Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Кирилл (Slevin02) друг и напарник Стаса





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

С того момента как мир погрузился во тьму прошло три дня.

 

Три дня – какая малая часть обычной жизни, и как много пройдено за это время. Цивилизация частично уничтожена, все ее блага погребены под руинами прошлого мира, такого приятного для обычного обывателя и такого пугающего теперь.

 

Разобщенные горстки людей пытаются найти выход из этой ситуации, выжить и восстановить все, что было раньше нам так дорого. Связь и электричество по прежнему есть, но это все что осталось из благ нашего обреченного общества.

 

В момент объявления всеобщей тревоги я находился на рабочем месте и как ни в чем не бывало строчил текст повседневного отчета в Москву о состоянии оперативной обстановки на территории области, прописываю до боли знакомые строки «оперативная обстановка в Калининградской области стабильная», «предпосылок для возникновения угроз не отмечается». На тебе получай, доигрались блять.

 

Весь личный состав был собран на территории отдела за каких-то 30 минут. Приказ поступил о полном укомплектовании всех необходимым и полагаемым в случаях угрозы техногенного характера обмундированием. Забежав в дежурку, я планировал получить свой ПМ, но помощник дежурного, мне хорошо знакомый капитан Серега, на мое удивление выдал мне не только мой любимый и до блеска натертый пистолет, но и новенький АКСУ и два рожка к нему, при этом указав мне на открытый цинк с патронами. Не делая удивленного выражения лица и не задавая глупых вопросов, я снарядил магазины под завязку. Серега посоветовал мне захватить бронник, шлем и противогаз. В этот момент я понял, что случилось что-то непоправимое. Отказавшись от подарков, в тот момент мне казавшихся ненужными, я в последующем горько пожалел об этом. Схватив то чем меня порадовали в дежурке, я выскочил во внутренний двор отдела. Личный состав, за исключением больных, хромых и тех «несчастных» кто находился в официальном отпуске, находился уже там. Без малово каких-то 27 человек, в основном молодые пацаны, выпустившиеся несколько месяцев назад из учебки и женщины-сотрудники по делам несовершеннолетних, канцелярия, а также несколько бойцов патрульно-постовой службы, также «зеленых». Командовал всем этим «парадом» старый полковник Николай Степанович, наш начальник.

 

- Чет твориться в этом богом забытом городе, - употребляя нецензурную брань, обратился он к нам. Руководство области поручило всем встать на охрану зданий своих отделов, - продолжал он. В городе массовые беспорядки вызванные какой-то инфекцией распространявшейся среди людей и всего живого. Гражданские грабят магазины, промышленные объекты и оружейные магазины. Нельзя допустить несанкционированного вскрытия оружейных комнат и передачи оружия в их руки. При этом Степаныч путался в словах и невнятно бормотал, проглатывая обрывки фраз. Я понял, что четких указаний от вышестоящего руководства у Степаныча не было, впрочем как обычно.

 

Охранять здания отделов, пресекать попытки нападения на них. Задача простая, как в учебных тревогах. Не догадывался в тот момент никто из нас о масштабах и серьезности всей ситуации.

 

Со мной в кабинете, который по размерам больше был похож на бытовку, сидел и коротал свой век Стас, с которым я был знаком уже около года. Парень отличный, веселый, можно сказать забавный, так как у него в хобби было яростное увлечение зомбиапокалипсисом. Честно говоря данное его увлечение я никак не разделял поначалу.

 

Работа наша была обычной - строчи себе справки в Москву, следи за тем, чтобы подчиненные не филонили на работе, так как мы с ним находились на равнозначных должностях - начальников отделений, и в подчинении у нас были несколько женщин, которые по своей природе кроме шмоток и походов по магазинам, а также собирания сплетен в стенах отдела, другим ни чем не увлекались. В момент начала «представления» Стас находился в отпуске и я отшутился про себя, что он пропустил такое «действо». Периодически позванивая мне он интересовался как там работа и как его «телочки», не разбежались ли без него. Много шутя на эту тему, я Стасу «докладывал» всю обстановку на работе. В тот момент у меня естественно не хватило мозгов позвонить ему и предупредить о происходящем, так как зная этого парня, о нем и его близких можно было не беспокоиться. Парень был «не промах» и мог любому в искусстве выживания дать 100 очков вперед.

 

Позвонив по мобильнику своей жене, которая в тот момент находилась дома, я спросил все ли у нее в порядке. Ирина сказала что и она и наша лапочка-дочка сидят дома, жена готовит, ждет меня с работы, а дочурка смотрит свой излюбленный мультфильм «Маша и медведь». Поговорив с ней я набрал отцу, система ответила, что абонент временно недоступен. Успокоившись, я не придал этому большого значения, так как работая «на зоне» отец часто уходил в ее потаенные части, где простая мобильная связь была недоступна. Кроме того, зная, что сейчас пора летних каникул и мой братишка, детина 17 лет от роду, опять сидит в компьютере, а мама по своему обычаю дома, я пошел на определенное мне место в оцеплении отдела. Место было прям так сказать не ахти, прям на периферии отдела, перед которым на расстоянии около 300 метров было открытое пространство и любой мало-мальски опытный стрелок мог поразить меня прицельным выстрелом в сердце или голову. Мне под командование дали трех лейтенантов, которые были также укомплектованы как и я, но при этом видимо так как я от подарков дежурной части отказываться не стали.

