Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

По-видмому, существует только одна врожденная Модель - то, что называют Образом Божьим в человеке, душа которого напоминает кристаллическую структуру.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Как пишет А. Букалов:"С физической точки зрения описанная внутренняя структура ФИМ похожа на кристаллическую решетку с квантовыми состояниями и уровнями. Известно, что в кристаллах часто возникают так называемые дислокации - места нарушения кристаллического порядка, и это нарушение может мигрировать по кристаллу. В данном случае - по "кристаллической" структуре психике". (А. Букалов "Потенциал личности и загадки человеческих отношений")

Все это и описывает наш прозорливый современник - писатель Владислав Крапивин в своем великолепном научно-фантастическом цикле повестей "В глубине Великого Кристалла".
Поэтому я и предлагаю парадигмальную интерпретацию Модели А.
И пытаюсь в этой работе – теоретически обосновать необходимость такой интерпретации, чтобы можно было бы в дальнейшем совместными усилиями социоников – разработать Модель К (Кристалл) – которую предлагаю назвать как по образу-структуре (монаде) человеческой психике, так и по ассоциации с первой буквой имени писателя - Дон Кихота Владислава Крапивина.

Различия в типах энергоинформационного метаболизма - это ни что иное, как разнообразные, но закономерные по причинам и следствиям отклонения в гармоничном развитии личности, причем, трансформационные переходы осуществляются в виде квантовых скачков из одного типа в другой - но не в процессе сознательной жизни (что очень сложно из-за закостенелости взрослой психики), а еще в преднатальный период, а также в раннем детстве, пока закладываются блоки ИД и СУПЕРИД и от чего это зависит, пока остается вопросом открытым. Но можно с уверенностью предположить, что новорожденный ребенок в младенческом возрасте, а может даже - еще в период пребывания в утробе матери, обладает такой запредельной чистотой и глубиной восприятия, такой Любовью и внутренней Гармонией, что ,по сути, является голой Душой, еще не прикрытой так называемыми "кожными ризами" и тонко впитывает то, что происходит в мире, где он родился и - в первую очередь в своем ближайшем окружении, в первую очередь - в душе (мыслях, эмоциях, желания, настроениях, опасениях) матери и если в них содержится негатив - в энергетике его, во всем существе, которое в это время - одно сплошное суггестивное тело - записываются кодирующая его информация, и в ней могут содержаться неверные установки, которые впитываются, будто с молоком матери.
Именно потому - так трудно, и - как показывает опыт - практически невозможно - изменить уже в взрослом возрасте свой врожденный ( то есть на деле - искаженный на заре жизни тип информационного метаболизма даже путем упорной работы над собой (если эта работа осуществляется не в монастыре под руководством уже трансформировавшегося Учителя). Взрослого человека может обратить только пламенная вера в соединении с делами - именно вера в помощь Свыше - дарует человеку Надежду.
Причем, оступления, падения на этом пути, приводят к квантовому скочке вниз по кольцу ревизии, а обратно двигаться - очень тяжело.
Очень тяжело плыть ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ.

Прозрачное небо, расчерченное квадратми
И призрачный конь, ведомый упорной рукой...
Я снова в строю и привычно долги отрабатываю,
Тропу пробивая двухтысячелетней клюкой.

У каждого крест свой, такой незначительный издали...
Под сенью печальных и гордых осенних чащоб
Летит вслед за листьями алыми ярыми искрами
Мой пламенный Феникс и время обратно течет.

Я помню тебя. Мы встречались косматыми старцами,
Почти непричастные к звону и блеску монет.
Под знаменем вечности длинными тонкими пальцами
Мы правили время и плавили лики планет.

Нам звезды сияли из чрева отточенной стали,
Нам снилась ночами Земля с бледно-млечным Путем.
И время пришло - колесо провернулось и встало.
И мы, не осмелясь противиться зову, идем.

Идем за зарей на востоке бескрайней Вселенной,
За светом мечты, разгоняя полночные сны.
Яснеет душа в переделках трехмерного плена,
И мир замирает в преддверии новой весны.

