Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ВОПРОСА





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Вопрос о сложноподчиненном предложении в его истории практически сводился к классификации придаточных частей, или, как они условно назывались, «придаточных предложений», что тесно связано прежде всего с самим понятием придаточного предложения как структурной части сложноподчиненного предложения.

Впервые термин «придаточное предложение» встречается у грамматистов первой половины XIX в. — А. X. Востокова в «Русской грамматике» и Н. И. Греча в «Практической русской грамматике».

В названной работе А. X. Востоков писал: «Вместо одного определительного или дополнительного слова может присовокуплено быть к подлежащему или к сказуемому целое предложение придаточное»1. Тем самым было положено начало пониманию роли придаточного предложения как развернутого члена простого предложения.

Этой же точки зрения придерживался и Н. И. Греч, считавший, что придаточными предложениями могут быть заменены в главном существительное, прилагательное и наречие, и различавший поэтому следующие три типа придаточных предложений: 1) существительные (например, предложение что дом сгорел заменяет существительное о сгорании); 2) прилагательные (например, предложение которого вы знаете заменяет слово знаемый);3) обстоятельственные (например, предложение возвратившись из города заменяет сочетание по возвращении)1. Это была первая попытка описания типов придаточного предложения, хотя такая классификация в настоящее время признана несовершенной (смешение морфологического и синтаксического принципов, приравнивание деепричастной конструкции к придаточному в соответствии с тогдашним учением о «сокращенных» придаточных предложениях).

Предложенная Н. И. Гречем классификация была уточнена и детализирована И. И. Давыдовым2, который различал три основных типа придаточных предложений: дополнительные, определительные и обстоятельственные, причем последние подразделял по видам обстоятельств. В основу классификации И. И. Давыдова были положены также грамматические средства подчинения придаточных предложений — союзы и союзные слова, используемые для каждого типа придаточных предложений.

Дальнейшее свое развитие учение о придаточных предложениях получило у Ф. И. Буслаева3. Буслаевская классификация включает придаточные предложения подлежащные, дополнительные, определительные и обстоятельственные места, времени, образа действия, меры и счета, причины, основания, повода, цели, условные, уступительные, сравнительные. Созданная Ф. И. Буслаевым система типов придаточных предложений в основном ее виде просуществовала очень долго и стала традиционной (она подвергалась лишь уточнениям и дополнениям).

Ф. И. Буслаев, как и его предшественники А. X. Востоков, Н. И. Греч и И. И. Давыдов, различал придаточные предложения полные и сокращенные (под последними понимались конструкции причастные, деепричастные и инфинитивные). Эту теорию «сокращения» придаточных предложений подверг критике А. А. Потебня, который доказал, что, например, причастный оборот не мог возникнуть из определительного придаточного предложения, так как придаточные предложения со словом который появились позднее, чем причастия, и «исторической преемственности между теми и другими не было»4.

У грамматистов последующего периода классификация придаточных предложений стала строиться по формально-грамматическому признаку. Так, Д. Н. Овсянико-Куликовский5 подразделял придаточные предложения на две группы: 1) «придаточные подлежащего», «придаточные сказуемого», «придаточные дополнения», «придаточные приложения» (по тому слову в главном предложении, которое поясняется придаточным предложением); 2) «придаточные обстоятельственные», начинающиеся союзным словом, выраженным местоименным наречием (т. е. классификация дается по тому слову в придаточных предложениях, которым они связываются с главным).

У Е. Ф. Будде6 выделяются только два вида придаточных предложений: придаточные определительные (относятся к подлежащему главного предложения и сочетаются с ним преимущественно по способу согласования) и придаточные дополнительные (относятся к сказуемому главного предложения и сочетаются с ним преимущественно по способу управления).

