Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Гипертекст и сетература в контексте культуры постмодернизма





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

РЕФЕРАТ

по курсу «ЯЗЫК INTERNET»

тема: СЕТЕВАЯ ЛИТЕРАТУРА В РУНЕТЕ

 

 

Исполнитель:

Студентка 344 группы

Мелихова Е.М.

 

Сыктывкар, 2012

Гипертекст и сетература в контексте культуры постмодернизма

Всегда существовало достаточно много людей, которые пробуют писать сами. Престиж писательского самовыражения в России до сих пор остается по-прежнему очень высоким. Распространение Интернета, кладущее конец "монополии печатного станка", естественным образом усилило эту тенденцию. Раньше пишущий был обречен бегать по издательствам и зависеть от множества внелитературных обстоятельств. Теперь же путь к читателю стал неизмеримо короче. Достаточно выложить текст на свою домашнюю страницу, чтобы читатель появился - в количестве пусть небольшом, но все же превышающем число родственников и знакомых. Поэтому естественно, что уже на самых первых русских страницах, рядом с чужими фантастическими романами и сборниками анекдотов, стали появляться литературные упражнения владельцев этих страниц в самых разных жанрах. Число таких страниц постепенно увеличивалось, между ними возникали ссылки, формировались подборки произведений; в различных дискуссионных форумах эти произведения активно обсуждались - так в русском Интернете зародилась литературная жизнь.

Тогда же появился термин "сетевая литература", породивший вскорости неологизм "сетература". Это странное слово всерьез претендовало на обозначение нового, революционного направления в литературе, жизнь которому должны были дать невиданные ранее технические возможности Сети, а именно: гипертекст и интерактивная среда.[1]

Гипертекст, главным принципом которого является принцип нелинейности, положен в саму основу постмодерниской культуры. Элементы гипертекста содержатся почти в любом привычном нам линейном произведении. Основной текст содержит ссылки, обращающие внимание читателя на сноски, переводы, комментарии, варианты, биографические справки, письма и пр. При этом читатель сам волен, выбирать метод прочтения: он может изучать лишь основной текст, не обращаясь к комментариям, может поминутно лазить в конец книги за разъяснениями, а может, воспользовавшись библиографией, пойти в библиотеку, где погрузиться в подробнейшее изучение заинтересовавшей его проблемы, которая может даже и не иметь прямого отношения к произведению. Все это ничто иное, как реализация гипертекстовых связей классическими методами, но если продвинуться в сущность гипертекста чуть глубже, нежели как просто в схему реализации удобства чтения, то откроется совершенно новая картина. Гипертекст в своей изначальной сути есть некая модель в большей степени похожая на модель вселенной. В нем действуют природные законы ассоциаций, в этом выражается его ненасильственность над читателем. Каждый волен выбирать свой путь. Так же как в жизни, с той лишь разницей, что в ней действуют законы социума, которые многое навязывают человеку превращая его жизнь в текст линейный. В гипертексте социум заменят автор гипертекста, чем разносторонней и многовариантней его произведение, тем шире возможности читателя.

Но если это идеальный гипертекст, в котором авторство принадлежит множеству людей, свобода здесь налицо - созидается мегатекст, который каждый волен не только читать, но и дополнять.

Основные признаки культуры постмодернизма цитатность, децентрированность, безграничность, деконструкция, деперсонализация автора несомненно принадлежат гипертексту, но лишь в самой его грубой форме, которая под воздействием постмодернизма царит в Сети. Очевидно, что цитатный подход заложен в саму основу языка html – ссылки есть не что иное как указатели на смежные тексты, высказывания, источники и т.п., одним словом – цитаты в той или иной ипостаси. Также не вызывает сомнения, что гипертекст децентрирован по своей природе – стержневая идея неизбежно рассеивается в бесконечности кросс-референтных ссылок. Что касается безграничности гипертекста, то масштабы виртуального пространства глобальной сети говорят сами за себя – электронный космос не знает никаких границ и барьеров. Специфическим образом в гипертекстовом пространстве выявляется такая характеристика интертекстуальности, как деперсонализация автора.

Теперь следует разобраться, что же такое сетература. Обычная литература, перенесенная в Сеть, не может, является "сетературой" в смысле отдельного жанра. Конечно, сам по себе термин "сетература" применяется и к ней; более того, такая смена носителя приводит к ряду интересных отличий. Однако, по мнению самих писателей такого жанра (например, А. Андреева), сетелитературой" могут обозначаться только такие произведения, которые не могут быть перенесены на бумагу либо сильно обесцениваются при таком переносе.

