Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Судный день монаха. 2 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

По дороге, само собой, опять разговорились о происшествии.

- Серега, я вот думаю все время. Ерунда творится вокруг нас. Мы раздолбили базу Иван Ивановича в два счета, и что дальше? Да, собственно, ничего. Появляются то снайперы, то супермены неизвестного разлива. Замки вскрывают. Ну, ладно, этот дурачок попал в оборот. Но если бы ты был дома, что не услышал бы, как дверь открывают? Значит, они были уверены в себе. Откуда этот Монах кадры берет? Ну, да, переподготовка бандитов, ерунда это. Нас учили по пять лет, и потом опыт боевых действий. А тут - бац, и испекли пирожок из бригады супервоинов, - возмущался Мельников. Но грохнули они его красиво, какой выстрел, как в бильярде, одним ударом в две лузы.

- Не заслужил он такую смерть, хотя и дешёвый мужик был. Лежишь, девка - под тобой, и хлоп, свет выключили, - вставил слово Панин.

 

Так, разговаривая ни о чем, мы, оставив покойника в квартире, добрались до дома. За ужином я посвятил друзей в план захвата базы леших и рассказал об их ролях в этой операции. Потом разошлись по комнатам, точнее сказать, по лежбищам.

 

Отдыхая на диване, я размышлял, над Сашкиными словами про суперменов, сопоставляя разрозненные факты, взрыв топливного склада, отстрел лесорубов, захват обозов. Для одного Монаха это слишком круто, будь у него своя тюрьма или тренировочный лагерь, его давно бы вычислили. Кто-то, используя его, отрабатывал тактику деморализации общества. С какой целью? Такой вот вопрос. Сейчас события укладываются в логическую цепочку, что уже хорошо. Эта мысль была последняя, и я спокойно уснул.

 

Еще затемно, пока весь город спал, мы решили присмотреть место предстоящей операции. Санек ехать отказался, сославшись на то, что у него много работы, которая кормит нас всех. Втроем, я, Грин и Пан, а Феликс дополнял нашу компанию, мы отправились к лесу. Странно, почему до сих пор никто не додумался ходить за дровами утром. По странной традиции в нашем городе обычно народ выходил в поход за топливом ближе к обеду. У меня возникла мысль, что, может, просто раньше лешие не так наседали.

 

Город мы обогнули по дуге. В таком деле десяток километров окружного пути могли сэкономить несколько десятков жизней. Ночь выдалась безлунная, мы шли в темноте, почти не разговаривая. Впереди на приличном расстоянии бежал Феликс. В отличие от нас пес двигался по спирали, накручивая круги вокруг нашего небольшого отряда. Собачий нос на расстоянии в пару сотен метров мог унюхать человека в лесу, Феликс сразу подал бы сигнал опасности. Приближалась тёмная стена леса. Небо потихоньку меняло окраску, к благородному черному цвету потихоньку начал примешиваться серый оттенок. Надо было торопится, у нас в запасе, до того как рассветет, имеется максимум минут сорок.

 

Свернув с дороги, мы пошли вдоль леса. Минут через двадцать, когда вокруг рассвело и стало хорошо видно, мы нашли то, что искали. Когда-то здесь полыхал лесной пожар, и деревья с толстыми стволами, наиболее пригодные для дров, уходили вглубь лесного массива узкой полосой, по краям росла молодая осиновая поросль. Заготовители дров, поленившись, не стали вырубать все подряд, а увлёкшись первосортными деревьями, углубились в лес. И стали легкой добычей лесных охотников за головами. Феликс метался между поваленными деревьями, обозначая легким поскуливанием места, где пролилась недавно кровь. Прошло немного времени, и снег не успел скрыть все следы совсем недавнего избиения дровосеков. Картина боя подтверждала, их ждали заранее, зная, куда придет отряд. Все закончилось довольно быстро, три снайпера за пару минут ликвидировали десяток человек вооруженной охраны. А выживших увели вглубь леса. Мы прошли пару сотен метров по следам несчастных дровосеков. Дальше следы расходились во все стороны, определить точное направление движения было практически невозможно.

