Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

СИНТАКСИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ КОМПОНЕНТАМИ СЛОВОСОЧЕТАНИЯ





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Словоформы, составляющие словосочетания, находятся в определенных синтаксических отношениях, которые строятся на основе взаимодействия лексических значений этих слов и их грамматических форм. Все многообразие этих отношений обобщенно сводится к основным: атрибутивным, объектным, субъектным, обстоятельственным и комплетивным.

Атрибутивные отношения возникают при семантико-грамматическом взаимодействии имен существительных: 1) с именами прилагательными: красивая девушка, верстовой столб, медвежья берлога, полезная работа, активное участие; 2) с согласуемыми местоимениями: моя книга, наш ребенок, какой-то предмет, каждый человек; 3) с порядковыми числительными: первый поход, шестой дом, тридцатый тур; 4) с полными формами причастий: любящая женщина, зеленеющие поля, приготовленный обед, решенная задача, отредактированная рукопись. Атрибутивность таких словосочетаний прежде всего опирается на общее лексическое значение существительного — на его предметность (предмету естественно иметь определяющие его признаки) и на общее лексическое значение сочетающихся с ним частей речи, способных обозначать признаки. На этой основе строится и формальная согласованность компонентов словосочетания. Однако атрибутивные отношения возникают при сочетании существительных и с некоторыми другими частями речи; 5) с предложными и беспредложными формами существительных: письмо из Волгограда, привычка с детства, бутылка из-под сливок, усталость от напряжения, волосы до плеч, крышка у банки, дом возле речки, любовь без надежды, брюки в полоску, человек с ружьем, беседка под горой, книги в переплетах, варенье на патоке; ворота гостиницы, дом отца, горе разлуки, бородка клином; 6) с наречиями: езда шагом, дом напротив, шашлык по-кавказски; 7)с инфинитивом: желание учиться, решение поехать, необходимость отдохнуть, способность слышать, возможность уехать. Такие случаи не нарушают общих закономерностей построения атрибутивных словосочетаний и даже скорее подтверждают их. Если обратиться к приведенным примерам, можно заметить следующее.

1. Предложные формы имени в роли определителей — это продукт очень сложных языковых изменений и преобразований. Такие словосочетания в большинстве своем возникли из более сложных синтаксических объединений и родились, безусловно, в предложении. Основной путь таких преобразований — пропуск внутреннего звена построения, например: письмо, присланное из Волгограда письмо из Волгограда; волосы, спускающиеся до плеч волосы до плеч; беседка, расположенная под горой беседка под горой. Естественно, что языковая аналогия способствовала расширению круга подобных образований. Что же касается беспредложных конструкций, то здесь можно обнаружить и процессы, аналогичные описанным (например, эллипсис глагольного слова — бородка клином), и особые, специфические закономерности: словосочетания типа дом отца, синонимичные словосочетаниям типа отцов дом, пришли на смену последним (заметно вытесняют их) из-за больших семантических возможностей, в частности наличия способности конкретизации [ср.: отцов дом дом моего (твоего) отца).

2. Словосочетания с зависимым словом — наречием (дом напротив, шашлык по-кавказски) также результат лексико-грамматических преобразований, наречия первоначально стояли при глагольных словах: шашлык, приготовленный по-кавказски. В результате осуществления процесса экономии средств выражения, который затронул многие синтаксические построения русского языка, появились эти своеобразные сочетания наречий с именами существительными. Интересно, что первоначально зависимые от глагольных слов наречия, оказываясь рядом с существительным, испытывали его воздействие, функционально изменялись и становились способными вступать в атрибутивные отношения.

