в., а идея вербоцентрического строения предложения почти спустя столетие была переоткрыта Люсьеном Теньером, французским теоретиком и славистом, и получила широкое распространение после посмертной публикации его «Структурного синтаксиса» (Tesnière 1959; Теньер 1988).

Сторонниками вербоцентрической теории среди российских исследователей, являются, в частности, Рубен Гранатович Апресян и Юрий Сергеевич Маслов.

Согласно данной теории, глагол в одной из своих финитных форм вместе с теми актантами, которые входят в обязательную актантную рамку, образует (ядерную) синтаксическую конструкцию (Я упал, Я отправил посылку, Я открыл дверь). В такую конструкцию могут быть дополнительно включены и все остальные синтаксические актанты, если они есть (Я отправил посылку Пете). Любая конструкция, включающая глагол вместе со всеми его актантами, служит базой для минимального полноценного высказывания, в котором реализуются коммуникативные намерения говорящего. Важно подчеркнуть, что в такой конструкции ее элементы семантически и синтаксически неравноправны. Центральным элементом конструкции является глагол, который на правах «хозяина» управляет «своими слугами» — синтаксическими актантами. Если удалить глагол из конструкции, то она ликвидируется полностью, поскольку актанты синтаксически не связаны друг с другом. В то время как отсутствие отдельных актантов в конструкции допустимо (норма - отсутствие первого синтаксич. актанта в императивной конструкции типа Сиди тихо!, факультативный актант - ср. Я отправил посылку Пете → Я отправил посылку, случаи закономерного эллипсиса - вопросно-ответное единство типа Ты идешь гулять? — Иду).

Вербоцентричная по своей сути теория валентностей считает, что некоторые глаголы (типа рубить) имеют еще и сирконстанты («разного рода обстоятельственные слова»,С. обозначают такие фрагменты ситуации, учет которых необязателен при осмыслении и употреблении слова, обозначающего эту ситуацию): напр. Петя рубит дерево топором громко в лесу.

 

Рассмотрим теорию, изложенную Масловым.

По количеству валентностей полнознаменательные глаголы могут быть:

  1. одновалентные (лежит — субъект 'кто? что?')
  2. двухвалентные (любит — субъект 'кто?' + объект 'кого? что?')
  3. трехвалентные (дает — субъект 'кто?' + адресат 'кому?' + объект 'что?')
  4. многовалентные (напр. арендовать — субъект 'кто арендует'+ объект 'что арендует'+ контрагент 'у кого арендуют'+ второй объект 'плата за аренду' +срок 'на сколько арендуют')
  5. нульвалентные (отражают «некую нечленимую ситуацию и потому неспособные иметь хотя бы один актант», 'светает')

Учитывается также качественная природа отношений между глаголом и его актантами. Например, среди трёхвалентных глаголов выделяют глаголы с адресатом («даёт»), глаголы с орудием («режет» — кто? что? чем?), глаголы лишения («отнимает» — кто? что? у кого?) и т. д.

Приведенные примеры иллюстрируют содержательную валентность. От нее отличается валентность формальная, определяющая внешнюю форму актантов. Как пишет Маслов, содержательно нульвалентные глаголы в некоторых языках требуют фиктивного актанта — формального подлежащего (англ. «It is raining», нем. «Es regnet», фр. «И pleut» — все со значением 'идет дождь').

Среди одновалентных глаголов одни требуют именительного падежа актанта (Собака бежит; Я мерзну; Я не сплю), другие—косвенного падежа (Меня знобит; Мне не спится). Ср. и среди двухвалентных: люблю кого? или что?, но любуюсь кем? или чем? или еще: хочется кому? чего? но везет кому? в чем? и т. д.

 

В зависимости от контекста валентность может быть:

· обязательная (I will go)

  • факультативная (пойду/я пойду, пилить/пилить пилой)

В первом примере, в русском языке актант, называющий агенса, здесь факультативен, а в английском — обязателен (что, конечно, связано с морфологической выраженностью агенса в русском глагольном окончании и отсутствием такой выраженности в английском глаголе) .