 

Коротая время у входа в отдел, где на газоне стояла дежурная ГАЗель и два бобика, я рассосредоточил бойцов по углам здания, а сам курил на крыльце. Спустя 30-40 минут безраздумного воссидания, переключая каналы радиостанции, прослушивая радиообмен, я понял, что в городе происходят не просто массовые беспорядки, связанные с желанием большей части его населения разжиться оружием и боеприпасам. По всем каналам, в безразборном порядке, иногда перебивая друг друга, сотрудники сообщали о случаях непонятной агрессии со стороны гражданских, нападениях и укусах. Вспоминая о рассказах Стаса про зомби, над которыми я раньше смеялся, не воспринимая их в серьез, по коже у меня пробежали мурашки. Отогнав непонятную мне панику внутри меня, я закурил. Единожды за все время караула ко мне подошел Степаныч и спросил как дела с моими родными и в безопасности ли они. Разговаривая со мной Степаныч скурил по меньшей мере семь сигарет за каких-то три минуты, втягивая их буквально за раз. Ответив, что жена с дочкой и мать дома, а отец наверное «в зоне», я уточнил до скольки весь этот «балаган» будет и по чему не оставить дежурную смену на охране здания, а людей распустить по домам, Степаныч осекся, что возможно стены отдела скоро станут нашим домом. Приняв его слова за шутку, я снова закурил, а он отправился еще раз обойти здание.

 

Еще через 20 минут нахождения на крыльце отдела, пошел дождь. Тишина вокруг стояла полная, изредка раздавались отголоски сирен машин экстренных служб, носившихся по городу. Воздух стал свежее и в нем появились привкусы гари. Что-то горело, при чем это был не запах жженой бумаги или дров. Запах скорее напоминал пережаренное сырое мясо, слегка подсгнившее. В этот момент на расстоянии 15-20 метров из-за угла здания вышли два молодых парня лет 27-30, вид у их был небрежный. Замызганные лица и испачканная бурыми пятнами одежда видна была издалека. Один из них, поддерживая второго, который еле волочил ноги крикнул стоявшему ближе к ним молодому лейтенанту Антону, что им нужна помощь. Тот направился в их сторону. Передав по рации в дежурку информацию о двух гражданских, которым возможно нужна помощь, я также направился в их сторону.

 

Подходя ближе, в пределе прямой видимости я видел Антона, который вместе с первым молодым человеком пытаются оказать помощь второму, я в станцию уловил отрывки приказа Степаныча – ни в коем случаи не подходить к гражданским, моментально достав из кабуры ПМ, крикнул, однако до Антона донести слова начальника не успел ………

 

 

Мария

Было уже поздно, когда мы с Ваней решили расходиться по комнатам. Я давно не пила так много, голова кружилась и мне хотелось только одного - в душ и спать. Когда, наконец, я добралась до заветное подушки, сон моментально сморил меня. И у меня не было желания ему сопротивляться.

 

...Утром я проснулась рано, и, что самое удивительное, я чувствовала себя отдохнувшей. Открыв окно, я вдохнула приятный прохладный воздух. В той, далёкой моей жизни, я очень любила дышать прозрачной утренней свежестью, поэтому я часто отправлялась на Набережную к воде, слушала расслабляющую музыку, и мне казалось, что нет ничего прекраснее просто жить. Сейчас жажда жизни у меня была такой же сильной, но вот красоты окружающего меня мира я больше не видела...А что, если...

 

Решение было принято молниеносно. Быстро приведя себя в порядок в ванной, я одела лёгкие светлые брючки и футболку. Подмигнув себе в зеркале, я прошмыгнула вниз, стараясь не шуметь, чтоб никого не разбудить. Но в доме было тихо.

 

Когда я вышла во двор, то мне на минутку показалось, что нет никакого конца света: стоял мангал, не убранный со вчерашней ночи стол, не допитое вино...Сколько раз я видела такую картину раньше. На улице было тихо, свежо - день только начинался, окрашивая деревья тёплым утренним светом. Где-то пели птицы. Господи, хорошо то как...

 

Мне показалось, что всё это был только дурацкий сон - зомби, кровь, боль и страх...И вот сейчас я проснулась. Просто обычное утро. Летнее и манящее. И я хочу дышать. Хочу жить. И я буду жить.

 

Я открыла ворота и просто пошла вперёд. У меня не было чёткого направления. Я просто шла и не думала о том, что я без оружия. Мне было легко. Я была уверена, что ничего страшного не случится. Всё это был только страшный глупый сон. Да, это был сон. Вокруг так спокойно и хорошо, всё закончилось...

 

...Резкий удар сбил меня с ног. Не успев ничего понять, я упала на землю. Кто-то тяжёлый, грязный и ужасно вонючий навалился на меня сверху. О Боже, нет! Неужели всё сначала? Опять эта кровь, опять борьба, опять боль?

 

С большим усилием мне удалось перевернуться на спину, но отбросить от себя монстра у меня не получилось. Волна омерзения накатила на меня - этот гад испортил мне моё утро, мою мечту! Опять, опять, опять!!!

 

Резкая боль заставила меня закричать. Эта чудовищная форма НЕ жизни убивает меня. Белая футболка стала быстро менять цвет, и я понимала, что это конец. Глупый, ненормальный конец...И я стала кричать так сильно, пока у меня была такая возможность...Но силы мои были на исходе...Противное мерзкое чавканье...Господи, мне даже убить себя нечем. И эта тварь не тронула моё лицо, какой кошмар, лучше бы она меня изуродовала до такой степени, чтоб никто из моих друзей не смог меня узнать потом...Или...пускай узнают...я не хочу НЕ жить потом и скитаться между мирами...Пусть убьют. Может, я сохраню...остаток памяти...и...вернусь к ним...я не хочу...

В спальне было темно. Шторы плотно закрывали окна, но местами первые солнечные лучи проникали в помещение. На улице пели птицы. И словно не было конца света...

 

Резкий крик разбудил, наверное, весь дом. Господи, что же случилось?

 

Сердце бешено колотилось в груди, пропуская удары один за другим. Руки дрожали неистово...

 

Мне кажется, я даже забыла как дышать...

 

Кирилл

Вопреки приказу полученному от Степаныча, я расчехлив ПМ кинулся к впереди стоявшим парням и Антону, которых находился ко мне спиной, руками как я понял поддерживал одного из парней.

