Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ОДНО ИЗ ОПИСАНИЙ ЯЗЫКА





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Чарлз Хоккет опубликовал свои соображения относительно
ключевых свойств языка в книге «Курс современной лингви-
стики»; с тех пор он несколько пересмотрел составленный им
список свойств. Однако Футс выбрал для анализа исходный
перечень, руководствуясь при этом тремя причинами: исход-
ный перечень широко известен, он предполагает присутствие
существа, поведение которого может быть исследовано, и заду-
ман с тем, чтобы противопоставить общение людей общению
животных — то есть показать, какие особенности, характерные
для общения между людьми, отсутствуют в общении животных.
Хоккет хотел показать, какие свойства человеческой речи при-
сущи общению животных, а какие нет. Нужно сказать, что сам
Хоккет считал, что все семь выделенных им определяющих
свойств языка проявляются лишь в общении между людьми.

Основная мысль Хоккета — рассмотреть язык, используя
перечень характерных особенностей поведения вступающих в
общение индивидов,— родилась из намерения исследовать фи-
логению языка- («хотелось бы узнать, как из чего-то, что еще
не было языком, возник язык») и влияние, оказанное языком
на тот биологический вид, у которого он возник в результате
эволюции. Расчленение языка на ряд отдельных характеристик,
таких, например, как «перемещаемость», позволяет сравнивать
эти характерные свойства языка и судить об их происхождении.

Хоккет обсуждает выделенные им семь свойств применитель-
но как к общению людей, так и к конкретным способам общения
у четырех различных существ: пчелы, колюшки, серебристой
чайки и гиббона. Он выбрал именно этих животных, поскольку
они демонстрируют разнообразие способов общения в животном
царстве. Когда пчела обнаруживает источник пыльцы, она воз-
вращается в улей и тяттттем сообщает потальным пчелам о место-
положении источника корма и его количестве (Карл фон Фриш
был удостоен Нобелевской премии отчасти за объяснение таких
танцев пчел). Самцы и самки колюшки сообщают о готовности
приступить к размножению путем изменения своей окраски и
формы тела. Птенцы серебристой чайки побуждают родителей
кормить их, делая клюющие движения в направлении родитель-
ского клюва. В сообществе гиббонов существует система кри-
ков, оповещающих о различных опасностях и общих потреб-
ностях. Хоккет полагает, что в каждом из этих способов обще-


Таблица 4

    Танцы пчел   Брачное поведение колюшки   Забота о потомст- ве у сереб- ристой чайки   Крики гиббона   Язык человека  
Двойственность   нет (?)   нет   нет   нет   есть  
П родуктивность   есть   нет   нет   нет   есть  
Произвольность   слабая   —   —   слабая   большая  
Взаимозаменяемость   есть   нет   нет   есть   есть  
Специализация   есть   некото- рая   ?   есть   есть  
Перемещаемосгь   есть   нет   нет   нет   есть  
Культурная преемст- венность   нет   нет   нет   нет (?)   есть  

 

ния присутствует по меньшей мере одно из выделенных им клю-
чевых свойств; в скромном танце пчел можно усмотреть факти-
чески шесть таких свойств.

Этими семью ключевыми свойствами являются: двойствен-
ность (или дуальность), продуктивность, произвольность,
взаимозаменяемость, специализация, перемещаемость и куль-
турная преемственность. Сравнивая пять различных систем
общения, Хоккет приписал им свойства, перечисленные в таб-
лице 4.

Памятуя об изложенной выше дискуссии относительно язы-
ка, нетрудно заметить, что в этом перечне не упоминаются та-
кие существенные свойства, как реконституция или семантич-
ность. Лингвисты и психолингвисты мало в чем согласны ме-
жду собой в отношении терминов, в которых следует правильно
описывать язык. У каждого существуют свои собственные пред-
почтения. В действительности свойства «двойственность» и
«продуктивность», по терминологии Хоккета, с несколько иной
точки зрения описывают те же свойства, что и термины «рекон-
ституция» и «семантичность». Например, понятие «реконститу-
ция» описывает процесс познания, в то время как понятие «про-
дуктивность» трактует лингвистический результат этого про-
цесса — способность понимать и составлять предложения,
никогда прежде не высказывавшиеся.