 

Если глагол способен иметь два и более актанта, между ними обязательно существует иерархия: один из них противопоставляется другим как подлежащее — дополнениям. «Подлежащее, - говорит Маслов, — главный актант. Чем же определяется его грамматическое «первенство» среди прочих актантов? Опять-таки оно определяется глаголом». «Кроме валентности всякий более чем одновалентный глагол обладает так называемой ориентацией — способностью ориентировать свое значение на один из актантов и тем самым выделять этот актант в качестве грамматически «первого». Глаголы, описывающие одну и ту же ситуацию, но различающиеся своей ориентацией, называются взаимноконверсивными. Таковы, например, давать и получать, покупать и продавать, обладать и принадлежать, (я) имею и (у меня) есть. Адресат действия давать по существу остается тем же адресатом, когда мы употребляем глагол получать, и вместе с тем, благодаря иной ориентации глагола, этот адресат осмысляется как своего рода агенс и выражается с помощью подлежащего. Помимо лексических конверсивов - разных глаголов — создает подобные пары грамматическая категория залога (в нек. яз. — актива и пассив).»

Схема актантов трехвалентного глагола по Маслову:



На схеме представлено трехуровневое членение предложения, которое отличается от членимости на члены предложения: атрибуты по Маслову входят в предложение как члены (непредикативного) словосочетания, а дополнения — как полноправные члены предложения.

«Неувязочки» у Маслова:

  1. Идет дождь — Маслов считает, что это нульвалентный глагол в других языках. Однако вне РЯ выражение субъекта .
  2. Именительный/косвенный падеж возникает по заказу глагола, считает Маслов. Но мы знаем, что это не так.

3. Конверсивный глагол не «заказывает» субъект, а употребление конверсивных глаголов зависит от субъекта: продавать/покупать — зависит от того, что в позиции субъекта: он или я, обладать/принадлежать — зависит от того, кто или что в позиции субъекта .

Даже выбрав глагол, в позицию подлежащего мы не обязательно будем ставить какой-либо один субъект: Я продал коня./Конь продан мной.

В «Синтаксическом словаре» Г. А. Золотовой видим концепцию, противоположную вербоцентрической.

Предложно-падежная форма рассматривается ей как некая форма, обладающая определенной формой и значением. Золотова оперирует понятием синтаксемы. С. - это минимальная синтактико-семантическая единица языка, несущая обобщенный категориальный смысл и характеризующаяся взаимодействием морфологических, семантических и функциональных признаков. Золотова выделяет три типа синтаксем: свободные, обусловленные и связанные синтаксемы.

  1. Свободные синтаксемы - все синтаксемы, имеющие самостоятельное семантическое значение и способные выступать вне предложения.

Примеры:

в+предложный — значение места,

на + предложный — значение места,

о + предложный — предмет речи

2. Конструктивные/обусловленные синтаксемы предназначены для функционирования в рамках определенных моделей предложения; форма и значение этих синтаксем обусловлены типовым значением предложения

Примеры:

им. или дат. субъекта,

спрягаемые и формы глагола,

род. п. в номинализованных структурах,

N1 Vf Петя болеет гриппом. ( возможен только именительный падеж)

(N3) Dat — Мне больно.

Posessiv — У него грипп.

В+ предложный:1) локативное значение, 2)конструктивно-обусловленное (стол в цветах)

3. Связанные синтаксемы функционируют в словосочетаниях, занимая присловную позицию, возникают по заказу управляющего слова.

Примеры:

для вин. п. или тв. п. объекта возможна лишь позиция при глаголе, реже при девербативе (читать книгу, полоть грядку, строить дом; интересоваться театром, увлекаться спортом; увлечение спор),

Верю — кому? Во что?

 

В качестве пример рассмотрим конструкцию (синтаксему) «у+родтельный».

Сначала необходимо понять, от какого значения имени образована форма, затем — какой результат получается в результате соединения формы со значением имени.

Какое может быть значение?

  • Посессор — У него есть этот учебник.
  • Место/локатив — встретимся у него

· Субъект состояния — У него темный цвет волос. У него насморк.

  • Субъект оценки/мнения — У него всегда бессильный виноват. У злого мужа жена всегда дура.
  • Субъект-автор (локативный, посессивный, мнения/оценки) — У Достоевского Раскольников — это метущаяся душа.

Все значения мы можем определить и без глагола. Пример: синтагму можно вынести, например, в качестве заголовка без предложения с глаголом: Свинья под дубом. Под вечным покоем.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.