Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ХРАМ ПОДЗЕМНЫХ КОРОЛЕЙ



Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Юрий Окунев

ПУПЫН

Сказ о славных подвигах

Могучего русского богатыря

Пупына Фатеевича

 

О книге.

Перед вами, лёгкая и увлекательная сказка для семейного чтения. Юный плотогон Пупын, скрываясь от преследования властей, попадает в другой мир, где становится узником чёрного мага. Теперь, чтоб возвратить свободу он должен преодолеть все ловушки подземелий древнего замка.

Сможет ли он стать настоящим бойцом, победить мага и спасти новых друзей?

 

© 2014 – Юрий Окунев

ГЛАВА 1

ЯВЛЕНИЕ ПУПЫНА

 

Слушай сказочку, ребятки!

Началась она на Вятке…

Недалече от реки

Жили-были мужики.

 

Лес рубили да вязали,

В город по реке сплавляли –

Так и жили без затей.

Звали старшего Фатей.

 

Как-то раннею весной

Шёл Фатей с водой большой.

Рёв вдали. Неужто, брат,

Будет дальше водопад?

 

Не должно на этом месте

Водопадов быть, хоть тресни!

Ты на всей реке, поди,

Не отыщешь ни один.

 

Плот выходит на просторы.

Глядь: плывёт по речке короб,

Больше нету ничего.

Рёв, похоже, из него.

 

Что же может так реветь?

Здесь не волк и не медведь.

Знать, какое чудо-юдо

Голос подаёт оттуда.

 

Парни на руку скоры –

Похватали топоры.

Ближе… Глядь: среди пелёнок

В коробе лежит ребёнок.

 

Ёж твою, ядрёна мать!

Это как же понимать?

Да чего тут долго думать –

Надо чадо доставать.

 

Короб цапнули багром,

Поднимают всемером.

Хоть малой и невелик,

Весит он, как будто бык.

 

И решил Фатей сурово:

«Раз послал нам Бог такого,

Будет мне он словно сын.

Назову его Пупын.

Что там: Вася или Рома, –

Вот Пупын звучит весомо!»

 

***

День за днём идёт, как дождик,

Наш Пупын уже помощник.

На губе не вырос пух,

А работает за двух.

 

Валит лес, плоты сбивает,

Рыбу в сети загоняет,

Ловит за хвосты волков,

И вообще он будь здоров.

 

По плечам сажень косая,

Кудри ветер развевает,

Ясен ум и зорок глаз,

И ухватка в самый раз.

 

Так и жил бы в ус не дуя,

Да случилось так: холуи,

Бонзы местного купца,

Повстречали молодца.

 

За товаром на погрузку

Шли к реке просёлком узким.

Впереди купечий сын

Едет на коне один.

 

«Эй, мужик, давай дорогу,

Да не лезь коню под ногу!» –

Замахнулся он бичом,

Шевельнул Пупын плечом.

 

На плече бревно лежало –

Бац! Коня как не бывало.

И купечий сын лицом

Почву пашет молодцом.

 

Похватала свита сабли

И вперёд – на те же грабли.

В драку прут за рядом ряд,

Каждый выслужиться рад.

 

А Пупын и рад потехе,

Дал и свите на орехи:

Кто на дерево летит,

Кто под кустиком лежит.

 

Дальше наш герой шагает,

Глянь-ка, купчик обгоняет,

Машет тощим кулачком –

Мол, сквитаемся потом.

 

***

Вот уж город недалече.

И глядит Пупын: навстречу

Генерал городовой,

Сто солдат ведёт с собой.

 

«На парад аль на войну?

Я покамест отдохну. –

Сел в тенёчек на бревне. –

Ух ты, все идут ко мне!»

 

Генерал кричит сурово:

«Ты, разбойник, арестован!

Ты почто, – кричит, – злодей,

Добрых обобрал людей?

 

Нам донёс купец Чуланов

То, что нынче утром рано

Ты всей бандой на него

Налетел на одного.

 

Бился он, как будто лев,

Но врага не одолев,

С сотней золотых расстался,

Сам едва не околев.

 

В общем, за такой разбой

Ты ответишь головой!

Где кошель купцова сына?

Отвечай, пока живой!»

 

Говорит Пупын: «Постой!

Парень трахнулся башкой –

Вот и мелет что попало.

Видно, он чутка тогой…»

 

Генерал кричит: «Молчать!

На вопросы отвечать!

Где кошель купцова сына?

Я могу и осерчать!

 

Гей, ребятушки, в ружьё,

Да хватай его живьём!

Вызнаем, где золотишко,

И тогда уже прибьём».

 

Думает Пупын: «Дела…

Вот кривая завела!

Надо быстро делать ноги,

Голова пока цела».

 

Он бревно рукою хвать,

Да как начал им махать!

«Всех убью – один останусь!

Брысь в кусты, ядрёна мать!»

 

Всех служивых разметал,

Шасть с дороги – и пропал.

(И бревно забрал с собою,

Чтобы батя не ругал).

 

ГЛАВА 2

БЕГСТВО

 

Вот Фатей с сумой набитой

В небо зыркает сердито.

Продан лес, домой пора,

А Пупына нет с утра.

 

Глядь: бежит, слегка помятый

И с улыбкой виноватой.

Говорит ему Фатей:

«Ну, Выкладывай скорей!

 

Вот так новости… Беда!

Скоро весть дойдёт сюда.

Нам домой нельзя вертаться:

Ждёт нас петля без суда.

 

Видно, времени в обрез –

Бог не выдаст, свин не съест!

Эх, моя лихая доля!

Что ж, сынок, уходим в лес».

 

Жить в лесу – своя наука,

Кто её не знает – мука

Или смерть в лесу для них.

Наш Пупын не из таких.

 

В лес заходит наш герой,

Словно к матери родной.

Лес накормит и напоит,

Вылечит и успокоит.

 

***

Десять дней в пути проходит,

Вновь к реке Фатей выводит.

«Вот Кукарка-слобода,

Чуть за ней река Немда.

 

Здесь когда-то вырос я,

Это родина моя.

Мы б туда зашли с тобой,

К близким людям на постой.

 

Только нет уже деревни –

Всё сожрал пожар лесной».

Говорит Пупын: «А вдруг?

Нам с тобой семь вёрст не крюк!

 

И когда ещё случится

Здесь в другой раз очутиться?»

«Может, так, – вздохнул Фатей. –

Завернём на пару дней.

Там я девоньку одну

Добрым словом помяну».

 

Возле леса, на опушке,

В маленькой жила избушке

Настя с бабушкой своей.

И тогда был люб я ей.

 

Я, своё закончив дело,

Мчался к ней как угорелый,

И могли проговорить

Мы до утренней зари.

 

Мы мечтали: будет дом,

Жизнь устроится ладом,

Будет счастье мне и Насте

И как люди заживём.

 

Я за свадебным подарком

В город ездил летом жарким,

А вернулся – нет села:

Только пепел да зола.

 

***

День мелькнул, приходит вечер.

Бывшее село навстречу:

Где дома стояли в ряд –

Печи чёрные торчат.