В. А. Богородицкий отказался от взгляда на придаточные предложения как на развернутые члены простого предложения. Он писал: «...я говорю — к чему относится придаточное предложение, а не что заменяет. При исследовании придаточных предложений нужно иметь в виду: 1)к чему относится, 2) какие формальные слова применяются (также и другие средства — интонация и т. п.) и 3) какие смысловые оттенки в каждом случае принадлежат самим придаточным предложениям (а не тому или другому члену главного предложения)»1. Так был сформулирован принцип изучения сложноподчиненного предложения, учитывающий и семантику и структуру. На основе перечисленных признаков В. А. Богородицкий создал развернутую классификацию придаточных предложений. В его системе преобладает семантический подход.

Другой подход к вопросу о типологии придаточных предложений находим у А. М. Пешковского2. Вместо классификации придаточных предложений им дается подробный анализ значения подчинительных союзов и союзных слов. Союзы, употребляющиеся при подчинении предложений, А. М. Пешковский подразделяет на причинные, целевые, следственные, изъяснительные, пояснительные, условные, уступительные, сравнительные и временные. Некоторые союзы в силу их многозначности попадают одновременно в несколько разрядов. Хотя наблюдения А. М. Пешковского над значениями союзов заслуживают внимания и в наши дни, однако классификация их не может заменить собой классификации придаточных частей сложноподчиненного предложения.

Анализ значения союзов дают также Л. А. Булаховский3 и А. Б. Шапиро4. В другой своей работе5 А. Б. Шапиро делит придаточные предложения на две группы в зависимости от наличия или отсутствия в главном предложении местоимения (соотносительного слова), конкретное содержание которого раскрывается в придаточном предложении. Эта общая классификация сопровождается подробной классификацией придаточных предложений по значениям. Особняком стоят придаточные, относящиеся ко всему главному предложению, типа ...Обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи (П.). Такие придаточные автор называет относительными.

Общие принципы классификации придаточных предлагает И. Г. Чередниченко6. Он делит придаточные предложения на три основных типа: 1) придаточные, восполняющие какой-либо член главного предложения, отсутствующий в нем, и выступающие в роли развернутого члена предложения; 2) придаточные, относящиеся к местоименному слову в главном предложении и служащие для раскрытия реального значения этого слова; 3) придаточные, распространяющие главное предложение в целом, а не отдельные его члены. Дальше следует классификация придаточных предложений по значениям.

Н. С. Поспелов7 выделяет прежде всего два общих типа на основе установления структурно-смысловых отношений между главной и придаточной частями. Один тип образует сложноподчиненные предложения, в которых придаточная часть менее тесно связана с главной, соотносится с ней в целом,— это двучленные структуры. В другой тип входят сложноподчиненные предложения с меньшей расчлененностью обеих частей (придаточная часть прикрепляется к какому-либо члену главной части, которая как бы вбирает в свой состав первую) — структуры одночленные. В первом типе выделяются конструкции, выражающие причинно-следственные, временные, условные и уступительные отношения. Во втором случае выделяются типы: присубстантивно-определительный (придаточная часть служит для определения какого-либо имени существительного в главной части), местоименно-соотносительный (в главной части имеется указательное местоимение, в придаточной — относительное местоимение) и присказуемостно-изъяснительный (придаточная часть своим содержанием дополняет сказуемое главной части).

С. Е. Крючков и Л. Ю. Максимов1 в основу классификации кладут структурно-семантический принцип, при котором учитывается структура обеих частей сложноподчиненного предложения, синтаксические средства связи между ними, смысловое значение придаточных частей. В соответствии с этим принципом Л. Ю. Максимов2 детально описывает один из структурных типов сложноподчиненного предложения. Детально разработана классификация и в трудах В. А. Белошапковой3.

Структурно-семантическая классификация сложноподчиненных предложений получает все более широкое распространение. Такой подход к описанию сложноподчиненных предложений свойствен не только научным исследованиям, он находит отражение и в учебной литературе (см.: Бабайцева В. В., Максимов Л. Ю. Современный русский язык: Синтаксис. Пунктуация. М., 1987; Волгина Н. С., Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Современный русский язык. М., 1987; Современный русский язык/Под ред. Д. Э. Розенталя. М., 1984; Современный русский язык/Под ред. В. А. Белошапковой. М., 1997; и др.).

