Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

К чёрту этот мир! 5 страница



- Доволен?

- Вполне. Когда закончиться кино, мы уйдём...Одни? - предложил я.

Саня развёл руками.

- Я кого - то удерживаю? Ты вот прямо сейчас можешь валить. Но ведь не свалишь, верно? - он ухмыльнулся. - Ты уж извини Ник, но пусть девочки сами решат. Хотят они уйти или продолжить веселиться.

- Прекрати это, Сан, - попросил я. - Нахрена тебе проблемы на ровном месте создавать? Ты же ведь нормальный, я знаю.

Со стороны наш диалог мог показаться странным, но он не был странным, сейчас в эту секунду, мы очень чётко понимали о чём говорим. Только я не понимал одного, за что Саня поступает так со мной? Он получил что хотел. Познакомился с Вольхом, и как я понимаю каким - то образом сумел втянуть его в свои дела, иначе бы Вольх не рванул отсюда сломя голову в лихорадочном состоянии словно ему предложили миллион баксов за одну ночь с Анжелиной Джоли, причём в отношении Вольха это выглядело бы вариантом "Кому именно заплатить".

- Нормальный? - Саня улыбнулся - Интересно ты фразы строишь Ник. Из нас двоих сейчас именно ты проблемы на ровном месте себе нагребаешь.... Кто знает, для чего мне это надо...- Он лениво откинулся на спинку кресла, облокачиваясь назад и прислонив голову к плечу повернулся в мою сторону с озорным, каким - то шальным взглядом.

- Может мне повеселиться захотелось.

- Вот и повеселись один. Мы тут причём? - буркнул я.

- Ник, да расслабься ты уже, а? - тоскливо протянул Сан. - Завязывай из себя камикадзе на бруствере изображать. Прежде, чем предьявы кидать, ты хоть голову иногда включай на момент соответствия. Смотрю, совсем самолюбие мозги заело. Никто твоих девочек не обидит, разве что сами обидиться захотят. Не первый год вроде общаемся.

Не знаю как я на это купился. Но стоило Лёну начать вести себя нормально, и с учётом того, что к Зидану вообще было не придраться, (похоже Ника ему понравилась по настоящему, ) я моментально перестал злиться на Саню.

Без понятия, каким гипнозом он на меня воздействовал, но так происходило каждый раз.

Вроде доводил, и в то же время, моя злость моментально растворялась и исчезала, сталкиваясь с его мягкой беззлобностью. Похоже, Сана действительно всё это просто забавляло, чисто от скуки. И пока я сидел и бесился, он исключительно развлекался без всякой задней мысли. Особенно его забавляла моя взъерошенная реакция, и строить диалог очевидно надо было, начиная с первой фразы: С чего я так себя накручиваю? Действительно, с чего?

Ведь понятно, ничего плохого нам не сделают. Не позволит Саня ничему плохому произойти. Просто не позволит. Не в нашем с ним случае. То что существовало между нами двумя, было наше, и ни годы, ни отсутствие общения, никогда не смогут это стереть, невидимую существующую нить. Господи, каким же непроходимым идиотом я был.

 

А когда мы вышли из кинотеатра, Саня повёл. С дьявольской мастерской точностью мгновенно усыпляя все проснувшиеся подозрения, сообщив о том, что имеет честь пригласить нас в клуб. И я рыпнувшийся было домой, в надежде, что мы вроде как бы договорились, оказался любезно отшит от всей компании.

Саня прямо лучился доброжелательностью, самолично предлагая подкинуть меня до родного подъезда, если я так тороплюсь.

И подозрения Насти робко поддержавшей меня в моём желании ретироваться, были мгновенно растоплены бесхитростным честным взглядом.

- Ник, ты домой или с нами? Решай,- ласково предложил Сан, распахивая передо мной дверь авто. Я смерил его ненавидящим взглядом и молча плюхнулся на заднее сиденье. С которого, тут же был стащен Зиданом.