 

Лебедой покрыты гряды,

Рёбрами торчат ограды,

А меж ними утлой стёжкой

То ли тропка, то ль дорожка.

 

За деревнею опушка…

«Здесь была её избушка.

Солнце прячется за лес,

Заночуем нынче здесь».

 

Ночь сошла, костёр трепещет,

В чёрном небе звёзды блещут,

Ветер свищет меж ветвей.

На огонь глядит Фатей.

 

Там, за пламенем игривым,

День-другой. Там, над обрывом,

Девушка венок плетёт

И задумчиво поёт:

 

«Я в венок вплету травы свежие,

Зорьку алую, утро нежное,

Очи синие, сердце смелое.

Где ты, суженый? Что ты делаешь?

Поплыву венком, полечу душой,

Разыщу тебя, ненаглядный мой.

И твоим рукам так доверчиво

Всю себя отдам этим вечером.

Гладью вышьет жизнь

или крестиком,

Я всегда с тобой: всюду вместе мы.

Ты единственный в половодье дней,

Бесконечный свет – свет души моей».

 

То ли грезится, то ли слышится,

Струны лунные ли колышутся.

По лицу реки то ли облачко,

То ли девица там на лодочке.

Песни тающей звук таинственный:

«Свет души моей – мой единственный…»

 

Сердце замерло заворожено

От предчувствия невозможного.

Берег кинулся в ноги ястребом:

«Ты ли, милая? Настя! Настенька!

 

***

Гонит розовой ладошкой

Зорька ночь. Поспав немножко,

Наш Пупын глаза открыл.

Глядь: отца и след простыл.

 

Речка спряталась в тумане

И в молочном океане,

Берег островом стоит.

Костерок на нём горит,

 

У костра как будто двое.

«Интересно, что такое?

Сбегаю да погляжу.

Чай в лесу не заблужусь».

Взял топор, надел кафтан

И шагнул в густой туман.

 

Три сосны, кусты, поляна,

Подосиновик румяный.

Видно всё до трёх шагов,

Ну а дальше – ничего.

 

За минутою минута…

Речки нету почему-то,

Заросла тропа травой,

Ельник впереди густой.

 

«Что за чёрт?! Неужто сбился?

Чтобы я да заблудился!

И рассвет всё не спешит –

Видно, леший ворожит!

 

Значит, так: ищу низину,

И по ней до речки двину;

Там обратно бережком,

Чай ушёл недалеко».

 

Дальше наш герой шагает,

А туман всё прибывает.

Но уже за тем туманом

Ручеёк поёт и манит.

 

Под ногами склон всё круче,

Мох торчит между колючек.

Шаг, другой и вот те раз –

Он уже, как скалолаз,

 

На камнях висит, как муха.

Кабы тут светло да сухо!

Но вокруг туман, роса –

В общем, парень сорвался…

 

ГЛАВА 3

ИСТОРИЯ НАСТИ

 

Речка прячется в тумане,

И в молочном океане

Берег островом стоит,

Костерок на нём горит.

 

Там в руке трепещут руки,

С вечным холодом разлуки

Бьётся маленький костёр,

Льётся тихий разговор.

 

«Вот дела такие, Настя…

Было счастье и несчастье,

И работа, и беда,

Нынче Бог привёл сюда.

 

Выпал жребий нам горючий,

Но клянусь, от этой кручи

Будем мы теперь с тобой

Жить единою судьбой.

 

Что молчишь? Или другому

Отдана? Тогда для дому

Твоего защитник я,

Станешь ты сестра моя.

 

Ну, скажи, не мучай боле…»

«Сокол мой, нелёгкой долей

Мы обручены с тобой,

Мне ты милый и родной.

 

Я лишь для тебя подруга,

Эти годы словно вьюга…

Через них душа моя

Шла, надежды не тая,

 

Лишь к тебе. А коли сгинул,

Коли на земле покинул, –

Знала: неба хоровод

Встречу нашу бережёт.

 

Но случилась мне удача:

Я с тобой. А что же плачу?

Отчего на сердце мука?

Ждёт нас новая разлука!

 

Слушай ныне мой рассказ...

От огня меня упас

Случай редкий и жестокий.

Я пошла в тот день далёкий

 

В лес за редкою травой.

К вечеру туман густой

Лёг на землю. Муть да тишь,

Рук и тех не разглядишь!

 

Шла на ощупь ближе к дому,

Но вокруг всё не знакомо:

Камни, мох, овраг, ручей, –

И темнеет всё быстрей!

 

Что-то светится в тумане:

Огонёк зовёт и манит.

Тропка под ноги легла,

А вокруг всё гуще мгла.

 

Свет пропал. Вдруг ниоткуда

Появилось чудо-юдо.

То ли сторож, то ли враг,

Словно воплощённый мрак.

 

Будто соткано из тени,

Из тумана, из видений,

Из прозрачных серых жил,

Из очей, зубов и крыл.

 

Нет ему конца и края,

Горб его в тумане тает,

Взгляд на сердце глубоко

Давит лютою тоской.

 

Сердце биться перестало,

Я сознанье потеряла.

 

***

Холод разрывает душу,

Хрупкость грёз на части рушит,

И уже осколки те –

Звёзды в чёрной пустоте!

 

Словно ноты, словно годы,

Из снежинок вьются своды.

Свечи, шторы, зал пустой,

Старец с белой бородой.

 

Остро смотрят глаз иголки,

По халату рыщут волки,

Россыпь звёзд на колпаке,

Кубок золотой в руке.

 

«Ну-ка, девица, откушай.

Не пролей! Вот, так-то лучше.

Расскажи: ты кто, откель,

Из каких таких земель?

 

Вятка? Что за королевство?

С чем хотя бы по соседству?

Говоришь, Россия, Русь?

Тоже вспомнить не возьмусь.

 

Нет! Постой-ка! Слышал сказки:

Есть страна, где зори ясны,

Реки полны молока

И кисельны берега,

 

Звери, птицы говорящи,

Чудесами полны чащи.

Там живут богатыри,

Правят праведно цари,

 

Чтут богов волхвы седые,

И девицы молодые

Водят дружный хоровод.

Так страна твоя живёт?»

 

«Что сказать? Я мало знаю!

Бабушка моя родная

Сказки сказывала мне

О такой же стороне.

 

Ну а мы живём попроще:

Хороводы водим в роще.

Есть и чащи – как не быть?

Со зверями говорить

 

Сердце доброе умеет.

А когда туман белеет,

Речка, словно молоко,

Обознаешься легко.

 

Есть, понятно, и столица,

На престоле – царь с царицей.

Ну, и парни. Ох, постой,

Где же нынче милый мой?!

Где я? Где дорога к дому?

Уж-то Русь вам незнакома?

 

«Что ж, внимай! Сия держава

Древностью горда по праву,

Именуясь Альбион.

Короля зовут Дублон.

 

Из династии Дублонов

Он двенадцатый. Законно

Правит он, хоть говорят,

Что не возрасты, а яд

 

Свёл отца его в могилу.

Верно, врут. Ну, в общем, милый

И приятный человек.

Пусть его продлится век!

 

Нам работать не мешает,

Казни-пытки обожает

И традиции блюдёт,

В строгости держа народ.