Рассмотрим поподробнее эти семь ключевых свойств языка.

ДВОЙСТВЕННОСТЬ, или структурная двойственность.
Этот термин означает, что человеческий язык обладает одновре-
менно и фонологической (звуковой), и грамматической (смысло-
вой) организацией, или, выражаясь более научным языком,
кенематической и плерематической структурами. Кенема —
это, в частности, единичная фонема, представляющая собой
попросту элементарный «строительный блок». Плерема — это
смысловая единица, передаваемая с помощью кенем. Плере-
матическая структура придает сообщениям смысл в соответст-


вии с семантической договоренностью. Если кенематическая
подсистема позволяет образовывать слова, то плерематическая
подсистема — предложения. Вместо того чтобы для каждого
сообщения использовать отдельный сигнал, человеческая речь
строится из конечного числа звуков, или фонем, которые, скла-
дываясь огромным числом различных способов, образуют кене-
матическую структуру. Это обстоятельство обусловливает важ-
нейшее свойство языка, называемое продуктивностью. Хотя
существование плерематической структуры еще не означает,
что слова будут складываться в предложения, однако оно дает
возможность составлять различные сообщения, следуя единой
логике их построения. Крик гиббона, например, не структури-
рован плерематически.

Предложение, которое содержит более одной плеремы, пле-
рематически сложное, а если в системе обнаружена плеремати-
ческая сложность, то в ней может быть обнаружено и свойство
продуктивности. Таким образом, двойственность языка возмож-
на, по Хоккету, и без продуктивности; таков, например, язык,
состоящий из большого числа однословных предложений, каж-
дое из которых построено из нескольких сигнальных единиц.

Хоккет не исключает вероятности того, что общению неко-
торых видов животных может быть свойственна двойственность,
хотя и отмечает, что сам он с такими случаями не сталкивался.
Двойственность языка возвращает нас к уже обсуждавшемуся
понятию «семантичность». Воспользуемся этим моментом, чтобы
расширить предмет обсуждения, и вспомним характер употреб-
ления слов самкой шимпанзе Люси.

Если семантичность означает присвоение определенного зна-
чения некоторому абстрактному символу, то двойственность.
позволяет строить конструкции из таких символов. Если у жи-
вотных отсутствует способность воспринимать двойственность,
то каждое сообщение, которым они обмениваются, должно за-
ранее возникнуть в процессе филогенетического развития.
С другой стороны, двойственность может освободить животных
от необходимости оперировать только заранее полностью сфор-
мулированными сообщениями, чтобы позволить им использо-
вать строительные блоки для создания новых, собственных сооб-
щений. В отсутствие кенематической и грамматической под-
систем животные могут обмениваться лишь ограниченным
числом сообщений, данных им от природы, но, обладая упомя-
нутыми подсистемами, они могли бы сказать гораздо больше.

Так Хоккет объясняет двойственность языка; однако он
не говорит окончательно ни о числе сообщений, которое может
существовать в недвойственной системе — такой, например,
как крики гиббонов,— ни о том, должна ли концепция двой-
ственности в противовес недвойственности приниматься без до-
казательств.

ПРОДУКТИВНОСТЬ. Как двойственность в общении жи-
вотных возможна без продуктивности, так и продуктивность,


утверждает Хоккет, может быть без двойственности. Продук-
тивность означает, что живое существо способно создавать и
понимать бесконечное число сообщений, составленных из ко-
нечного числа имеющих смысл единиц, то есть «владеющий язы-
ком может сказать нечто, чего он никогда не говорил и не слы-
шал ранее, и быть полностью понятым слушателем, причем ни
говорящий, ни слушающий ни в малейшей степени не будут по-
дозревать о новизне сказанного». Хоккет утверждает, что имен-
но этот механизм делает возможной аналогию. Аналогия, пер-
вая составная часть реконституции, означает способность уста-
навливать сходство в высказываниях, которое затем «реконсти-
туируется» (закрепляется) в новых высказываниях, и, таким
образом, конечное число структурных взаимосвязей использует-
ся для усвоения огромных массивов разнородной информации.
Именно посредством аналогии дети усваивают грамматику взрос-
лых.

