Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

СЛОЖНОГО СООБЩЕНИЯ.



ТЕКСТ И ПОДТЕКСТ

До сих пор мы останавливались на тех трудностях, которые возникают при понимании компонентов речевого высказывания — слова и фразы.

Теперь мы перейдем к анализу того психологического процес­са, который связан с пониманием целого речевого сообщения. Анализ этого процесса представляет, пожалуй, центральную гла­ву психологии понимания речи.

Приступая к обсуждению этого вопроса, мы тем самым пере­ходим от анализа понимания системы внешних значений речево­го высказывания к пониманию его внутреннего смысла, от про­блем понимания слова, фразы и даже внешнего значения текста к пониманию подтекста, смысла и в конечном счете к понима­нию мотива, который стоит за текстом.

В проблемах понимания литературного произведения пони­мание подтекста, смысла и в конечном итоге мотива, пожалуй, является основным.

Мы уже говорили о том, что возглас Чацкого «Карету мне, карету!» может скрывать за собой кроме внешнего значения — просьбы подать экипаж — еще и внутренний смысл: «Я хочу по­рвать с этим обществом, я больше не хочу иметь с ним никакого дела». Фраза «А свет горит» кроме внешнего значения может иметь различный смысл. В одном случае это: «Как хорошо, что почи­нили выключатель», в другом случае: «Как вы неаккуратны, опять забыли погасить свет!». Подтекст фразы, как известно, может быть достаточно сложным.

Глубина «прочтения» текста или обнаружение его подтекста, его внутреннего смысла может быть очень различна, и эти разли­чия, как мы указывали, часто отличают одного человека от дру­гого гораздо больше, чем глубина и полнота понимания внешне­го значения сообщения.


Как же протекает этот процесс выделения смысла текста, его подтекста, а в конечном итоге и мотива поступков отдельных лиц, о которых идет речь в тексте, или даже мотива автора, пи­савшего данное произведение?

Остановимся на этом подробнее, отчетливо осознавая, что этот раздел относится к числу малоразработанных в психологии.

«ВЛИЯНИЕ СМЫСЛОВ»

Было бы неверно думать, что целое сообщение или текст со­стоит лишь из цепи отдельных, изолированных фраз и что для того, чтобы понять текст, достаточно понять значение каждой изолированной фразы.

Фразы не являются изолированными звеньями единой цепи: каждая последующая фраза «вливает» или включает в себя значе­ние предыдущей; этот феномен, который Л.С. Выготский назвал «влиянием» или «вливанием» смыслов, оказывает существенное влияние на понимание основного содержания текста.

Приведем пример, на котором останавливался еще Л.С. Выгот­ский. Между двумя людьми протекает беседа: «Я тебе котел дал? — Дал. — Ты его у меня взял? — Взял. — Так где ж котел? — Какой котел?» и т.д. Понимание этого диалога возможно только в том случае, если местоимение он или его имеет в виду уже упомяну­тый выше котел. Если же такого «влияния» смысла предыдущей фразы на последующую нет, понимание целого текста становит­ся невозможным, что и приводит к подобным недоразумениям.

Приведем второй, несколько более сложный пример: «Я снял пиджак, из него (пиджака) был вырван лоскут, он (лоскут) был вырван, когда я проходил мимо забора, на нем (заборе) был гвоздь, который (гвоздь) был оставлен рабочими, когда они (рабочие) красили этот забор».

Легко понять, что в данном случае единство содержания отрыв­ка связано также с влиянием смысла предыдущей фразы на после­дующую. Однако сложность этого отрывка заключается в том, что предмет, о котором идет речь, все время меняется, так что каж­дая фраза включает иной предмет по сравнению с предыдущей.

Таким образом, этот процесс можно изобразить не схемой А + + Б + В + Г и т. д., а, скорее, схемой (А + (А + Б) + (Б + В)+ + (В + Г)).


Иногда этот процесс «влияния смыслов» может приобретать особенно сложный характер. Это имеет место в уже рассмотрен­ных нами случаях, когда связи между отдельными частями слож­ного высказывания предполагают объединение дистантно распо­ложенных элементов.

В качестве примера можно привести следующее высказыва­ние: «Птицы ловят жуков и гусениц — они охраняют наши поля и леса». В этом случае слово «они» относится не к стоящим ря­дом с ним словам «жуков и гусениц», а к далеко стоящему от него слову «птицы». Аналогичную структуру имеет и другой пример: «Тяжелая жизнь была у мальчика Мука, а когда заболел отец, ему стало совсем плохо». Естественно, что для понимания этой фра­зы необходимо разделить близлежащие слова «отец» и «ему» и связать далеко стоящие «ему» и «Мука». Если бы сообщение было лишь цепью изолированных фраз и если бы не было явления «влияния смыслов» (обогащения смысла последующей фразы смыслом предшествующей), понимание целого текста было бы невозможным.

Таким образом, процесс «влияния смыслов» является основ­ным условием для понимания целого текста, и можно лишь по­жалеть о том, что это явление и его закономерности психологи­чески еще совершенно недостаточно изучены.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.