- Э, нет, партизан. Ты в пролёте. Девушек мы тебе не отдадим -

Меня запихали вперёд, под хохот и шуточки, и я красный и злой, с бешенством смотрел на безмятежную физиономию Сани поворачивающего ключ в замке зажигания, и честно не мог понять: Зачем он это делает? Что с ним случилось? ЧТО?

Его словно подменили, кем - то другим, совершенно непохожим на отрешённого, спокойного Сана, вдумчивого, внимательного, предупредительного до мелочей. Я его настолько не знаю? А что я о нём знаю? Ничего.

В спокойного обычно Саню, словно дьявол вселился. Я смотрел на него, и впервые не мог подобрать обозначения для того, что вижу...Откуда эта кривая ухмылка, неуловимый злой азарт и одновременно ледяной металлический блеск в глазах.

Люцифер считался ангелом света. Сейчас передо мной сидел именно он...Дьявол.

 

- Ох и скучный же ты тип, Никитос.

В шумном наполненном народом зале ночного клуба, Сан ощущал себя как рыба в воде. Вольготно, по хозяйски. Чувствовалось, что он часто здесь бывает, в отличие от нас. И сейчас он вёл себя так, как и подобает хозяину. Выбил лучший столик, заказал девушкам напитки.

- Что пить будешь, Партизан? - в его спокойном доброжелательном тоне, я ощущал жгучую насмешку.

- Партизаны пьют водку. - Зидан уже успел поднабраться, пока бегал туда сюда и суетился выполняя распоряжения Сани насчёт заказов и всего остального.

- Минералку! - процедил я. Девушки рассмеялись, как будто это было очень смешно.

- Желание гостя - закон, - изрёк Саня, отдавая распоряжение. В отличие от меня цербером присматривающим за всеми, народ развлекался на полную катушку. Уже через двадцать минут Зидан увёл Нику танцевать, а Лён перестав пахабничать, проехал Насте по ушам, и на следующим медляк они испарились тоже, вызывая у меня идиотское желание вскочить и последовать за ними. Только партнёрши у меня не было, не Сана же приглашать. Поймав мой волчий рыщущий по залу взгляд, Сан прыснул, а затем искренне расхохотался, напоминая мне самого себя, тогда в солнечном кабинет английского, когда увидев что - то совершенно забавное, он давился смехом в кулак. Сейчас он даже не скрывался, позволяя себе смеяться громко, открыто, заливисто.

- Ник, если бы я знал, что ты такой кадр, я бы придумал способ вытащить тебя раньше. Кампай? - он лукаво вздёрнул бокал, я молча взял свою минералку, выпил залпом и скривился от отвратного вкуса.

- С таким тобой Саня, мне честное слово западло пить, - ответил я вытирая рот и даже не думая скрывать неприязни. - Ты мне другим казался.

- Ты мне тоже... - Саня сделал странную паузу, - казался другим, Ник. Давно Вольха знаешь? - он без перехода сменил тему.

Я пожал плечами.

- Тебе какая разница? Ты вот похоже тоже его знаешь. Смотрю рванул после общения с тобой на всех парах, как в жопу ужаленный. Это ведь из - за тебя? Что ты ему сказал?

- Скажем так, у нас с Вольхом появились небольшие дела.

Саня удобно расположившись на диванчике закинул ногу на ногу, рассматривая содержимое бокала на свет. Не знаю, чем он там бухал, но янтарная жидкость с плавающими на дне кубиками льда, предполагала серьёзность напитка.

- Только вот тебя это, друг мой Никитос, совершенно не касается.

Подошедшая официантка сменила наши бокалы.

- Серьёзно? - Я прищурился. - Да мне в общем - то пофиг. Захочу он мне и так всё расскажет.

- Да ну? - Лицо Сани озлобилось. - И давно он тебе всё рассказывает? - поинтересовался мой друг с каким - то желчным выражением.

- Давно. - Я смело встретил его взгляд. Не знаю почему, но неожиданно мне захотелось подразнить Саню. Саня первым отвёл взгляд и бля буду , покраснел, словно школьница которую поймали за неприличным занятием рассматривания порнокартинок.