В организации художественного гипертекста должен работать определенный принцип гармонии; вероятно, в этом случае чувство вкуса должно быть даже острее, чем при создании отдельных линейных фрагментов (или обычных произведений). При чем такие классические гипертекстовые произведения как "Хазарский словарь" Павича, романы Кальвино и т.д. также не имеют права называться сетевыми, так как были написаны задолго до широкого распространения Интернет, и при перенесении на бумажную основу их ценность нисколько не утрачивается.

Сетература относится к наиболее сложной и интересной категории, которая обязывает читателя участвовать в построении читаемого им по сути уже фрактального произведения, делая процесс непременно интерактивным. Весь текст состоит из блоков, сложным образом переплетенных между собой. У текста может не быть ни определенного начала и конца, ни какой-либо жестко заявленной автором последовательности чтения.

Даже названий произведения может быть множество. Читателю предлагается самому сконструировать текст по некоторым весьма свободным правилам, учрежденным автором и под контролем которого, так или иначе находятся все составляющие текста. В идеале все возможные варианты являются совершенно равноправными, а каждый читатель становится как бы псевдосоавтором, а при желании еще и исследователем текста, путешественником по нему. С самого начала такого произведения читатель вынужден всякий раз делать (или не делать) самостоятельный выбор из множества предлагаемых автором, чтобы прочесть что-то дальше. Иными словами, если для читателя обычного текста выбор заканчивается у книжной полки, то для читателя гипертекста всё еще впереди.

Подобного рода текст хотя и может быть физически реализован в печатном издании, однако разбор его вряд ли будет под силу кому-либо кроме самых фанатичных читателей, способных отслеживать все связи, и скорее напоминает трудоемкое копание в гигантской картотеке. Поэтому подобные произведения присутствуют только в компьютерной среде и реализуются в основном в сети Интернет. Отсюда и название нового вида литературы - сетература.

Помимо свободы, которую сетература даёт авторам и читателям, она так же открывает широчайший простор для различного рода критиков и интерпретаторов, любимым занятием которых, является поиск скрытых идей и междустрочной философии. Среди произведений подобного жанра уже появились и свои мини классики, и свои микро шедевры. Чтение даже не лучших гипертекстовых произведений требует от читателя больших интеллектуальных усилий, несмотря на то, что ситуация и может иногда напоминать своего рода игру.

Первые литературные произведения на нетрадиционных носителях появились в 80-е годы. Они распространялись на дискетах и были почти такими же дискретными носителями как и книги. Эти произведения на сегодняшний день можно отнести к классике гипертекстовой литературы. Это в первую очередь "Полдень" Майкла Джойса, "Её звали Пенелопа" Джули Маллой, "Девочка из лоскутков" Шелли Джексон и другие.

"Полдень" Майкла Джойса представляет собой диск для персонального компьютера. На диске содержится 539 условных страниц, которые можно читать подряд, как обычные книги, но в гиперромане есть еще 951 «связка». Каждая из них – альтернативный путь, уводящий сюжет в сторону. Чтобы активизировать «связку», читатель должен подчеркнуть на экране заинтересовавшее его слово. После этого текст «раздвинется», впуская в себя новый эпизод, рассказывающий, допустим, предысторию героя. Читатель обладает всепроницающим зрением – способностью видеть всю конструкцию гиперромана.

Особого внимания в данном отношении заслуживает сетература как проявление российского понимания литературного гипертекста. Если на западе есть уже свои классики в жанре сетевой литературы, то в России Интернет предлагает множество экспериментальных и довольно-таки интересных работ, авторы которых находятся в несомненном поиске. Например, одни из произведений подобного жанра представлены в обзоре Л. Пирогова. "Аэропорт" Юрия Нестеренко, где лежа в холодном песке на аэропорте, спит Наблюдатель. Мимо него - череда лиц, стоп - кадрики, за каждым из которых чья-то судьба. Наблюдателю известно банальное будущее (летит над нами самолет, но он не сядет никуда). Ассоциаций много, каждая из них работает на стратегию интертекста, становясь невольной цитатой: чужие судьбы так или иначе цитируют твою.

Произведение с названием "Точка". Книга записей и примечаний Дзуйхицу Дениса Яцутко. Конструкция "Точки" такова, что не обязательно читать все подряд. Можно листать на выбор, как Библию (а это что-то вроде нее и есть). Пророчество от Яцутко. Поваренная книга социально-деградировавшего

постмодерниста. Надо сказать, что "Точка" - трагический текст (об отчужденности интеллекта в массовизированном мире), но одновременно с этим он очень смешон.

"Цивилизация странников" автора Али - несомненно, очень интересный кому-то текст. Это произведение и научно-популярное и сугубо художественно. Всё сводится к тому, что Вселенная - это "гипертекст", и до чего- нибудь конкретного в нем не достучишься.