 

- Думаю, сюда бригаду Эмира и следует вести, - обратился я к товарищам. Они в знак согласия подняли большие пальцы руки вверх. Присев на пенёк, я быстро на листке разрисовал диспозицию. Больше нам здесь делать было нечего. По моей команде мы повернули обратно. Феликс, стремительно бросился вперед, ребята автоматически попадали в снег, выхватывая оружие.

 

- Хлопцы, не дергайтесь, на людей он по-другому реагирует. Там животное спряталось. И точно из небольшого сугроба огромными прыжками выскочил заяц, и, петляя, быстро убежал. Феликс обиженно на меня оглянулся и побрел обнюхивать заячью лежку. В том месте, откуда выпрыгнул ушастый, по снегу рассыпалась солома, это был небольшой стожок, оставленный с осени. Панин залез в стог и постарался устроиться там с комфортом.

 

- Классный наблюдательный пункт! Вся вырубка, как на ладони, - сообщил он.

- Ваня, вылезай оттуда, уже почти совсем рассвело, пора возвращаться, пока нас не заметили, - поторопил Гринев товарища, пристально оглядывая окрестности.

Мы быстро, еще раз осмотревшись, ускорили ход, торопясь вернуться домой.

- Ребята, мы так и не узнали, доехал брат Петровича до дома или нет, заскочим к ним, поговорим, заодно Леху проведаем, перекусим.

На мое предложение все согласились. Там нас, как всегда, радушно встретили.

- Мужики, ваш товар, привезённый из Ледова, лежит в подвале нашего дома, вы можете забрать его в любой момент. Отец скоро подниматься начнет, - доложил нам Николай.

- Алексей Петрович немного приболел, просит извинить за то, что не может принять вас.

Из дома вышел веселый Сыч. За время болезни он провел в гостях почти неделю, его лицо немного округлело, да и сам парень поправился.

 

Грин похлопал его по животу: - Сыч, хватит припухать, дел по гланды. Какие щеки наел на «казенных харчах»!

- Глистов выведи, и у тебя такие будут, - парировал Леха его шутку.

- Шах, в следующий раз я сам себе в ногу выстрелю, чтоб так отдохнуть, - ревел на всю округу Грин.

- Прежде чем стреляться, найди себе бабу, Дима, и больше не ори при хозяевах, нас неправильно поймут. Поехали домой.

- Серега, слушай, я задержусь здесь на денек, а завтра мы с Лехой вместе приедем, - тихонько проговорил Пан.

 

Гринев открыл рот, чтобы пошутить, но я жестом остановил его. На крыльцо дома вновь вышел сын Петровича.

- Коля, завтра похороны, и нам потребуются ваши сани, на один денек.

- Не вопрос, Серега, заодно этих друзей вам привезу, - парень махнул рукой в сторону Пана и Сыча.

 

Попрощавшись со всеми, мы с Грином ходко помчались в город, при этом выжимая вместе с потом, все, на что были способы наши организмы. А пес, радостно махая хвостом, опережал нас. Ещё бы ему не крутить хвостом! Каждый раз он получал кучу костей, которые всю неделю специально собирались для него в этом доме.

Я, чувствуя, что Грин меня пытается обогнать, поднажал. По росту мы с ним были почти одинаковы, только у Грина отсутствовала подготовка на выносливость, он был тяжелее меня килограммов на пятнадцать и считался человеком весьма неслабым.

 

- Ну, что, Шах, ставлю половинку черного на финише. Ответишь пачкой сигарет.

Я рассмеялся:

- Дима, что есть половина чёрного? Хлеб, Узбек или гуталин?

- Конечно, хлеб.

- Откуда у тебя такая роскошь? Ты сигареты у меня стреляешь!

- Места знать надо.

