Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

СЛОЖНОЕ СИНТАКСИЧЕСКОЕ ЦЕЛОЕ



ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Под сложным синтаксическим целым1 понимается синтаксическая единица, большая, чем предложение. Это наиболее крупная единица синтаксиса, представляющая собой структурно-смысловое единство.

Сложное синтаксическое целое обнаруживается в связном тексте. Это сочетание нескольких предложений, характеризующееся относительной завершенностью темы (микротемы), смысловой и синтаксической спаянностью компонентов.

Отдельные предложения в составе сложного синтаксического целого объединяются межфразовыми связями2, которые осуществляются при помощи лексической преемственности, а также специальных синтаксических средств.

От сложного предложения (в том числе и многочленного) сложное синтаксическое целое отличается менее тесной связью между частями, их формально-синтаксической самостоятельностью. Однако эти качества не мешают компонентам сложного синтаксического целого объединяться в смысловое и даже структурное единство, что и позволяет выделять эту единицу в синтаксисе.

Структурными средствами организации самостоятельных предложений в составе сложного синтаксического целого являются союзы в присоединительном значении, анафорически употребленные местоимения, наречия; обстоятельственные сочетания в роли детерминантов, модальные слова, порядок слов, соотнесенность видовременных форм глаголов и возможная неполнота отдельных предложений; существенную роль играет и общее интонационное оформление. В смысловом отношении сложное синтаксическое целое характеризуется лексической преемственностью, широтой охвата содержания излагаемой темы, вплоть до полного ее раскрытия (каждое из последующих звеньев сложного синтаксического целого расширяет и развивает содержание предыдущих).

Перечисленные здесь формально-грамматические средства межфразовой связи не обязательно должны присутствовать в каждом сложном синтаксическом целом в полном объеме. Избираются то одни средства связи, то другие; то строго и последовательно однотипные, то в различных комбинациях друг с другом, т е. «организация сложного синтаксического целого не является стабильной»1. Но в каждом конкретном случае смысловая объединенность частей абсолютно обязательна.

Вот пример сложного синтаксического целого: Итак, может быть, не полностью, а, как говорят, «в первом приближении», мы все-таки разобрались, что такое робот. Во-первых, это искусственно созданная система (в отличие от живых организмов, в том числе выращенных с тем или иным искусственным вмешательством). Во-вторых, это система, способная достаточно самостоятельно выполнять те или иные полезные для человека функции. Наконец, в-третьих, система, адекватно реагирующая на изменение окружающих обстоятельств, причем степень восприятия ею внешнего мира (а следовательно, и диапазон возможных реакций) относительно велика (газ.).

Прежде всего, это сложное целое отличается смысловой завершенностью (второе, третье и четвертое предложения последовательно раскрывают явление, названное в первом предложении). Кроме смысловой объединенности, предложения в составе этого целого имеют и другие показатели сочетаемости друг с другом: лексическая преемственность с повтором (робот это искусственно созданная система; это система, способная... система, адекватно реагирующая...),скрепляющие предложения вводные слова (во-первых, во-вторых, наконец, в-третьих);параллелизм строения трех последних предложений, последовательно подключаемых к первому; интонационная связанность и завершенность.

В сложном синтаксическом целом: Послышалось около третьего корпуса: «так,,, так... так...». И так около всех корпусов и потом за бараками и за воротами. И похоже было, как будто среди ночной тишины издавало эти звуки само чудовище с багровыми глазами (Ч.)— средствами организации предложений является синонимический повтор эти звуки,присоединительный союз и, наречие так, формы прошедшего времени глаголов.

Предложения в составе сложного целого: Вскинешь кверху тяжелую, как лом, одностволку и с маху выстрелишь. Багровое пламя с оглушительным треском блеснет к небу, ослепит на миг и погасит звезды, а бодрое эхо кольцом грянет и раскатится по горизонту, далеко-далеко замирая в чистом и чутком воздухе (Бун.) — связаны обозначением действия (первое предложение) и его результата (второе предложение), общностью видо-временных форм глаголов-сказуемых и объединяющей интонацией.

Очень характерны для сложных синтаксических целых присоединительные связи, последовательно осуществляемые при соединении отдельных конструкций, часто парцеллированных: Он один в своей комнате, но вместе с ним сейчас люди, до боли знакомые, родные, близкие, хорошие и добрые. И другие люди, злые, ненавистные, бездушные. И еще «тропинка, вдоль которой курчавилась мята, наливалась темными гроздьями ежевика, а позднее, когда наступает осень, выстроившиеся вдоль арыка орехи засыпали ее желтыми листьями». И маленькая деревушка на левом берегу Аракса, у подножия невысокого холма. И трудные воспоминания суровых военных лет. Мир детства писателя. Мир, который всегда с ним, где бы он ни был в огромной Москве, в шумном Баку или в различных поездках по стране (газ.).