"Осколки" Владимира Татаринцева, вероятно, адресованы любителям многозначительного дискурса.

"CETERA" - проект, посвященный русской кибер-литературе и сетературе, с множеством интересных ссылок. Здесь, в частности, опубликованы "Лоскутное одеяло" Дмитрия Соколова и "Жидкое стекло" А. Андреева.

"Лоскутное одеяло" - книга, состоящая из диалогов, комментариев, молитв и заклинаний, снов и просто историй.

После каждого "лоскутка" - ссылки на другие, связанные с ним. "Жидкое стекло" устроено иначе: это гиперпоэма - лабиринт, имеющая четыре маршрута движения, у каждого их которых - свой принцип переходов.

"Буриме" - проект Д. Манина, сетевой вариант известной со времён Людовика XIV игры в "рифмующиеся окончания". Главная идея осталась той же: игрок получает две пары рифм, сочиняет четверостишье и присоединяет его к существующему банку буриме. Рифмы, необходимые для игры, наугад берутся программой из словаря, который постоянно пополняется.

В 1995 году Манин сделал "Сонетник", где коллективно и по строчкам пишут сонеты, каждый может добавить строчку или исправить предыдущую, соблюдая схему рифмовки и не выбиваясь из размера.

"Сад Расходящихся Хокку" - совместный проект Р. Лейбова и Д. Манина объединяет любителей и сочинителей японской поэзии. Этому проекту родственна игра А. Андреева в его журнале "Лягушатник".

Посетители играют в "Ренгуру", составляя бесконечную "ренгу", состоящую из чередующихся трёх- и двустиший (каждое трёхстишие - хокку, а каждое 2+3 или 3+2 - танка).

РОМАН. Ученые забавы Романа Лейбова.Молодой человек влюбляется в девушку, решается наконец написать ей и, не доверяя почте, ночью самолично бросает письмо в ее почтовый ящик. Но тут, к ужасу своему, он замечает, как выше, на лестничной клетке, его Беатриче напропалую с кем-то целуется. Роман (так зовут молодого человека) безуспешно пытается выудить обратно свое письмо из ящика и, услышав, что парочка собирается наконец расставаться, тихонько уходит... Как будет развиваться дальше эта душещипательная история? Да как вам угодно, потому что именно с этой сцены начинался первый (и пока что — последний) русский гиперроман, называющийся просто «POMAH» (при написании использованы буквы латинского алфавита) и вывешенный в Сеть в октябре 1995 годас подачи одного из старожилов и основателей гуманитарного Рунета, лектора отделения русской и славянской филологии Тартуского университета Романа Лейбова. Любое слово этой сцены — а также всех последующих сцен — предлагалось использовать как гиперссылку и повести от него свое собственное продолжение или предшествие истории. РОМАН, таким образом, становился: 1) нелинейным, то есть терял начало, конец и единую последовательность событий, 2) “фасеточным”, то есть состоящим из множества небольших автономных фрагментов, 3) многоавторским и 4) по-настоящему интерактивным: присочиненный вами фрагмент тут же включается в общую цепь.

Два первых свойства и позволяют считатьPOMAH настоящим гиперроманом — произведением гипертекстуальной литературы, а два последних — считать его образцом сетевойлитературы — сетературы. Что вопреки расхожему представлению не одно и то же.

От “интерактивной фантастики” его выгодно отличает также изрядная доля юмора, с которой велась эта игра. Все понимали, что это, в сущности, лабораторный филологический опыт, и относились к нему соответственно.

POMAH оказался удобным полигоном для накопления эмпирического опыта и обкатки теорий литературного гипертекста. Но на сегодняшний день проект, как признает и сам его создатель, можно считать завершенным. Погубили его два обстоятельства: во-первых, транскириллица (russkie slova latinskimi bukvami), читать которую противно, а привыкать унизительно (попытки русифицировать РОМАН успехом не увенчались), а во-вторых — все-таки роман (даже гипер-) невозможно писать просто в качестве забавы. Форма оказалась неподъемно тяжелой для развлекающихся после работы компьютерных людей и, когда прошло первое любопытство, раздавила участников.

В настоящее время Роман Лейбов, оставаясь лектором Тартуского университета, является редактором раздела “Net-культура” сетевого “Русского Журнала”(www.russ.ru) и продолжает генерировать высококачественные филологическо-сетевые проекты.

Впрочем, Лейбов признает, что “вживую”, в узком академическом кругу, эти игры идут лучше, чем виртуально. Можете попробовать к ним присоединиться, только если чувствуете в себе силы плавно перейти от литературных игр ко вполне нешуточному литературоведению.