И мир застывает, себя разрывая на части.
И яро грозится раздать всем в конце по уму.
И я ему верю. А он мне вручает на счатье
В ладони - клюку, а на пояс - пустую суму.

(Ю. КОСАРЕВА "Прозрачное небо, расчерченное квадратами")

И этот процесс тесно связан с темой гениальности и помешательства (одержимости).
Как видно из приведенного выше анализа, все мы страдаем той или иной степенью одержимости и успешно передаем ее потомкам через несосознаваемую энергоинформационную суггестию, через каналы энергоинформационной связи, где все связаны со всеми и взаимозависимы, как части одного организма . А кроме того, мы обрастаем по жизни прирастающими к нашему ложному Эго (блок Эго) - соционическими масками, добавляющими в процессе жизни в нашу психику - новые сбои, которые могут записываться на протяжении эволюции и на генетическом уровне. И если при этом - нам удается каким-то чудом плыть против течения, не уступая своей изначальной божественной детской цельности, если мы сумели почему-то сохранить в себе энергоинформационную модель ТИМа ИЛЭ (Дон Кихот), то на пределе самоактуализации означает практически безграничные возможности для реализации человека во Вселенной на основе гармонии с Космосом - при ограничительной Интуиции Времени (Когда Время, как горизонтальная часть Креста, имеет подчиненное значение Вертикали, Конец которой Бесконечен).
Это и есть гениальность, при сворачивании которой - наблюдается сбой и погашение Модели, а затем и ее затухание, умирание еще при жизни, как это имело место, например, У Гоголя.
Нельзя ограничивать рамками соционических Дон Кихотов - ибо они они могут поверить в эти рамки и , начав рефлексировать, сломаться, затухнуть. Что равнозначно шизофрении, когда Личность редуцирует свои возможности, теряя световой измерение, которое не время и не место, а способ существования бессмертной Души, деградирует до плоского существавания во времени без Вечности, и в конечном итоге расщепляется на субличности, которые функционируют в ней наподобие плоских, карикатурных, лишенных полнокровного наполнения злых духов из религий и мифов разных народов - причем, являясь сниженным аналогом всех 16-ти типов информационногго метаболизма.
И тогда помешательство действительно становится обратным концом гениальности, как случилось с князем Мышкиным, который, не выдержав давления на него больного общества, стоявшего по развитию и внутренней цельности значительно ниже него - теряет рассудок, став из Идиота с большой буквы - обыкновенным идиотом. Только здесь с ним случилось не падение, а – сильнейший внезапный сильнейший стресс из-за обнаружения того, как горька падшая реальность, уж если она от прикосновения к ней чистого духа – истерит и деградирует все больше.

Шизофрения - это хронический духовный кризис более целостной личности, присущей изначальному неподавленному Ребенку, которая в силу своей "Слабости", которая на самом деле есть Сила - не может дать адекватный отпор критикующему ее действительно слабому, гордящемуся многомерной мощностью своих уплотнившихся в результате уплощенности функций, оторвавшихся от маленькой «болевой» точки со связью с Богом– Третьей функции «Этика отношений» в своей первоначальной эталонной Модели Самости – ИЛЭ (Дон Кихот, Божественный Ребенок), упускает свою божественную сыновность, невольно уступив пытающемуся убедить его в своей правоте и переучить социуму, подавляющее большинство которого состоит из менее целостных людей, учащих своих Гадких Утят - по меркам куриного горизонта.
У нежелающих подчиняться этому процессу Детей, но не осознающих происходящего, развивается аутизм, так как его еще нежные, не наполненные правильной информацией, дающей гармоничную картину мира ментальные конструкции не способны охватить всю сложность уловок падшего человеческого общества, наполняющего его еще цельный разум своей некорректо подаваемой некомпетентной, противоречащей тому, что он чувствует – информацией чисто земного плана.
«Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть». (Быт.2:24). Под женой – в глубинно-эзотреческом смысле – имеется ввиду другая часть сокрывшейся в наших глубинах нашей же сущности, без которой мы не полны и расколоты, не способны любить совершенно.
Поэтому гениальность и помешательство, светлый Гений и злой Гений, святость и одержимость - тесно связаны, и настоящий Герой, это всегда Георгий, ведущий борьбу с Драконом - Тенью своего ложного Эго, на пути которого случаются как взлеты, так и падения. А спокойствие достается - на долю не видящих своей Тени людей, - ведь их внутренний Змий, в кольце которого уснула вторая половина его Бытия, нечем не потревожен.

