Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Культура речи в Концепции общественной безопасности





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Как можно понять из всего сказанного ранее:

В языковой культуре Концепции общественной безопасности речь как письменная, так и изустная должна выражать определённость смысла. А «магия языка» во всех её аспектах становится доступной субъекту в зависимости от того, насколько его речь осмысленна, а жизнь и деятельность его протекает в русле Промысла.

И мы начнём рассмотрение этой темы культуры речи в Концепции общественной безопасности с вопросов:

· о «сестре таланта» — краткости изложения;

· о том, что «всё гениальное просто»,

— рассматривая их в русле Концепции общественной безопасности в том виде, в каком она представлена в материалах ВП СССР.

Концепцию общественной безопасности — ВСЮ ВО ВСЕЙ ЕЁ ПОЛНОТЕ — можно выразить в одной фразе, обращённой ко всем и каждому:

Давайте станем человеками!

— Но обеспечивает ли эта фраза восприятие КОБ во всей её полноте и детальности если не всеми, то хотя бы большинством тех, кто слышит и читает подобного рода фразы на протяжении всей истории? — Многовековой исторический опыт показывает, что такого рода обращения не понимаются подавляющим большинством так, как дóл­ж­но, вследствие чего человечество и живёт так, как живёт.

Ещё Диоген (около 400 — 325 гг. до н.э.) ходил по тогда ещё эллинскому городу Синопу[255] днём с зажжённым фонарем и на недоумённые вопросы сограждан: “Почему днём с фонарем?”, — он отвечал просто: “Ищу человека…” И это следует понимать в том смы­сле, что он не находил среди них никого, кто бы отвечал его представлениям о том, какими дóлжно быть человекам[256]. Но что именно Диоген подразумевал под состоявшимся человеком? и кто понял даже не его, а объективную значимость поставленного им вопроса и необходимость своею осмысленной жизнью дать ответ на него?

Те, чьё детство пришлось на 1950‑е — 1980‑е гг. должны помнить мультфильм, в котором школьник-лодырь Баранкин действует со своим приятелем таким же, как и он сам, лодырем. В мультфильме образцово-показательная девочка-отличница примерного поведения, постоянно обращалась к Баранкину с предложением: «Баранкин, будь человеком!» Но Баранкин с приятелем отлынивали от учёбы и от общественной работы в школе, а в поисках лёгкой беззаботной жизни превращались то в бабочек, то в воробьёв, то в муравьёв, но в конце концов, под давлением обстоятельств, угрожавших существованию обретаемых ими тел (и как подразумевалось в культуре атеизма — их самих), хором возжелали: «Я хочу навеки стать человеком!»

Если этот мультфильм был понят детьми (первым поколением зрителей), которые успели к настоящему времени стать родителями, дедушками и бабушками других детей (последующих поколений его зрителей), которые к настоящему времени тоже стали взрослыми, — то почему мы живём так, как живём? и почему общество находится во многолетнем кризисе?[257]

Ответ на эти вопросы состоит в том, что:

«Краткость — сестра таланта» только тогда, когда в культуре общества, в психике людей есть мировоззренческая основа для автоматически-безсознательного «само собой» разумения и понимания кратко сказанного или показанного на основе понятий общепризнанных, которые и обеспечивают безпроблемное взаимопонимание в общении достаточно широкого круга людей на принципе «само собой» разумения.

А талант в такого рода ситуациях выражается в способности человека несколькими словами (или средствами иных «языков»[258], поддерживаемых обществом) возбудить в психике других людей как можно более полные и яркие образные представления, относящиеся к кратко затронутой этими языковыми средствами проблематике. По отношению же к понятиям обособляющим в обществе, от которого те или иные определённые понятия обособляют их носителей, принцип «краткость — сестра таланта» не работает, поскольку у аудитории нет мировоззренческой основы для автоматически без­соз­нательного «само собой» разумения. Максимум, что может обеспечить в этом случае краткость, — эмоционально возбудить, вызвав интерес к той или иной проблематике. Но вырабатывать понимание этой проблематики в детальности и взаимосвязях, необходимых для её разрешения в Жизни, — придётся всё же самим заинтересовавшимся ею.

И на этом этапе выясняется, что афоризм «всё гениальное просто», выражает Я-центричное калейдоскопическое мировоззрение и потому тоже несостоятелен.

Во-первых, нет абсолютных измерителей интеллектуальной мощи: интеллектуальная мощь всегда либо достаточна либо недостаточна по отношению к тому определённому делу, которым занят тот или иной определённый человек. Иными словами, если кто-то думает, что его интеллект превосходит интеллект других людей по неким абсолютным показателям, то это означает, что он занимается:

· либо ерундой[259];

· либо не своим делом, если соотносить то, чем он занят, с Промыслом.

По отношению же к делу в русле Промысла интеллект (как и другие качества всякой личности) всегда оказывается достаточным[260], но никак не избыточным. Т.е. противопоставлению по умолчанию «гений — посредственность» в Богоначальном миропонимании и соответственно — в обществе, живущем на его основе, — нет места.

Во-вторых, оценка «всё гениальное просто» — оценка, соверша­емая посторонними «оценщиками» на основе общепризнанных понятий или понятий, ставших общепризнанными в том числе и вследствие деятельности возводимого ими в ранг «гения». Для самого же возводимого окружающими в ранг «гения» достигнутый им результат:

· либо естественный для его жизни, поскольку в нём выразилась его судьба (предна­з­на­чение в этом Мире), от которой он не прятался и не искал себе другой судьбы;

· либо результат трудных (вследствие разнородных нравственных и мировоззренческих неопределённостей и ошибочного миропонимания) поисков самого себя — наилучшего варианта своей судьбы, но предшествующие результату поиски и труд остались за пределами восприятия «оценщиков» его трудов.

· В противном случае, т.е. если результат, достигнутый “гением” лежит вне русла Промысла, то в обольщении иллюзией “гени­аль­ности” пребывают и “гений”, и «оценщики».

Что касается Концепции общественной безопасности, вне зависимости от того, излагает её ВП СССР или же эту миссию принимает на себя кто-то другой, то её изложение невозможно на основе общепризнанных понятий, являющихся основой «само собой» разуме­ния в толпо-“элитарном” обществе, несущем Я-центричное, ущер­­б­­ное (лишённое необходимой для жизни полноты) и во многом калейдоскопическое мировоззрение.

Невозможно потому, что КОБ стремится выразить мировоззрение Богоначальное, мозаичное, которое толпо-“элитарная” культура подавляет и препятствует естественному переходу к нему в процессе взросления человека. Поэтому, поскольку вопреки господствующей культурной традиции толпо-“элитаризма” КОБ предполагает переход людей, осуществляемый их же усилиями, от Я-центричного мозаичного и калейдоскопического мировоззрений (во всех их модификациях) к мировоззрению Богоначальному, мозаичному на основе предельно обобщающих категорий триединства материи-информации-меры, то материалы КОБ должны помочь людям в совершении каждым из них именно такого перехода. Именно в этом аспекте необходимо повторить с соответствующими пояснениями кое-что из сказанного ранее.

* * *[261]

Всякий вопрос и его взаимосвязи с сопутствующей и объемлющей проблематикой можно осветить в нескольких словах, а можно осветить в многотомной монографии, которая будет представлять интерес во всей её полноте и детальности только для самих её авторов и для небольшой группы профессионалов, работающих в той же области. Но и краткость, как было показано ранее, не гарантирует возникновения заинтересованности и понимания существа затронутых вопросов достаточно большой долей аудитории.