 

Здесь в основе государства:

Жадность, хитрость и коварство.

Как заведено спокон,

Слово короля – закон!

 

Хочет вешать – будет вешать,

Чтобы душеньку потешить.

Здесь любой его каприз

Исполняется на бис.

 

Деревеньку сжечь какую,

Девицу забрать любую.

Говорит: «Народ люблю!»

Слава! Слава королю!

 

Ты пригожая девица:

Круглоброва, белолица.

Ежели не отравлю –

Презентую королю.

 

Будешь ты в шелках купаться,

Станешь королевой зваться…

Ну, так как? Уговорил?»

И глядит, как крокодил!

 

«Отравить? Господь с тобою!

Но зачем?» «Ну что ж, открою!

Я исследую всерьёз

Ядовитости вопрос.

 

В нашем милом государстве,

Яды – лучшее лекарство.

Но, чтоб не терять клиентов,

Мне нужны эксперименты!

 

Не напрасны будут муки:

Ты погибнешь для науки!

Я ж узнаю, каковы

Свойства одолень-травы.

То ли яд, то ли от яду:

С этим разобраться надо».

 

«Что тут знать-то? Первым делом

Нужно собирать умело:

На ночь глядя, при луне,

И с поклоном нужно к ней.

 

С чистым сердцем, с уваженьем

Брать рукой, чтоб отраженье

Оставалось на воде.

Лишь тогда любой беде

 

Одолень-трава поможет.

Силу чистого умножит,

Путь проложит, проведёт;

Злого ж – со свету сживёт.

 

Лечишь рану – порошок.

В путь – на пояс корешок.

Лихорадки сбить пожар

Подойдёт её отвар.

В сердце яд – знать будет ядом.

Вот и всё, что ведать надо».

 

«Ну, девица! Удивила!

Знаешь что? Уговорила!

Если будешь мне служить,

Погожу тебя травить.

 

Сам я лучше знаю яды,

Но лечить-то тоже надо!

Хоть нечасто, да идут…

В общем, оставайся тут.

 

Если службу справишь верно –

Награжу тебя примерно.

Что желаешь? Серебра?

Туфельки из щёк бобра?

 

Может, платьев из столицы

Или шубу из лисицы?

Не стесняйся, не робей!

Я великий чародей!

 

Будет всё, что пожелаешь…

Ну, давай! Чего моргаешь?

Отчего вся побелела?

Аль от счастья ошалела?»

 

«Мне не нужно ничего

Без Фатея моего!

Без родимого простора

Я погибну очень скоро,

 

Я на свете не жилица.

Не влечёт меня столица –

Мне б увидеть бережок,

Где гуляет мой дружок.

 

Мне б туда найти дорогу…

Коли сможешь ты у Бога

Иль у чёрта вызнать путь –

Сговоримся как-нибудь!»

 

«Ишь ты! Сложная задача…

Да не плачь!» «А я не плачу!»

Вообще-то, шансы есть –

Ты же очутилась здесь,

 

Значит, есть и путь обратный.

Но искать его затратно!

В общем, так: работай год,

Отворю тебе проход.

 

Здесь условие такое:

Только ночь ты над рекою

Сможешь с девами гулять

И воротишься опять.

 

Хрупко равновесье мира.

Не вернёшься – станут дыры

Рвать пространство на куски.

И туманный демон Ки

 

Выйдет в поиске добычи.

Глазом светит, кликом кличет

И ноздрёй хватает след –

От него спасенья нет.

 

Он тебя везде разыщет,

Возвратит. А коли пищей

Станешь в волчьем ты пиру,

Он другим заткнёт дыру.

 

Ну и, к слову, коль проходом

Кто-то царской крови родом

Перейдёт оттуда к нам –

Сможешь ты остаться там.

 

***

И полились дни за днями.

За горючими слезами

Незаметно минул год.

Чародей открыл проход.

 

Я домой. Здесь лишь остовы

Тишину хранят сурово.

Только уголь да зола...

Как ту ночь пережила,

 

И сейчас не понимаю!

Знать, судьба легла такая.

И потёк за годом год,

Двадцать лет мелькнуло...

 

Вот. Этой ночью, без надежды,

Я опять сюда, как прежде,

Появилась погостить,

О прошедшем погрустить.

 

Но уже заря пылает –

Значит, скоро ожидает

Нас разлука. Демон Ки

Обнажил свои клыки.

 

Чую, рыщет недалече…

Вишь, туман какой по речке?

Вот и плачу, потому

Больно сердцу моему.

ГЛАВА 4

НОВЫЙ МИР

 

Голова гудит, как бочка, –

Со скалы слетел, не с кочки, –

Всё двоится и плывёт.

Слышит наш Пупын: идёт

 

Стон тоскливый ниоткуда,

И явилось чудо-юдо.

То ли сторож, то ли враг,

Словно воплощённый мрак,

 

Будто соткано из тени,

Из тумана, из видений,

Из прозрачных серых жил,

Из очей, зубов и крыл.

 

Нет ему конца и края,

Горб его в тумане тает,

Взгляд на сердце глубоко

Давит лютою тоской.

 

И откуда взялись силы?

Кровь лихая забурлила,

Сгоряча рванулся в бой...

Но о козырёк крутой

 

Ненароком приложился –

Бац! И в звёздах закружился

Мира смазанный эскиз.

Темнота. И рухнул вниз.

 

***

Догорел костёр на круче,

И туман, лежащий тучей,

Солнце яро рвёт на части.

Здесь стоят Фатей и Настя.

 

Ждут судьбы жестокий знак,

Но в лощинах тает мрак,

Утро душу согревает

И надежда оживает.

 

Шепчет Настя: «Невозможно,

Чтоб король неосторожный

Здесь случился и меня

Заменил к началу дня.

 

Это, верно, злая шутка!»

Но минута за минутой

Время льёт тягучий сок.

«Может, пощадил нас Бог?»

 

Вот идут – бивак пустынный,

Кликать стал Фатей Пупына.

Нет ответа – вот напасть!

Да куда он мог пропасть?!

 

Две сумы стоят на месте,

Всё устроено по чести,

А Пупына нет следа.

Что за новая беда?

 

Настя за сердце схватилась:

«Знаю я, что здесь случилось!

Злой судьбы не обмануть!

Видно, чтоб меня вернуть

 

Твоего родного сына

Злая забрала чужбина.

Господи! Да как же жить?

Сможешь ли ты мне простить

 

Безутешную утрату?»

«Настя, ты не виновата!

Не кори себя, не жги!

Есть друзья и есть враги

 

Здесь и там. Знать, так у Бога

Для него легла дорога.

Мой Пупын парнишка смелый,

Годен для любого дела.

 

Без сомнения, пройдёт

Хоть какой огонь и лёд.

Выживет и в лютой сече.

Свяжешь руки, бросишь в речку –

 

Он со щукою в зубах

Выплывет врагам на страх.

За него душа спокойна –

Воспитал его достойно.

 

Да и сам он непростой,

Верю, справится с судьбой.

Мы же здесь с тобой осядем,

Дом построим, двор наладим,

Будем жить да поживать,

Да вестей хороших ждать.