3. «СТРОГИЙ САМУРАЙ – С ОТТОЧЕННЫМ МЕЧОМ»

Она была каким-то Божьим ребенком в мире людей.

И этот мир ее своими углами резал и ранил.

Роман Гуль

Есть мнение, что большой русский поэт М. Цветаева – реализованный почти по максимуму соционический Дон Кихот (Искатель, Божественный Ребенок, Вундеркинд, Гений) – воплотила в своей жизни и творчестве то, что поэты-символисты только хотели воплотить.

Л. Политковская пишет в книге «Тайна гибели М. Цветаевой»:
«На вопрос, верит ли в Бога, всегда отвечала: «Я не верующая — знающая». Вдохновение посылается — об этом говорил ее собственный опыт. Она не боялась смерти. «Ведь в чем страх? Испугаться». Вот умер любимый поэт Цветаевой Райнер Мария Рильке. Он является ей во сне, но Марина Ивановна уверена: в этом сне — не все сон. А снится (или видится) ей Рильке в большой зале, на балу, «…полный свет, никакой мрачности, и все присутствующие — самые живые, хотя серьезные<…> Вывод: если есть возможность такого спокойного, бесстрашного, естественного, вне-телесного чувства к «мертвому» — значит, оно есть, значит, оно-то и будет там<…> Я не испугалась, а<…> чисто обрадовалась мертвому». И далее, в том же письме к Пастернаку: «Для тебя его смерть не в порядке вещей, для меня его жизнь — не в порядке, в порядке ином, иной порядок».
Человек рождается МОНАДОЙ (Эталонная Первая Модель ПРОГРАММАТОРА СОЦИОНА – ИЛЭ (Дон Кихота, Божественного Ребенка), связанной своей пуповиной через сердечную чакру Анахата (Четвертая «болевая» функция Модели Дон Кихот) с Богом и Матерью Мира, Вечной Женственностью, Софией Премудрость Божьей, Богоматерью с младенцем (5 и 6 функции ), которые и являются нашими небесными родителями. Но мы подчиняемся логике воспитания не помнящих их и себя своих земных родителей, превращаясь из ангелов – в людей, из прекрасных Лебедей – в петухов и куриц.
(Эта гипотеза является моим творческим развитием с применением методов соционики гипотезы винницких психотерапевтов А. Омкар и А. Кашпировского).

И действительно, Дон Кихот, которого уже удалось убедить в том, что он все видит неправильно - называя Бога Чертом, а Черта Богом, белое - черным и наоборот, уже не Дон Кихот, а Гамлет, утративший Интуицию возможностей со структурной логикой в Первой и Второй функции, заменив его на драматически-эмоциональную рефлексию во времени.Рассмотрим теперь на примере жизни и творчества поэта М. Цветаевой, дающих большой материал для интересующей нас темы, как может происходить - в некоторых случаях давление социума на такую личность.

То, что М. Цветаева принадлежала к социотипу ИЛЭ (Дон Кихот), я обосновала в двух своих статьях.
Повторю их основные моменты.