Сложное синтаксическое целое может строиться и без специальных связующих элементов, лишь на основе лексической преемственности, синонимических и лексических повторов, общности временного плана. Например: Прислушайтесь хорошенько, стоя в лесу или среди пробудившегося цветущего поля, и, если у вас сохранился чуткий слух, вы непременно услышите чудесные звуки земли, которую во все времена люди так ласково называли матерью-землею. Будь это журчание весеннего ручейка или нахлест речных волн на береговой песок, пение птиц или гром отдаленной грозы, шелест цветущих луговых трав или треск мороза в зимнюю ночь, трепетание зеленой листвы на деревьях или треск кузнечиков у протоптанной луговой тропинки, взлет жаворонка и шум хлебных колосьев, тихое порхание бабочек, все это бесчисленные звуки земли, слышать которые люди городские, оглушенные шумом машин, отвыкли. Тем радостнее такому человеку, еще не совсем утратившему чувство родной природы, побывать в лесу, на реке, в поле, набраться душевных сил, которые, быть может, всего нам нужнее (С.-М.).

Итак, формы организации отдельных предложений в сложные синтаксические целые различны, набор средств связи и объединенности компонентов варьируется в зависимости от содержания, стиля изложения, авторской манеры и, следовательно, в каждом конкретном случае выступает в определенных комбинациях. Однако, несмотря на отсутствие стабильности в оформлении сложных синтаксических целых, все-таки имеются довольно четкие общие принципы их организации, которые и позволяют выделить их классификационную основу.

Выделение сложного синтаксического целого на основе семантико-структурной объединенности отдельных предложений отнюдь не свидетельствует, что любой текст четко и последовательно членится на сложные целые и потому представляет собой сумму таких единиц. Сложные целые могут сочетаться с отдельными предложениями, простыми и сложными. Сочетание и различные комбинации этих единиц подчинены логико-смысловой структуре текста. Семантико-стуктурная объедлненность сложного целого как раз и проявляется в результате такого сочетания, когда отдельные предложения, занимая в тексте самостоятельную позицию, не включаются ни в одно из сложных целых. Проанализируем текст:

(1) Идя по основным указанным Вами пунктам, я могу сказать о Салтыкове следующее.

(2) Я начал знакомиться с его произведениями, будучи примерно в тринадцатилетнем возрасте. Причем, как хорошо помню, они мне чрезвычайно понравились, несмотря на то, что я понял, конечно, мало из того, что им написано. (3) В дальнейшем я постоянно возвращался к перечитыванию салтыковских вещей. (4) Влияние Салтыков на меня оказал чрезвычайное, и, будучи в юном возрасте, я решил, что относиться к окружающему надлежит с иронией. Сочиняя для собственного развлечения обличительные фельетоны, я подражал приемам Салтыкова, причем немедленно добился результатов: мне не однажды приходилось ссориться с окружающими и выслушивать горькие укоризны.

(5) Когда я стал взрослым, мне открылась ужасная истина. Атаманы-молодцы, беспутные клемантинки, рукосуи и лапотники, майор Прыщ и бывалый прохвост Угрюм-Бурчеев пережили Салтыкова-Щедрина. Тогда мой взгляд на окружающее стал траурным.

(6) Каков Щедрин как художник?

(7) Я полагаю, доказывать, что он перворазрядный художник, излишне.

(8) Вы пишете об оценке Щедрина в связи с задачами создания советской сатиры?

(9) Я уверен в том, что всякие попытки создать сатиру обречены на полнейшую неудачу. Ее нельзя создать. Она создается сама собой, внезапно. Но каждому из советских сатириков, я полагаю, надлежит рекомендовать усиленное изучение Щедрина (Булг.).

Текст разбит на девять частей, каждая из которых составляет синтаксическую единицу — отдельные предложения (1,3,6,7,8) и сложные целые (2, 4, 5, 9). Как видим, синтаксическое членение не всегда совпадает с абзацным (см. об этом § 131). Логико-смысловая структура текста влияет на его синтаксическую организацию: первое предложение (1) стоит особняком, предваряя рассуждение; оно не может быть подключено к следующей за ним синтаксической единице, несмотря на логическую связанность с ней (обобщение и конкретизация), поскольку в логико-содержательном плане подчиняет себе (как бы вмещает в себя) весь последующий текст целиком. Предложение (3) разрывает два синтаксических целых (2), (4) и ни с одним из них не может слиться: в логико-смысловом отношении это мостик между двумя частями текста, где даются сведения о знакомстве с произведениями Щедрина (2) и сведения о результате этого знакомства (4). Следующая часть текста организуется в сложное целое (5), предложения которого жестко сцеплены, поскольку с четкой последовательностью развертывают микротему, что закрепляется и в структурных показателях: пояснительный характер связи между вторым предложением и первым (какая именно ужасная истина?), связующий элемент тогда, проецирующий временной план первого предложения. Предложения (6), (7), (8) строятся по вопросно-ответной системе. И, наконец, последнее звено текста — сложное целое (9), являющее собой тесное сцепление предложений по типу цепной и параллельной синтаксической связи: лексические отсылки (ее, она), противительный союз но. Немалую роль при объединении предложений в сложное целое играет порядок слов, который подчиняется актуальному членению каждого предложения как структурного элемента сложного целого.

Существование сложного целого как семантико-синтаксической единицы более высокого в сравнении с предложением синтаксического уровня особенно подчеркивается таким его свойством, как способность объединяться в одно сложное предложение, например: Я уверен в том, что всякие попытки создать сатиру обречены на полнейшую неудачу: ее нельзя создать она создается сама собой, внезапно, но каждому из советских сатириков, я полагаю, надлежит рекомендовать усиленное изучение Щедрина. Ср. невозможность объединения, например, предложений (8) и (9).