Как показывает изложенная выше краткая история вопроса, разработка теории сложноподчиненных предложений и, в частности, придаточных, не может быть построена на каком-либо одном принципе их классификации. Нельзя ограничиться традиционным делением придаточных на отдельные их виды по соотношению с членами простого предложения, так как во многих случаях смысловые отношения, выражаемые придаточными частями, значительно разнообразнее и сложнее отношений, выражаемых членами предложения. Кроме того, полного параллелизма здесь нет и потому, что некоторые виды придаточных (придаточные следствия, придаточные присоединительные) не имеют соответствия среди членов простого предложения.

Нельзя также считать удачной классификацию придаточных, построенную на анализе значений союзов и союзных слов, служащих для связи придаточных частей с главными, так как при этом учитывается только то, с помощью чего присоединяется придаточная часть к главной, но не учитывается, к чему (главной части в целом, знаменательному или местоименному соотносительному слову в ней) присоединяется придаточная часть.

При изучении структуры сложноподчиненного предложения прежде всего следует исходить из того, что оно представляет собой единое целое с взаимосвязанностью входящих в его состав частей. Это и является принципиальной посылкой структур но-семантическойклассификации.

С целью акцентирования внимания именно на этой мысли и для более точной передачи грамматической природы сложноподчиненного предложения вполне оправдано и введение терминов «главная часть» и «придаточная часть» вместо «главное предложение» и «придаточное предложение», употребляющихся хотя и условно, однако подчеркивающих некоторую самостоятельность частей сложного целого.

Структурно-семантическая классификация сложноподчиненных предложений имеет преимущества перед традиционной, функционально-семантической, прежде всего в том, что она опирается на структурные признаки явления, т. е. такие признаки, которые являются предметом рассмотрения в синтаксисе. Кроме того, такая классификация дает наиболее полную и всестороннюю характеристику сложноподчиненного предложения, поскольку учитывает и к чему присоединяется придаточная часть, и как присоединяется (при помощи каких формально-грамматических средств), и в каких смысловых отношениях находятся главная и придаточная части. Однако при ясности исходных, общих положений структурно-семантического анализа классификация сложноподчиненных предложений по такому принципу нуждается еще в конкретизации, в систематизации языкового материала, в выявлении основных структурных типов и их всесторонней характеристике. В настоящее время существует уже несколько вариантов классификаций, построенных по такому принципу. Однако в одних большее внимание уделяется структурным характеристикам, а в других — семантическим. В зависимости от этого общий принцип классификации может быть определен либо как структурно-семантический, либо как семантико-структурный. В данном случае избирается семантико-структурный принцип в описании сложноподчиненных предложений.

§ 104. СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ С ПРИСЛОВНОЙ И НЕПРИСЛОВНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ ПРИДАТОЧНОЙ1

Связь придаточной части с главной может быть более тесной и менее тесной. Более тесная связь обнаруживается в предложениях с придаточной частью, прикрепленной к одному слову или словосочетанию главной, причем к слову не как члену предложения (функциональное его значение в данном случае не играет никакой роли), а как лексико-морфологической единице. Такая связь напоминает связь словоформ в составе словосочетания. Например, в предложении Хата, где квартирует Наколка, стоит на яру над Доном (Шол.) придаточная распространяет именно существительное хата, а не подлежащее, ср.: Хату, где квартирует Николка, видно издали. Лексико-морфологические свойства существительного выявляют его способность иметь определения любой формы — в виде согласованной или несогласованной словоформы (на уровне словосочетания), в виде придаточной предикативной единицы (на уровне сложного предложения). Ср.: Хата с квартирантом Наколкой...; Хата с квартирующим в ней Николкой... Особенно тесно спаянными оказываются структуры с главной частью, имеющей в своем составе слово, которое обязательно нуждается в распространении или конкретизации значения. В предложении Вначале он испытывал некоторое стеснение за свой помятый китель и несвежую фуражку, но потом решил, что фронтовику, пожалуй, и нечего стыдиться своей внешности (Шол.) придаточная что фронтовику, пожалуй, и нечего стыдиться своей внешности структурно необходима, потому что глагол решил, к которому относится придаточная часть, требует пояснения. Ср.: Решил не стыдиться своей внешности.