- Ты хоть знаешь, чем он занимается, Ник? - очередной неожиданный переход.

В эфире заиграла музыка, сладкоголосый Иглесиас умолял кого - то позвонить в его звоночек и испытать неземное наслаждение. Может быть от музыки, может от того, что в зале было накуренно, у меня начала кружиться голова и голос Сани стал долетать словно сквозь вату, и в то же время я ясно услышал в нём заботу и беспокойство.

- Не знаю. Но узнаю, - пообещал я, ощущая усталость и расслабленность и идиотское желание прикорнуть на диванчике. Прикорнул сворачиваясь калачиком, и ощутил что меня тянут назад.

- Быстро, спёкся, - проговорил Сан, устраивая мою голову на своих коленях, перебирая волосы.

- Не встречайся с Вольхом, Ник. - Сан наклонился ко мне и я ощутил запах виски на своих губах. Сначала запах, потом вкус.

- Он нехорошими вещами занимается. Не хочу, чтобы у тебя из - за него были проблемы.

- А ты хорошими? - пробормотал я отлетая куда - то в блаженной истоме терпкого янтарного марева во рту.

- Оба на, что мы здесь наблюдаем?

Мне было так хорошо и кайфово и голос Зидана ворвавшийся в умиротворение резал слух и его нестерпимо захотелось заткнуть.

- Мальчики оказались брошенными и решили уделить внимание друг другу.

Саня смеялся. Меня подняли, пересадили или переложили. Я даже не понял толком, просто уткнулся головой в плечо Сана, задрёмывая где - то в районе его груди, чувствуя, что его ладонь так и не перестала гулять по моему затылку. И это было странное открытие. Странное и забавное одновременно. Я сидел, навалившись на Сана, позволяя себя обнимать, рядом упала Ника, обдав ароматом духов. Слышался хохот и разговоры.

- Ты в порядке, Ник? - с беспокойством спросила Настя. - Тебе плохо?

- Решил попробовать виски, но не рассчитал силы, - снисходительно пояснил Сан. - Ладно развлекайтесь. Отвезу это чудо и вернусь. Зидан такси вызови.

- Понял, босс.

- Ой, ну вы прям как мафия, - хохотнула Ника.

- А может мы и есть мафия, - шутливо отозвался Сан и крякнул поднимая меня на себя.

Я даже как - то толком и не понял, что уже как - то висю в воздухе.

- Тебе помочь, Сан? - донёсся голос Лёна, странно растянутый, словно пропущенный сквозь плёнку.

- Справлюсь, - лаконично ответил Сан. В отличие от остальных его голос звучал нормально.

 

Во рту было сухо, очень хотелось пить.

Я протянул руку нашаривая бутылку с минералкой. Дома у меня всегда стояла заначка. В комнате Вольха я тоже приспособил такую на столе. Очень удобно, протянул лапу и присосался. Здорово бодрит и помогает во время сушняка, вызванного состоянием похмелья. Сейчас похмелья не было, но меня знатно знобило и было паршиво.

- Интересно, что ты там ищешь? - насмешливо и жарко выдохнули мне в ухо. Вольх?

Вернулся? Я улыбнулся, сделалось уютно и хорошо.

Рука Вольха благополучно гуляла по моему животу. Кажется, она гуляла там довольно давно.

- Плохо, - пожаловался я не открывая глаз. - Пиить.

- Когда ты просишь, отказать тебе абсолютно невозможно.

Мою голову подхватили, в рот хлынула спасительная влага. Не минералка абсолютно точно, но и не вода. Сразу стало легче, в голове моментально прояснилось, и в тоже время снова затуманилось, как будто я вчера выпил так много, что сегодня любое вливание влаги спровоцировало разбодяживание алкоголя и теперь я стремительно пьянел. Но это было неплохо, потому что становилось хорошо. Очень хорошо.