Для продвижения в жизнь Концепции общественной безопасности в Богодержавии (как и для всякого нового дела в общественной жизни) всегда актуален вопрос:

Где и как провести разграничение между предоставлением информации в оглашениях и предоставлением информации в умо­л­чаниях так, чтобы увеличивалось количество людей, достаточно единообразно понимающих тексты материалов Концепции?

Но именно разграничение «оглашения — умолчания» обуславливает стиль подачи информации и объёмы публикации по всякой проблематике. Проведение же этой границы обусловлено не столько субъективизмом авторов текста или человека, выступающего с изустной речью, сколько мировоззрением и миропониманием той аудитории, которой предполагается осветить определённую проблематику; т.е. наиболее эффективное разграничение «оглашения — умо­лчания» обусловлено аудиторией и проблематикой такими, каковы они есть.

Иными словами, нравится это кому или нет, но стиль подачи материалов ВП СССР обусловлен господствующими в нашем обществе мировоззрением и миропониманием, а не только личностными особенностями культуры мироощущения, культуры мышления, культуры изустной и письменной речи участников собственно Предиктора.

Как уже было сказано ранее, понятия, являющиеся обособляющими или отчуждающими их носителей, остальное общество большей частью не понимает в режиме «само собой разумения». Но именно возможность понимания чего-либо в режиме «само собой» разумения и открывает возможность к краткости в освещении той или иной проблематики.

Среди тех, кто освоил КОБ как знание в тех или иных её прикладных аспектах, обсуждение той или иной проблематики в русле КОБ носит характер более краткий, чем это имеет место в работах и в рабочих материалах ВП СССР, поскольку в этой среде достигается достаточно единообразное «само собой» разумение на основе тех понятий, которые не свойственны остальному обществу. Но понима­ние такого обсуждения невозможно в кругу тех, для кого употребляющиеся фразы не содержат «само собой» разумеющихся понятий. Однако система обособляющих и отчуждающих образных пред­ставлений и понятий, на основе которой действует ВП СССР, — не его внутренний “эзотеризм”, хотя, некоторые и воспринимают её как настоящий «эзотеризм», в основе которого якобы лежит личностное демоническое самопревознесение участников ВП СССР над окружа­ющими, порождающее и некую систему хитро утаиваемых посвящений[262].

Вследствие невозможности «само собой» разумения в остальном обществе обособляющих или отчуждающих понятий, открывающих обществу новые горизонты развития, от общества в целом требуются две безхитростные «вещи»:

· от носителей обособляющих понятий, выражающих КОБ, — построить описание в оглашениях, исходящее от понятий, «са­мо собой» разумеющихся достаточно единообразно достаточно широким кругом лиц. И это описание, начавшись от «само со­бой» разумеющегося в обществе достаточно единообразно, должно приводить читателя к достаточно единообразному пониманию, сообразному Объективной реальности, т.е. Жизни, пока что обособляющих и отчуждающих по­нятий, выражающих КОБ;

· от заинтересованной части остального общества — прочитать описание в оглашениях с соображением, в результате чего у читателей должны возникнуть субъективно-образные представления, в дальнейшем обеспечивающие взаимопонимание на основе «само собой» разумения с носителями пока что обособляющих понятий КОБ, и эти субъективно-образные представления должны быть сообразны Объективной реальности и понятны на основе изменившегося «само собой» разумения читателя. В этом процессе обособляющие и отчуждающие понятия неизбежно становятся «само собой» разумеющимися для всё более многочисленного множества людей, и казалось бы очевидный “эзотеризм” ВП СССР становится «само собой» разумением всякого не ленивого прочитать с соображением и продумать прочитанное, соотнося его с Жизнью.

По отношению к Концепции общественной безопасности в Богодержавии в её выражении в работах и материалах ВП СССР:

· первое — нравственно-этический долг перед людьми участников собственно Предиктора и их обязанность перед Богом;

· второе — открытая возможность для всех прочих, однако которой воспользуются только те, кто пожелает себя утрудить прочтением с соображением материалов ВП СССР.

Не желающие читать с соображением материалы ВП СССР и соотносить их с Жизнью могут продолжать жить так, как жили прежде соприкосновения с ними, а могут осмыслять Жизнь самостоятельно помимо материалов ВП СССР и выражать в обществе или скрывать от людей своё миропонимание так, как сочтут полезным: это их дело — Вседержитель разсудит всех.

Можно ли выразить Концепцию общественной безопасности как таковую в её Богом предопределённом виде как-то иначе — короче и доходчивее, чем это делает ВП СССР в его нынешнем составе?

— По нашему мнению, многие годы, прошедшие после первой публикации в “Молодой гвардии” статьи “Кон­цеп­ту­аль­ная власть: миф или реальность?”[263], — срок вполне достаточный для того, чтобы сделать это, если это действительно было возможно.

Иными словами, это означает, как минимум одно из двух:

· либо материалы ВП СССР удовлетворяют потребности общественного развития в настоящее время;

· либо кто-то, — кто мог бы выразить Концепцию общественной безопасности доходчивее, так, чтобы общество было более восприимчиво к ней, — отлынивает от исполнения своего долга перед людьми и уклоняется от исполнения своей обязанности перед Богом.

Третья возможность: Концепция общественной безопасности в её изложении ВП СССР — действительно ошибочна, представляет собой выражение и результат одержимости и демонической гордыни и самопревознесения над людьми его участников.

Но и такой ответ не освобождает всякого пришедшего к такого рода мнению от долга перед людьми и обязанности перед Богом — выработать и дать обществу альтернативу ей, на основе которой человечество разрешило бы проблемы, созданные в прошлом толпо-“элитарным” общественным укладом существования людей под концептуальной властью разноликих знахарских традиций, в которых «посвя­щённые» когда-то и как-то — за какие-то их нравственно-этические пороки — были лишены Свыше способности к ЖИЗНЕРЕЧЕНИЮ.

В нашем осмыслении Жизни опубликованные материалы Концепции общественной безопасности в её изложении ВП СССР удовлетворяют до настоящего времени потребности общественного развития. Тематическая структура текстов, их грамматика, даже при имеющихся в них неточностях словоупотребления и опечатках, ошибках, обеспечивает их достаточно единообразное понимание нарастающим множеством читателей. В результате растёт доля сторонников Концепции в составе населения, и при этом многие из них обретают концептуальную властность.

Но тексты материалов КОБ — не развлекательное чтиво для заполнения времени безделья. Они предназначены для помощи людям в работе над собой и построены так, что исключают возможность их «сколь­зя­щего прочтения», при котором перед сознанием скользят знакомые слова и привычные словосочетания в коротких фразах, но соображение при этом связано с иным потоком посторонних мыслей: с информационным фоном радио- и телевещания; с привлекающей внимание беседой соседей по общественному транспорту, с повседневной суетой дома и по месту работы; а тем более с внутренним монологом, выражающим нравственно обусловленное неприятие смысла, который действительно может истинную причину неприятия маскировать словами: «длинные фразы», «нелогичное построение предложений», «не рус­ская грамматика» и т.п.

При таком «скользящем прочтении», в котором сообразное внимание отвлечено от текста к информационным потокам, приходящим извне, или отвлечено на внутренний монолог, маскирующий нравственно обусловленное неприятие Концепции общественной безопасности, — Концепция действительно будет восприниматься как наукообразный или псевдорелигиозный вздор, понимать который и причин-то нет, либо будет попросту непонятна.