 

Когда до них оставалось каких-то 5-7 метров в моей голове огромнейшим взрывом пронесся человеческий крик. Остановившись я увидел медленно разворачивающегося ко мне Антона с окровавленным лицом и торчащим из глазной впадины железным штырем. Не успев понять в чем дело, я наблюдал как на медленно опускающееся тело Антона сзади мимолетным прыжком наскочили два парня, которые несколько минут назад еле передвигались. Инстинкт подсказал быстро – прицелившись я произвел выстрел в одного из парней, угодив ему в левое предплечье, выстрел пошатнул его, но парень как будто не заметил попадания. В это же время второй накинулся на уже лежащего на земле, но как я понял еще живого Антона, и принялся с большим аппетитом отрывать куски плоти с его плечей и рук. Второй парень или то кем он уже стал, не обращая внимание на своего приятеля, направился в мою сторону. При этом, как я успел заметить его глаза были настолько белесового цвета, каике бывают у протухшей рыбы, выловленной несколько дней назад и пролежавшей на солнце, а на левой ноге в области икры хорошо был виден кусок выгрызенной мышцы.

 

Окликнув его несколько раз и постепенно отходя назад, к дверям отдела, я еще раз произвел выстрел, но руки меня не слушались, а о том, чтобы прицеливаться при этом и речи не могло быть. Пуля угодила в фонарный столб стоящий на удалении 2 метров меня и парня.

 

В голове мысли метались со скоростью роя пчел, разбуженных голодным медведем. Что делать – отходить в отдел? Выстрелить на поражение? В этот момент что-то во дворе отдела бахнуло. Звук был похож на взрыв гранаты.

 

Принять решение нужное мне не хватило нескольких секунд. Позади меня прозвучала очередь пуль из АКС, одна из которых попала наступающему на меня парню прямо в центр лба. Он отшатнулся, сделал несколько шагов назад и упал на землю. Его тело стало недвижимо, даже судорог по телу, как в предсмертном состоянии не наблюдалось, только из отверстия во лбу выступила густая масса бурого цвета, напоминающая кровь, но намного гуще.

 

В глазах потемнело. Я почувствовал обильное потовыделение по всему теля. Мысль только одна – у меня в руках ПМ, АКС за спиной – кто стрелял и почему? В момент моих размышлений я чувствовал как чьи-то руки за шкурку тянут меня назад. Открыв глаза я понял, что нахожусь в дежурке отдела, рядом стоит Степаныч, а Серега – хлещет меня по лицу ладонями.

 

- Все, все харош, он уже очнулся, - прозвучал как гром голос Степаныча. Дай ему воды, да не водки блять, воды простой дай!

 

- Кирюх, ты как, живой? Не укусили тебя, сними куртку, осмотри себя, - сказал Серега, протягивая мне стакан с водой.

 

Сидя на скамейке в дежурке, Степаныч рассказал мне, что с 20 минут назад, ему позвонил его старый знакомый из главка и сказал, что все руководство управления, а также шишки из правительства области, со своими семьями на бронированных Тиграх покидают область двигаясь в сторону границы с Литвой, а оттуда в Беларусию. Так же он рассказал, что это не просто вирусная инфекция, а настоящая эпидемия, размах которой может быть сопоставим с аварией на Чернобыльской АЭС, только эту аварию локализовали, а у эпидемии нет начала. Никто не знает что делать, различные планы эвакуации и всякой прочей белиберды не востребованы. Город и область в панике. Также Степаныч сказал, что со второго входа в отдел прорвался раненый солдат ППСник и натворил делов.

 

Выслушав Степаныча, я задал один вопрос, на который он ответил мне не задумываясь.

 

- Сколько наших осталось в отделе?

 

- Трое… вместе с тобой!!!

 

Ужас возник у меня внутри. Неужели остальных также как и Антона разорвали на части и сожрали во внутреннем дворе.

 

- Солдат ППСник, закрывая лицо руками рассказал мне Степаныч, зашедший во двор отдела просил помощи, говорил, что какой-то гражданский укусил его за руку. Четыре женщины, пытавшиеся оказать ему помощь, через несколько минут, так же как и он сам накинулись на двоих оперов стоявших у входа в здание с торца. Завязалась драка, выбежавшие на помощь два помощника дежурного – Вениаминыч и Димка, тоже попали в мясорубку. Мы видели через окна, как Вениаминыч, поедаемый двумя женщинами, достал из кармана РГД, сорвал чеку. Взрыв был такой мощности, что куски человеческих тел забросило даже на крышу.

 

- Там мясо бля, - выругался Серега.

 

Мотая головой из стороны в сторону, как будто отмахиваясь от назойливой мухи, я продолжал смотреть в пол. Голова была пуста. Мыслей – ноль.

 

В тишине мы сидели около 4-5 минут. После это встал Степаныч.

- В общем так, в отделе торчать нет смысла. Надо валить отсюда к едрени фени. Серега вскрывай оружейку, посмотрим чем нас побаловали наши прапора, сказал он направляясь к двери.

 

Серега, достав из нижнего ящика тумбочки связку ключей, открыл первую дверь. Прозвучал предупреждающий сигнал. Вставив ключ во вторую дверь, провернув его, он открыл основную дверь оружейки. Раздался жуткий вой тревожной сигнализации. Как мне в тот момент показалось, вой был сравним с сотней ревущих пожарных машин, стоящих в одном ангаре, где большое эхо.

 

- За заткни ты ее, - крукнул Степаныч.

 

- Как бля, в управу звонить надо, чтоб с охраны сняли. А куда там звонить нахрен.

 

Степаныч не долго думая достал из кабуры ПМ и прицелившись пулей снес «аруна».

 

Далее, вытащив все что находись в оружейке, мы стали забивать рожки АКС и магазины ПМ патронами. В общем каждому досталось по два АКС и два ПМ. Больше брать не было смысла. В этот момент я вспомнив о том, что Серега мне раньше предлагал и жилет и шлем, взял себе только «кевларку». Каску брать не стал.

 

В разгрузках у каждого было по семь рожков к АКСам и по три к ПМ. В военную сумку я закинул, противогаз, восемь гранат РГД-5, которые к моему удивлению нашлись в потайном углу оружейки, и две бутылки воды. Серега к своему набору добавил две бутылки водки. У каждого кроме этого было станция.