Бутылка исчезла зато губы накрыло ощущением чужих губ, настойчивых, властных. Я открыл рот с благодарностью ловя чужой язык. Кажется, это было именно тем, что мне оказалось сейчас нужно. Потянулся навстречу обнимая и оказался лежащим на

САШКЕ????????

Сан абсолютно голый сидел, удобно устроившись спиной на подушке, и улыбался, ласково так, безмятежно снисходительно.

Мой мозг отказался это воспринимать. Он словно отключился. Это было кошмаром, бредом, этого не могло быть.

Но в то же время воспринимал очень чётко.

Незнакомая комната, залитая светом и солнцем, пробивающимся сквозь панорамные окна, вертикальные жалюзи, алые портьеры, белые диваны и кресла в аккуратном порядке, компьютерный стол в виде светлой призмы, плазменный экран напротив кровати...двуспальной кровати Гостиница...Ворох подушек. Это что, шутка? Саня в чём мать родила. Лучше бы не рожала, затолкала его обратно. Я в том же распрекрасном виде, с полустоящим членом, лежу закинув ногу на его бедро и обхватив его рукой поперёк груди, ошарашено обозревая место своего нахождения.

- Кошмар. Мне это сниться. Просто кошмарный сон.

Кажется я пробормотал это вслух. Нет, я даже не отскочил от Сани. Я просто неторопливо сполз с него как сонный медведь, бормоча про себя:

- Сейчас Никита, ты проснёшься, и всё будет хорошо. Надо только доспать полчасика.

Я даже завернулся в одеялко, накрываясь с головой, закрывая глаза, пытаясь уловить мутную дымку сна.

- Сейчас я проснусь у себя дома, или в кинотеатре, или нет, кажется, мы пошли в клуб.

Саня над моей головой хохотал как одержимый. Одеяло улетело прочь, а меня накрыло водоворотом смеха, прикосновений, лёгких скользящих поцелуев.

- Никитос, ты чудо в перьях. Каааадр. - Саня развернул меня выдирая из кольца собственных сжатых на груди рук, заставляя развести их в стороны, лёг сверху начиная плавно и естественно двигаться, поймал распахнувшийся рот губами.

- Ну как? Ничего не вспоминаешь? - шепнул ласково, толкнувшись в пах и я....

Я ВСПОМНИЛ

Вспомнил сквозь сон, и полубред, то, что наверное было сном, но сном не было совершенно определённо. Словно со стороны, увидел себя абсолютно невменяемого, идиотски смеющегося, рассказывающего Сану какие - то глупости и подробности из своей жизни, хихикающего. Я не был пьян, а вёл себя как пьяный.

Сана раздевающего меня дрожащими руками, с очень сосредоточенным лицом. И собственное бесконтрольное желание.

Я умолял Сана сделать хоть, что - нибудь, потому что не мог вынести эту пытку. Меня сжигало изнутри, кожа плавилась, я хотел секса, я даже не думал, что можно ТАК хотеть. Лезть на стену от желания, пытаться дрочить, только бы кончить, но невозможно кончить, потому что твои руки удерживают железной хваткой, потому что есть только один способ.

И сквозь провалы, в памяти всплывали резкая боль и наслаждение, и рваные ритмичные движения Сана, во мне, внутри меня. Его хриплые стоны, почти вскрик. Я подмахивающий ему как заправская блядь, просящий ещё. Сильнее, глубже и быстрее.

Осознание пришло с кристальной ясностью и стало так невероятно паршиво, глухо, унизительно, стыдно и очень муторно, до противной липкой тошноты.

Меня опоили и выебали в задницу. Опустили как...

Выебал, ни кто нибудь. Саня. Парень которого я уважал, который был...

Лучше бы он отдал меня свои шестёркам, лучше бы...ТОЛЬКО НЕ ОН!. Это было очень больно принять. Именно потому, что ОН. Словно мир рухнул. Оказывается я ему верил, ЕМУ верил...До этой минуты, я в НЕГО верил. Просто сам не понимал этого, а понял, только сейчас, когда моя вера, оказалась безжалостно проёбана, человеком, которого я считал своим другом. Оказывается....я....его...считал....он

Я не сразу понял, что плачу, заходясь в истерике.