 

***

Искры пляшут в черепушке,

Словно черти на опушке.

Голова котлом гудит,

В темноте Пупын сидит.

 

«Это что ещё за номер?

Может, я случайно помер?

Коль попал я на тот свет,

Должен быть хотя бы свет.

 

Ох, ты! Как затылок ноет!

Может, сделался слепой я?

Эй, есть кто-нибудь живой?!»

Слышит шёпот за спиной:

 

«Тише… Уши заложило…

Поберёг бы лучше силы.

Кто ты и за что попал

В этот каменный подвал?»

 

«Я Пупын. За что – не знаю.

Тут история такая:

Я в тумане заплутал,

А потом сюда попал.

 

Помню я, как заблудился,

Как в тумане с кем-то бился.

Но, видать, не победил,

Коли в яму угодил.

 

Надо мне уже вертаться –

Папка будет волноваться.

Говори скорей, сосед,

Есть тут выход али нет?»

 

«Экий ты, парниша, прыткий.

Выход есть, тщетны попытки

Вскрыть его. Тут за века

Не прошёл никто пока.

 

Есть и вход – плита над нами,

В ней дыра. Тяжёлый камень

Сверху вчетвером кладут.

Впрочем, может, и придут

 

Вскорости тебя проведать,

Но скажу те, как соседу:

Кто б сюда ни угодил,

Ни один не выходил».

 

«Прям никто? Вот я прославлюсь!

И тебя я не оставлю!

Сможешь ли ты сам идти,

Или мне тебя нести?»

 

«Ну даёшь! Сперва послушай!

Да прикинь, как будет лучше.

Здесь за стенкой коридор,

Он ведёт в подземный двор.

 

Там, под толщею земли,

Вечно дремлют короли

Тех веков, о коих память

Скрыта за семью замками.

 

Их покой хранит голем,

С виду он и глух, и нем,

Но от всех его гостей

Не осталось и костей.

 

После них – пещеры злата,

Их дракон их страж горбатый.

Сможет там пройти лишь тот,

Кто монетки не возьмёт.

 

Дальше змей подземных царство.

Ум, жестокость и коварство

Их природные черты.

Если там не сгинешь ты,

 

Знать поймал за хвост удачу!»

«Ну, так что, по мне задача!

Я и рыбу, и волков

За хвосты ловить здоров.

 

И, вообще, я парень ловкий.

Тут какие-то верёвки,

Надо бы из них сплести

Люльку, чтоб тебя нести.

 

И натянуты отменно,

Их концы уходят в стену.

Место можешь указать,

Где мне стену-то ломать?»

 

«Ты хватайся за верёвки

Да тяни со всей сноровкой.

Если силы достаёт,

Знать, откроешь ты проход».

 

Вздулись жилы, словно змеи,

Стонут ноги каменея,

Камень крошится в песок,

Но уже на волосок

 

Глыба тяжкая сместилась…

Грохот! Треск! И покатилось

Эхо глубь подземных нор.

«Ничего себе запор! –

 

Простонал Пупын, вставая. –

Сдохнуть можно, открывая.

Я немного отдышусь

Да и двинемся. Не трусь!

 

Я в пути тебя не брошу,

Вроде ты мужик хороший.

Кстати, как тебя зовут?

Как ты очутился тут?»

 

ГЛАВА 5

ИСТОРИЯ МАГА

 

«Дело давнее. Ну, слушай.

Я, парняга, самый лучший

Был на свете чародей.

И тогда я для людей

 

Много дивных дел устроил:

Замок этот здесь построил,

Изобрёл водопровод,

И на самый небосвод

 

Туч водил послушных стадо –

Падал дождь туда, где надо,

Чтобы нивы напоить.

Мог больного исцелить,

 

Проложить в горах дороги,

Где вершины-недотроги,

Укрываясь пеленой,

Свой дозор несут дневной.

 

И такая, братец, штука…

Довела меня наука

До познанья тонких сил:

Меж миров я ход открыл.

 

Пусто было там и странно,

Всё изменчиво, туманно,

Но миров бескрайний круг

Для меня открылся вдруг.

 

Как бы жизнь переменилась,

Если б каждому открылось

То, что я увидел, друг!

Если б силой наших рук

 

Здесь легли пути прямые,

Чтобы кони вороные

Мчали нас бесстрашно вдаль…

Но великая печаль

 

Вторглась в смелые надежды –

Я погиб от рук невежды.

Я в тот день, согласно плану,

Струи тонкие тумана

 

Собирал в висячий мост.

Неподъёмен и непрост

Этот труд. Всей мощи мага

Не хватало. На полшага

 

Не дошёл: не стало сил.

И тогда пришёл мой сын,

Снял с меня моста громаду:

«Продержу, мол, сколько надо».

 

Я сказал: «Один глоток!

Я сейчас вернусь, сынок».

У меня на крайний случай

Эликсир был самый лучший:

 

Три глотка воды живой.

Но когда я сам не свой,

На последних крохах силы

Вышел здесь, мой враг спесивый

Стал причиною беды:

Мёртвой мне поднёс воды.

 

Лишь глоток, и дух мой вышел.

Я кричу, но он не слышит.

Рушит сложный ритуал –

Закрывается портал.

 

Воспылал я злобой лютой,

Но минута за минутой

День прошёл, а я не смог

Сдвинуть хоть бы волосок!

 

А невежда сей строптивый –

Ученик мой, враг ревнивый,

Стал в моих покоях жить,

Злую службу здесь служить.

 

Чтоб ломать ума не надо,

Стал в ловушки и засады

Путников случайных брать,

Чтобы яды изучать.

 

Много потравил народу.

Так за днями мчались годы…

Осмелел мой враг, и вот

Снова он открыл проход.

 

Что же я? Вот так, без тела,

Ничего не мог я сделать.

Годы минули, пока

Смог вселиться в паучка.

 

Губы-жвалы, руки-крюки

Непригодны для науки.

Так мне сына не спасти,

Но уже я мог расти.

 

Я шипел, хрипел, старался,

Всё заговорить пытался,

И спустя полгода смог

Выговорить первый слог.

 

Тут, едва набравшись силы,

Я решил свести в могилу

Моего врага, но он

Оказалось, стал силён.

 

Неуклюжим заклинаньем

Я привлёк его вниманье.

Он легко меня поймал

И сюда замуровал,

Как диковинное чудо…

Нынче ж выберусь отсюда!

 

Я сейчас волшебным словом

Свет создам, но будь готовым.

Как увидишь, не ори!

Ну, приступим: раз, два, три!»

Красный свет вокруг разлился,

Сжался мрак и расступился.

 

Сердце провалилось в пятки.

«Кабы не играл ты в прятки,

Ёж твою, ядрёна мать!

Тут заикой можно стать!

 

Жвалы – клещи, копья – ноги:

Встретишь ночью на дороге –

Так со страху и помрёшь!

Фух! Почти унялась дрожь.

 

Ну, пошли! На месте сидя,

Даже за порог не выйдешь.

Только слышишь, в этот грот

Узковат тебе проход –

 

Сделано для человечка,

Ты ж, поди, размером с печку!»