 

Пока Степаныч и Серега обдумывали о том, что делать дальше и куда направляться, я стрясущимися руками достал мобильник набрал номер жены. Три, четыре, пять гудков, да какого хрена, неужели что-то случилось. Набрал номер отца. Пошли гудки. Отец ответил. Поговорив с ним я понял, что он успел съездить домой, забрать мать и брата и сейчас они с другими уфсиновцами на территории зоны. Я рассказал ему о том, что знал об эпидемии. Отце сказал, что аналогичный случай был и у их на зоне. Бедолагу пришедшего к стенам зоны вертухаи застрелили. Также отец сказал, что ездил ко мне домой, но Ирины и дочери дома не было. Ноги у меня подкосились, в глазах выступили слезы.

 

- Неужели у не успел, неужели опоздал. Нет, не может быть. Ирка не такая. Мне еще у нее поучиться надо в разных делах связанных с экстремальными ситуациями. Надо ехать самому.

 

Пожелав друг другу удачи, на случай если больше не увидимся, мы с отцом попрощались.

 

Степаныч, как и Серега были без семей. У Степаныча жена умерла два года назад, а Серега был мягко сказать блядуном и к семейной жизни в свои 36 не стремился.

 

Я объяснив им ситуацию с женой и дочкой сказал, что мне надо съездить домой и во что бы то не стало найти их, живых или мертвых. Серега сказал, что стоящий во дворе отдела его Туарег обкидало кусками мяса, но машина скорее всего не повреждена. Кинув мне ключи от нее, Серега усмехнувшись сказал - на обратном пути заедь на мойку, помой.

 

Не дожидаясь прощальных слов, я взял сумку и выскочил во двор. Не обращая внимание на куски человеческих тел, разбросанных то тут, то там и кровавую кашу, которую можно было сравнить с праздником помидоров, отмечавшихся в конце июля в северных провинциях Испании, я быстрым шагом пересек двор. Открыв машину, заведя ее, я развернулся и прямым ходом, снеся то что осталось от ворот во двор, выехал на дорогу.

 

Расстояние до дома я преодалел за каких-то 20-25 минут. Какой ужас я пережил за это время. Во всем городе на дорогах валялись части человеческих тел. Ходуны, как называл их Стас, были повсюду. Только теперь я вспомнил, те времена, когда спорил до хрипоты со Стасом о конце света и зомбиаппаокалипсисе.

 

Уезжая из отдела я не думал, что сумею вернуться к Степанычу и Сереге, но на всякий случай оставил в нашем со Стасом кабинете небольшой схрончик. Может для меня, а может и для Стаса, смотря кому будет тяжелее.

 

Заезжая во двор дома, передо мной возникло небольшое препятствие из нескольких машин, столкнувшихся вместе, как мне показалось нарошно. Я понял, что двор под охраной, и это придало несколько сил. Перед баррикадой из машин стояло несколько ходунов, видимо пытавшихся попасть через нее. Остановившись, я вышел из машины. Двое ходунов стоявших ближе ко мне, обернулись на звук двигателя. В одном из них я узнал, соседа из 7 квартиры нашего подъезда. Оба направились в мою сторону, вытянув при этом обе руки, скуля и чавкая. За ними последовали и остальные четверо. Таким образом, толпа «фанатов» направлялась ко мне за автографами. Достав ПМ, я снял его с предохранителя, прицелился и … как учили в институте, плавно, не дергая. Шесть выстрелов, «фанаты» на земле. Удивившись, что я ни разу не промахнулся и уложил все шесть пуль аккурат промеж глаз каждому из ходунов, убрал ПМ в кабуру.

 

Из окна на третьем этаже выглянул сосед – Пятыч. - Кирюха, здарова.

 

- Пятыч, тут конец света настал, а ты так и бухаешь, ответил я. Где мои?

 

- У теть Вали на пятом сидят!!! А дай мне пошмалять, а то у мне рогатка до них не достреливает.

 

- Вот просохнешь, приходи!!! сказав это я перелез через баррикаду, открыл ключем домофон, вошел в подъезд. В лестничном пролете, сверку меня окликнул. Отец Пятыча стоял на стреме, если кто из чужих полезет в подъезд. Я сказал, что все нормально я свой и не укушен.

 

Поднявшись на пятый этаж, я постучал в квартиру, где как мне сказал сосед сидят мои. За дверью спросили «кто там?».

 

- Почтальон, блять!, пробормотал я – теть Валя Ира у вас?

 

Дверь открылась, на пороге стояла женщина приклонных лет, но еще сохранившая толику женского обаяния и привлекательности.

 

- Да Кирюшь, заходи, сидят на кухни чай пьют и новости смотрят, сказала она предлагая жестом зайти.

 

Увидев меня, дочка вскочила со стула и начала кричать «папа, папа пришел», слегка коверкая. Жена, увидев меня, тоже вскочила со стула, кинулась обнимать и целовать. А глазах у меня выступили слезы, у же второй раз за этот день, но эти были от радости, что с моими родными и близкими все в порядке.

 

В этот момент ожила стация, настроенная на канал, который мы предварительно согласовали с Серегой, когда я уезжал из отдела. Помехи были сильные, отчетливо не одна фраза не проходила.

 

- Кирилл … живой … Кирилл … забрал сво… в отдел не нагой… минирова… слышишь блять… заминировали входы, - кричал что есть силы Серега. – Ушли мы оттуда … на бобике в сторону продук…. на строительной…. как принял? Там наши сидят... какие-то батаники есть! Как принял?

 

- Серега, Серега, Степаныч и опер как, с тобой???

 

- Опера в расход… сдулся… сам … пустил в лоб.

 

- Хорошо принял. Щас определюсь и к Вам. Конец связи.