Что Сан выдирает из моего рта мою же собственную прокушенную ладонь, что всё это я сказал вслух.

Мне надо было его урыть, убить, а я даже ударить не мог, ощущая себя испачканным, грязным, бесконечно грязным как Дёма Кирсан, как тогда в школе. Боже, как же это было больно. Я и не знал.... сколько всего связывает нас с Саном...Насколько важным являлось это связывающее, для меня. А теперь это оказалось ...Преданным. Раздавленным, уничтоженным абсолютно цинично вырванным с корнем, выпачканным, человеческой гнилью, подлостью, грязью самого понимания этого поступка от Сана. От челрвека в которого я верил, идеализировал, твою мать, возводил на какой - то пъедестал, сам не желая себе признаваться, насколько это было значимо для меня. И именно поэтому оказалось настолько невыносимо больно. Я не мог пережить...принять...Это не мог принять.

- Что я тебе сделал, Сан? Что я тебе сделал???!!!!!! - провыл я, кажется начиная бить, но Сан сориентировавшись замотал меня в одеяло, навалился сверху, прижал.

- За что ты так со мной? Сука! Паскуда! Тварь! За чтоооо?

Сан развернул меня и заткнул рот губами. Оторвался за секунду до того как я укусил, зажал рот, наклонился, очень близко, к самому лицу.

- За что?!!!! - И тут лицо Сана исказило такое выражение, что я снова подумал, что это сон.

- Да за всё, Ник. За всё. За то, что ты, идиот.

- Я...

Когда Сан начал говорить, у меня наверное поехала крыша.

То что он рассказывал было ...НЕРЕАЛЬНО.

 

- Я в тебя влюбился, в первом классе....

И я вспомнил.

Это было задолго до нас, задолго до драки с Зиданом.

Кажется, в этот день мы встретились и впервые пошли на школьную линейку. Ну это ведь ненормально, когда детские воспоминания вытесняют всё остальное, когда оказывается, что для кого - то незначительное событие перевернуло всю жизнь, а для кого - то забылось через пять минут, после того как произошло.

Саня потерялся. Я с независимым храбрым видом шёл по коридорам, которые знал, очень хорошо, потому что учился здесь на курсах подготовки к школе. Сейчас коридоры были забиты толпой народа, казались чужими и незнакомыми. И никто не обращал внимания на маленького худенького мальчугана, забившегося в угол и неслышно ревущего возле окна. Я обратил. Я даже не помню, что там было то. Я отдал ему шарик, в кармане была конфета. Чупа чупс. Хотел съесть сам, но отдал, потому что не знал как успокоить это назойливое ревущее существо, похожее на девочку. Я даже подумал, что он девочка. Сане было восемь лет, но он был мелким, худым, даже наверное ниже меня ростом. Это потом мы узнали, что у Сани были проблемы со здоровьем, что его определили в эту школу, потому что здесь находился спец класс, а у Саньки была дисграфия и ещё какая - то херня, связанная с аутизмом, из - за которой его отправили в школу так поздно.

Взяв Саньку за руку, я мужественно и решительно пробивался сквозь толпу взрослых и тащил его за собой, объясняя, что туалеты есть на первом этаже тоже, и что бы он держался меня. Потом я отдал его родителям, которые потеряв ребёнка, потому что вылизать задницу директору было гораздо важнее, чем следить за собственным сыном, места себе не находили от беспокойства.

Я забыл об этом. А Саня. Для Сани я всегда был героем. Героем которым он никогда не мог стать. Когда я защищал всех, когда влезал в драку один против пятерых.

Тогда, в коридоре, когда я получил фингал, потому что нечестно было, когда пятеро на одного, били Саню. Он тогда ещё не был школьным принцем, был обычным неуверенным закомплексованным ребёнком, который даже общаться не умел, боялся собственной тени. Я забыл об этом. Забыл, потому что это было давно. Кажется мама потом упомянула эту историю, а я забыл. Но Саня не мог забыть. Он решил стать сильным, для меня. Он стал королём класса, что бы я обратил на него внимание, что бы просто заметил, что он существует. А я не замечал. Господи, ну так не бывает. Боже, скажи мне что я сплю?