В отсутствие плерематической сложности система общения
может обладать продуктивностью, если новые однословные сооб-
щения создаются посредством специального типа аналогии, так
называемого «смешения». Этим термином обозначается построе-
ние все новых и новых сигналов из частей старых. Такая систе-
ма может обладать продуктивностью и в отсутствие двойствен-
ности, как, например, у пчел, сообщающих своим собратьям о
местонахождении новых источников пыльцы. Танец пчел обна-
руживает свойство продуктивности, утверждает Хоккет, и в то
же время в нем отсутствует двойственность, поскольку наимень-
шие осмысленные компоненты «данного танца не составлены из
лишенных смысла, но четко различающихся единиц, подобных
кенемам». Семантическая соотнесенность, приписывающая
определенный смысл отдельным компонентам талца пчел, за-
ложена в генах насекомых, и это приводит нас к третьему клю-
чевому свойству языка.

ПРОИЗВОЛЬНОСТЬ. Если между самой плеремой и ее
смыслом нет явного и очевидного сходства, то значение плеремы
произвольно. Если же плерема является чистым изображением
заключенного в ней смысла, то она называется иконической.
Хоккет использует аналогию с картой, по определению пред-
ставляющей собой иконический знак, и территорией, которую
эта карта изображает; но толщина линий, изображающих на
карте дороги и реки, в большинстве случаев не выдержана в
должном масштабе, что вносит элемент произвольности. Карта
дорог имеет много общего с танцем пчел в том отношении, что
танец пчел произволен, поскольку не изображает наглядно
направление на источник нектара и расстояние до него, но ико-
ничен в рамках этих понятий: сообщение передает расположе-
ние источника нектара, изображая его координаты на оси рас-
стояний и на оси направлений, а не просто посредством узако-
ненного сочетания чисто произвольных символов. Для того
чтобы система обладала двойственностью, сообщения должны


слагаться из произвольных единиц, а не из «картинок», иллю-
стрирующих их смысл.

Произвольная система сигналов с двойственной структурой
допускает гораздо более широкое применение, чем иконическая,
в которой каждому новому смыслу должно соответствовать но-
вое слово. «Люди могут разговаривать о чем угодно, пчелы —
только о нектаре»,— пишет Хоккет.

Мы видим в двойственности и произвольности два основных
свойства языка, необходимых для его овеществления. Произ-
вольность дает возможность для построения конструкций, ко-
торые Хоккет называет «дискретными», что в свою очередь по-
зволяет создавать абстрактные описания (овеществления) окру-
жающего мира. Мы также видим, по крайней мере в сфере
общения между людьми, что эти ключевые свойства языка
тесным образом взаимосвязаны. Никакая система не может
обладать двойственностью, не обладая произвольностью.

ВЗАИМОЗАМЕНЯЕМОСТЬ. Этот термин попросту озна-
чает, что любой организм, способный посылать сообщения, дол-
жен быть способен и принимать их. Коммуникативное поведение
определяется Хоккетом как действия одного организма, вызы-
вающие ответные действия другого. Например, когда самка
колюшки раздувает брюшко, она вызывает этим у самца проя-
вление брачного ритуального поведения; но роли в этом случае
поменяться не могут, и таким образом в общении колюшки взаи-
мозаменяемость отсутствует. Напротив, пчелы, гиббоны и люди
способны и посылать, и принимать сообщения, принадлежащие
к числу рассматриваемых Хоккетом (взаимозаменяемость ха-
рактерна также для тревожных криков серебристой чайки, од-
нако, рассматривая общение у этих птиц, автор касается лишь
отношений между птенцами и родителями).

СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ. Коммуникативное поведение специа-
лизированно, если ответное поведение не связано непосредствен-
но с физическими следствиями полученного сообщения. То есть
общение специализированно в тех случаях, когда животное
лишь сообщает что-то, но не действует непосредственно. На-
пример, удар в челюсть не является актом специализирован-
ного поведения, потому что ответное действие (пострадавший мо-
жет быть сбит с ног, убежать или дать сдачи) непосредственно
связано с физическим результатом исходного. С другой сто-
роны, поведение, вызываемое произнесенной вслух угрозой,
имеет мало общего с физическим процессом выдоха, потребовав-
шегося для ее высказывания. Ясно, что в этом случае общение
было совершено с помощью специализированной системы ком-
муникации, предназначенной непосредственно для передачи
сообщений. Хоккет отмечает, что самцы колюшки реагируют не-
посредственно на физические аспекты сообщения, получаемого
от самки,— раздувание брюшка и метание икры,— тогда как
самка реагирует на изменение окраски самца, не являющееся
для нее непосредственным физическим следствием, связанным


с сообщением. Таким образом, сообщение самца более специа-
лизированно, чем сообщение самки. Специализированность,
утверждает Хоккет, может проявляться в различной степени
и нет другого биологического вида, система коммуникации ко-
торого была бы столь специализированна, как у человека. Прав-
да, в то время, когда Хоккет писал это, исследований по обще-
нию дельфинов и китов — животных, система коммуникаций
которых, как мы сейчас можем предполагать, в высшей степени
специализированна,— было проведено еще мало.

ПЕРЕМЕЩАЕМОСТЬ. Предлагаемое Хоккетом определе-
ние перемещаемое™ ничем не отличается от определений других
исследователей: сообщение является перемещенным в той сте-
пени, в которой «предмет сообщения и его результаты удалены
во времени и пространстве от источника сообщения». К изло-
женному выше мало что можно добавить, разве что подчеркнуть
взаимосвязь между острой потребностью в перемещаемое™ в
сфере познавательных и коммуникативных функций и требова-
нием овеществления окружающего мира в нашей двойственно
организованной и произвольной системе сигналов. Хоккет от-
мечает, что язык пчел, как и язык человека, также обнаруживает
свойство перемещаемое™, поскольку и предмет сообщения, и
результаты танца удалены от источника сообщения. Однако,
чтобы язык пчел обладал истинной перемещаемостью, пчела,
по Хоккету, должна обладать способностью «сосредоточиться
и припомнить» расположение ранее обнаруженных ею запасов
нектара.

И наконец, КУЛЬТУРНАЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ. Вероят-
но, необходимо включить культурную преемственность в число
основных свойств языка, поскольку именно язык, как ранее
предположил Роджер Браун, делает возможной эволюцию куль-
туры. Опыт, накопленный отдельным индивидом, может пов-
лиять на всю культуру на протяжении жизни одного поколения,
тогда как природе, чтобы отделить приспособленных от неприс-
пособленных, требуются тысячелетия. Мы теперь также знаем,
что необычный тип приспособляемости в культурной эволюции
влечет за собой долгосрочные неблагоприятные последствия и
для человека, и для Земли,— последствия, к которым не при-
водит более жесткий, но и более надежный механизм генетичес-
кой эволюции. Однако, оставляя в стороне всевозможные су-
ждения о благоприятных и неблагоприятных последствиях куль-
турной эволюции, Хоккет несомненно прав, рассматривая куль-
турную преемственность как основное свойство общения людей;

язык, каковы бы ни были его конкретные особенности, достает-
ся молодежи как часть культурного наследия, хотя лишь
генетическая предрасположенность делает возможной такую
форму обучения.

Хоккет разделяет культурную преемственность на две ос-
новные подсистемы, а именно — обучение и имитацию. Он опи-
сывает имитацию как «такой тип взаимного стимулирования,


при котором «образцовое» поведение, усвоенное одним индиви-
дом, стимулирует идентичное поведение другого». Хоккет счи-
тает, что Homo sapiens — это животное, наиболее преуспевшее
в имитировании, хотя к подражанию хорошо приспособлены
и человекообразные обезьяны. Хоккет не делает никакого раз-
личия между осмысленным и бессмысленным подражаниями.

Он утверждает, что язык является единственной коммуника-
тивной системой, в которой договоренность о смысле сигналов
передается в череде поколений посредством культурной, а не
генетической преемственности; в этом он ошибается. Множество
певчих птиц обучается пению от старших, и, как мы увидим в
части 2, этот пример позволяет представить себе возможные
истоки возникновения человеческой речи.