3. Сочетания с инфинитивом (желание учиться, охота странствовать), составляющие сравнительно немногочисленную группу, характеризуются прежде всего тем, что существительные в качестве стержневого слова в них лексически ограничены. Например, существительные — названия людей, животных, вещей не способны присоединять глагольный определитель. Такими могут быть только отвлеченные имена, причем в большинстве случаев имена, соотносимые с глаголами, прилагательными (и словами категории состояния) с модальным значением. Ср.: способность слышать способный слышать; решение уехать решил уехать; необходимость возвратиться необходимо возвратиться, С другой стороны, формы инфинитива часто соотносительны с предложно-падежными формами имен: решение уехать решение об отъезде решить уехать решить об отъезде; жажда знать жажда к знаниям жаждать знатьжажда знаний. Так сложно переплелись функции и значения сочетающихся здесь слов. Немаловажную роль в этом процессе сыграла этимологическая связь инфинитива с именами существительными.

Общие атрибутивные отношения (определительные) усматриваются и в словосочетаниях, имеющих в качестве частных значений значения количественные (меры, степени). Такие отношения возникают при наличии слов, обозначающих качество, признак, состояние, т. е. таких значений, которые могут быть так или иначе «измерены». Например: очень спелый, достаточно известный, довольно интересный, окончательно исправившийся, совсем незаметный, крайне утомленный.

Объектные отношения возникают при семантико-грамматическом взаимодействии глаголов, в том числе причастий и деепричастий, с именами существительными и реже с инфинитивом. Такие отношения свойственны прежде всего словосочетаниям с глаголом, требующим распространения винительным падежом прямого объекта: купить книгу, надеть платье, пригласить друга, обдумать решение, написать письмо. Эти словосочетания семантически ограничены: главное слово в них обозначает действие, состояние, восприятие, чувствование, а зависимое — объект этого действия, восприятия, чувствования: ловить рыбу, поймать зайца, любить товарища, ждать брата; глагол может также обозначать движение, а существительное иметь предметно-пространственное значение: перейти дорогу, перебежать улицу. Объектные отношения возникают и при сочетании глаголов разных семантических классов с другими падежами без предлогов: с родительным части — выпить воды, купить молока; с дательным лица или предмета, к которым направлено действие, — возражать оратору, доверять товарищу, поклоняться красоте; с творительным орудия — писать карандашом, рубить топором и т. д. Существительные с предлогами также вступают с глаголами в объектные отношения: учиться у товарища, лечиться у доктора, петь для слушателей, пристроить к дому, прикоснуться к руке, постучаться в дверь, завернуться в шаль, благодарить за добро, ударить о землю, говорить о жизни, поссориться с другом, послать за доктором, сжалиться над человеком, работать на станке. В качестве зависимых слов в глагольных словосочетаниях могут выступать и другие части речи — местоимения, числительные, количественно-именные сочетания и, конечно, субстантивированные прилагательные и причастия: ждать его, пригласить много друзей, увидеть двоих, опросить учащихся, навестить больного.

Объектные отношения возможны и в словосочетаниях с зависимым инфинитивом, однако такие словосочетания ограничены лексически. В качестве главного слова в них выступают глаголы движения, сочетающиеся с объектным инфинитивом, семантически сближающимся с винительным прямого объекта: подать обедать подать обед; принести ужинать принести ужин; дать закурить дать папироску. В таких случаях инфинитив приобретает оттенок предметности.

Объектные отношения могут возникать в словосочетаниях с главным словом — прилагательным и существительным. Такие словосочетания, однако, заметно испытали на себе влияние глагольных словосочетаний. Так, например, словосочетания с прилагательным в роли главного слова обычно по своему составу или по значению соотносительны с глагольными словосочетаниями. Эти словосочетания могут прямо соответствовать глагольным, существуя параллельно с ними, будучи семантически и словообразовательно с ними связанными: бодрый духом бодриться духом; похожий на отца походить на отца; гордый победой гордиться победой; свободный от предрассудков освободиться от предрассудков; послушный чувству послушаться чувства; готовый к севу готовиться, приготовиться к севу; удостоенный, достойный награды удостоиться награды; чуждый зависти чуждаться зависти; слабый духом слабеть духом. Другие построены по аналогии с ними, они передают отношения, свойственные глагольным словосочетаниям, типичные для них: удобный для работы, полный смысла, способный к учебе, понятный человеку, счастливый. любовью, обычный для города, трудный для детей, строгий к себе, равнодушный к природе, ласковый с сыном, добрый к людям. Такая аналогия родилась на почве функциональной близости, поскольку словосочетания формируются в предложении, вычленяются из предложения, ср.: гордый победой (он горд победой) полный смысла (он полон смысла).