Однако, если от «скользящего прочтения» уйти волевым порядком[264] на основе грамматического разбора предложений (тип: сложносочинённое — сложноподчинённое; подлежащее, сказуемое, груп­па подлежащего, группа сказуемого, другие члены предложения и т.п.), то все фразы и все абзацы, весь текст станут в целом понятны. И это понимание единообразно у множества незнакомых друг с другом людей: если выявляется разное понимание, то, как показывает анализ, оно обусловлено избирательно-фрагментарным прочтением текста, при котором часть слов во фразах, часть предложений в абзацах и какие-то темы в целом выпадают из восприятия; либо собственное воображение о прочитанном подменяет память[265]. В результате у человека формируется неадекватное, ложное впечатление о прочитанном.

И практика это подтверждает: многие признают, что некогда в прошлом они отмахнулись от материалов ВП СССР, расценив их на основе «скользящего прочтения» как вздор или неудобопонимаемую информацию, предназначенную исключительно «для специалистов-профессио­на­лов», но спустя какое-то время (иногда спустя несколько лет) они возвращались к материалам КОБ и прочитывали их с соображением. И всё становилось достаточно понятно для разрешения их жизненных проблем[266], хотя и не всегда было нравственно приемлемо сразу же по обретении понимания.

Второе обстоятельство связано с тем, что Концепция общественной безопасности в Богодержавии в её Богом предопределённом виде предназначена объединить людей. Но «само собой» разумение различных групп и подгрупп, составляющих общество, — разное. Поэтому все материалы КОБ в её изложении ВП СССР не столько несут какие-то особые знания или в новых материалах оглашаются умолчания, имевшиеся в ранее опубликованных материалах, сколько новые материалы открывают подходы к пониманию КОБ исходя из особенностей «само собой» разумения, которых не было в ранее опубликованных материалах.

И соответственно, одним людям — на основе их жизненного опыта — проще составить субъективно-образное представление о Концепции жизни людей в Богодержавии как таковой на основе “Мёртвой воды”, а другим — на основе рассмотрения иносказательности произведений А.С.Пушкина, только после чего им станет понятна “Мёртвая вода”. Другим же наоборот: понимание “Мёрт­вой воды” открывает пути к пониманию прямого и иносказательного смысла каких-то художественных произведений. И это не выдумка, а тоже практика.

Легче всего тем, чьё мировоззрение — субъективно-образные представления о Жизни — уже в основном соответствует мировоззрению КОБ как таковой: им остаётся только принять слова и тем самым обрести язык Концепции общественной безопасности. Труднее тем, чьи образные представления о Жизни далеки от КОБ, и потому им необходима перестройка нравственности[267], мировоззрения и миропонимания.

Также надо понимать, что у ныне живущих поколений господству­ющий в них способ «само собой» разумения Жизни складывался на протяжении их детства, подросткового возраста, юности, т.е. на протяжении примерно двух десятилетий, а то и более: «век живи — век учись…». Соприкосновение же с материалами Концепции ставит всякого, кто проявляет заинтересованность в том, чтобы понять её суть, перед необходимостью в короткие сроки перестроить своё мировоззрение и миропонимание, т.е. построить новое «само собой» разумение в сроки от нескольких дней до нескольких лет. Действительно это — очень трудная, тяжёлая и кропотливая работа в самом себе.

Но в любом случае мировоззрение и миропонимание, обусловленные нравственностью самого человека, — его неотъемлемое достояние. И развитие мировоззрения и миропонимания, а равно разрушение, в каких бы внешних обстоятельствах они ни протекали под воздействием каких угодно факторов, — это дело самого человека, которое за него не способен сделать никто: ни бесы, ни ангелы, ни ВП СССР, ни глобальные предикторы толпо-“элитарных” концепций. Не способны потому, что на каждого человека это дело возложил Бог, Который водительствует в этом деле всякому, кто не ленив его делать и кто не противится Его водительству[268].

Поэтому надо осваивать пока ещё не «само собой» разумеющееся понимание Жизни в Концепции общественной безопасности в Богодержавии, порождая при этом новую культуру многонационального человечества Земли, в которой “экзоте­ризм”, превосходящий нынешний “эзотеризм” ВП СССР, станет «само собой» разумением всех и каждого.

* *
*

Тема культуры речи обязывает рассмотреть ещё один вопрос. Одно и то же содержание (смысл) в изустной и письменной речи должны выражаться в разных языковых формах. Это обусловлено тем, что изустная речь имеет место в подавляющем большинстве случаев в обстоятельствах, когда говорящий и слушатели (либо собеседник)[269] порождают эгрегор, и алгоритмика этого эгрегора и положение в нём каждого из его участников, и в особенности — говорящего, — определяет наилучший (в смысле восприятия информации из речи) вариант разграничения «оглашения — умолчания».

А изложение того же самого содержания в письменной форме для того, кто пишет, протекает в ином режиме взаимодействия с эгрегорами и ноосферой в целом, — в более или менее состоявшемся обособлении его психики от психики других людей персонально. Но так же, как и изустная речь в живом общении, письменное изложение или речь перед микрофоном в процессе звукозаписи предполагают определённость нравственно-психологических типов и характера образования тех, кому адресуется такое послание.

Другая грань вопроса о различии языковых форм выражения одного и того же содержания в изустной и в письменной речи обусловлена тем, что ритмика изустной речи и текста — обусловлены различными объективными факторами.

Ритмика изустной речи обусловлена прежде всего прочего физиологически — ритмикой дыхания: длина непрерывной фразы не может быть больше, чем продолжительность выдоха в процессе её произнесения. Если фраза не вмещается в один выдох (не может быть произнесена на одном дыхании), то все очередные вдохи в процессе её произнесения не должны порождать в ней безсмысленных пауз и пауз, рвущих целостность смысла.

Ритмика письменной речи на основе фонетической буквенной письменности[270] в разные исторические времена (с появлением пергамента и бумаги) была обусловлена разными факторами: первоначально — количеством чернил, которое могло вместить перо; с появлением авторучек — длиной строки и способностью кисти руки перемещаться вдоль строки без переноса места расположения локтевого сгиба по поверхности стола; с появлением пишущих машинок — длиной стандартной строки (63 — 64 символа в боль­ши­нстве случаев) и необходимостью перевода каретки; с появлением компьютеров и текстовых редакторов — непосредственно — практически ничем из числа ранее упомянутых внешних факторов, но обусловленность ритмики текста алгоритмикой мышления сохраняется.

До появления компьютеров и текстовых редакторов ритмика мы­шления вынужденно подстраивалась под внешние факторы, задающие максимальную продолжительность одного действия по созданию текста: частоту обмакивания пера в чернильницу или переход к новой строке, что требовало переместить лист бумаги или руку (в рукописном письме), либо перегнать каретку пишущей машинки.

При этом не надо забывать, что как и изустная, так и письменная речь порождаются субъектом при определённом типе строя психики и замкнутости личности на те или иные определённые эгрегоры, что тоже обуславливает ритмику психической деятельности, текста и речи, соответственно. И собственно эти психологические внутренние факторы становятся доминирующими, если текст производится с помощью компьютера.

Теперь можно рассмотреть вопрос об употреблении в русле Концепции общественной безопасности иноязычных слов.

Человечество — многонационально, и каждый народ в глобальном историческом процессе идёт своими путями, при этом:

· в каких-то аспектах развития своей культуры народ, дублируя, сам производит то, что в то же самое время создаётся другими народами;

· в каких-то аспектах своей культуры производит нечто, неповторимо своеобразно отличающее его от других;

· а в каких-то аспектах своей культуры остаётся безплодным.