В следующем примере придаточная часть прикрепляется к неразложимому словосочетанию, нуждающемуся в обязательном распространении: Накануне в голову запало, что эксперимент может сорваться (газ.).

Тесная связь обнаруживается между частями и в следующем предложении: Есть люди, которые, только что прочитав книгу, испытывают нетерпеливую жажду немедля рассуждать о прочитанном (Кожевн.), где придаточная часть относится к имени существительному, которое нуждается в обязательном определении, в противном случае главная часть оказывается семантически неполноценной. Необходима придаточная часть и в предложении Я был польщен и делал вид, что не забыл ни одно из этих диковинных имен (Купр.), где она относится к неразложимому словосочетанию делал вид. В предложении Три года прошло с той поры, как я видела его (М. Г.) придаточная часть относится к сочетанию той поры, которое немыслимо без определения, так как не имеет конкретного содержания.

В предложении Тот, кто испытал легкое головокружение от первого глотка соленого и теплого воздуха морских побережий, сразу почувствует подлинность гриновского пейзажа (Пауст.) указательное местоимение тот в главной части требует конкретизации, которую и осуществляет относящаяся к нему придаточная часть. В приведенных примерах придаточные относятся к словам, которые нуждаются в распространении или конкретизации значения, и главные части лишаются смысла без придаточных. В других случаях слова могут и не нуждаться в распространении, но допускают его с целью добавочной характеристики: Когда ходили по городу, Надя вдруг стала замечать то старинный домик, на который раньше не обращала внимания,то необыкновенные наличники... (Сол.).

Такие тесно спаянные структуры с придаточной частью, относящейся к одному слову (или словосочетанию) в главной, называются предложениями с присловной зависимостью, или нерасчлененными.

В сложноподчиненных предложениях с присловной зависимостью синтаксические отношения между главной и придаточной частями строятся на лексико - морфологической основе, поскольку функция придаточной зависит от лексико-морфологической природы распространяемого ею слова.

Присловной зависимости, как структурному признаку сложноподчиненного предложения, противополагается зависимость совершенно иного плана, не сопоставимая с зависимостью словоформ в составе словосочетания, — это зависимость предложенческого типа, когда придаточная часть относится к предикативной основе или предикату главной части, а иногда и к отдельному члену предложения. Такая связь придаточной и главной частей сродни связи детерминирующего обстоятельства с предикативной основой на уровне простого предложения. Такие сложноподчиненные предложения обнаруживают не присловную зависимость, а предложенческую. Среди них выделяются предложения с придаточной, относящейся ко всей главной части (расчлененные сложноподчиненные предложения).

Придаточная часть такого сложноподчиненного предложения содержит указание на определенное обстоятельство, при котором совершается или может совершаться то, о чем говорится в главной (время, условие, причину, следствие и т. д.) и тем самым распространяет всю главную часть в целом или ее предикат-сказуемое. Например: Когда Елизавета Сергеевна заговорила, его лицо вспыхнуло восторгом (М. Г.); Она была возбуждена, будто только что получила известие самое радостное в своей жизни (Сол.). Главная часть сложноподчиненного предложения с неприсловной зависимостью обычно не требует распространения вообще и распространения определенным видом придаточной — в частности; например, в предложении Доктор не любил нашего хозяйства, потому что оно мешало нам спорить (Ч.) главная часть выражает относительно законченную мысль и может существовать без придаточной, употребление придаточной части со значением причины зависит от конкретной цели высказывания. Та же главная часть свободно присоединяет и другие виды придаточных. Ср.: Доктор не любил нашего хозяйства, хотя находил его вполне сносным; Доктор не любил нашего хозяйства, чего отнюдь и не скрывал. Такая «свобода» в присоединении придаточных частей свидетельствует об их нетесной связи с главной; отношения между частями формируются как собственно синтаксические. Такие придаточные соотносятся с предикативной основой главной части или ее предикатом (сказуемым), в последнем случае связь обеспечивается не морфологической природой или лексическим значением глагола, а его позицией сказуемого. Таким образом, синтаксическая связь в нерасчлененных предложениях предсказуема, а в расчлененных — непредсказуема.