Объектные словосочетания с главным словом — существительным также связаны с глагольными либо словообразовательно, либо семантически. Почти всегда такие словосочетания строятся на базе отглагольных существительных с процессуальным значением: известие о приезде известить о приезде; доверие к людям — доверять людям; возвращение к жизни — возвратиться к жизни (ср.: возврат к жизни); уважение к старости уважать старость; сочувствие к людям сочувствовать людям; покорение космоса покорить космос; воспитание чувств воспитывать чувства; служение народу служить народу; рассуждение об искусстве рассуждать об искусстве; суждение о правде судить о правде. Глагольная семантика проявляется и у некоторых других существительных, в частности у существительных со значением речи, мысли, а также некоторых конкретных действий: мысль об отъезде, рассказ о счастье, расспросы о жизни, мечта о подвиге, рубка леса.

Подобные словосочетания всегда соотносительны с глагольными: мыслить об отъезде, рассказать о счастье, расспросить о жизни, мечтать о подвиге, рубить лес. Нетрудно заметить, что субстантивные словосочетания, соотносительные с глагольными, передают отношения усложненного типа: сохраняя отношения объектные, они, в результате действия лексико-грамматических свойств имени, приобретают еще оттенок атрибутивности.

Таким образом, среди словосочетаний с объектными отношениями легко обнаруживаются системные связи трех частей речи — глагола, прилагательного (причастия), существительного; ср.: готовиться к борьбе, готовый к борьбе, готовность к борьбе; возвратиться к жизни, возвращенный к жизни, возврат к жизни.

В этой системе некоторые звенья могут отсутствовать (строгий к себе, строгость к себе), другие — быть непродуктивными (склоняться к преувеличению, склонность к преувеличению; предаться науке, преданный науке, преданность науке), третьи — иметь разную семантику при сохранении общих объектных отношений (верить народу и верный народу, верность народу; с одной стороны, 'обнаруживать доверие к народу', с другой — 'самому быть верным ему'). Однако в целом это не нарушает общей системности синтаксических отношений в словосочетаниях разных морфологических типов. Наоборот, подчеркивает ее: в тех случаях, когда прилагательные и существительные (через прилагательные или непосредственно) мотивированы глаголом, все звенья системы налицо — доверять людям, доверчивый к людям, доверчивость к людям; кипятить на огне, кипяченный на огне, кипячение на огне; там, где глаголом мотивировано только прилагательное или только существительное, соответственно пропущено то или другое звено — очинить ножом (карандаш), очинённый ножом; приехать к другу, приезд к другу; там, где именные словосочетания лишь уподобляются глагольным, оформляя связь с зависимым словом по типу глагольной связи, отсутствует собственно глагольное словосочетание — способный к музыке, способность к музыке.

Во всех случаях, где обнаруживаются объектные отношения, главное слово словосочетания имеет значение, перекликающееся с глагольной семантикой, это в широком смысле значение процессуальности (значение конкретного действия, чувствования, ощущения, состояния; значение речи, мысли; значение склонности к чему-либо, обнаружения способности к чему-либо, общей наполненности и т.д.).

Несколько особняком стоят немногочисленные субстантивные словосочетания с зависимым дательным падежом типа корм скоту, цена вещам, подарок сестре, появившиеся на базе трехчленных глагольных словосочетаний с двусторонней синтаксической связью: подать корм скоту (подать скоту, подать корм). Так или иначе, эти словосочетания характеризуются связью с глаголом.

Дательный падеж возможен при существительных отвлеченной и — реже — конкретной семантики: гимн труду, протест консулу, нота правительству, памятник Пушкину.