 

Грин, пихнул меня так, что я чуть не упал, а сам рванул вперед. Обогнав меня сразу на десяток метров, у мусорной кучи я поравнялся с ним. И мы понеслись по дороге с такою скоростью, что снег разлетался от нас в разные стороны. Феликс принял участие в этой гонке. Он бежал первым, за ним Грин, я отставал от друга немного. Метров за пятьдесят до финиша немного прибавив, я легко обошёл его и первым коснулся вывески «помоешников» палкой.

 

- Шах, так не честно, Феликс мне все время не давал разогнаться. Повторим забег, когда будем вдвоем.

Я улыбнулся: - О чем разговор, Дима, конечно, повторим, хорошо пробежались.

- Слушай, Серега, погоню я к мельнику, не люблю я всего этого. Ты тут сам разрули, а мы с Саней ямку для Толяна пока выдолбим, - жалобно попросил Грин.

- Давай, Диман, вали и Феликса заодно отведи, он мне тут мешать будет, - попросил я, настроение моё резко упало. Собака, почувствовав в моем голосе тревогу, ткнулась носом в ладонь.

- Феликс, к Мельнику, - скомандовал я собаке.

И псина, опустив голову, побрела за Гриневым.

 

Наташа отворила мне дверь.

- Сережа, сделай что-нибудь, я тут находиться больше не могу. Сын, как увидел отца, так уже второй день молчит, поговори с ним.

Я увидел, как девушка всего за один день постарела, потемнев лицом, как будто на нее упала невидимая тень. Пришлось задуматься

- Вот что, собирайтесь, идем все вместе к Мельнику, заодно немного развеетесь, на улице погода стоит отличная. А здесь мы с ребятами сами все сделаем.

Кивнув, она ушла собираться в дорогу.

- Наташа, - прокричал я вглубь квартиры, - я забегу к Доку и попробую вас нагнать. Она вышла из комнаты, держа в руках свитер, и покорно кивнула головой. У меня от этой картины сжалось сердце.

- Наташ, все будет хорошо, а с твоим сыном я обязательно поговорю.

 

Я дождался, пока они с мальчиком оденутся, и проводил их на улицу, решив, что Селиверстов всё равно никуда от меня не денется. Паренёк, действительно, выглядел неважно. Он тупо выполнял команды, при этом, если мать отпускала его руку, он просто стоял на месте, бессмысленно глядя в одну точку. На мои вопросы он не реагировал. Я помог вывести его на улицу, собираясь их проводить.

- Не надо, Сережа, я вижу, ты торопишься, мы потихоньку дойдем сами, - взяв сына за руку, она пошла вперед.

 

Мне не стоило терять время, и через некоторое время я постучал в дверь к Селиверстову. В дверном проеме показалась лениво жующая физиономия Слона. Узнав меня, он еле проглотил большой кусок, заискивающе улыбаясь, отодвинул свое тело в сторону. Селиверстов работал за столом с документами. Не оборачиваясь, он сказал:

- Проходи, присаживайся, Сергей.

Все-таки Док любил спецэффекты, если бы я не знал про камеру на улице, то, наверное, удивился бы, как он узнал, что это я.

- Андреевич, мы слетали к лесу и нашли местечко для предстоящей операции. Но я боюсь, что там мало кто выживет из тех, кого привезет Эмир.

 

Он положил передо мной листок, это была распечатка письма от Эмира, в котором он подтверждал, что выполняет все наши просьбы. Две группы прибывают сегодня вечером. В одной команде лесорубы, во второй стрелки, поскольку нашим бойцам он не доверяет.

- Ты видишь, звонить не хочет, письмо прислал. Если что, он сошлется на это письмо, что все наши просьбы выполнил, а мы обделались. Так что, Шах, на кону не группа лесорубов, а наши с тобой жизни, и всего города в придачу. Выпьешь со мной?

- Извини, Андреевич, у меня похороны сегодня. Нехорошо, если я приду к людям поддатый.

- А, это ты про Анатолия с Татьяной, кстати, ее родня на тебя жаловалась, они просили разобраться. Мол, ты грохнул обоих.

Я удивленно на него посмотрел.