* * *

При рассмотрении вопроса о неравномерности исторического развития и своеобразии национальных культур надо помнить, что все достижения и отсутствие каких-либо достижений во всякой культуре выражают разнородные нравственно обусловленные потребности людей, а все потребности людей и общественных институтов распадаются на два класса[271]:

· биологически допустимые демографически обусловленные потребности — соответствуют здоровому образу жизни в преемственности поколений населения и биоценозов в регионах, где протекает жизнь и деятельность людей и обществ. Они обусловлены биологией вида Человек разумный, полово-возрас­т­ной структурой населения, культурой (включая и обусловленность культуры природно-географическими условиями) и направленностью её развития (к человечности либо назад в откровенное рабовладение или к «консервации» исторически сложившегося человекообразия на основе придания ему каких-то новых форм, скрывающих нечеловечный характер цивилизации, но создающих видимость общественного прогресса);

· деградационно-паразитические потребности, — удовлетворение которых причиняет непосредственный или опосредованный ущерб тем, кто им привержен, окружающим, потомкам, а также разрушает биоценозы в регионах проживания и деятельности людей; приверженность которым (как психологический фактор, выражающийся, в частности, в зависти или неудовлетворённости к более преуспевшим в разнородном «сладо­страс­тии»), пусть даже и не удовлетворяемая, препятствует развитию людей, народов и человечества в целом в направлении к человечности. Они обусловлены первично — извращениями и ущербностью нравственности, вторично выражающимися в преемственности поколений в традициях культуры и в биологической наследственности.

Соответственно этому, отсутствие “прогресса” культуры в области удовлетворения разнородных деградационно-паразити­чес­ких потребностей у того или иного народа — не признак его творческого безплодия или культурной отсталости и биологической неполноценности; соответственно, чьи-либо достижения в области удовлетворения деградационно-парази­ти­че­с­ких потребностей — не показатель культурного лидерства и творческого превосходства над другими народами и их государствами.

В Жизни объективность Добра и Зла непосредственно выражается в объективной принадлежности всех устремлений и всей разнородной деятельности людей к одному из двух названных классов потребностей: демографически обусловленных и дегра­да­ционно-паразитических.

* *
*

Соответственно неравномерности и своеобразию исторического развития национальных культур в процессе глобализации обмен разных культур своими достижениями, относящимися к обоим спектрам потребностей, — неизбежен. И одной из его составляющих является обмен разных языков словарным составом и грамматическими структурами.

Естественно, что когда в какой-либо национальной культуре появляется нечто новое, ранее не свойственное культурам других народов и чему в них нет своих более или менее одновременно возникших аналогов, то в большинстве случаев это получает и какое-то описание в языковых формах того народа, который это новое породил. Если это достижение вызывает интерес представителей других культур, то естественно, что в их родных языках для того, чтобы описать это новое для своих соотечественников не всегда хватает слов и тогда для описания перенимаемых достижений заимствуются готовые слова, которыми воспользовались для их описания народы творцы и первооткрыватели.

Именно так изрядная доля современной научной терминологии пришла в национальные языки из древнегреческого, латыни, арабского; многие финансово-экономические термины пришли в другие языки из тех языков, где они впервые возникли (в частности, «дé­бет», «крéдит», «банк» пришли из средневекового ита­льян­ского вслед­ствие того, что тогда Венецианская республика преуспела в бан­ковском деле при ведении мировой — по масштабам тех лет — торговли).

Но на процесс народного творчества в тех или иных областях, когда возникает нечто новое и это новое получает описание языковыми средствами в культуре народа творца и первооткрывателя этого нового, можно взглянуть и изнутри его языковой культуры. Тогда выясняется, что есть две базовых возможности описания этого прежде безымянного нового достижения:

· первая — остаться в своей исторически сложившейся языковой культуре и:

Ø либо на основе корневой системы своего языка произвести новые слова, которые обретут смысл, обусловленный этим новым достижением или открытием;

Ø либо придать какое-то специфическое значение уже существующим словам своего языка;

· вторая — воспользоваться какими-либо словами иных языков, придав им в своём языке специфический смысл, обусловленный этим новым достижением или открытием и который будет отличаться от всех значений этих слов в тех языках, откуда они заимствуются, вследствие новизны достижений в культуре человечества.

Если достижение или открытие действительно обладают общечеловеческой значимостью, а тем более — открывают или реализуют какие-то возможности в развитии глобальной цивилизации в направлении к человечности, то:

· в первом варианте обретения полученным достижением имени более вероятно, что произойдёт «экспорт» слов национального языка народа творца или первооткрывателя в языки других народов;

· во втором варианте возникнут два обстоятельства:

Ø в своём языке — сохранится прежняя исторически сложившаяся система понятий, но к ней добавятся новые понятия, возникшие на основе языковых форм, заимствованных из других языков[272];

Ø в языках, из которых произведено заимствование, — при заимствовании достижений и открытий, получивших наименование на основе этого языка, возникает проблема описаний, поскольку заимствование языковых форм, которыми названы импортируемые достижения, в тех или иных аспектах делает несостоятельной сложившуюся в них систему понятий, которую носители языка вынуждены будут как-то переосмыслить. Процесс переосмысления прежней системы понятий выражается в том языке в появлении профессиональных слэнгов или в необходимости введения в речь уточняющих смысл слов, что делает её более многословной, менее выразительной, неудобной. В конечном итоге это может привести к тому, что его носители перейдут на другой язык, выразительные возможности которого будут более соответствовать изменяющейся жизни[273].

Но один из способов избежать в своём языке никчёмного многословия, возникающего за счёт введения уточняющих слов в контексте, связанном с новыми достижениями и открытиями, — это осмысленное заимствование слов из иных языков.

Показанное выше позволяет понять, что перспективы всякого национального языка определяет не интенсивность заимствований из других языков, а общечеловеческая глобальная значимость творческих достижений народа его носителя, осуществляемая в русле Промысла, и соответственно — в пределах демографически обусловленного спектра потребностей.

По отношению к перспективам Русского языка в его историческом развитии сказанное означает, что осмысленное заимствование слов из других языков в процессе творчества, осуществляемого в русле Промысла на основе русского языка в его исторически сложившемся виде есть обогащение русского языка и его защита от вытеснения из жизни другими языками, поскольку в этом случае Русский язык в его историческом развитии становится более знающим, нежели они, сохраняя и развивая исторически складывающуюся в нём систему понятий — его толковый словарь.

А в другом потоке творчества, осуществляемого без заимствований иноязычных слов, происходит развитие миропонимания и культуры на основе собственно Русского языка, что делает его глобальным монополистом на те или иные аспекты миропонимания в общедоступной, а не в эзотерической традиции. Соответственно для того, чтобы то же самое знание появилось выраженным на других языках, сначала переводчикам придётся ознакомиться с русским текстом. При этом в развитии глобальной культуры, предназначение которой объединить всё человечество в ладу с Богом и Мирозданием, неизбежны два процесса:

· первый — экспорт понятий из Концепции общественной безопасности в другие языки, облегчаемый тем, что мы не брезгуем иноязычными словами, придавая им в русском языке специфическое значение;

· второй — невозможность выражения кое-чего иначе, как по-русски[274], — ведёт к тому, что именно Русский язык в его историческом развитии несёт в себе предпосылки к тому, чтобы стать одним из языков глобальной культуры, объединяющей человечество, как о том сказано в эпиграфе к настоящей работе.