Игры ума Артемия Лебедева.Не вполне можно назвать сетевыми и игры, представленные в разделе “разное” на сайте классика отечественного веб-дизайна Артемия (Тёмы) Лебедева. Помимо всякого-разного там собраны (непосредственно и в виде ссылок) вполне связные и даже порой стихотворные тексты, написанные “русской латиницей” — то есть с использованием только тех 12 букв, начертание которых в двух алфавитах совпадает: А, В, О, 3 (цифра “три” = буква “З”) и т. д. Некоторые авторы придерживаются этого правила строго, другие — позволяют себе вольности: /\ (прямой и обратный слэш) как буква “Л”, }|{ (фигурные скобки и черта между ними) как буква “Ж” — и еще некоторые ухищрения.

Кроме того, здесь же собраны “Произведения, Писанные При Простом Правиле”, то есть старые добрые “Четыре черненьких чумазеньких чертенка”: рассказы и стихи, все слова которых начинаются с одной буквы. [2]

У всех описанных проектов есть нечто общее помимо литературно-игровой направленности, компьютерного носителя и сетевого способа существования. Это принципиальное отсутствие авторства в классическом смысле слова. "Авторами" являются разработчики проектов и те люди, которые поддерживают программу в сети, всё остальное вплоть до редактирования осуществляется пользователями сети.

Интернет - благодатная почва для всякого рода экспериментов и изощрений. Сетевые произведения с трудом подчиняются какой-либо классификации. Но такую попытку предприняли авторы сайта «Тенета-Рунет»: во первых – это гипертекстовая литература (построенная по принципу ассоциативных отсылок, которые зачастую оказываются тупиковыми), во вторых - мультимедийная литература, которая на первый взгляд напоминает короткометражный фильм,; и в третьих - динамическая литература, где собираются оставшиеся проекты, где автор только дает отправную точку для развития повествования, или технические возможности для построения читателями собственных произведений.

Только Интернет дает возможность реализовать по-настоящему многие принципы постмодернизма. Безграничные возможности для культурной дифференциации, полифоничность, шизоидность Интернета, отсутствие иерархии, «смерть автора», деконструкция текста, попавшего в гипертекстовую среду – вот те пункты постмодерниской программы, которые реализует сетература. В печатном тексте постмодерн остается лишь на уровне деклараций, потому что сама среда является принципиально модернистской.

А полемики о том, что такое сетература и вообще есть ли она как жанр, ни к чему вразумительному не приведут, потому что, как и любое явление постмодерна произведения или скорее эксперименты, рожденные в Сети, нельзя загнать в какие-либо рамки.[3]

 

Увеличение числа персональных страниц и публикуемых на них произведений поставило русский Интернет перед новыми проблемами. С одной стороны, выросла писательская конкуренция - авторам стало гораздо труднее заявить о себе и привлечь к своей странице читателей. С другой же стороны, читатель тоже терялся в океане незнакомых имен и часто не мог найти произведений, отвечающих его вкусам и запросам. Все необходимее становилось структурирование литературного пространства, то есть жанровое размежевание, подборки, рейтинги, критические обзоры, институты экспертной оценки - все то, что позволяло бы читателю сориентироваться, а автору - выйти на своего читателя.

Такая необходимость ощущалась тем более отчетливо, что литературный Интернет становился все менее и менее дилетантским. Этому очень сильно способствовали проблемы внесетевой литературной жизни. Ее традиционные центры, каковыми всегда являлись "толстые журналы", организационно и финансово слабели, теряли читателя и уже не так притягивали пишущую молодежь, которая оглядывалась в поисках новых центров, постепенно осознавая колоссальные возможности Сети. Наиболее дальновидные делали на Сеть основную ставку.

Диапазон мнений широк: от “интернет-литературы не существует, поэтому и меняться что-то внутри нее не может” (В. Науменко) до “миф о второсортности сетевой литературы связан со свободной публикацией текстов каждым, кто этого пожелает” (В. Монахов). И хотя не приходится сомневаться в том, что поднятые проблемы не имеют однозначного толкования, необходимо признать: и писателям, и редакторам, и читателям в наше время приходится самим для себя решать, как относиться к сетевой литературе. Но, если читатель для себя решает только один вопрос — стоит ему что-то читать в Интернете или нет, то писатель — уже два: будет ли читатель читать что-то в Интернете, и стоит ли там что-то публиковать. Редактору же приходится тяжелее всех, ибо он должен не только предугадать все возможные ответы на эти два вопроса, но и в зависимости от них строить редакторскую политику издания.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.