Именно к этому и переходит Хоккет, выделив семь ключевых
свойств языка. И в самом деле, Хоккет начал с перечисления
ключевых понятий, пообещав построить в дальнейшем сценарий
возникновения языка из того, что языком еще не являлось.
Он отмечает тесную взаимообусловленность перечисленных им
свойств и полагает, что эта их взаимосвязь свидетельствует о
том, что некоторые из них возникли раньше других; предшест-
венником всех этих свойств, по его утверждению, была специа-
лизация. Прежде чем в одном из направлений, ведущих к воз-
никновению языка, начнет развиваться коммуникация, долж-
но возникнуть некоторое различие между повседневным пове-
дением животного и коммуникативным.

Хоккет также считает, что еще до того, как человек выделил-
ся из группы родственных ему человекообразных обезьян, в
общении наших предков (одновременно являвшихся предками
гориллы, шимпанзе, орангутана и гиббона) уже развились
свойства взаимозаменяемости, перемещаемое™ и в некоторой
степени культурной преемственности. Хоккет наделяет человеко-
образных обезьян по меньшей мере зачатками ключевых свойств,
поскольку обезьяны известны как весьма искусные подражатели,
а подражание некоторому ранее освоенному поведению требует
определенной степени перемещаемое™.

Продуктивность, произвольность и двойственность разви-
лись в коммуникации людей на протяжении последних четыр-
надцати миллионов лет, после того как разошлись пути генети-
ческой эволюции человека и человекообразных обезьян. За
тот же промежуток времени эти свойства, по Хоккету, не сфор-
мировались ни у одной человекообразной обезьяны. Он считает,
что продуктивность возникла, вероятно, одновременно с воз-
никновением произвольности. Замечу, что кроме всего прочего
произвольность позволяет эффективно пользоваться небольши-
ми группами символов. Хоккет, однако, испытывает затрудне-
ния при попытке установить последовательность возникновения
двойственности и продуктивности. Каждое из этих свойств
могло предшествовать другому, но они могли возникнуть и од-
новременно.


Согласно сценарию Хоккета, продуктивность, двойствен-
ность и произвольность возникли путем «смешения» голосовых
сигналов, которыми пользовались наши человекообразные пред-
ки и которые были иконическими и не обладали свойствами
продуктивности и двойственности. Хоккет сформулировал эту
линию развития еще до того, как вошла в моду «жестикулятор-
ная гипотеза» Хьюза, представляющая собой разработку кон-
цепции, сформулированной много ранее Эдуардом Торндайком
и известной как «теория лепета». В соответствии с ней человек
некогда начал вычленять звуки, связанные с определенными
характеристиками предметов внешнего мира, и таким образом
заложил основу своего словаря. С другой стороны, Хоккет ут-
верждает, что в какой-то момент древний человек смог создать
новый возглас из слияния частей искони существовавших воз-
гласов. «Мы можем представить себе,— пишет Хоккет,— что
такие новшества обычно были, как правило, непонятны для слу-
шателей, однако с течением времени, чем дальше, тем чаще,
они закреплялись в обиходе, так что подобный способ создания
новых восклицаний приобретал все большее распространение».
Слияние составных частей этих возгласов постепенно лишало
их связи с иконическими корнями, делая их смысл все более
произвольным, и вело к возникновению кенем (из подразделен-
ных звуков) и плерем (из их различных сочетаний). Хоккет ни-
чего не говорит о том, почему первые прегоминиды начали по-
парно сливать возгласы, образуя новые «гибридные» звуки.
Он обосновывает свой список ключевых свойств языка ссылкой
на давление отбора, вызвавшее появление человеческого языка.
Думается, что и сам список свойств языка, и гипотеза Хоккета
об их возникновении были бы более убедительными, если бы
он высказал соображения о том, с чего все началось. Недостат-
ком рассуждения Хоккета является то самое качество, которое
он включил в число сильных сторон языка,— оно произволь-
но. Если не говорить о давлении отбора, единственный крите-
рий, с помощью которого можно оценить перечень Хоккета,—
это его внутренняя логичность. Действительно, несмотря на то
что многие из выделенных Хоккетом ключевых свойств языка
являются взаимозависимыми, рассмотренный перечень вну-
тренне непротиворечив. Мы можем понять, как не обладающая
продуктивностью система возгласов могла посредством их смеше-
ния постепенно развиваться в направлении от иконичности к
произвольности. Мы можем также понять, как такая система
возгласов могла в результате объединения слов превращаться
из замкнутой в продуктивную; более того, мы можем предста-
вить себе развитие двойственной системы из фонем и синтаксиса,
управляющего их комбинированием: возгласы приобретают
звуковую форму в соответствии с логикой, определяющей ком-
бинаторику составляющих их звуков, а не под влиянием внеш-
них факторов, сформировавших исходный словарь.