Поговорив с женой, я объяснил ей ситуацию, творящуюся в городе и скорее всего в мире. Рассказал, что из сотрудников отдела остались только я, Степаныч и Серега. Сказал чтоб она собирала вещи и что скорее всего сюда мы уже больше не вернемся.

 

Синька ЧМО

Ваня

Когда мы со Стасом пришли на дачу, стол уже был почти готов. Оставалось разжечь мангал и поставить шашлык на прожарку. Девчонки постарались на славу. Вот только аппетита не было, было только желание выпить.

 

-Ну как прошла кремация?- спросила Джил, насаживая крупные куски свинины на шампур.

 

-Все нормально, - коротко ответил я, наливая себе в стакан водки.

 

-Что-то не заметно, - Джил с недоверием посмотрела на Стаса.- Случилось что-то?

 

-Небольшой инцидент с нашими конкурентами в нынешней пищевой цепочке. Иван разворотил голову своей кочергой молодой девушке. Что-то он не в духе сегодня..

 

-Да все нормально, Стас. Я уже приподнял себе настроение,- я закурил сигарету и откинулся на спинку стула. Хмель снова снял напряжение, и мир опять стал не таким ужасным.- Как там с мясом?

 

-С мясом то все нормально, а вот мангал до сих пор холодный.- Джил явно намекала на мою помощь.

 

-Намек понят, приступаю к выполнению.- я поднялся со стула и отправился разжигать огонь, прихватив с собой бутылку пива.

 

Спустя пару часов, уже изрядно поддатые, мы жевали жареное мясо, пили болтали о том, что придет в голову. О жизни, об отношениях, о прошлом, о музыке, фильмах, в общем, о ерунде, стараясь не затрагивать насущные проблемы. Их было слишком много в повседневности, поэтому портить настроение ужасным состоянием наших дел не хотелось никому.

 

-Я больше люблю просто жаренное на костре мясо. Минимум приправ, простейший маринад. Только соль, перец, уксус и очень много лука.- я лениво пережевывал сочный, хорошо прожаренный кусок шашлыка.- Бывает, некоторые навалят туда кучу абсолютно несовместимых приврав, нальют сверху майонеза, еще какой-нибудь хрени. Ну весь вкус мяса напрочь отбивает. Я хоть и равнодушен к мясу, но если уж есть его, то нормальное.

 

-Согласен с тобой, мясо должно быть мясным, а не со вкусом мяса. – Я заметил, как Стас поглядывает на Джил. В душе улыбнулся, между ними явно что-то проскальзывало. И если бы чувства людей могли светиться, то при встречи их взглядов нас бы осветил нехилый разряд.

 

Я подошел к мангалу. Маша тоже пошла за мной. Стас и Джил остались вдвоем.

 

- Там осталось еще что-нибудь?

 

-Да,- ответил я.- Будет чем позавтракать. Правда я уже наелся мяса надолго, но когда выдастся такой случай?

 

Мы с Машей вяло болтали о том о сем, как вдруг Стас поднялся и бодро сказал:

 

-Все ребятки, я спать пошел.- и отправился в дом.

 

Джил посидела немного в одиночестве и , пожелав нам спокойной ночи, не торопясь пошла домой.

 

Уже молча просидели еще какое то время. Я бездумно смотрел на костер; Маша просто сидела на траве, уперев руки в землю за спиной, смотрела на небо.

 

-Вань, что-то у меня тоже глаза слипаются,- со вздохом сказала Маша.- Давно я так не пила.

 

-У меня та же история, но меня больше рубит от усталости. К алкоголю у меня чувствительность меньше, чем к физическим нагрузкам.- Я пошевелил кочергой головешки в костре.- Иди спать, я посижу еще маленько. На фишке постою. Приятных снов.

 

-Ага, и тебе!- Маша поставила бокал на стол и ,не торопясь, пошла строну дом.

 

Я лег возле костра на спину и закинул руки за голову. Солнце уже село, небо заметно потемнело. Кое-где появились звезды. Голова была совершенно пуста. Я закрыл глаза, тихонько задремал….

 

Внезапно подскочил, как от удара током! Тело налилось тяжестью, от резкого подрыва перед глазами вспыхнули яркие точки.

 

Я в ужасе стал озираться по сторонам. Уже совсем стемнело, потухший костер практически не давал света. Причину своего подъема я не обнаружил. Ворота были закрыты, в ограде не было ни кого. Я взял лежащий рядом автомат. Нужно было разбудить кого-то из ребят и сделать обход территории. Я знал, что в таких случаях, самодеятельность приводит к критическим последствиям. Резко развернулся и хотел было уже побежать в дом, как вдруг услышал детский голос, от которого я напрочь потерял ощущение реальности.

 

-Помогите…- шепот раздавался из-за забора.

 

Господи, там же ребенок.. я метнулся обратно к забору. Прильнул ухом к металлу.

 

-Помогите…- снова раздался девичий шепоток.

 

-Девочка? ты как там оказалась. Ты одна? Ты не ранена?

 

-Нет не ранена, за мной идут мертвые.. их очень много..

 

-они далеко? – я не хотел открывать ворота, но и оставить её я не мог.

 

- не знаю.. я их не вижу.. впустите, мне страшно…

 

Сомнения терзали меня, мы могли её спасти, но пока я бы бегал за подмогой, её могли сесть. А так у неё есть шанс. Если быстро все сделать.

 

Я резко дернул засов и приоткрыл дверь. В темноте разглядел силуэт ребенка. «Бля, что я делаю? Она ведь может быть заразной!»

 

В этот момент что-то серое навалилось на девчонку. Раздался пронзительный визг. Я дернул ворота на себя, но что-то мешало их закрыть. С ужасом я посмотрел вниз.Еще одна мертвая тварь ползком подобралась к моим ногам и не давала запереться. Я пинками стал выталкивать её наружу.

 

В этот момент ночного мрака резко выплыло бледное пятно. Ворота резко распахнулись, и на меня ринулся мертвец.