Закипели волны мрака:

Раз, и стал паук с собаку.

И по вытертым ступеням

Вниз пошли героев тени.

 

ГЛАВА 6

ХРАМ ПОДЗЕМНЫХ КОРОЛЕЙ

 

Час. Другой. Вдруг свет полился,

Взгляду чудный двор открылся:

Своды тают в вышине,

И в могильной тишине

 

Ждут серебряные троны.

Их владельцы утомлённо

Спят в хрустальных коробах,

Снежный иней на губах.

 

Льёт на лица свет мертвящий

Шар недвижимо парящий

В центре зала в пустоте.

«Я приветствую гостей!» –

 

Голос льётся отовсюду.

Вот невиданное чудо!

Тут творит Пупын поклон:

«Не бери ты нас в полон.

 

Ищем мы дорогу к свету,

А назад нам хода нету.

Может, ты подскажешь путь,

Чтоб нам выйти как-нибудь?

 

Ну, и мы тебе по дружбе

Службу верную сослужим.

Может, в чём-то есть нужда?

Дык поможем завсегда».

 

«Триста килограмм керита,

Два кристалла таффеита,

Трития стандартный блок

Мне пошли бы нынче впрок.

 

Но ещё нужней немного

Крови существа живого

С нужным кодом ДНК

(Жаль, не встретилась пока)».

 

«Ты, хозяин, с кем бормочешь?

Уж-то, правда, крови хочешь?

Ты, наверно, вурдалак,

Но и я ведь не простак!

 

Хочешь кровушки отведать –

Будем драться до победы!

Всё здесь напрочь разнесём,

Королей волшебный сон

 

Растревожим и нарушим!

Так что это… Будет лучше,

Если ты пропустишь нас!

Если б ты просил алмаз,

 

Или там перо жар-птицы,

Я бы взялся потрудиться.

Но без крови, ты прости,

Мне и шага не пройти».

 

«Вот дремучая отсталость!

На анализ надо малость –

Капель десять на расход.

Это если подойдёт».

 

Тут невидимая сила

Двух героев подхватила,

И на самый яркий трон

Наш Пупын был водворён.

 

Вена на руке открылась,

Кровь пошла и испарилась,

И от раны нет следа.

«Есть контакт. Проверка. Да!

 

Идентичность сто процентов.

Значит, с данного момента

Всё здесь, юный господин,

Ты наследуешь один!»

 

«Ух ты! Всё! Да здесь же пусто…

Мне б хоть квашеной капусты,

А не то меня живот

Пополам перегрызёт».

 

Хлоп! Из воздуха кадушка,

В ней капуста и краюшка:

Хлеба чёрный каравай.

«Ну, ребята, налетай!

 

Что, сосед, воротишь жвала?

Аль не по тебе хлебало?

Ну а ты, хозяин, где ж?

Что ли, с нами не поешь?»

 

«Фу! – сказал паук – Капуста…

От неё в желудке пусто.

Мне бы мышку иль коня –

Это пища для меня».

 

Зал вздохнул: «А мне бы тритий…

Если вы мышей хотите,

Там, чуть дальше, вход в подвал».

И паук тотчас сбежал.

 

Вот герои подкрепились

И идти заторопились.

Тут паук и говорит:

«Что нам дальше предстоит,

 

Это точно неизвестно.

Но прошу, если уместно,

Ты героя обеспечь:

Сапоги дай, плащ и меч.

 

Предстоят ему сраженья,

Как же тут без снаряженья?

Голой пяткой воевать

И врагу не пожелать».

 

Глядь: вокруг Пупына вьюга!

И уже на нём кольчуга,

Пояс, плащ и сапоги.

Хошь – танцуй, а хошь – беги.

 

Шлем на голове с бармицей,

Кисть укрыта рукавицей,

И теперь готов герой

Дать врагу любому бой.

 

Свет вдруг стал слепяще-ярким,

Полыхнуло жаром жарким,

И из перед Пупыном вмиг

Меч сияющий возник.

 

Серебром клинок сверкает,

Гарда искрами играет,

Матовая рукоять

Так и просит в руку взять.

 

Взял. Ладонь кольнуло малость,

В рукоятку кровь впиталась.

Меч качнулся, как живой.

«Всё. Теперь он только твой!

 

Лишь бери почаще в руку,

И тебе он всю науку

Дела бранного внушит.

Будешь с ним несокрушим!»

 

«Ай, хозяин! Вот уважил! –

Говорит Пупын. – Но как же

Рассчитаться мне с тобой?»

Не переживай, герой!

 

Всё, что здесь, твоё по праву.

Меч лишь детская забава.

Как наскучит воевать,

Приходи сюда опять».

 

ГЛАВА 7

ПЕЩЕРА ДРАКОНА

 

Вот опять в пути герои.

Наш Пупын – орёл и воин:

Сыт, обут, вооружён.

Так и тянет на рожон!

 

Галереи, гроты, залы…

Вдруг тропинка заблистала,

Дальше золотая дверь.

Над кольцом свирепый зверь

 

Изваян. Глаза кровавы.

«Ищешь смерти или славы?» –

Голос гулкий, в уши бьёт,

И Пупын свой меч берёт.

 

В дверь плечом с размаху бьётся –

Дверь стоит не шелохнётся.

Смех и голос громовой:

«Может, вдаришь головой?».

 

Бъёт Пупын мечом, ногою,

Не сдаётся дверь герою.

Подустал, умерил пыл.

Тут паук проговорил:

 

«Ты бы дёрнул за колечко,

Может, эта дверь навстречу

Открывается». «Ох, мать!

Раньше-то не мог сказать?».

 

Вот заходят. Горы злата!

Да, дракон живёт богато!

«Кто тут смелый – выходи!»

Слышат топот впереди.

 

Тишина. «Сбежал, собака!

Где ж обещанная драка?

Но пойдём настороже.

Там – не выход ли уже?»

 

Зал, другой, дракона нету,

Под пятой звенят монеты.

Вверх и вниз. Вдруг под ногами

Пол просел – герои в яме.

 

Сверху, словно сель в долину,

Тяжкий пласт сокровищ хлынул.

В нём Пупын, как муха в тесте,

Еле жив стоит на месте.

 

Каждый вдох, как сдвинуть гору!

Тут коньки откинуть впору.

«Коль не выберусь к утру,

Значит, тут я и помру.

 

Где паук? Пропал куда-то.

Где дракон? Вот чёрт рогатый!

С горки прямиком сюда

Налетает как беда».

 

Сел. Довольно щурит морду.

«Где-то здесь герой был гордый.

Кто ломился в дверь мою?

Кто хвалился: «Всех побью»?

 

Где же? О! Торчит головка!

Эк ты спрятался неловко.

Драться хочешь? Ну, давай!

Выходи! Да налетай!

 

Я тебя порву когтями.

Сгинешь ты, попавши в пламя!

Зашибу тебя хвостом

И расплющу животом.

 

Я боец весьма могучий:

Нет меня страшней и круче!

Что ты там весь посинел?

Аль от страха околел?

 

Нет, ну, я так не играю!

Дай-ка малость откопаю.

Может, ты и не герой,

Если хиленький такой?