Нельзя сказать, что сценарий Хоккета несовместим с тем,


который был предложен ранее Гордоном Хьюзом, но он лако-
ничнее. Если бы Хоккет знал о существовании голосовой преем-
ственности у других видов, он мог бы использовать это обстоя-
тельство в своих рассуждениях о давлении отбора, способствую-
щем развитию языка в соответствии с предложенным им планом.

Хотя Хоккет не может ответить на вопрос, почему возник
язык, он чувствует себя на достаточно твердой почве, когда рас-
суждает о влиянии языка на наших предков уже после того,
как началось его развитие. Адаптивная полезность договорной
системы коммуникации и мышления, утверждает Хоккет, дава-
ла генетическим линиям с более развитым языком преимущество
в конкуренции с их близкими сородичами. В результате такого
конкурентного преимущества малоэффективные эволюционные
приспособления быстро сходили со сцены под необыкновенно
сильным давлением отбора, направленного на формирование
языка. Появление языка было ответом природы на те крайне
тяжелые условия, в которых жил человек. И мы можем пред-
ставить себе, что сам по себе язык постепенно совершенствовал-
ся как наиболее эффективное (на относительно небольших вре-
менах) из множества новшеств, возникших в ответ на такие усло-
вия. В этом, пишет Хоккет, и кроется причина того, что мы не
наблюдаем среди различных человеческих рас значительной
изменчивости в отношении языковых способностей, а также и
того, что не удается обнаружить промежуточных эволюцион-
ных звеньев между человеком и шимпанзе.

Сказанное возвращает нас к упоминавшейся ранее гипотезе
Либермена и Крелина, согласно которой поздние неандерталь-
цы вымерли из-за того, чти оказались не в состоянии конкури-
ровать с современными им кроманьонцами, лучше их владевши-
ми даром речи. Эти ученые считают, что гортань у неандерталь-
цев не была развита в такой степени, чтобы они могли произно-
сить полный набор звуков, доступных современному человеку;

они же полагают, что есть основание думать, будто кромань-
онцы в этом отношении пошли много дальше. Их гипотеза пред-
полагает, что неандертальцы представляли собой некоторую
промежуточную стадию развития и не были полностью подго-
товлены к возникновению языка. В результате они проиграли
состязание со своими близкими сородичами, заплатив той
ценой, которую иногда приходится платить при конкуренции
за пищу в одной экологической нише,— ценой вымирания.
Хоккет предвосхитил эти рассуждения еще в 1958 году. Зоо-
географы утверждают, писал он, что «два близкородственных
вида не могут жить бок о бок в одной экологической нище. По-
видимому, если ряд близкородственных видов или линий кон-
курирует в одной экологической нише, то тот из них, который
вовремя приобретает самые совершенные приспособления, вы-
теснит наиболее сходные и генетически близкие ему формы, тог-
да как виды или линии, находящиеся не в столь близком род-
стве, могут выжить, поскольку они менее остро и непосредствен-


но конкурируют друг с другом. В этом состязании победитель
уничтожает пришедшего вторым или же поглощает его в резуль-
тате гибридизации. Вот один из механизмов, посредством кото-
рых разновидности превращаются в самостоятельные виды: Буи изображает знак «щекотать», возможно, для того, чтобы
отвлечь Бруно от лакомства.они уничтожают промежуточные формы и остаются генетически изолированными».