- Не смотри на меня так, Сергей. Я догадываюсь, как все произошло, они просто обыватели, глупый народишко. Мне пришлось попросить родственников не волноваться и не дёргать моих друзей. Расшатанные нервы сильно сокращают жизнь, иногда очень сильно и скоротечно. Они поняли.

 

Попрощавшись, я поспешил заняться своими делам. Похороны прошли быстро, из провожавших почти никого из родственников погибших, не было. Анатолий пользовался успехом только у женщин и чаще замужних, что не добавляло ему популярности. Наташа тоже не пошла, не хотела оставлять сына одного. А нам кидать мерзлую землю было не впервой. Поработав лопатами, зашли к Сане, немного передохнули. Наступило время приезда Коломенских. Мел напросился со мной взглянуть на бойцов из диаспоры. Когда мы подошли к офису, Селиверстов с охраной сидели на двух снегоходах. Так что место нам нашлось обоим.

 

На подъезде к заводским корпусам заметили два вездехода, типа БТР, возле которых стояло человек двадцать мужчин разных возрастов. Люди были совершенно разномастные, половина из них держали в руках новенькие буквально в масле карабины и винтовки американского производства. Вторая половина были вооружены пилами и топорами.

 

- Анвар, вы зачем им «американцев» дали? Они же на морозе не стреляют, - тихо спросил Мел подошедшего «мага».

- Да, понимаешь, брат, Мурат поспорил с Эмиром, какое оружие лучше, и решил проверить. Эмир своих бойцов вооружил нашим оружием, а Мурат лесорубов китайским, сделанным по американской лицензии.

- Анвар, а они кто?

- Саша, тебе лучше не знать, - и добавил спустя минуту. - Должники. Когда людям нечем расплачиваться за топливо, иногда продают родственников или сами продаются, чтобы детям было чем отапливаться. Я так никогда с вашими жителями не поступал. Ты это знаешь.

 

 

Мы подошли к группе лесорубов. Мурат, указав на нас, произнес:

- Вот эти проводят вас к месту работы. Если завтра все сделаете как надо, то к вечеру все будут свободны.

Люди радостно зашумели.

- А сегодня вы гости этого города, погуляйте, как следует. Для вас все приготовлено. Вот вам спирт и еда.

Он поставил две больших сумки на снег. Мне, знающему истинное положение вещей, было неприятно смотреть на это.

- Мужики, пойдемте отсюда, - сказал Док и направился прочь.

 

Видимо этому человеку, который являлся жестоким главарем, контролировавшим, большую часть города, тоже было не по себе. Остаток дня мы провели, поминая Анатолия, затем готовились к завтрашнему дню.

 

На следующий день часов в одиннадцать утра, я, Гринев и Мельник, прибыв к заводу, выслушивали от старшего лесоруба упреки в том, что они потеряли столько времени. Им всем не терпелось вернуться к своим семьям.

 

Подошел улыбающийся Мурат.

- Что, отоспаться напоследок решили? - съязвил он.

Я не выдержал:

- Послушай, уважаемый, а ты сам как насчет пострелять? Или только маленьких девочек под пули подставлять умеешь?

Его глаза, и без того узкие, превратились в две щелки.

- После поговорим на эту тему. Возьми, - он кинул мне прибор с экраном. - Надеюсь, пользоваться умеешь?

- Доводилось.

Он, развернувшись, пошел от нас к своим, о чем-то им говоря на том же языке, на котором разговаривал Эмир.

 

Мел взял у меня девайс. Нажав на экране кнопку, произнес:

- Смотри, эти гады сканер дали нерусифицированный. На китайском языке.

- Фигня, какая разница, широта и долгота, что на китайском, что на русском языке, - произнёс Дима.

Я взглянул, на экране горело двадцать точек зеленого цвета, а сбоку шли иероглифы.

- Сань, а что здесь написано, как думаешь?

Мельник внимательно вглядывался в загогулины.

- Я думаю, что это жизненные параметры каждого юнита. Вот видишь?