Кажется я начал смеяться, когда услышал следующие Санькины слова.

- Ты же для меня был, как принц...Ну вот что ты ржёшь, Ник? Ну что тут смешного? - повторял он, а у меня случилась повторная истерика.

Хорош принц. Принц, которого от большой любви, выебала его же собственная принцесса. Потрясающая сказка. С охуительным концом.

Последнее меня просто доканало. И Сану пришлось меня держать с удвоенной силой. Что ж надо признать, стремясь достичь своего недостижимого героя, моя прекрасная принцесса Сан, изрядно поднакачал мускулы . Справиться с ним я не мог.

- Ты всего добивался сам, - рассказывал Саня. - За меня всё делали другие. Видишь ли Ник, иногда людям даётся власть повелевать другими людьми. Вот я это умею, а сам по себе, ничего не представляю. А ты другой. Ты бы знал, как меня бесило твоё вечное противостояние. Сколько раз мне тебя хотелось прибить. А ты меня даже не замечал. Просто не понимал. Я ведь столько раз пытался Ник. Я со счёту сбился, сколько раз я пытался подружиться с тобой, сблизиться, найти точки соприкосновения. Но тебе ничего не было нужно. Всем людям, что - то нужно от меня. Если знать, что им дать, то можно манипулировать ими. А тобой я не мог. Ничего не мог. Ты всё время меня отталкивал. И каждый раз... Когда я собирался силами, когда давал себе слово тебя забыть, выкинуть из головы... Приходил и выбивал из под ног опору, разрушал все мои щиты и башенки...и спасал меня. Герооой, бляяя! Что б тебя.

Саня сжал кокон одеяла с такой силой, что я задохнулся.

- Я тебя так любил, что даже прикоснуться боялся, - тихо сказал Саня. - Даже представить не мог, что тебя можно осквернить. Испачкать. Ник?

Я молчал. От этих слов, челюсть свело судорогой, горло сдавил очередной спазм и только ненавистные руки Сана, были единственной опорой, что удерживали сейчас на поверхности жизни и сознания.

Как хотелось отключиться и проснуться, зная, что этого ничего никогда не было. Но я не мог проснуться, мог слушать.

Из одеяла торчали только босые ноги и макушка.

Саня грамотно так скрутил, и сейчас удерживал, обхватив всеми конечностями, удерживал, говорил, целовал в затылок и гладил по голове, успокаивая, пропуская пряди сквозь пальцы, а я ощущал усталость, безразличие и оцепенение.

Так ведь не бывает. Не бывает. Так бывает. Интересно как там Ника и Настя? Всё ли с ними хорошо?

- Помнишь, тогда с Зиданом, вы друг другу подрочили по приколу? - в голосе Сани послышалась такая горечь, что услышь я это признание день назад, наверное я бы понял. Может быть ему стоило рассказать обо всём, гораздо раньше. Не знаю, поверил бы я ему или нет. Но сейчас все его слова, просто не доходили до меня. После всего случившегося, он не имел права говорить со мной об этом. А он говорил. Надеялся на то, что я пойму и прощу? Или боялся, что заяву накатаю? Да кто в таком признается?

- Ты знаешь, я тогда думал, я тебя убью, Зидана или тебя. Ты хоть представляешь, ЧТО я чувствовал? - Сан встряхнул меня, но реакции не дождался и поэтому продолжил говорить. - Даже в этот лицей, я поступил ради тебя Ник, желал быть рядом с тобой, думал хрен с тобой золотая рыбка, поплавай без меня, может хоть скучать начнёшь. А ты не то что внимания не обращал, избегать меня начал. А потом... Вольх.

Саня уткнулся губами в мой затылок.