Интересно заметить, что наш ближайший сохранившийся
сородич — шимпанзе — не слишком отличается от животного,
которого мы рассматриваем как своего наиболее отдаленного
предка. По-видимому, каковы бы ни были чрезвычайные об-
стоятельства, отделившие человека от человекообразных обезьян,
последним удалось выжить и без приобретения тех «спаситель-
ные» свойств, которые отличают человека от животных.

Приняв культурную преемственность в качестве предшест-
венника плерематически сложной коммуникации, Хоккет понял,
что одна из сторон влияния языка на наших предков состояла
в том, что овладение языком благоприятствует расширению
сферы, в которой поведение передается не генетически, а как
результат культурной преемственности. Он снова повторяет
трюизм, на который мы обратили внимание ранее: «Обучение с
помощью уже усвоенных символов может устранить значитель-
ные опасности, с которыми связано обучение, основанноена
непосредственном участии». Однако здесь ничего не сказанони
о взаимосвязи между этими двумя типами обучения, ни о яв-
ном давлении в пользу прогрессивного развития перемещаемо-
сти.

Короче говоря, Хоккет считает, что система коммуникации,
возникнув и закрепившись, начинает определять образ жизни
овладевших ею существ. Обучение, будучи фактором культур-
ным, а не биологическим, все в большей степени вытесняет био-
логические детерминанты нашего поведения и жизненного сти-
ля и создает новый мощнейший побудительный мотив поведения,
отличный от голода н секса,— потребность в общении. Мы вы-
нуждены использовать нашу специализированную систему ком-
муникации даже в тех случаях, когда она не является необхо-
димой для адекватной реализации таких потребностей, как
брачные отношения, родительская забота, защита и нападение.
Отсутствие общения, пишет Хоккет, лишает человека его са-
мых характерных свойств; в отношении животных, утверждает
он, дело обстоит иначе. Хоккет прав в том, что лишенные обще-
ния люди становятся нервнобольными, однако, утверждая, что
животным это не свойственно, он грубейшим образом ошибается.

Дельфины, по-видимому, подобно людям, общаются друг
с другом исключительно ради самого общения. Шимпанзе по-
стоянно находятся в общении друг с другом. И эта потребность
в общении, во взаимной поддержке является более мощным по-
будительным мотивом поведения, чем многие основные биоло-
гические потребности. Можно ожидать, что то же справедливо и
Для других живущих в сообществах человекообразных обезьян,


а также для столь социально высокоорганизованных животных,
как слоны и волки.

Хоккет дает еще одну формулировку своего утверждения: Буи изображает знак «щекотать», возможно, для того, чтобы
отвлечь Бруно от лакомства.большая часть актов коммуникации между людьми посвящена самой коммуникации. Это, несомненно, справедливо, если речь идет о лингвистах, а также о тех людях, которым случалось пользоваться услугами консультантов по брачным отношениям, психиатров и других современных шаманов, стремящихся восстановить нарушения нормальной коммуникации. Но мы ничего
не знаем о том, сколь много времени отдает обычный человек
в свой самый обычный день коммуникации по поводу коммуни-
кации — по сравнению, скажем, с «коммуникацией о коммуни-
кации» у среднего кита в течение его обычного дня. Насколько
значительная доля молчаливого общения эскимосов посвящена
самому общению? Разумеется, справедливо то, что по сравнению
с любыми другими животными мы более поглощены своим об-
щением, однако такая углубленность в эту сферу может рас-
сматриваться и как недостаток системы коммуникации, а не
только как качественно новое ее свойство.

Мы рассмотрели описание языка, принадлежащее перу од-
ного лишь исследователя, который воспринимает язык как не-
кую часть спектра, составляющего систему общения в целом.
Далеко не все согласны, что это наилучшее описание такого
рода; например, Ноам Хомский считает, что введение таких
новых принципов, как «аналогия», составляет недостаток кон-
цепции Хоккета. (Но специалисты находят многочисленные
изъяны и в системе Хомского.) Как бы то ни было, перечень
Хоккета обладает одним большим достоинством: он позволяет
последовательно, свойство за свойством, сравнивать системы
коммуникации у животных и у человека. И вот Футс со спис-
ком Хоккета в руках принимается, наконец, за работу.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.