 

Он увеличил картинку. Стало видно, что каждая точка это тоже иероглиф. Он выделил один из этих знаков, тут же появилась колонка цифр. Я смотрел на Саню, как на него когда-то смотрел мальчик, которому он показывал печку. Чуть не сказал: « А как это…?»

Саня довольно улыбнулся: - Шах, ты стреляешь классно, а я с этими игрушками разбираюсь на раз, поэтому мы до сих пор вместе и живы.

Я боковым зрением заметил, как Мурат зло за нами наблюдает.

 

Один лесоруб нетерпеливо дернул меня за рукав:

- Мужики, поехали уже. Раньше начнем, раньше кончим.

Четыре подводы по пять человек на каждой, последовали за нами. Я оглянулся, а где бойцы диаспоры?

 

Мурат, глядя нам вслед, когда мы удалились на приличное расстояние, показав на меня рукой, провел большим пальцем по горлу. К нему вышло из укрытия несколько человек, которые, по-видимому, скрыто наблюдали за всем происходящим. Люди, сидевшие на подводах, курили, шутили, мечтая, кто и что будет делать, когда вернется домой, не выражали и тени беспокойства.

 

Вскоре мы приехали на место, от недавнего боя не осталось и следа, выпавший ночью снег все скрыл свои белым саваном. Мы подвели их к деревьям и показали фронт работы. Пока лесорубы раскладывались, шумно распределяя роли, мы незаметно ушли и заняли наблюдательную позицию.

Вскоре послышался визг пил и перестук топоров. Работа закипела. Первоначально рабочие выставили оцепление, и в принципе у них, возможно, был шанс отбиться. Но через час они полностью расслабились. Люди, стоявшие в оцеплении, побросав оружие, тоже взялись за плотницкий инструмент.

 

- Серж, двух гостей засек, - тихо проговорил Александр, передавая мне супербинокль.

Даже не включая режима тепловизора и не используя функцию увеличения, я заметил две фигуры в маскировочных лоскутовых халатах. Те близко к лесорубам подходить не стали. Понаблюдав некоторое время, особо не прячась, они удалились.

Никто из работавших на делянке на их маневры не обратил внимания. Работяги, возможно, приняли их за своих коллег.

- Ну, что, скоро начнется, - особо не понижая голоса, прокомментировал ситуацию Грин.

 

В это время ничего не подозревавшие лесорубы отправили четвертую груженую подводу с дровами и занялись приготовлением пищи. Они развели огромный костер, стали варить на нем в огромном котелке что-то ароматное. Пара человек, которые прохаживались по сторонам, убедившись в отсутствие внешней угрозы, тоже присоединились к «столу», поставив своих товарищей по несчастию в безвыходное положение.

 

Я, поняв тактику леших, уже знал чего ожидать. Расслабившиеся после еды люди, когда кровь от головы приливает к желудку, иногда вообще перестают что-либо понимать. Но самое интересное, что мы тоже чуть не пропустили начало атаки людоедов. Первые выстрелы прозвучали внезапно, разрезав послеобеденную тишину. Работяги на удивление быстро пришли в себя, несколько человек, заняв позицию полукругом, пытались вести прицельный огонь двойными выстрелами. Но карабины были хороши для теплого климата, их механизм был очень сложен, хотя и точен. Но в условиях, когда температура опускалась до минус пятнадцати, оружие начало давать сбой, заклинивал возвратный механизм. Пока дровосеки вручную передергивали затворы, их незаметно обошли с флангов, как нас когда-то. Все закончилось быстро, снайперы леших выбили за пару минут, ополчение лесорубов

 

Остальные в панике начали криками сообщать нападавшим, что они сдаются.

Наблюдать со стороны оказалось гораздо интереснее, чем самому участвовать в перестрелке. Ошибки и промахи тех и других, были, как на ладони.

- Смотри, Серег, лешие используют координаторов, которые сидят на деревьях, похоже с такими же приборами как у нас.