 

Ну, дыши! Вот так-то лучше.

Сяду здесь на всякий случай.

Что за чудные дела?

Человека я спасла?»

 

«Ты, – хрипит Пупын, – девчонка?»

«Не девчонка, а драконка!

Что не видно? Ну, солдат,

Ты, похоже, туповат!

 

Ладно. Есть такое дело:

Мне тут жутко надоело.

Не с кем мне поговорить,

Негде в воздухе парить.

 

Спит мой дедушка могучий

Вон под той огромной кучей

Почитай, что сотню лет.

Скучно! Просто мочи нет!

 

Я вам расскажу, что сделать,

Чтобы выйти вы сумели,

Но за это ты, герой,

Должен взять меня с собой!

 

В мир, где горы ветра полны,

Где в морях гуляют волны,

Где мечтает обо мне

Принц на белом скакуне…

 

Впрочем, конь, наверно, лишний.

Как-то странно в книжках пишут.

Может, принц несёт коня…

Ну, как завтрак для меня.

 

Размечталась… Что, согласен?

В общем, план предельно ясен.

Дед проснётся, если кто

Взять посмеет золото,

 

И рванёт догнать злодея,

Тут-то мы с тобой сумеем

Выйти в ход, что им закрыт.

В смысле – он на нём лежит».

 

Говорит Пупын: «Отлично!

Только как-то непривычно

Сразу быть и там, и здесь,

А ещё идеи есть?

 

Ладно. Будем думать вместе!

Как насчёт вот тут повесить

Прочный шнур, чтоб я весь зал,

Словно птица, пролетал.

 

Так, глядишь, я и успею,

Если не сломаю шею.

Даже знаю, может быть,

Кто нам сможет подсобить.

 

Эй, сосед! Ты где, зараза?

Я, смотри, заметил сразу

То, что ты успел сбежать

Да не шёл меня спасать!»

 

Слышит: «Чем ты недоволен?

Всё здесь было под контролем!

Я же аккурат над вами.

Ты меня представишь даме?»

 

«Ай! – пищит драконка тонко. –

Там паук!» Ну, как девчонка!

И со страху, хоть ты плачь,

Лезет под Пупынов плащ.

 

«Ты не бойся, он приличный.

И драконов ест обычно,

Только если разозлят.

Так что вылезай назад

 

И представься». «Я Лолита,

Младший паж имперской свиты,

Когтя правого крыла.

Ну… недавно им была».

 

«Рад знакомству. Я Кастелло –

Скромный маг. И это тело

Лишь мой временный приют.

А ещё меня зовут

 

Открывателем вселенных.

Но не бойтесь, я смиренно

Следую путём своим

С сим героем молодым».

 

«Ладно, хватит разговоров!

Все за дело! Очень скоро

Станет жарковато здесь.

Ты, сосед, под купол лезь.

 

Ты, Лолита, встань за деда.

Поглядим, как ты отседа

Сможешь «вора» изловить.

Что б такое утащить?»

 

Три попытки раз за разом –

Вновь Пупын с подбитым глазом

Пролетает через зал

И кричит: «Ура! Попал!

 

Наконец-то не об стену,

И без драки, и без плену!

В общем, вроде шансы есть…

Мне б сейчас чего поесть!

 

Помирать – так с полным брюхом.

И во рту противно сухо –

Мне б водички, что ль, хлебнуть,

И прорвёмся как-нибудь».

 

Говорит драконка скромно:

«Там бочонок есть огромный,

Вроде бы внутри вода».

«Ну, давай его сюда!»

 

Раз глотнул – и силы втрое

Вмиг добавилось герою,

От царапин нет следа.

«Ты смотри! Вот это да!»

«Всем ребята по глоточку

И вперёд, на те же точки».

 

***

Вот Пупын ларец блестящий

К выходу упорно тащит.

Скрип и скрежет, рёв и вой

Поднялись над головой.

 

Пулями летят монеты.

Господи, да что же это?

Ярой вздыбилась волной

Цепь курганов за спиной.

 

С ног могучий рёв сбивает,

Пламя красных глаз сверкает.

И драконка с дедом – ах! –

Словно ящерка в ногах.

 

Шустро юркнула за спину,

А Пупын ларец свой кинул.

Вот к канату он бежит

И к дракону в пасть летит.

 

Глядь: паук уже спустился,

За драконом в щель забился.

Лапой машет, мол, давай,

Поскорее прилетай.

 

Пасть дракона стала ближе,

Но Пупын всё ниже, ниже…

Не остановить полёта,

Мчится он, как мяч в ворота.

 

Финиш! Штанга! Что-то сцапал.

Бьёт дракон Пупына лапой.

Бах. И сдавленное: «Ой!» –

Слышится над головой.

 

А герой уже, как птица,

К выходу из грота мчится.

Близко нужная черта…

Вдруг удар! И темнота.

 

***

Зноем дышит пустошь злая,

Ветер жжёт, песком бросает.

Плеши треснувшей земли

Под ногами проросли.

 

«Кто я? Где я?» Больно, сухо,

А в глазах как будто мухи:

Всё двоится и плывёт.

Он вздымается, идёт.

 

Шаг, ещё, но силы тают.

Бьёт в лицо земля сухая,

Неба щерится оскал

Сотнями зубов и жвал.

 

Боги? Пауки? Драконы?

Рвётся небо обречённо,

И спасением сюда

Низвергается вода.

 

***

Красный свет играет с тьмою,

На Пупына смотрят двое.

Фляжка мятая пуста.

«Шансы здесь: один из ста, –

 

Говорит паук, – но всё же

Я надеюсь, нам поможет

Эта чудная вода».

И драконка вторит: «Да,

 

Заживает, как на кошке!

А ведь был почти в лепёшку…

Угодить под дедов хвост

Хуже, чем под паровоз.

 

И врагу не пожелаю.

Дышит! Слышишь? Оживает!»

Кости щёлкнули, срастаясь,

Грудь поднялась, наполняясь.

 

Выдох с кровью пополам –

И герой вернулся к нам.

Стонет, бьёт в бреду руками,

Лоб его то лёд, то пламя.

Вот спокойнее вздохнул

И тяжёлым сном уснул.

ГЛАВА 8

ЦАРСТВО ЗМЕЙ

 

Час, другой. Пупын проснулся.

Потянулся. Оглянулся.

«Что сидим? – кричит. – Подъём!

Так далече не уйдём.

 

И опять же, есть охота!

Только, слышьте, я чего-то

Не припомню, как тогдать

От дракона смог сбежать.

 

Вроде было всё отлично:

Разогнался я прилично,

Спрыгнул тоже ого-го!

А вот дальше – ничего…»

 

Тут друзья его обняли,

Всё, что было, рассказали.

Подкрепились по чуть-чуть

И опять собрались в путь.

 

***

Вот обрыв. Под ним долина,

Словно серая перина.

Снизу пар густой идёт –

Как в нём отыскать проход?

 

Щиплет нос, глаза слезятся.

«Неужели нам спускаться

В этот смрадный котлован?

Мы же задохнёмся там!»

 

А драконка: «Здесь неплохо!