 

От страха я дернулся назад, споткнулся и упал на спину. Мертвец начал падать на меня. Я инстинктивно поднял обе ноги и уперся им в живот зомби. Что было силы, такнул его обратно в ворота. Зомби вылетел за ограду, но из темноты уже тянулись десятки искалеченных, обглоданных рук..

 

«Пиздец! Что я наделал!!» в голове от безысходности, от беспомощности, от обиды на самого себя и страха царил хаос. «Дибил, сука, дибил!!!»

 

С низкого старта я сиганул в сторону автомата. Нужно было как то дать сигнал ребятам, они спят и не знают о надвигающейся опасности. Я заорал во весь голос первое, что пришло в голову:

-Пацаны!!! Духи!!!

 

Буквально рухнул на калаш, перевернулся на спину и дал короткой очередью в сторону ворот. Скрывать шум выстрелов не имело смысла, а в рукопашную точно не справимся. Толпа упырей уже нашла нашу дачу, их привлек либо все-таки запах, либо звук.

 

Ворота были не широкими, по одному упыри зашли бы без проблем, но эти одичавшие твари, почуяв живых людей, лезли напролом, мешая друг другу протиснуться во внутрь.

Возможно это нас и спасло от неминуемой смерти. Они бы просто задавили нас количеством, если бы смогли напасть всей толпой.

 

-Стааас!!! Женяааа!!! Машаааа!!!- я по очереди выкрикивал имена друзей, лишь бы они поскорее смогли мне помочь.- Зомби идут!!!

 

Очень хотелось бездумно завести длинную очередь и крошить, крошить гнилые бошки. Сдерживаясь, я одиночными отрыл прицельный огнь.

 

Упыри падали в воротах, еще больше загромождая проход. Одному все же удалось протиснуться, я его заметил уже после того, как подбежавший Стас уложил его прицельным выстрелом.

 

Слава Богу! Теперь уже есть шанс.

 

По забору громыхали удары, стоящих снаружи мертвецов. Сколько их там был оставалось только догадываться. Судя по затору в воротах – очень много.

 

Маша и Джил подключились к нам. Они стреляли из пистолетов. Мертвецы смогли протолкнуть пробку из гнилого мяса и полезли с новой силой. –

 

- Жень, патроны!- заорал Стас.- Я пустой!

 

-У меня тоже!- подхватил я.

 

Женя бросила Стасу свой ПМ и забежала в дом. Я кинулся к столу, где лежал мой рюкзак с двумя снаряженными магазинами. Резко вставил в гнездо и подскочил к Стасу. У него тоже обойма опустела.

 

Упыри везли под пули, падали, некоторые поднимались снова – видемо мозг был не задет. Они ползком пытались дотянуться до нас. Попасть в таких было сложнее, на фоне черной земли сложно различить голову. Стас добивал их уже у самых ног топором с длинной ручкой.

 

-Да сколько же вас там!!- закричала Маша в отчаянии.

 

Мы постепенно отступали к крыльцу дома. Твари теснили нас уже плотным строем, видимо, толпа пошла на спад или они каким то образом догадались не лезть всеми сразу. На территории дачи было уже больше двух десятков мертвецов.

 

- нужно отходить в дом, мы не сможем сдержать их огнем!!- Стас уже почти перешел в рукопашную. Он, как заведенный, крушил головы близко подошедших мертвецов.

 

Я перезарядил автомат спаренным магазином. От дыма пороховых газов щипало глаза. Слезы текли по лицу, мешая прицеливаться. Теперь и до меня дошло, каких бед я наворотил… Отчаяние начало брать верх над здравым рассудком. Остатки патронов я с криком выпустил длинной очередью по головам мертвецов. Пять или шесть все же упали.

 

Я бросил автомат и схватил стоящую возле крыльца штыковую лопату и как пикой пырнул ближайшего мертвеца в лицо. Лопата, разрезая щеки, вошла в рот и застряла где то внутри. Мертвец размахивал руками, пытаясь достать до меня. Мой удар похоже вреда ему не причинил. Я крутанул черенком, голова мертвеца с хрустом свернулась. Он рухнул на землю.

 

Я был уже готов кинуться на мертвых тварей с голыми руками. В это время откуда-то сверху раздались автоматные выстрелы.

 

-Все! Заходим в дом!!- Стас схватил меня за куртку и потащил в дверь.

 

Я грохнулся на пол прихожей, Маша следом за нами захлопнула дверь. В нем сразу же начали долбить мертвецы.

 

Я с бешеными глазами озирался по странам.

 

-Маша на верх, ты остаешься здесь и валишь только тогда, когда твари разобьют стекло. Не раньше, понял меня?? На, держи,- Стас протянул мне пистолет.- Я сверху буду отстреливать. Когда прорвутся, мочи сколько возможно, потом рвешь на верх. Бля, ты вообще понял меня?

 

-да, да, Стас. Я понял…

Стас, протопал по лестнице. Я до сих пор тупо смотрел на бьющихся в стекло монстров, направив пистолет на дверь. Пластиковая дверь, стеклопакеты снизу до верху, по бокам еще два окна. Голыми руками разбить не так просто, но до поры до времени. Упыри массой могли выдавить дверь во внутрь вместе с косяками.

 

Сверху раздавались выстрелы Джил. К ним подключились очереди Стаса. Я видел, как мертвецы за дверью начали падать. Это Стас с балкона над крыльцом отстреливает нежить, бьющуюся в дверь.

 

Я держал пистолет обоими руками, нервно поглядывая по сторонам. Вдруг раздался звон бьющегося стекла. Одна из пуль Стаса, пробив голову мертвеца насквозь, разбила одно из окон, и громко врезалась в пол. Стекло покрылось трещинами. Сквозь осколки просунулась башка мертвеца. Я прикончил его выстрелом, но в дыру стали пролазить руки других зомби.

 

Я посылал патрон за патроном в разбитое окно, пока не услышал холостые щелчки курка.

 

Все.. Кончились.. Я обессилено опустился на пол. Желания и сил спасаться уже просто не осталось.