 

Мел, не договорив, дернул за край стога так, что обсыпался снег. Он перекрыл обзор нам, но и скрыл нас от наблюдателей. Но остальное мы видели на сканере. Из двадцати точек, восемь поменяло цвет, с зеленого на красный. Четыре человека светились желтым цветом, с разными оттенками. Две группы точек, по пять человек в каждой, сбились в кучи и начали движение, удаляясь от места побоища. Желтый цвет оставшихся на делянке рабочих на приборе начал меняться на красный. Но звуков выстрелов слышно не было.

- Добивают ножами, - заключил, как всегда, Грин. Мы осторожно выглянули.

Человек двадцать леших оборванного вида, разделывали трупы, предварительно сняв с них одежду. Они лихо орудовали ножами, отделяя самые мясистые части тела, как у людей, так и лошади, которая вернулась не вовремя, и укладывали всё в заплечные мешки. Еще две группы с хорошим вооружением по три бойца в каждой пинками гоняли оборванных лесорубов, заставляя их переносить тела своих убитых друзей. Как ни странно, но несчастные рабочие умудрились подстрелить нескольких каннибалов. Сколько человек уводило пленных, нам было непонятно. Но общее количество леших вместе с убитыми, приближалось к сорока единицам.

 

Не прошло и десяти минут, как все убийцы растворились в лесу, как призраки. Изувеченные труппы несчастных дровосеков они бросили на устрашение другим желающим заготовить дрова. Передвижение плененных рабочих мы наблюдали на трехмерной карте экране. Минут через двадцать после ухода общая толпа быстро разделилась на три группы. Видимо, они уничтожали за собою следы. Через небольшое время снова соединились. Минут через пять датчики замерли на одном месте. Прибор равнодушно фиксировал судьбу десятка человек. Но, похоже, их никто убивать не собирался.

 

Мы еще раз внимательно осмотрели территорию через тепловизор и рискнули выйти на связь. Возможно, у этих странных леших имеются детекторы радиочастот. Вокруг все было спокойно, только от трупов шёл парок. От мёртвых людей, которые всего несколько минут назад ели, шутили и смеялись.

Саня Мельников достал рацию, нажал кнопку кодовой установки канала. Дождавшись ответного сигнала, произнес:

- Борис Андреевич, птички в клетке. Можно начинать.

 

Дымящийся котел лесорубов, продолжал источать запах ароматного варева. Лешие так спешили, что оставили его без внимания. Я подошёл и заглянул в него. Там на дне осталось достаточно еды, чтобы подкрепиться мне и моим друзьям. Подобрав со снега половник, я зачерпнул гуляша, у этих несчастных оказался хороший повар.

 

- Серег, а вдруг оттуда ели лешие? - постарался испортить мне аппетит Мельник.

- Саня, ты сам видел, как они спешили, у этой «нечисти» пир впереди.

- Шах, дай мне «разводягу», я тоже хочу горячего, - попросил у меня половник Димка Гринев

- Серёга прав, - жуя, начал Грин. - Если бы они добрались до котла, забрали бы его и половник с собою.

Достав сухой паёк в виде консервов, краюху хлеба и чай в термосе, брезгливый Мельник ел в одиночестве. Мы быстренько перекусили. Грин подколол себя и нас:

- А недавно мы горожан обвиняли в раздолбайстве, считая, что те плохо готовятся к заготовке дров.

 

Я подумал, действительно, тактика леших была очень хороша. Даже мы второй раз чуть не наступили на те же грабли, проморгав наблюдателей. Человек, разработавший тактику боя для «лесных братьев», несомненно, был очень хитер. Мы еще раз осмотрели периметр.

- Мужики, покончим с лешими, женюсь на Наташке, - размечтался я.

- Вставай в очередь, - на полном серьезе произнес Дима.

- Ребята, рановато загадывать, - мрачно вмешался в диспут Мельник, шумно отхлебывая остывающий чай.