Субъектные отношения характеризуют словосочетания, возникновение которых связано с особым типом глагольных предложений,' а также со страдательными оборотами. Такие словосочетания опираются на лексико-грамматическую природу глаголов страдательного залога и страдательных причастий. Зависимая форма имени существительного в них обозначает действующее лицо или предмет (творительный падеж). Например: данный людьми, посаженный отцом, возвращенный братом, занятый противником (район), избалованный жизнью, опрокинутый ветром, окрыленный воспоминаниями, заглушённый сиреной, освобожденный армией.

По аналогии с глагольными могут быть образованы и некоторые субстантивные словосочетания с субъектными отношениями: освобождение врачебной комиссией, обсуждение правительством. Субъектные отношения свойственны и некоторым словосочетаниям с зависимым словом в форме родительного падежа, например: приезд отца, отъезд командира, появление автомобиля. В таких случаях также устанавливается отношение «действие и действующее лицо или предмет».

Обстоятельственные отношения свойственны словосочетаниям глагольным, так как различные обстоятельственные значения всегда сопутствуют тем или иным действиям и состояниям и опираются на лексическую процессуальность. Обстоятельственные отношения конкретизируются как определительно-обстоятельственные: бежать быстро, говорить взволнованно, любить неистово, взглянуть угрожающе, вспоминать часто, посмотреть ласково; временные: приехать вечером, возвратиться через год, подождать минуту, встретиться утром, случиться ночью; пространственные; идти лесом, находиться неподалеку, жить в гостинице, выйти из-за стола, ходить около дома, поселиться в трех километрах от города;причинные: ошибиться по незнанию, сказать по ошибке, забыть по рассеянности, ликвидировать за ненадобностью, обрадоваться сдуру, сказать сгоряча; целевые: упасть нарочно, сказать в шутку, прийти на свидание, поехать на отдых, поехать отдыхать, подарить на память, копить про запас, держать на случай.

Нетрудно убедиться, что обстоятельственные отношения возникают чаще всего при сочетании глаголов и наречий, а также при сочетании глаголов с существительными «обстоятельственной» семантики (с лексическими значениями времени, пространства и с различными другими значениями, способными под влиянием глагола преобразовываться в обстоятельственные — цели, причины). В пределах этих двух структурных схем могут образовываться словосочетания параллельные: говорить взволнованно говорить с волнением; смотреть умиленно смотреть с умилением; рассказывать увлеченно рассказывать с увлечением; находиться дома находиться в доме; приехать вечером приехать к вечеру. Параллелизм возможен и в кругу словосочетаний с двумя глаголами: отправить ремонтировать отправить на ремонт; поехать лечиться поехать на лечение

Комплетивные (восполняющие) отношения возникают из потребности некоторых слов в обязательном смысловом добавлении. Зависимая словоформа восполняет информативную недостаточность стержневого слова. Например: четыре угла, назваться гостем, слыть простаком.

Итак, синтаксические отношения в словосочетаниях зависят от следующих характеристик и свойств.

1. От общих лексико-грамматических свойств сочетающихся частей речи, например: маленький мальчик, идти быстро, ловить рыбу.

Отношения определительные, обстоятельственные и объектные формируются, во-первых, в результате взаимодействия общих значений слов: значение предмета и его признака, действия и его признака, действия и объекта этого действия; во-вторых, на основе способности слов оформлять свою грамматическую связь друг с другом соответственно имеющимся грамматическим категориям.

2. От лексических значений сочетающихся слов; об этом свидетельствует сопоставление словосочетаний типа любоваться вечером и приехать вечером; говорить с товарищем и говорить с увлечением. В первом противопоставлении решающую роль играет семантика главного слова, которая и определяет либо объектные, либо обстоятельственные отношения. В другом — такая роль принадлежит семантике зависимой словоформы: говорить с товарищем — объектные отношения, говорить с увлечением — обстоятельственные. Именно поэтому одинаковые отношения могут возникнуть в словосочетаниях с главным словом разной лексико-грамматической принадлежности, но одинаковой семантики, например: готовый к бою готовность к бою; встретиться с приятелем встреча с приятелем; любоваться красотой любование красотой. На характер синтаксических отношений не влияет в таком случае и чисто грамматическое приспособление зависимой словоформы к форме главного слова, например, падеж зависимой словоформы соответствует грамматическим требованиям главного слова: читать письмо чтение письма; воспитывать чувства воспитание чувств; выполнять долг выполнение долга; уважать старость уважение к старости; любить молодость любовь к молодости. На основе сложного взаимодействия подобных словосочетаний могут возникать параллельные словосочетания типа письмо другу и письмо к другу; петь любовь петь о любви; показатели успеваемости показатели по успеваемости. При наличии параллельных образований одни из них становятся более продуктивными, другие менее продуктивными. В настоящее время заметна большая продуктивность предложных конструкций.