Особенно наглядно различие в характере связи обнаруживается в предложениях с придаточными, имеющими уточняющий характер. Возьмем предложение Вечером пошла Суламифь в старый город, туда, где длинными рядами тянулись лавки менял, ростовщиков и торговцев благовонными снадобьями (Купр.). Придаточная часть места конкретизирует (уточняет) обстоятельственный член предложения, т. е. синтаксическую единицу, а не определенную в лексико-морфологическом отношении группу слов (или отдельное слово), поскольку указательное слово туда само находится в позиции уточнения к обстоятельству главной части предложения (уточняется не слово, а член предложения). Интересно, что при уточнении обстоятельств места и времени, выраженных наречиями, обстоятельственная функция придаточных проявляется достаточно четко, так как наречие — это морфологизованное обстоятельство: И всюду, где только лес был пореже, лежали на земле белые холсты лунного света (Кат.). Если же обстоятельство выражено неморфологизованным способом, в частности предложно-падежной формой существительного, то при необходимости уточнить его придаточной требуется указательное слово, подчеркивающее ее обстоятельственную функцию (в старый город, туда, где...). Без указательного слова обстоятельственное значение у придаточной снимается, так как контактное расположение с именем проявляет присловную зависимость: действует существительное как лексико-морфологическая единица, а не как словоформа в обстоятельственной функции. Например, в том же предложении без указательного слова придаточная часть, прикрепленная к имени существительному непосредственно, примет функцию определения, как того и требует имя: Вечером пошла Суламифь в старый город, где длинными рядами тянулись лавки... В данном случае обстоятельственная функция сочетания в старый город уже не играет роли, ср.: Старый город, где длинными рядами тянулись лавки, привлекал туристов. Как видим, уточнительные придаточные не обнаруживают присловной зависимости, хотя и относятся к отдельным словам: они распространяют синтаксические единицы — члены предложения.

Различный характер синтаксической связи между придаточной и главной частями подчас трудно бывает установить, и тогда функция придаточной части квалифицируется по-разному. Например, в предложении У дверей амбара, где спал Гришка, [Пахомыч] остановился (Шол.) придаточная часть может обнаружить присловную зависимость и иметь определительное значение (ср.: У дверей амбара, в котором спал Гришка...), однако придаточную можно воспринять и как уточнительную, тогда она будет иметь отнесенность к обстоятельству у дверей амбара, т. е. к члену предложения, и потому получит значение обстоятельственное. Такая синтаксическая двусмысленность снимается при наличии указательного слова: У дверей амбара, там, где спал Гришка, [Пахомыч] остановился.

Таким образом, сложноподчиненные предложения различаются характером синтаксической связи между придаточной и главной частями: первую группу составляют предложения, в которых придаточные обнаруживают присловную зависимость, т. е. распространяют слово как лексико-морфологическую единицу, такие сложноподчиненные предложения по сути своей как бы находятся на границе между простыми и сложными предложениями, и отношения между частями в них напоминают отношения словоформ в составе словосочетания; вторая группа предложений обьединяет такие предложения, в которых связь между частями имеет собственно предложенческий характер, т. е. придаточная распространяет либо предикативную основу в целом, либо предикат главной, либо отдельный второстепенный член предложения (в случае уточнительного значения придаточной части).

По своим функциям придаточные различаются тем, что одни из них восполняют отсутствующий член главного предложения: И казалось ему, что степь живая (Шол.); другие раскрывают значение местоименного слова или словосочетания с местоименным словом в главной части: Бабушка не поняла того, что он сказал (Фад.); третьи распространяют главную часть в целом или ее предикат: Он [Женя] взял ветку и разгреб костер, чтобы тот горел веселей (Пан.).

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.