 

Минут через двадцать со стороны дороги раздался рокот подъезжающей техники. Вскоре на поляне показались те же два бронетранспортера и несколько пятиместных снегоходов. С вездеходов на снег посыпались горцы, оружием они были обвешаны, как новогодние ёлки игрушками, пространство заполнилось гортанной речью. Легкие титановые автоматы с оптикой и электроникой висели на поясе у каждого, В надетой поверх бушлатов «разгрузке» всё было забито автоматными магазинами, к ногам они прикрепили спецножны с тесаками. Из-за керамических пластинчатых бронежилетов одетых под бушлат, они напоминали нам колобков.

- Шах, с таким вооружением не то, что на леших, на войну идти можно, - с завистью произнес Дима.

 

Городские бандиты выглядели по сравнению с командой Мурата, как отряд школьников, собирающихся поиграть в пейнтбол. Большинство было вооружено «калашниковыми» устаревших образцов с военных складов. Пара гранатометов дополняли экипировку хозяев города. Подошедший Док в сопровождении Панина и Сыча сказал, махнул в сторону магов головой:

- Татарин своих людей отозвал, сказав, что нашими будут просто прикрываться, как щитами. А Кабан вообще никого не прислал. Мужики, вся надежда на вас. Я считаю, что вы как военные специалисты должны каждый взять по пятерке моих людей. И координировать наши действия. Постарайтесь сохранить людей.

Он протянул мне три гарнитуры мини-радиопередатчиков.

- Да и вот еще, - он достал три пары солнечных очков.

- Андреевич, мы, что, загорать собираемся? - оборвался на полуслове Дима под взглядом Селиверстова.

- Это дистанционный металлодетектор, на расстоянии тридцати метров засекает и показывает расположение металлических предметов. Возможность установки мин или растяжек исключать нельзя, думаю, вам они пригодится.

Мел с сомнением разглядывал приборы.

- А батарейки у них давно менялись?

Док виновато взглянул на Саню: - Чем мог, тем помог, храни вас Бог, ребята.

 

Горцев было человек двадцать, они рассредоточились по тройкам, и ждали нас. Подошел Мурат, улыбаясь, как лучшим друзьям, произнес, обращаясь ко мне:

- Ну, что, Сусанин, показывай куда идти.

 

«Ну, надо же, - подумал я, про себя: - Какой образованный народ, среди наших уже почти никто не помнил, кто такой Сусанин. Может он еще и частушки петь умеет». Но вслух ничего не сказал. Перед боем обострять отношения ни к чему, возможно придётся сражаться спина к спине Мы на лыжах легко шли через лес. Команда «Магов», матюкалась, проваливаясь в глубокий снег, плелась сзади, истекая потом. Вооружились они хорошо, а про лыжи не подумали.

 

Через пару километров, они и вовсе остановились передохнуть. Закурили, некоторые стали, открывать пакеты с едой и пить воду из пластиковых бутылок Я обратился к Мурату, предупреждая, что надо быть осторожнее. Он посмотрел на меня с усмешкой:

- Это бойцы, которые прошли не одну войну. И не тебе их учить, что и как делать. А ваших партизан, если вы нам мешать будете, мы перестреляем, как кур в тире. Эмир сказал: «Ребята скучают без дела, пускай развлекутся».

Пока мы разговаривали, Диман пристально оглядывал окрестности через все тот же оптический прибор. Мел, ориентируясь по сканеру, доложил:

- Думаю, осталось километра полтора с гаком.

Гринев подошел ко мне необычно серьезный:

- Серег, слушай, я ничего не вижу, нет людей, отсутствует движение, но как-то мне не по себе. Давай потихоньку пройдем немного вперед.

 

Я тоже ощущал опасность. Но списывал это чувство на волнение перед боем.

Мы прошли метров двести вперед. Я понял источник тревоги, увидев несколько старых, запорошенных воронок с останкам тел, крупных животных по краям, над которыми поработали мелкие хищники. О чём говорили лисьи следы.

- Саня, у меня подозрение, что мы находимся на минном поле.

- Серж, я сейчас, - наступила пауза. - Ты прав. Надень очки, которые дал нам Док.