А эпиграф взят из стихотворения Ф.И.Тютчева, которое мы приводим в Приложении.

8 сентября 2003 г. — 29 января 2004 г.
Уточнения и добавления 3, 4 августа 2010 г.

 

 

Приложение
Ф.И.Тютчев о Русском языке

Фёдор Иванович Тют­чев в середине XIX века по поводу начала крымской войны — второй антирусской мировой войны XIX века — написал стихотворение, обладающее куда более значимым стратегическим смыслом на протяжении всей эпохи перехода нынешней глобальной цивилизации разнородного человекообразия к человечности:

Теперь тебе не до стихов,
О, слово русское, родное!
Созрела жатва, жнец готов,
Настало время неземное…

Ложь воплотилася в булат;
Каким-то Божьим попущеньем
Не целый мiр, но целый ад
Тебе грозит ниспроверженьем…

Все богохульные умы,
Все богомерзкие народы
Со дна воздвиглись царства тьмы
Во имя света и свободы!

Тебе они готовят плен,
Тебе пророчат посрамленье,
Ты — лучших, будущих времен
Глагол, и жизнь, и просвещенье!

О, в этом испытаньи строгом,
В последней роковой борьбе
Не измени же ты себе
И оправдайся перед Богом…

 

 


 

 

Горбатов Константин Иванович. «Потонувший город»

 

Общение:

vk.com/id275426382

vk.com/id301443540

Мировоззренческое кино: vk.com/club58129482

Мировоззренческие мультфильмы: vk.com/mult2017

Книги: olx.ua/list/user/1Z1yX

Почта: voda2017@gmail.com


[1] Настоящий © Copyright при публикации книги не удалять, поскольку это противоречит его смыслу.

[2] Здесь и далее в цитатах из “Домика в Коломне” римскими цифрами обозначается номер приводимой октавы по тексту полной редакции поэмы, которая содержит 54 октавы (в большинстве изданий представлены редакции, сокращённые до 40 октав, — отцензурированные масонствующим ли­те­ратуроведением).

[3] “Домик в Коломне” написан в родовом имении А.С.Пушкина Болдино 10 октя­бря 1830 г. (юлианского календаря).

[4] «Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий», — К.Прутков.

[5] В некоторых публикациях в этом предложении стоит оборот речи «сло­вом правит», а не «слово правит».

В варианте «словом правит» эта фраза включает в себя оба аспекта точ­ности словоупотребления: во-первых, подразумевает «слово» в качестве объекта управления (объекта, на который оказывается воздействие), а во-вторых, подразумевает «слово» в качестве средства управления чем-то иным.

В варианте «слово правит» эта фраза указывает на необходимость приобщения к праведности, поскольку включает в себя не только смысл правления словом как таковым (иначе говоря, правления посредством слова течением событий), но и исправление извращённых в ходе культурного прогресса слов и языковых конструкций.

[6] Указано на то обстоятельство, что мысль как таковая и слово (лек­си­ка), её выражающее, — объективно различные явления в жизни.

[7] Смысловая единица в этом предложении «давит мгновенно». Чем более человек властен над собственным внутренним монологом (или гвалтом — у кого как), тем более он способен воспринимать объективную информацию извне (в том числе и понимать изустные речи и тексты других людей).

[8] И по жизни это действительно так: следствием болтливости является несовпадение слов (деклараций о благих намерениях) и последующих за словами дел. В жизни обществ это один из источников бедствий.

[9] «Я воды Леты пью, / Мне доктором запрещена унылость» — это по своему существу «камертон», по которому задаётся эмоционально-смыс­ло­вой строй психики личности.

Лета — река из мифов древних греков; испивший её воды приобщается к вечности, забыв суету земной жизни и таким образом освободившись от её власти над собой. Унылость — неприятие Вседержительности в форме отрицательных эмоций, в состоянии упадка духа. «В беде не унывай, на Бога уповай», — русская поговорка.

Об эмоционально-смыс­ловом строе см. работы Внутреннего Предиктора СССР (ВП СССР) “Диалек­ти­ка и атеизм: две сути несовместны”, “От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии”. Эти и другие упоминаемые далее в тексте работы ВП СССР представлены в интернете на сайте www.vodaspb.ru, а также распространяются на компакт-дисках в составе Информационной базы ВП СССР.

Здесь же кратко поясним, что если Вы доверяете Богу жизнь, смерть, посмертное бытие как свои собственные, так и других людей в прошлом, настоящем и будущем, не видите в Боге врага или беззаботного циника, то у Вас всегда должно быть доброе настроение, хорошие эмоции, уверенность, Вы должны быть преисполнены любви к Жизни, выражающейся в заботе о других и среде обитания, не должно быть страхов, депрессий, растерянности и т.п. Такое настроение надо научиться в себе воспроизводить произвольно, поскольку именно в нём чувства, внимание, интеллект и психика в целом работают наилучшим возможным образом. Жить, не создав в себе такого праведного осмысленного настроения, — хуже, чем пытаться играть на разстроенном музыкальном инструменте.

[10] А это прямое предложение А.С.Пушкина читателю остановить бол­тливость в себе самом и вдумчиво читать “Домик в Коломне” в соответствующем настроении, т.е. приведя себя к заданному самим А.С.Пуш­киным эмоционально-смысловому строю.

[11] Об этом см. рабочую редакцию комментариев 1990 г. ВП СССР к поэме “Домик в Коломне”, распространяемую на компакт-дисках в составе Информационной базы ВП СССР и опубликованную в интернете на сайте www.vodaspb.ru; а также краткое стихотворное изложение этих комментариев в работе ВП СССР “Мёртвая вода”.

Если кто-либо думает, что иносказательности в “Домике в Коломне” объективно нет, то прежде, чем обвинять ВП СССР в «приписывании задним числом» А.С.Пушкину наших вымыслов, пусть сначала убедительно ответит хотя бы себе на вопрос: “С какими целями из большинства публикаций “Домика в Коломне” изъяты эпиграф и 14 октав, включая и те, где А.С.Пушкин вспоминает Эзопа с его варёным языком?”

[12] Этот факт наличия собственной подвижности (динамики), т.е. жизни языка отражён и в полном названии словаря В.И.Даля — “Толковый словарь ЖИВОГО великорусского языка”.

[13] В этом одно из объективных оснований того, что в древности слова «язык» и «народ» были синонимами. Это двузначие смысла слова «язык» — один из показателей того, что носителем языка является именно всё общество, а не тот или иной индивид сам по себе (особь). И соответственно язык — общественное достояние.

[14] О Я-центричных мировоззрении и миропонимании обстоятельно речь пойдёт в разделе 2.

[15] Невежество и отрицание истины не делают истину объективно не существующей и не обращают её в ложь или заблуждение. Тем более это касается Правды-Истины.

[16] При этом необходимость постановки вопроса: “Что такое «интеллект» и как он устроен?” — в подавляющем большинстве случаев даже и не подразумевается.

[17] Вопрос: “Что такое «мысль», из чего она состоит и как устроена?” — в подавляющем большинстве случаев тоже не подразумевается.