- Я не хотел, чтобы всё вышло так. Он мне действительно был нужен, исключительный по делу. Я правда не планировал, ничего подобного, но когда он до тебя в кинотеатре дотронулся... - Его голос прервался - Когда я увидел, что опять к тебе кто - то прикасается, к ТЕБЕ понимаешь. Я просто не выдержал, сорвался Ник. Подумал, да какого чёрта. Почему не я? Пока я свято тебя берегу, пока дышать боюсь, в твою строну, приходит кто - то другой и позволяет себе тебя забрать. Я не выдержал Ник. Не смог больше. Пришёл и забрал тебя сам. Первым. Вот такой вот я урод.

Он развернул меня к себе, провёл пальцем по лицу, размазывая слёзы, которые ещё не успели высохнуть.

- Ненавидишь меня, да? А вот я тебя люблю. Не знаю, что на меня нашло. Я...

Прости Ник.

Сашка закрыл глаза, лицо исказилось острой мукой, и я внезапно понял, что правда сожалеет, что не врёт и это не бред, не оправдание. Что сейчас ему нелегко даются слова, что он подбирает их, выталкивает иногда с трудом, и под этой внешней лёгкостью, оказывается скрывается другой Сан, совершенно другой. Пустой внутри, разбитый, похожий на дыру. И странно оказалось увидеть это внутреннее противоречие, несоответствие картинки. Когда человек которого ты знаешь, оказывается совершенно иным, краешек маски внезапно отошедшей в сторону. Маска сидит настолько идеально, что стала настоящей частью лица, но оказывается есть ещё и другая. И эта другая неприемлема для него самого. И вот он пытается говорить, объясниться, да только не умеет он говорить иначе. Заламывать руки, пылить эмоциями, биться головой об тумбочку - не умеет. И не станет. И не сможет при желании. Ибо всё что есть внутри него, это либо делать, либо лечь и сдохнуть, но сделать.

И Саня, железный несгибаемый Саня - бесконечная мука на дне озера глаз.

Не закричит, не повысит голос, не ударит кулаком, нет у него таких эмоций, здоровая агрессия отсутствует как фактор. Нет злости на тебя. Нет и не было, и ты понимаешь тупо понимаешь, что насиловал он тебя не под влиянием аффекта, ибо даже его аффект хладнокровно щёлкнувший в башке винтик и вот программа начала работать в новом направлении обрисовав очередной вариант вероятности развития событий. И он не станет лгать изобретать отмазки, но будет подбирать слова, тщательно, выверено, продуманно. Потому что может или убиться, или продолжать говорить, пытаясь донести некую абсолютную истину, которая настолько искажена в своём чудовищном реализме, что воспринимается почти ложью. Но Сан не лгал, действительно не лгал...Просто никогда мне не приходило в голову задуматься над тем, насколько он нормален. А сейчас с его слов выходило, что это не совсем так. Что адекватный Саня, это наверное тоже самое что гениальный шизофреник и вся его математическая составляющая говорила сама за себя.

Вот только плевать мне было, на то, что ему хуёво сейчас. Абсолютно плевать. Не желал я видеть, верить в его раскаяние, в то, что он сожалеет, и страдает, но иначе не мог поступить, переклинило его видите ли. С детства на всю голову, и пиздец поздравил нас неожиданно. Не желал я вставать на позицию понимания, кому из нас сейчас хуёвее.

Мечтал только об одном. Что бы отпустил нахуй, дал уйти, потому что я не мог это переварить, принять то, что он рассказывает.

Хотел оказаться как можно дальше от него в эту секунду, остаться одному, тупо побыть одному, подумать, успокоиться, собраться с мыслями.

Думаю, развороти он мне задницу в тот момент, когда я был в сознании, я бы воспринимал всё иначе. Но Сан выебал меня пользуясь отключкой, и поэтому ...Поэтому и моё сознание словно разделилось на двое. Между разумом, знающим; в таких ситуациях надо поступать вот так и вот так, Прибить нахуй, яйца отрезать и в глотку вбить. И эмоциями, которые должны всплыть при мысли, что меня использовали, предали, но не всплывали. Навалилось оцепенение и полная апатия.