Я б разведала малёхо,

Где тут выход есть и вход,

Ну и что тут за народ».

 

«Ну, давай!» – Пупын, чихая,

Снова в нору отступает,

А драконка – на карниз

И метнулась камнем вниз.

 

Час прошёл, другой в исходе,

А драконки нет. Вот вроде

Слышен шорох. Шум и свист.

«Эй, ребята! Шевелись! –

 

Голос слышен от порога. –

Я разведала дорогу!»

Вышли. Ахнули. В тумане,

Словно нитка в океане,

 

Виден стал железный трос.

«Вот, смотрите, это мост,

А на том краю площадка.

Но придётся вам несладко –

 

Ходу будет на полдня…»

«Забирайся на меня, –

Говорит Паук Пупыну. –

Закрепись там паутиной.

 

Задохнувшись, не слетишь,

Ну а там тебя, глядишь,

Как-нибудь да откачаем.

Ну, ребята, приступаем!»

 

***

Под ногами трос трясётся,

По нему паук несётся,

Словно скоростной вагон,

И Пупына тащит он.

 

Гуще облако – тревожно,

Толком видеть невозможно.

Жуткий смрад терзает грудь,

Тут ни охнуть, ни вздохнуть.

 

Но уже наверх дорога.

Ну, давай! Ещё немного!

Вот светлеет, и в груди

Полегчало. Впереди

 

На площадке люди-змеи.

Морды плоские синеют

Из-за чешуи щитов.

По всему, вполне готов

 

Их отряд к серьёзной сече.

«Возвращайся, человече!» –

Выполз старший их вперёд.

Но Пупын свой меч берёт,

С хрипом падает на землю

И встаёт, речам не внемля.

 

«Не затем я шёл сюда,

Чтобы сгинуть без следа.

До победы буду биться,

Но не сдамся никогда!»

 

Змей из-за широких плеч

Вытащил волнистый меч:

«Ну, красотка, мне придётся

Голову твою отсечь».

 

«Не хвались, на рать идучи!» –

Говорит Пупын, и тучей

Заплясала злая сталь,

Битвы шум прорезал даль.

 

***

Видит змей: парнишка смелый

Сильно бьёт, но неумело,

Будто в первый раз в бою,

И решил: «Потом убью».

 

Налетает змей, рисуясь,

Бьёт не насмерть, а красуясь.

Должен быть унижен враг,

Только вышло всё не так.

 

Вот пора закончить битву...

Змея меч, острей, чем бритва,

К горлу молнией летит.

Что это? Удар отбит!

 

Снова бьёт, не понимая,

Вновь преграду меч встречает.

Где неопытный герой –

Тот, что начинал с ним бой,

 

Тот, что меч держал, как палку,

Как кухарка держит скалку?

Перед ним сейчас стоит

То ли ртуть, то ль монолит.

 

Меч его поёт и пляшет,

Он бесстрастен и бесстрашен,

И уже, такую мать,

Начинает наступать.

 

Давит, рубит всё быстрее.

Холодком по телу змея

Понимание ползёт:

«Он сейчас меня убьёт!»

 

Змей кричит: «Сдаюсь герою!

Пропущу и ход открою.

Только жизнь мою не трожь

И спокойно здесь пройдёшь».

Осторожно отступает,

А Пупын вперёд шагает.

 

Впереди металл чернеет,

Ворот дружно крутят змеи,

Вверх плывёт стена ворот,

А снаружи снег идёт.

 

Воздух свежий, как лекарство.

После тьмы в подземном царстве

Слепит яркий свет дневной.

Тих суровых гор покой.

 

Вот Лолита и Кастелло

Приближаются несмело.

Грохот рухнувших ворот –

За спиной закрыт проход.

 

Сверху вздох и шелест длинный:

Сходит на друзей лавина,

Крошит ледяной карниз,

Водопадом льётся вниз.

 

В брюхе снежном мнёт и кружит,

Лапы, крылья, рёбра крушит,

Всех хоронит под собой.

Тишина. Прощай, герой.

 

ГЛАВА 9

НОВЫЕ ПОДВИГИ

 

Тишина. Ни ветерочка.

На снегу бугрится кочка.

Жуткий, как ночной испуг,

Выбрался на свет паук.

 

Сломаны четыре лапы,

Панцирь треснутый заляпан,

Вместо половины глаз

Жёлто-чёрная смола.

 

Он сползает вниз по склону.

Слева, лепестком зелёным

Край драконьего крыла.

Не спеша седая мгла

 

Опускается на горы,

Снег копается нескоро.

Крылья, тело, голова…

«Эй, принцесса, ты жива?»

 

Тишина. Она не слышит.

Но ещё как будто дышит,

Да и сердца слышен стук.

Тормошит её паук.

 

Видит веки приоткрылись,

Лапы дёрнулись, забились,

Кашель пополам скрутил, –

Ожила. Паук спросил:

 

«Как ты? Сможешь вниз спуститься?

Если что, там, на границе,

Где ледник вползает в лес,

Между скал пещера есть,

 

Чтоб поспать и подлечиться.

В ней из недр горы струится

Ключ горячий. Я ж пойду –

Друга нашего найду.

 

Но пока что двинем вместе.

Ну, давай! На этом месте

Ты не переможешь ночь,

Мне ж тебя не уволочь.

 

Поползли. Теплее стало.

Вдруг драконка прошептала:

«Погоди, Кастелло. Стой.

Здесь товарищ наш с тобой.

 

Вглубь уходит дно оврага.

Нюхом чую: жив бродяга.

Только сможем ли достать?

Нам неделю тут копать.

 

От меня же толку мало:

Я сюда доковыляла

Только с помощью твоей».

Говорит Кастелло ей:

 

«Не тужи, в том проку нету.

Чтоб решить задачу эту

Способ есть». Он наземь лёг.

«Ты прости меня, сынок».

 

Как-то разом потеплело,

А затем паучье тело,

Ослепительно сияя,

В снег вошло, и снег растаял.

 

***

Ручеёк журчит горячий,

Путников от вьюги прячет.

Грот в долинке небольшой.

«Он пожертвовал собой», –

 

Голос слышится негромкий.

На ресницах у драконки

Изумруд слезы повис.

«Вот, как мы с тобой спаслись!»

 

Как же так? Пупын не верит

И рыдает над потерей!

А потом кричит: «Клянусь,

Что домой я не вернусь,

 

Не закончив это дело!

Слышишь ли меня, Кастелло?!

Сын твой братом станет мне.

И хотя б гореть в огне,

 

Но его спасу от муки.

Я клянусь, что эти руки

Выведут его на свет.

Слышишь ли?» Ответа нет…

 

***

Утро красит гор вершины.

Вдалеке, на дне долины,

Замок шпилями блестит.

Под ногами лёд хрустит.

 

Между скал тропа петляет,

Снег кончается и тает.

Лес встречает, как гостей,

Тихим шёпотом ветвей:

 

Кедры, пихты, сосны, ели.

Наловил герой форели

И драконке между дел

Шину наложить успел.

 

«Как крыло?»

«Болит, зараза!»