[18] «ФИЛОЛОГИЯ (от фил... и греч. logos — слово), область знания, изучающая письменные тексты и на основе их содержательного, языкового и стилистического анализа — историю и сущность духовной культуры данного общества. Филология возникла в Др. Индии и Греции. В XVII — XVIII вв. сложилась как наука, изучающая древнюю культуру (язык, литературу, историю, философию, искусство в их взаимосвязанности). С дифференциацией отдельных наук содержание понятия филологии изменялось: филологию стали понимать как совокупность наук, изучающих культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве» (“Большой энциклопедический словарь”, электронная версия на компакт-диске, 2000 г.).

[19] «ЛИНГВИСТИКА (от лат. lingua — язык), то же, что языкознание».

«ЯЗЫКОЗНАНИЕ (лингвистика), наука о человеческом естественном языке и обо всех языках мира как конкретных его представителях, общих законах строения и функционирования человеческого языка. Начало развиваться на Древнем Востоке — в Месопотамии, Сирии, Малой Азии и Египте, а также в Древней Индии (Панини, V — IV вв. до н.э.), Др. Греции и Риме (Аристотель). Научное языкознание зародилось в нач. XIX в. в форме общего (В.Гумбольдт и др.) и сравнительно-истори­чес­кого (Ф.Бопп, Я.Гримм [более известен как сказочник: наше пояснение при цитировании], А.Х.Востоков и др.) языкознания. Основные направления в истории языкознания: логическое (сер. XIX в.), психологическое, младограмматическое (2-я пол. XIX в.), социологическое (кон. XIX — нач. XX вв.), структурная лингвистика (1-я пол. XX в.). С точки зрения аспектов изучения языка условно выделяются внутренняя и внешняя лингвистика. К внутренней лингвистике относятся: общее языкознание (изучает общеязыковые категории), сравнительно-историческое и сопоставительное языкознание (исследует генетические и типологические отношения между разными языками), области языкознания, которые изучают разные уровни языковой системы: фонетика, фонология, грамматика (морфология, словообразование, синтаксис), лексикология, фразеология. Историей становления языковой системы занимается история (историческая фонетика, фонология и т.д.) и этимология; имена собственные изучает ономастика, в т.ч. топонимика и антропонимика. Внешняя лингвистика (паралингвистика, этнолингвистика, психолингвистика, социолингвистика и т.д.) изучает аспекты языка, непосредственно связанные с функционированием говорящего человека в обществе. К ней относятся также диалектология и лингвистическая география, изучающие территориальное варьирование языка. Особую область языкознания составляет интерлингвистика» (“Большой энциклопедический словарь”, электронная версия на компакт-диске, 2000 г.).

[20] Примером тому пьезоэлектрические эффекты. Так колебательное механическое воздействие на кристалл кварца вызывает колебательную динамику напряжённости электрического поля на поверхности кристалла; и наоборот — колебательное воздействие на кристалл кварца переменным электрическим полем вызывает его механические колебания.

[21] Возбуждение колебаний объекта на той же или кратной частоте, что и частота, характерная для воздействующего на него фактора. На явлении резонанса основана настройка радио- и телевизионных приёмников на передающие станции.

[22] Колебательный процесс, протекающий в системе при отсутствии вне­ш­него периодического воздействия на неё. Наличие автоколебаний в системе обусловлено особенностями самой системы. При этом система может поглощать энергию извне и излучать энергию. Пример автоколебаний — колебания маятника в механических часах. Маятник является регулятором потребления механизмом часов потенциальной энергии пружины или гирь (в часах с гравитационным приводом механизма) и регулятором переизлучения энергии в виде вращения стрелок.

[23] Когерентность — в наиболее общем смысле этого слова: некоторая своевременность в течении каждого из множества колебательных процессов, порождающая некое качество в течении всей совокупности процессов, образующих рассматриваемое множество. Пример: чтобы исполнить музыкальное произведение, оркестранты должны играть в общем для них темпе каждый свою партию одного и того же произведения. В противном случае (если темп (в переводе на русский — время) у каждого свой или каждый «пилит» своё из разных произведений; либо, что придёт ему на ум, не внемля другим) музыка оркестра рассыплется в какофонию.

[24] В частности, кроме известного и часто публикуемого (в словарях, энциклопедиях) числового ключа кириллицы, есть второй ключ, обнаруженный в Киевском Софийском соборе на одной из стен вместе с азбукой. (Сотни­кова Л., Ферруфино К. “Родство — основа системы слова”, Тегусигальпа, Гон­ду­рас, Графицентро, 1985 г.). Он обладает той особенностью, что разные слова русского языка (и привносимые в него из других языков) имеют одинаковые значения числовой меры (суммы числовых значений их букв) в случае, если они обладают неким единым глубинным смыслом. Так числовые меры слов: «закон» — 49, «глагол» — 49, «дух» — 49; «слово» — 47, «серебро» — 47 (слово — серебро, молчание — золото; и серебро — 47‑й элемент Периодической системы элементов) и т.п.

Эти примеры показывают, что равенство числовых мер не безпричинно и представляют собой одно из выражений того обстоятельства, что в русском языке химическому элементу № 47 может органически соответствовать только одно имя — серебро.

Первичные числовые меры, будучи записаны как числительные (на­при­мер, «семь на четыре десять» для серебра в древней морфологии чис­ли­тельных), обладают своей числовой мерой и т.д. В итоге числовые меры каждого из существительных по цепочке сходятся к одному из чисел: 248, 293, 245, 283, 258, 248, — стоящих в вершинах пятиугольника, по которому они в дальнейшем циклически нескончаемо переходят одна в другую.

[25] Алгоритм — искажённое аль-Хорезми — имя среднеазиатского математика средних веков. Его именем называется преемственная последовательность действий, выполнение которой позволяет достичь определённых целей. Также алгоритмом называется описание такой последовательности действий. Алгоритм представляет собой:

· совокупность информации, описывающей характер преобразования входного потока информации в каждом блоке алгоритма, и

· мер (мерил), управляющих передачей потоков преобразуемой в алгоритме информации от каждого блока к другим.

Под алгоритмикой понимается вся совокупность частных функционально специализированных алгоритмов.

Среди понятий, свойственных субкультуре на основе гуманитарного образования терминам «алгоритм», «алгоритмика» наиболее близок термин «сцена­рий», причём сценарий — многовариантный.

[26] В противном случае Жизнь ему представляется якобы безпричинно «полосатой»: «чёрные полосы» (когда отстаёт или забегает вперёд) чередуются со «светлыми» (когда его поведение более или менее укладывается в ритмику объемлющих процессов).

[27] «ОПЕРА (итал. opera, букв. — сочинение), музыкально-театральное произведение, основанное на синтезе слова, сценического действия и музыки. Возникла в Италии на рубеже 16 и 17 вв. В ходе исторической эволюции выработаны разнообразные оперные формы: ария, речитатив, вокальный ансамбль, хоры, оркестровые номера (увертюра, антракты). Иногда опера включает балетные сцены, разговорный диалог, мелодраму. Разновидности оперы: историко-легендарная, героико-эпическая, народно-сказочная, лирико-бытовая и др. Некоторые виды оперы тесно связаны с определённой национальной культурой и эпохой — итальянская опера-сериа (серьезная), опера-буффа (комическая), французская большая опера, опера-комик, лирическая опера, немецкая и австрийская зингшпиль, английская балладная опера. Первые русские оперы появились во 2-й пол. 18 в. Классические произведения оперного жанра в России возникли в 19 в., тогда же национальные оперы были созданы на Украине, в нач. 20 в. — в Азербайджане, Армении, Грузии» (“Большой энциклопедический словарь”, электронная версия на компакт-диске, 2000 г.).