Предложные и беспредложные словосочетания могут быть и одинаково продуктивными и употребительными, если они различаются оттенками смысла. Ср., например, парные словосочетания: понятный каждому понятный для каждого; полезный людям полезный для людей; чужой всем чужой для всех; интересный многим интересный для многих; просить помощи просить о помощи; охотиться вечерами охотиться по вечерам; растянуться цепочкой растянуться в цепочку.

Предложные словосочетания имеют тенденцию передавать значения более конкретно.

Возможны словосочетания и однозначные, но с разными предлогами; они различаются стилистической окрашенностью. Ср., например: идти по грибы (просторечн.) — идти за грибами (нейтр.); протокол за подписью и печатью (офиц. — дел.) —протокол с подписью и печатью (нейтр.); приобрести в целях наживы (офиц. — дел.) — приобрести с целью наживы (нейтр.); работать по окончании вуза (офиц., книжн.) — работать после окончания вуза (нейтр.). Однако в ряде случаев семантические различия в словосочетаниях с разными предлогами все-таки достаточно ощутимы, например: справедлив к подчиненным справедлив с подчиненными; лекции на темы лекции по темам; разговор о деле разговор по делу (такие словосочетания различаются по степени конкретизации значения: расположены здесь в порядке убывающей конкретизации).

Поскольку словосочетания существуют не сами по себе, а функционируют в предложении, естественно, что свои синтаксические отношения они уточняют и конкретизируют в предложении, под влиянием словесного окружения и в зависимости от коммуникативных целей контекста. Это свойственно словосочетаниям с нечетко выраженными или совмещенными отношениями. Например: словосочетание сбор у памятника с определительно-пространственными отношениями способно усиливать то определительное значение (в предложении Сбор у памятника прошел очень торжественно), то пространственное (в предложении Назначен сбор у памятника). Случаи совмещения значений в словосочетаниях наблюдаются довольно часто. Эта совмещенность вполне объяснима опять-таки семантической и грамматической природой сочетающихся словоформ. Так, в словосочетании площадь у вокзала наличие атрибутивных отношений связано с субстантивностью главного слова (ср.: привокзальная площадь), а отношений пространственных — с формой зависимого имени, обусловленной глагольной зависимостью (ср.: площадь, расположенная у вокзала).

Определительно-обстоятельственные, объектно-обстоятельственные, определительно-объектные отношения конкретизируются в предложениях, как в единицах более высокого уровня, с более широким лексическим наполнением, аналогично этому отдельное слово конкретизируется в составе словосочетания. Однако совмещение значений может сохраняться и при функционировании в предложении, но это бывает в тех случаях, когда контекст предложения безразличен к этим значениям.

Таким образом, учение о словосочетании тесно связывается с учением о второстепенных членах предложения. Это разные синтаксические категории, но они пересекаются друг с другом, в одних случаях совпадают, в других — расходятся, но в любом случае компоненты словосочетания, становясь членами предложения, подчиняются его строю и его семантике.

Интересны в этом отношении омонимичные словосочетания, значение которых обнаруживается только в предложении. Это словосочетания типа осуждение Паганини (определительное словосочетание — при значении 'Паганини осуждает кого-то', объектное — при значении 'кто-то осуждает Паганини'); чтение Гоголя (определительное словосочетание — при значении Тоголь читает', объектное — при значении 'кто-то читает произведения Гоголя'); письмо дочери ('письмо, написанное дочерью' и 'письмо, адресованное дочери').

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.