 

Наступила звенящая тишина. Сверху не было слышно выстрелов. Я с трудом поднялся и тихо подошел к окну. Сквозь измазанное гнилью окно я разглядел лужайку перед домом.

 

Десятки дохлых тварей устилали почти все пространство до самого забора. Я с ужасом разглядывал поле боя, пока не услышал за спиной голос Стаса.

 

-Вроде всех ушатали.. Надо зачистить территорию. Ты как?- Стас вопросительно посмотрел на меня.

 

-Херово….

 

Стас

Присутствие девушек спасло Ивана, от неминуемых люлей!

 

- Ну пойдем, посмотрим!

 

Выйдя на улицу, я сразу спросил!

 

- бля ну как ?????? как такое случилось? Ты же на улице был……. Все закрыто было… я же сам проверял…….

 

- Стас, ну я там ребенка услышал.....

 

- бля, да какой ребенок накуй, в два часа ночи………

 

Ваня стоял как ребенок с двойкой в дневнике перед отцом. По нему было видно, что он полностью осознал свою вину и не знает, что дальше делать.

 

- ладно хрен с ним, пошли… рэмбо бля!

 

После зачистки территории мы собрались в зале!

 

- ну что друзья? У нас куча мяса на лужайке! Мясо смердит, его надо либо похоронить, либо сжечь! Если делать братскую могилу, то нам тут неделю копать надо! Но есть вариант получше! Можно найти другое безопасное место!

 

Кирилл

Двигаясь по направлению в сторону продуктовой базы, расположенной неподалеку от моего отдела, я видел лицо своей жены, которая одной рукой придерживала дочурку, прикрывая ей глаза, а другой вытирала свои слезы. В ее глазах буйствовал ужас, который человек может пережить, но обдумать и принять его как должное – не сможет никогда.

 

Всю дорогу нам попадались ходуны, которых как я заметил стало намного больше. Среди них появились старики, дети и женщины. Тогда я понял, что скорее всего часть из них была «обращена» при попытке спрятаться.

 

Подъезжая к базе, я запросил по радиостанции Серегу. Ответил мне Степаныч, сказав, что у них все нормально, если можно так сказать, они на продуктовой базе.

 

- Скоро буду, встретите, - сказал я и нажал на педаль газа.

 

Машина послушно набирала обороты, но в городе стало труднее двигаться на большом джипе из-за попадавшихся по дороге скелетов машин и валяющихся трупов людей и животных. При этом зарево многочисленных пожаров погрузило город в темноту, окутав его темно-серой дымкой и смогом, из-за которого трудно было дышать не то что ребенку, а даже взрослому.

 

Повернув из-за угла большого семиэтажного жилого дома, я вышел на дорогу прямо ведущую к базе. Ее месторасположение как нельзя лучше подходило для длительной обороны и просматривалось на несколько десятков метров по периметру, а с трех сторон она была защищена небольшими холмами. Так что ходуны могли пробраться на территорию только лишь через «главный вход», либо падая с обрыва. Огороженная высоким бетонным забором с колючей проволокой, продовольственная базы была не только идеальным местом для обороны, но и как выяснилось в дальнейшем стала нашим домом.

 

Двигаясь, я постепенно начал сбрасывать скорость. На протяжении всей дороги, ведущей к базе валялись ошметки когда-то живых людей. Как я понял, ходуны неоднократно пытались зайти к обитателям базы в гости.

 

Сверху, на, на скорую руку сооруженных помостах, с двух сторон от центрального входа сидели два стрелка-часовых. Забор был подперт старым, но еще бывшем на ходу пазиком, бело-синего цвета.

 

Ворота для нас открылись без лишних слов. Видимо Серега или Степаныч предупредили о нашем приезде. Однако сам прием оказался не очень то и радушным. Заехав на территорию, я заглушил машину, ко мне, со стороны водителя подбежали два спеца в защитного цвета костюмах, с закинутыми на плече винторезами. Резко открыв дверь машины один из них движением вытащил меня, повалив на землю. Находясь в положении лежа лицом к земле, я почувствовал как ствол пистолета уперся мне в затылок, а колено спеца упало мне на правую почку. Я тяжело охнул. Раздался крик женщины и плач ребенка. Я понял, что не смогу вновь допустить, чтобы с моими что-нибудь случилось, не хотелось их вновь потерять.

 

Повернув голову, так чтобы увидеть спеца, я в несколько секунд, заметив, что он отвлекся от меня и смотрит в сторону приближающейся группы людей, резким движением второй руки приподнявшись с земли перевернулся ухватив его в захват, так что тот оказался спиной ко мне. Сжав захват, возле его горла, свободной рукой я перехватил находящийся у него в руке бесшумный пистолет ПБ, приставил его к виску спеца. Подняв глаза я увидел по меньшей мере семь стволов автоматов смотревшись хоть и на большом расстоянии, но мне в упор.

 

- Отставить, - раздался голос, как я понял командира. Уберите оружие. И вы молодой человек опустите пистолет.

 

- Щас бля! Вот чего, чего а пистолет я уже один раз за сегодня не успел достать. Хорошо Степаныч вовремя рядом оказался, - огрызнулся я. Жену мою и дочь отпустите и дайте уйти отсюда.

 

- Степаныча откуда знаешь, спросил мужчина в звании майора, подойдя ближе ко мне.

 

- Работал с ним без малово восемь лет, - ответил я продолжая удерживать пистолет у виска спеца, прикрывавшего меня своим телом, хоть и против его воли.

 

- А ты шустрый. Ну коли так, примыкай к нам.

 

- Не парни, я лучше своей дорогой, мне Степаныча найти надо, мож ему какая помощь нужна.

 

- Так он здесь с нами на этой базе чалится. Только вот сейчас вместе с моими бойцами на вылазку за боеприпасами полез, - сказал майор подойдя совсем близко. Майор Семеницын, спецальный отдел ФСБ. Дальше тебе наш род занятий знать безнадобности. Опускай стволик. Подитожил майор, протягивая мне руку для знакомства.

