Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О беге по кругу и арт—терапии





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Дни и ночи свалялись в один грязный комок. Я различал их только по серости или темноте за окном. День сурка. Бежишь по кругу, сил уже нет и, кажется, так далеко убежал, а мимо тебя мелькают всё те же скучные картины. Останавливаешься. Оказывается —бежал по кругу. Всегда ненавидел бегать на стадионах, когда, сколько ни беги, никакой смены впечатлений и пейзажа. Только неизменные ряды трибун, от которых начинает кружиться голова. Круге на третьем ты уже тупеешь и перестаёшь осознавать что—либо, кроме физической усталости и одышки. КПД от затраченных усилий ноль, а ты уже выдохся. Вырваться из этого бессмысленного круга невозможно.

Утром меня зачем—то всегда будила какая—нибудь медсестра. Она тоже была частью моего безысходного круга, как и всё, из чего он состоял, выглядела она бесцветной, безэмоциональной, точно голос из громкоговорителя на периферийном вокзале. Я умывался у своей, слава Аллаху, не разбитой раковины. Потом садился на кровать и ждал, когда кто—то разнообразит моё тупое сидение тарелкой утренней безвкусной каши. Книги приносить мне не разрешали, прессу— тоже, телевизор был запрещён категорически. Берегли мою психику от потрясений. Ни в чьи тела, включая мух, котов и тараканов, днём я не вселялся. В любой момент мог войти кто—то из медперсонала и увидеть моё пустое тело. Тогда бы всё началось сначала. Я крепился.

Главным развлечением была еда. Самый яркий атракцион дня — обход. Больше здесь ничего не происходило. К обеду я не притрагивался, потому что приходила Ленка и приносила что—то домашнее. Я ел, а она с наигранной весёлостью рассказывала мне какие—то лёгкие сплетни и новые анекдоты. Жалела. Навязчиво спрашивала, что я видел во сне. Как магнитофонную ленту прокручивала изо дня в день. Потом уходила в ординаторскую и доносила на меня Николаю Степановичу. Он всегда был в курсе моих снов. Потом я стал хитрее и отвечал, что спал, как убитый и ничего не видел. К тому они и стремились. Так было верней. После её ухода я ждал полдник. Потом ужин. Потом ложился спать. Сменялось освещение за окном, а в моём существовании царила полная константа.

Это о существовании. А жизнь бурлила в другом измерении. Умница Чыртак перестала являться ко мне в реальном человеческом пространстве. Но стоило мне закрыть глаза, шустрая лисица была уже тут как тут. Она нетерпеливо переминалась с лапки на лапку, мотала пышным хвостом и, едва я нарисовывался на её горизонте, бросалась, точно чернобурая молния, в каком—то, одном ей известном, направлении. Я скакал за ней следом. Скованность и одышка уже меня не мучили. Вот что значит тренировка! Даже в мире духов.

Я так ладненько пристроился жить в двух мирах, что это казалось мне естественным и не обсуждалось даже с моим внутренним реалистом. Его этот расклад также устраивал. Только невыносимо жаль было тех, чья жизнь ограничивалась ожиданием завтрака, потом обеда, потом полдника, и, наконец, ужина. Жалость к ним было одним из самых ярких моих переживаний.

За моё хорошее поведение, лечащий наградил меня ещё одним развлечением — арт—терапией. Теперь дважды в неделю я отправлялся в компании ещё троих таких же прилежных пациентов в сопровождении медсестры в некий замысловатый отсек для избранных. Там было светло, чисто, много зелени на стенах и в кадушках. Паласы. Сильно платное такое местечко. Веяние времени. Мы важно рассаживались у новеньких мольбертов и принимались творить. Ради такого случая Ленка купила мне гуашь. Я чувствовал себя пятилетним хорошим мальчиком и вдохновенно малевал разноцветные разводы на белом поле листа. Кстати сказать, мне это нравилось. Я боролся с Белизной.

Погружённые в своё творчество люди мне тоже импонировали. Они не лезли ко мне с разговорами и, вообще, я всегда любил людей, погружённых в творчество. Им не было ни до кого дела.

Всегда между мольбертами ходил только один из пациентов, крепкий бородатый мужик лет тридцати пяти с пронзительно—чёрными глазами и волосами до плеч. Его лицо было таким сосредоточенным и интеллектуальным, что я не сразу распознал в нём клиента нашего заведения. Он был похож на пирата—араба, такой чёрный и мрачный. Мужик всегда молчал. Только иногда останавливался у чьего—нибудь мольберта, стоял, заложив руки за спину и внимательно следил за движением кисти.

— А это кто? — поинтересовался я однажды у молодого восторженного докторишки, заведующего арт—отделения. Он пылко насаждал новые методы лечения, свято верил в своё призвание и миссию. Симпатяга.

— А вы не узнали?! — Завотделения выкатил на меня блёклые, сияющие глаза. — Это же Крестовицкий!

— Почему я должен его узнать? — Я озадачился. Кажется, я сейчас крупно упаду в глазах молодого доктора.

— Да ну что вы, Роман Андреевич! — Он развёл театрально руками и вытянул губы трубочкой. — Самый модный художник Москвы за последнии пять лет. Его картины шли, как горячие пирожки! Кому по карману, естественно.

— Надо же, отстал я от жизни. Тогда понятно, почему этот гений считает ниже своего достоинства заниматься живописью в таком вот странном обществе. — Я усмехнулся и обвёл взглядом взлохмаченных, упивающихся своей новой самореализацией коллег. — Но зачем он сюда ходит—то?

— Ну, у всех своё, — уклончиво ответил доктор. Меня он считал выздоравливающим и разумным. Даже не пытался разговаривать, как с имбицилом. За что ему великое спасибо.

—Творческий кризис?

— Что—то вроде этого. Перегорел немного. Отдых нужен. Но сам посмотреть любит, как другие рисуют. Однако, если вам это мешает…

— Нет, нет, нет! — Я замахал руками. Испугался, что заботливый эскулап переведёт меня в другую группу и я не увижу больше таинственного молчаливого художника. А мне он был почему—то интересен.

 

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.