 

Я с сомнением надел на глаза прибор, сомневаясь в его эффективности, и погрузился в темноту. «Шах, двумя пальцами одновременно с обеих сторон нажми на дужки возле стекол, и подержи пять секунд», - донеслось из гарнитуры. Это Саня, догадавшись, в чем дело, подсказал мне.

 

Это конечно был не тепловизор, картинка не подсвечивалась, но было четко видно, где находится металл, на ЖК-матрице стекол прорисовывались фиолетовые контуры. И таких объектов кругом было много. Мы не подорвались потому, что стояли на лыжах, они уменьшали давление на детонаторы. Но позади нас уже слышались хруст веток и возмущенные вопли воинов Аллаха. Я, развернувшись, крикнул: - Стойте на месте, здесь мины.

 

В этот момент раздался первый взрыв. Трёх человек разметало по снегу, двоих убило сразу, третьему взрывом перебило ноги. Почти сразу прозвучали еще два взрыва. И еще шесть человек выбыли из строя. Остальные залегли.

- Так, мужики, быстро вперед и занимаем круговую оборону. Наверняка, лешие слышали взрывы.

Мы, быстро пробежав на лыжах двести метров, заняли отличную позицию. Расположились кольцом, внимательно наблюдая за окрестностями.

 

Оставшиеся в живых три тройки «импортных бойцов» присоединились к нам, положив в середину круга раненых товарищей. Мурата ни среди живых, ни среди раненых не было. Теперь возникла еще одна проблема, горцы почти не понимали по-русски. Они общались между собой на своем языке. Я точно знал, что почти все азиатские языки имеют общие корни, попробовал с ними общаться на узбекском. Плохо, но они меня понимали. Командование горцами на себя взял один крепкого вида воин,

- Омар, - представился он, с трудом подбирая русские слова. - Мурат-Бан сейчас беседует с Аллахом, он погиб, как мужчина, с оружием в руках.

 

Лешие не заставили себя долго ждать. Их отвлекающий отряд, как всегда, двинулся прямо нам в лоб. Но в этот раз все пошло по другому сценарию. Горцы действительно были хороши, не расходуя патронов, они за несколько секунд перебили всех, кто оказался перед ними. Один выстрел, один человек. Фланги леших не успели подтянуться, мы быстро перегруппировались. Я, отобрав у своих бойцов лыжи, поставил на них группу Омара, жестами объяснив ему, что нужно делать. Оставив свою пятёрку бандитов на месте, понимая, что толку от них не будет, я пошел в обход следом за отрядом Омара. «Маги» бежали на лыжах не хуже меня. Все они были тренированы и передвигались без отдышки. Лешие оказались меж двух огней. Мы зашли им с тыла, начисто лишив их маневренности. Я наблюдал их тактику как бы со стороны. Не замечая нас, разделившись на тройки, прикрывая друг друга, они шли на отряд городских бандитов, которыми в мое отсутствие командовал Гринев.

 

Один лесной боец перебегал вперед, двое других прикрывали его огнём своего оружия. И хотя действовали они слаженно, наблюдая за ними, я заметил в их тактике что-то искусственное. Я отследил двух координаторов, которые сидя на деревьях, не замечая нас, по передающим устройствам вели своих воинов, сообщая им о действиях противника. Молча, указал Омару на наблюдателей. Одна его тройка ушла работать по наблюдателям. Дальше все кончилось быстро, распределив наступающих между собой, дождавшись, когда наблюдатели попадали с деревьев, как спелые яблоки, я дал команду «Огонь». У каждого бойца тихонько кашлянули автоматы, выплюнув порцию свинца, и все было закончено. Перед нами лежало восемнадцать мертвых тел тех, которые держали в страхе наш город на протяжении пары месяцев. Возвратилась тройка Омара, работавшая по наблюдателям, таща три снайперских винтовки, они что-то доложили своему командиру. Он мне сообщил, что его ребята врасплох на марше застали троих снайперов. Сегодня фортуна улыбнулась нам, подумал я.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.