[28] Примером такого рода координирующей роли музыки является песня “Дубинушка” («Эх, дубинушка, ухнем; эх, зелёная, сама пошла, … подёрнем…» или в бурлацком варианте «мы по бережку идём, песню солнышку поём…»); также и музыка в армии и на флоте была средством управления войсками на поле боя, в походе и т.п.

[29] Звук — механические колебания: в терминах физики «продольные волны» — колебания сжатия и разряжения среды в направлении распространения фронта волны.

[30] Эргономичность — совместимость с человеком в смысле удобства пользования и безопасности для здоровья.

В частности отделы акустического проектирования автомобильных фирм обеспокоены не только общим снижением шумов, производимых автомобилем в разных режимах, но и тем, чтобы в звукоизлучении автомобиля не было диссонансов и излучений на частотах, вредных или не приятных для человека.

[31] «ГАРМОНИЯ (греч. harmonia — связь, стройность, соразмерность), соразмерность частей, слияние различных компонентов объекта в единое органическое целое.

ГАРМОНИЯ, выразительные средства музыки, основанные на объединении тонов в созвучия и на связи созвучий в их последовательном движении. Основной тип созвучия — аккорд. Гармония строится по определенным законам лада в многоголосной музыке любого склада — гомофонии, полифонии. Учение о гармонии — один из главных разделов теории музыки» (“Большой энциклопедический словарь”, электронная версия на компакт-диске, 2000 г.).

[32] «ДИССОНАНС (франц. dissonance, от лат. dissono — нестройно звучу), в музыке неслитное, напряженное одновременное звучание различных тонов» (“Большой энциклопедический словарь”, электронная версия на компакт-диске, 2000 г.).

Когда Вам не нравится звук, издаваемый при царапании железом стекла, то Вы не приемлете возникающего в этом звучании диссонанса.

[33] И вследствие стремления людей к полноте отображения Жизни в художественном творчестве были разработаны технические средства синхронизации звукозаписи и киносъёмки, после чего музыка стала неотъемлемой составляющей киноискусства и киноискусство стало сродни оперному.

[34] Одно из определений «архитектура — застывшая музыка» в оперном искусстве преломляется в том смысле, что декорации — разновидность архитектуры, и потому, будучи особого рода музыкой, должны соответствовать и музыке оперы, и опере в целом.

[35] В 2003 г. Валерий Гергиев поставил в Мариинском театре в Санкт-Петербурге оперу Сергея Прокофьева “Война и мир”. Эту постановку отличало практически полное отсутствие декораций. И в связи со сказанным это ставит нас перед вопросом: Почему в этой постановке опера — во всей полноте её составляющих — не состоялась?

· либо в некотором смысле дефективны либретто оперы и музыка С.Про­кофьева, не способные сочетаться друг с другом, со сценическим действом и декорациями?

· либо В.Гергиев избавился от декораций потому, что не чувствует и не понимает выражения Жизни в оперном искусстве?

· либо В.Гергиев всё это чувствует и понимает, но сознательно соучаствует в процессах разрушения человека такой «модерновой культурой»?

[36] На наш взгляд, высшее достижение оперного искусства в России — “Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии” Н.А.Римского-Корсакова и В.И.Бельского (автор либретто), появившаяся в 1907 г. В ней авторы, начав творить в ограничениях традиционной библейской культуры, смогли подойти вплотную к её границам, заглянуть за них, однако не смогли вырваться из них на свободу.

[37] С установлением на Руси власти библейской концепции порабощения всех народная магия хоровода в конце концов была вытеснена энергетическим выдаиванием паствы и накачкой библейского эгрегора на основе церковной ритуальщины или «политучёбы» марксизма. Далее в этот же процесс энергетического выдаивания и программирования психики включилось телевидение и интернет, а в перспективе в него же может влиться и интерактивное телевидение с виртуальными телеведущими и «мульт­филь­мами» по индивидуальному заказу.

[38] Иными словами исторически сложившееся разделение наук на «естес­т­венные», «точные», «технические» и «гуманитарные» — противоестественно.

[39] О двуликости атеизма (материалистическом и идеалистическом) см. в работе ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”. Здесь же поясним кратко:

· материалистический атеизм заявляет прямо: Бога нет, все вероучения о его якобы бытии — выдумки.

· идеалистический атеизм заявляет прямо: Бог есть, но сделав это утверждение, далее плодит выдумки о Его бытии и нормах взаимоотношения с Богом людей, согласие с которыми отчуждает человека от Бога и не позволяет человеку состояться в качестве истинного человека.

[40] Так истинное имя фараона в древнем Египте было тайной. Также и на Руси чуть ли не до петровских времён (конец XVII века) общество знало многих людей только по церковным (крестильным) именам или житейским прозвищам, а не по их истинным родовым именам.

[41] Вследствие этого в русском языке: «медведь» (тот, кто мёд ведает) вместо «бер» (берлога — логово бера); «сохатый» вместо «лось» (по­ско­льку рога лося по форме несколько напоминают лемехи плуга); «лука­вый», «нечистый» — тоже слова-заместители сущностного наименования известного рода субъектов. Есть в русском языке и исторически длительный каскад замен такого рода. «Хер» — в прошлом название буквы «Х», ныне име­­нуемой «Ха». Некогда название буквы — «Хер» — стало заместителем запретного слова, с этой буквы начинающегося. С течением времени иносказание «хер» само обрело значение недо­зво­лен­ного слова, и его — в качестве допустимого слова-заместителя — заменило название той же буквы в её современном просторечном звучании «Хэ».

[42] В наши дни это объективное обстоятельство, ощущаемое многими, — одна из причин популярности произведений Дж.Р.Толкиена (кстати, филолог по основной профессии) и книг про Гарри Потера и Таню Гротер, которыми увлекаются многие подростки, и интереса к магии и оккультизму некоторой части взрослых.

[43] Одна из общедоступных публикаций на эту тему: Н.Лескова “Диагноз голубой планеты: хроническая астма” с подзаголовком “Звук человеческой речи, воздействуя на материю, может возродить или разрушить её” (“Независимая газета”, № 15 (3128) 2004 г.).

[44] В терминологии физики.

[45] Обратной стороной этого вопроса является аспект сквернословия в том смысле, чья ругань обладает большей досягаемостью и разрушительнее по своему воздействию.

[46] «Великодержавникам» США влезть в этот список может быть и хочется, но сделать это им весьма затруднительно, поскольку современный английский (включая и его американскую версию) возник после завоевания Англии норманнами во главе с Вильгельмом-Завоевателем, т.е. уже в довольно позднее историческое время в процессе развития смеси из древнего языка англосаксов, латыни и чего-то франко-нор­ман­нского.

[47] Кроме того, как заметил ещё в 1872 г. (хотя и не по поводу роли и различия языков) А.К.Толстой в стихотворении “Послание М.Н.Лон­ги­но­ву о дарвинизме”, «Способ, как творил Создатель, / Что считал Он боле кстати — / Знать не может председатель / Комитета по печати…»

[48] О типах строя психики и о том, что значит состояться в качестве человека, смотри работы ВП СССР “Мёртвая вода” в редакциях, начиная с 1998 г., “От человекообразия к человечности” (в первой редакции “От матриархата к человечности…”), “Приди на помощь моему неверью…”, “При­н­ци­пы кадровой политики”, “Диалек­ти­ка и атеизм: две сути несовместны”, “От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии”.

Здесь же поясним кратко.