- Бесполезно сейчас говорить. - Сан очевидно понимая, в каком состоянии я нахожусь убрал руки, продолжая удерживать через одеяло, не навязываясь с прикосновениями, но продолжая нести ахуенный бред, который не доходил до меня, но в тоже время имел смысл для него.

Он развернул меня к себе, провёл пальцем по лицу, размазывая слёзы, которые ещё не успели высохнуть.

- Ненавидишь меня, да? А я вот, тебя люблю.

Сашка закрыл глаза, лицо исказилось острой мукой, и я внезапно понял, что правда сожалеет, что не врёт и это не бред, не оправдание. Что сейчас ему нелегко даются слова, что он подбирает их, выталкивает иногда с трудом, и под этой внешней лёгкостью, оказывается скрывается другой Сан, совершенно другой. Пустой внутри, разбитый, похожий на дыру. И странно оказалось увидеть это внутреннее противоречие, несоответствие картинки. Когда человек которого ты знаешь, оказывается совершенно иным, краешек маски внезапно отошедшей в сторону. Маска сидит настолько идеально, что стала настоящей частью лица, но оказывается есть ещё и другая. И эта другая неприемлема для него самого. И вот он пытается говорить, объясниться, да только не умеет он говорить иначе. Заламывать руки, пылить эмоциями, биться головой об тумбочку - не умеет. И не станет. И не сможет при желании. Ибо всё что есть внутри него, это либо делать, либо лечь и сдохнуть, но сделать.

И Саня, железный несгибаемый Саня - бесконечная мука на дне озера глаз.

Не закричит, не повысит голос, не ударит кулаком, нет у него таких эмоций, здоровая агрессия отсутствует как фактор. Нет злости на тебя. Нет и не было, и ты понимаешь тупо понимаешь, что насиловал он тебя не под влиянием аффекта, ибо даже его аффект хладнокровно щёлкнувший в башке винтик и вот программа начала работать в новом направлении обрисовав очередной вариант вероятности развития событий. И он не станет лгать изобретать отмазки, но будет подбирать слова, тщательно, выверено, продуманно. Потому что может или убиться, или продолжать говорить, пытаясь донести некую абсолютную истину, которая настолько искажена в своём чудовищном реализме, что воспринимается почти ложью. Но Сан не лгал, действительно не лгал...Просто никогда мне не приходило в голову задуматься над тем, насколько он нормален. А сейчас с его слов выходило, что это не совсем так. Что адекватный Саня, это наверное тоже самое что гениальный шизофреник и вся его математическая составляющая говорила сама за себя.

Вот только плевать мне было, на то, что ему хуёво сейчас. Абсолютно плевать. Не желал я видеть, верить в его раскаяние, в то, что он сожалеет, и страдает, но иначе не мог поступить, переклинило его видите ли. С детства на всю голову, и пиздец поздравил нас неожиданно. Не желал я вставать на позицию понимания, кому из нас сейчас хуёвее.

Мечтал только об одном. Что бы отпустил нахуй, дал уйти, потому что я не мог это переварить, принять то, что он рассказывает.

Хотел оказаться как можно дальше от него в эту секунду, остаться одному, тупо побыть одному, подумать, успокоиться, собраться с мыслями.

Думаю, развороти он мне задницу в тот момент, когда я был в сознании, я бы воспринимал всё иначе. Но Сан выебал меня пользуясь отключкой, и поэтому ...Поэтому и моё сознание словно разделилось на двое. Между разумом, знающим; в таких ситуациях надо поступать вот так и вот так, Прибить нахуй, яйца отрезать и в глотку вбить. И эмоциями, которые должны всплыть при мысли, что меня использовали, предали, но не всплывали. Навалилось оцепенение и полная апатия.

- Бесполезно сейчас говорить. Прощения просить я у тебя не собираюсь, мог бы, но я сожалею, только о том, что сделал это так, а об остальном... Нет, Ник, не сожалею.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.