«Жаль, что той воды запаса

Нет у нас - я так скажу -

жди. А я пока схожу,

 

Что да как поразузнаю:

Где охрана, кто хозяин.

Как пробраться, чтобы тать

От меня не смог сбежать.

 

Не вернусь через седмицу –

Знать, пропал. Коль так случится,

То меня за всё прости.

Ну, прощай. Пора идти».

 

***

Под ноги бежит дорога,

И идти уже немного.

Вдруг со скал, что по краям,

Спрыгнули три бугая.

 

Двое натянули луки.

«Эй, прохожий, к небу руки! –

Атаман захохотал. –

Что нам нынче бог послал?»

 

«Ты смотри, какая цаца!

И доспех, похоже, царский.

Жаль, что парень без коня.

Чур, сапожки для меня!

 

Плащ тебе! Тебе кольчуга!

Ничего не жаль для друга!

Ты не жадничай, малой,

И останешься живой.

 

Ну чего стоишь? Сдавайся!

Меч бросай и раздевайся.

Ты не первый, не второй…»

Говорит Пупын: «Чевой?

 

Что под нос себе бормочешь?

Не пойму! Скажи погромче!

Я на ухо туговат.

Мне чего идти назад?

 

А? Не слышу! Токмо, братцы,

Мне домой нельзя вертаться.

Папка, слышь, меня прибьёт,

Как увидит у ворот.

 

Вы меня к себе возьмите.

У меня есть меч – смотрите!»

Делает он шаг вперёд,

Меч из ножен достаёт.

 

Взвизгнул воздух, разрываясь,

Атаман хрипит, шатаясь.

Стрелы бьются о доспех,

Свист меча! И вот из всех

 

Лишь Пупын в живых остался.

Огляделся. Отдышался.

Вычистил тропу – и вот

К замку снова он идёт.

 

***

В сумерках стучит в ворота.

«Эй! Откройте! Жрать охота!

Да и выпить молодцу

Было б что-нибудь к лицу!

 

Что за глушь, что не с кем выпить?!»

За дверями слышит: «Митя?

Ты, похоже, перепил!

Нас, надеюсь, не забыл?»

 

«Ты, Митяня, как улитка!

Заходи через калитку.

Что, нахрюкался, алкаш?

Э! Да ты, мужик, не наш!» –

 

Охнул сторож, оседая,

Воздух рыбою глотая.

Подхватил Пупын его,

Глянул дальше – никого.

 

«Так, служивый, говори:

Где охрана, кто внутри?

Как к хозяину добраться?

И, смотри, в живых остаться

 

Сможешь, если не соврёшь.

Или ты готов под нож,

Защищая шкуру мага?

Нет? Я слушаю, парняга!»

 

***

Вот Пупын по коридорам

Тенью движется, и скоро

Видит освещённый зал.

Всё, как сторож рассказал.

 

Горн в углу, на стенах крюки,

Некий мученик науки

На столе большом распят.

Маг, похоже, варит яд.

 

В чаше варево клокочет,

Маг себе под нос бормочет:

«Так. Настроим поточней.

Запись трёх последних дней.

 

Три кристалла этой соли…

Ну, Кастелло, ты доволен?

Твой способный ученик

В тайны жуткие проник.

 

Тело я твоё намажу,

И оно-то мне расскажет

Всё, что ты не объяснял,

Только для себя храня.

 

Изучив твои секреты,

Подчиню все силы света.

Ты их тратил, как дурак.

Будет всё при мне не так.

 

Что мосты, хлеба, дороги?

Пыль, что стелется под ноги –

Вот, кто люди. Я король!

Станут сила, страх и боль

 

Плетью в длани господина.

Вот тогда тебя, скотина,

Сбрызну я живой водой,

Чтоб смеяться над тобой.

 

Вот он – пузырёк заветный,

В нише тайной неприметно

Ждёт триумфа моего».

Тут из схрона своего

 

Вырвался Пупын могучий,

Словно молния из тучи.

Но и маг, гляди, непрост:

Выпрямился в полный рост,

 

С губ слетело слово злое,

И Пупын наш головою

Врезался в ледовый щит.

Лёд ломается, трещит.

 

Искры с глаз летят фонтаном,

Рубит меч, плечо тараном

Бьётся в треснувшую твердь.

В ледяную круговерть,

 

В крошки стенка. Маг смеётся,

Под рукой позёмка вьётся,

А с плаща на чёрный пол

Спрыгнул сумеречный волк.

 

В холке ростом будет с лошадь,

В ширину, как бык хороший,

Лев – котёнок рядом с ним.

Но Пупын несокрушим –

 

Налетает, будто лава,

Меч поёт герою славу,

Рубит лапы и живот,

В лоб рукой железной бьёт.

 

Дальше рвётся лют и страшен…

Маг, похоже, ошарашен,

Хвать из горна горсть углей –

И десятиглавый змей

 

В зал срывается с ладони,

Жаром пышет, калит брони.

Не сдаёт Пупын назад.

Взмах – и головы летят!

 

Взмах – и гаснет пламя злое!

До противника герою

Остаётся только шаг…

Вспышка! Дым! И скрылся маг.

 

Тут герой флакон заветный

Взял из ниши неприметной.

На Кастелло брызжет он,

Слышит крик и слышит стон.

 

Стол как будто засветился,

Человек на нём забился

И открыл свои глаза.

Хриплый смех заполнил зал.

 

«Я вернулся! Я вернулся! –

Пленник с чувством потянулся.

С хрустом лопнули оковы. –

Славно в жизнь вернуться снова!

 

Враг сбежал? Потом закончим!

Дай-ка мне ещё глоточек!

Уф-ф! Спасибо! Ну, герой,

Вот и квиты мы с тобой».

 

Говорит Пупын: «Дружище,

Это правда, ты? Не сыщешь

Большей радости душе!

Мы ж оплакали уже

 

Смерть твою». «А где Лолита?»

«До поры в лесу укрыта».

«Ясно. Ну, пора, видать,

Этот замок в руки взять».

 

Щёлкнул маг пальцами звонко,

Что-то загудело тонко,

Словно первая струна,

И прохладная волна

 

Вширь рванулась из-под пальцев,

Нежеланных постояльцев

Выметая, словно сор.

Чистотой сверкает двор,

 

Флаги на ветру трепещут,

Фейерверки в небо хлещут,

Распускаются цветы

Небывалой красоты.

 

Здесь Хозяин! Возвратился!

Замок будто возродился,

Сбросив морок злого сна,

Словно в лес пришла весна.

 

ГЛАВА 10

ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

 

Вот герои снова вместе,

В зале замка, честь по чести,

Держат за столом совет.

Маг вещает: «Много лет

 

Не был я за гранью этой,

И она свои секреты

Может дорого продать.

Не прошу сопровождать.

 

Лучше в замке вам остаться,

Потому что, может статься,

Всё, что пройдено, – пустяк».

«А хотя б оно и так! –

 

Говорит Пупын. – Не дело

Одному идти на дело».

Что б там ни было ещё,

Но товарища плечо

 

Не обуза, а опора.

Ты избавь меня от спора –

Я с тобой. Лолита?»

«Да! С вами я иду туда!

 

Мужиков одних отпустишь –

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.