Информационное обеспечение поведения человека можно разделить на следующие категории:

· врождённые инстинкты и безусловные рефлексы, а также и их оболочки, развитые в культуре;

· традиции культуры, стоящие над инстинктами;

· его собственное ограниченное разумение;

· «интуиция вообще» — то, что всплывает из безсознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина;

· водительство Божьим Промыслом, на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости, как прямых вторжений извне в чужую психику, вопреки желанию её носителя.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но что-то одно может преобладать над всеми прочими компонентами в поведении индивида. Если первое, то индивид — носитель животного строя психики, по существу организации его поведения — человекообразное животное (таковы большинство членов всякого национального общества в прошлом); если второе, то индивид — носитель строя психики зомби, биоробот, запрограммированный культурой (тако­вы боль­шин­ство евреев, и к этому уровню подтягиваются ныне большинство обывателей на Западе; проблема же возможного перенаселения должна быть снята программами планирования семьи, легализацией половых извращений и насаждением культуры “безопасного секса”); третье и четвёртое — свойственно личностям с демоническим типом строя (это — так называемая «мировая закулиса»: хозяева библейских культов, лидеры мондиализма, евразийства, высшие иерархи саентологов, откровенные сатанисты и т.п.).

И только пятое — человечный строй психики, норма для человека (на её воплощение работали Моисей, Иисус, Мухаммад, Сталин). Здесь жизнь индивида перестаёт быть игрой без смысла или игрой ради получения удовольствия, а обретает смысл в осуществлении Высшего Промысла, сохраняя при этом качество лёгкости детства, пребывающего в радостной игре.

[49] При этом подразумевается, что необходимы преизлучатели разной направленности действия и обратимые переизлучатели, поскольку в общем случае рассмотрения процесс оказания виброакустического воздействия (включая переизлучение) — процесс управления. Для того, чтобы управление было осуществимо с желательным (или должным) качеством, необходима циркуляция информации и несущих её потоков энергии (материи) по всем объективно необходимым контурам прямых и обратных связей. Отсутствие того или иного переизлучателя необходимой направленности или его неработоспособность рвёт тот или иной контур, что влечёт за собой падение качества управления процессом вплоть до его полного срыва.

[50] Материя и энергия, взаимно переходят друг в друга. В контексте работ ВП СССР термин «материя» — более общий и в своём частном значении подразумевает «материю вообще» в её агрегатных состояниях (кристал­ли­ческое, жидкое, газ, плазма, полевое и вакуум). А термин «энер­гия» подразумевает материю в процессе перехода из одного агрегатного состояния в другое или параметры внутренней динамики материи в пределах качественно неизменного агрегатного состояния.

[51] Если говорить на языке компьютерных аналогий, то модем может быть подсоединён к компьютеру, может быть включён в сеть, но чтобы им можно было воспользоваться, — его специфическое программное обеспечение (драйвера и программы настройки), а также и прикладные телекоммуникационные программы необходимо не только инсталлировать в операционную систему, но и активизировать, т.е. загрузить.

[52] Об этом есть суфийская притча“Формула”:

«Жил когда-то давно один учёный человек. Он посвятил всю свою жизнь поиску знаний, и прочёл великое множество разнообразных книг, среди которых были и весьма редкие книги, посвящённые тайным знаниям. И вот однажды этот человек в размышлениях прогуливался по берегу реки.

Вдруг чей-то громкий голос, донёсшийся с реки, прервал его размышления. Он прислушался и услыхал, как кто-то кричит:

— А йа ха! А йа ха! А йа ха!

— О, это священная формула для хождения по воде! — сказал сам себе учёный.

— Помнится, я читал её в одной древней, очень секретной книге. Но этот человек занимается безполезным занятием, потому что неправильно произносит формулу.

Вместо того, чтобы произносить «йа ха», он произносит «а йа ха».

Подумав немного, учёный решил, что как более знающий, внимательный и прилежный человек, он обязан научить этого несчастного, ко­то­рый, хотя, и, видимо, был лишён возможности получить правильное указание, всё же изо всех сил, по-видимому, старается привести себя в созвучие с силой в этих звуках.

Итак, он нанял лодку и поплыл к острову, с которого доносился голос.

На острове в хижине он увидел суфия, время от времени громко повторявшего, всё так же неправильно, посвятительную формулу.

— Мой друг, — обратился к нему учёный, — ты неправильно произносишь священную фразу. Мой долг сказать тебе об этом, ибо приобретает заслугу как тот, кто даёт совет, так и тот, кто следует совету.

И он рассказал ему, как надо произносить призыв.

— О, спасибо тебе, добрый человек, — ответил суфий. — Ты очень добр ко мне, ты специально переправился на другой берег, чтобы сказать мне правильную формулу. Я очень, очень тебе благодарен.

Удовлетворённый учёный сел в лодку и отправился в обратный путь, радуясь, что совершил доброе дело. Некоторое время из хижины не доносилось ни звука, но учёный был уверен, что его усилия не пропали зря.

И вдруг до него донеслось нерешительное «а йа ха» суфия, который опять по-старому начинал произносить звуки призыва. Ученый начал было размышлять над тем, до чего же всё-таки упрямы люди, как отвердели они в своих заблуждениях, но вдруг услышал позади странный плеск. Он обернулся и замер от изумления: к нему прямо по воде, как посуху, бежал суфий. Учёный перестал грести и, как заворожённый, не мог ото­рвать от него взгляда. Подбежав к лодке, суфий сказал:

— Добрый человек, прости, что я задерживаю тебя, но не мог бы ты снова разъяснить мне, как должна по всем правилам произноситься эта формула? Я ничего не запомнил». (Приводится по ссылке в интернете (сентябрь 2003 г.): http://prit4i.narod.ru/ras.cgi-5_54.htm).

Аналогичные по смыслу притчи о произнесении разного рода слов есть и в других традициях, несущих тот или иной эзотеризм или воспринимаемых в качестве таковых окружающими. В частности, Матфей, гл. 9 об этом же:

«2. И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. 3. При сём некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. 4. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? 5. ибо что легче сказать: прощаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи? 6. Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. 7. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. 8. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам».

Этот сюжет известен приблизительно 2000 лет. Спрашивается: Много ли людей, чьи слова «встань и ходи», обращённые к настоящему калеке, окажут объективное исцеляющее воздействие в соответствии с их общепонятным смыслом? И если таких людей мало, то вследствие чего их мало?

[53] В частности, в русском языке «война» и «вой» созвучны, если не однокоренные. На протяжении всей истории бабий вой сопутствовал проводам на войну. А в английском языке отчасти созвучны и побуквенно совпадают «war» (война) и «ware» (продукция, товар). Отсюда и разное отношение и к войне, и к товару в русскоязычной и в англоязычной культуре. Этот пример взят из книги “Народная монархия” И.Л.Солоневича.

Также для сопоставления: в англоязычном описании жизни «truth» — и «истина», и «правда»; «justice» — «справедливость», «правосудие», «опра­в­дание»; «righteousness» — «праведность». То есть грамматически это не однокоренные слова, вследствие чего справедливость, праведность и правда связываются друг с другом дополнительными языковыми средствами, а сам язык допускает возможность некой «справедливости» помимо Правды-Истины. В русском же языке Истина — составляющая Правды. Правда, справедливость, право — однокоренные слова. Поско­ль­ку в алгоритмике психики, особенно для уровня сознания, язык — одна из основ мышления, то различия в алгоритмике мышления на основе языковых средств разных языков неизбежны.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.