 

В ходе непродолжительного разговора, отношения наладились. Жену и дочку отпустили, перед этим осмотрев на предмет укушенности.

 

Как я понял на этой продовольственной базе уже находилось как м минимум восемнадцать фсбшников, которые во время начавшейся заварушки, стащили несколько интересных игрушек со своих складов и приняли оборону здесь. С ними были и их семьи.

 

Через несколько часов вернулся Степаныч, с ним Серега. В ходе вылазки двух бойцов не досчитались. Задержались возле моста через реку, из которой откуда не возьмись вылезли четыре ходуна. Загрызли насмерть. В большом помещении, обустроенном для столовой, разлили по пятьдесят, помянули ушедших.

 

В быту и обустройстве прошло два дня…

 

Стас

 

Эх дача, дача. Я её любил и лелеял, вкладывал в неё все деньги, которые зарабатывал. Уйдя на пенсию, я хотел жить у моря, встретить в этом доме вместе с женой старость.

 

Всё как сон, улетучилось в никуда, хер тебе пенсия, хер тебе всё…… в душе был какой-то депресняк……….

 

Дача представляла собой кладбище, трупы валялись везде, обрывки одежды, ошметки плоти, развороченные головы, пахло смертью.

 

Посовещавшись, мы решили все таки сжечь все трупы на дороге.

 

Строительной тележкой, которая была оставлена рабочими еще при возведении «коробки» дома, мы с Иваном вывозили трупы на дорогу, точнее на автобусное кольцо, чтобы не загромождать дорогу.

 

С каждой ходкой гора становилась все больше и больше, сколько их было, мы не считали, но видеть такое скопление человеческих тел было куда более ужасным чем я себе представлял. Мне вспоминался черно-белый фильм, когда во времена 2 Мировой войны немецкие ССовцы сжигали в концлагерях военнопленных.

 

Возле въездных ворот на дачу у меня лежали 8 пар автомобильных покрышек, которые я хотел вкопать перед въездным забором, чтобы туристы не заграждали въезд.

 

Актуальность в этом вопросе отпала сама собой, и я решил использовать их для сожжения трупов.

 

Вместе с Иваном мы перекатили все восемь пар покрышек к «мертвой куче», обложив её по кругу резиной, мы облили все бензином и подожгли! Запах стухшего, горящего мяса непроизвольно вызывал рвотный рефлекс, находится рядом с этим зловонием было невозможно.

 

Пока мы делали всю «грязную» работу Женя и Маша собирали наши пожитки, продукты, вещи, медикаменты, оружие и все то, что нам должно было пригодиться для перемещения.

 

Я даже толком не знал куда ехать, где искать безопасное место, было ли оно вообще и есть ли в настоящее время.

 

Оставаться в поселке и искать другую дачу тоже было не разумно, повторной ситуации пережить, как то не хотелось. Неизвестна была и причина появления такого количества ходячих…….

 

Кроме этого я думал и о том, что если оказаться в оссадническом положении с более большим «стадом» чем было, израсходовав все патроны и съестные припасы, дача могла бы стать нашей братской могилой.

 

Нужен был другой вариант….. но вариантов пока не было.

 

- Женя, Маша, Иван…… слушайте.

 

- нам нужно отсюда уезжать, куда ехать я пока не решил, но у меня есть идея посетить одно место.

 

В душе я врал, ни какого особого места я не знал, просто рассчитывал на «русское авось», чисто для поддержания морально-психологического климата в коллективе, что бы люди не отчаивались и надеялись на лучшее.

 

- ребят, нам нужно поменять бус, если кто то приметит замену сразу маякните мне, а то нашему мотору «приказано долго жить» с ним что то не так.. постукивать начал, фары разбиты……

 

Загрузив все шмотки, я все таки решил запереть дачу на замок……. Все таки у меня теплилась надежда, что все когда то закончится и все вернется на круги своя!

 

Пока я ковырялся в замке, закрывая ворота, меня окликнула Женя.

 

- Стас, иди быстрее, тебя по рации Кирилл вызывает…..

 

Закончив с замком, я пулей устремился к бусу, выхватывая на лету рацию, как ковбой вытаскивает револьвер.

 

- на приеме, але.

 

- здорово братан.

 

- здорово Кирилл.

 

- как там у вас дела? Где вы сейчас находитесь? У Вас безопасно там?

 

- да у нас тут как в «малине», все нормально в ажуре, высокие стены, крепкие ворота, есть еда, питье, кров…

 

Перебив на полуслове Кирилла я сразу начал ему объяснять наше положение дел.

 

- Кирилл, да у нас тут просто очешуеть можно как весело….. ночь бля, как на маскараде была, ходуны развалили мне пол дачи, потерь слава богу нет, ни кто не укушен и не ранен, но дача не пригодна для житья и в ней не безопасно…… походу весь трупняк из Зелика по грибы вышел.

 

- епать колотить бабкины тапки

 

Выругался Кирилл…..

 

- все ясно, оставаться вам там все равно не резон, ни чего подходящего и безопасного вы не найдете.

 

- да «ясен красен», что не найдем…. везде ходуны все забили…..

 

- думаю, что тебе будет интересно мое предложение, тебе надо будет приехать на базу, у тебя навигатор работает?

 

- да в машине лежит, работает.

 

- ну тогда запиши точку и приезжай…. и не забудь мне бухла обещанного за «схрон» привезти.

 

- базару ноль, диктуй точку…..

 

- есть, записал.

 

- Стас сколько вас людей?

 

- два мужика вместе со мной и две девушки не из робкого десятка……. уже успели и порох «понюхать».

 

- совсем забыл, Стас будь аккуратен на подъезде к базе, там ФЭЙСЫ спецы, сам знаешь, могут не чаяно «жахнуть», но я их предупрежу, скажешь, что к Кириллу.

 

- и еще, тут делюга не простая я тебе предложу, а ты сам решай, туда можно уйти и оттуда не вернуться.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.