На мой взгляд, Цветаева никак не может быть Этико-интуитивным экстравертом (Гамлетом) - уже хотя бы в силу своей сильной структурной логики, которая находится у Гамлета всего лишь в пятой, суггестивной позиции, требующей подпитки дуала и работающей на ПРИЕМ, А НЕ ВЫДАЧУ ИНФОРМАЦИИ. Цветаева же в плане логики сама кого хочешь могла подпитать и настолько избыточно, что даже не замечала, что люди устают от таких широких мыслей и скоростей - настолько для нее самой это было органично. И она ожидала от собеседников соответствующей активности, ставя их в неловкое положение не гамлетовскими драматически-экспрессивными эмоциями, а - доновской экспрессивной активностью ИНТУИТИВНО-МЕНТАЛЬНОГО ПЛАНА. Вот от чего уставали окружающие! А ей это было трудно заметить - в виду ее «слабой» четвертой функции "Этика отношений", в силу которых человек видит других так высоко, что полагает, что и все другие люди – Искатели, божественные Дети-Гении – обладающие даром Любви. Таким образом, соционика все расставляет по своим местам - в том числе и то, почему у Цветаевой была такая напряженность в отношении с людьми, что до сих пор окутано мифами, которые ставят в тупик даже некоторых литературоведов. Вот как пишет об особенностях общения Цветаевой знавший ее писатель Марк Слоним: 'МИ была чрезвычайно умна. У нее был острый, сильный и резкий ум - соединявший трезвость, ясность со способностью к отвлеченности и общим идеям, логическую последовательность с неожиданным взрывом интуиции. Эти ее качества с особенной яркостью проявлялись в разговорах с теми, кого она считала достойными внимания. Она была исключительным и в то же время очень трудным, многие говорили - утомительным, собеседником. Она искала и ценила людей, понимавших ее с полуслова, в ней жило некое интеллектуальное нетерпение, точно ей было неохота истолковывать брошенные наугад мысль или образ. Их надо было подхватывать на лету, разговор превращался в словесный теннис, приходилось все время быть начеку и отбивать метафоры, цитаты и афоризмы, догадываться о сути по намекам, отрывкам. Как и в поэзии, МИ перескакивала от посылки к заключению, опуская промежуточные звенья. Самое главное для нее была молниеносная реплика - своя или чужая, иначе пропадал весь азарт игры, все возбуждение от быстроты и озарений. Я порою чувствовал себя усталым от двух-трех часов такого напряжения и по молодости лет как-то стыдился этого как признака неполноценности и скрывал это. Лишь много лет спустя я услыхал от других схожие признания об этих литературных турнирах. Впрочем, иногда МИ просто рассказывала о недавних впечатлениях или о своем прошлом - о последнем - обрывками, и тут проявлялся ее юмор, ее любовь к шутке, к изображению глупости и наивности ее соседей, но смех ее нередко звучал издевкой и сарказмом. Я не ощущал доброты в ее речах."

Муж М. Цветаевой С. Эфрон, с которыми они поженились еще совсем молодыми людьми, написал вскоре после свадьбы автобиографическую повесть 'Детство', где вывел эту якобы 'железную' Цветаеву - в образе необычной, хоть и дерзкой девушки, которая в силу своей детскости находит общий язык скорее с детьми - столь же необычными, как и она сама, - чем с со взрослыми. Видны явные ценности первой, альфийской квадры с ее культом вечного Высокого Детства. Вот как об этом пишет Л. Политковская в книге 'Тайна гибели Марины Цветаевой': 'Повесть Эфрона - о большой, дружной интеллигентной семье, где царит атмосфера добра, терпимости, взаимопонимания. Взрослые помнят, что и они когда-то были детьми и дети когда-нибудь будут взрослыми. Тепло и уютно ребенку в этом мире. Книга, конечно, во многом автобиографична. В семилетнем Кире Эфрон изобразил себя. В последней главе - 'Волшебница' - в образе подруги одной из старших сестер - Маре - без труда узнается Марина Цветаева. Маре отданы многие факты ее биографии: увлечение Наполеоном и сыном его герцогом Рейхштадтским, привычка мало есть и много курить, шокирующая независимость суждений. Мара пишет стихи и читает как свое цветаевское стихотворение 'Пока огнями смеется бал...'. Маре гораздо легче и уютнее с детьми, чем со взрослыми. Именно дети понимают, что она на самом деле волшебница. Любопытно, что Мара изображена семнадцатилетней девушкой, в то время как себя (Киру) Эфрон рисует семилетним мальчиком, тянущимся к волшебнице, которая, в свою очередь, тянется к нему - но именно как старшая к младшему, ребенку. 'У меня к вам и обожание и жалость маленькие волшебные мальчики. С вашими сказками о серебряных колодцах много ночей вам придется не спать из-за того, что вода в колодцах всегда только вода', - пишет она в прощальной записке Кире и его младшему брату Жене. Последняя глава, несомненно, лучшая в повести. Образ Мары интересен, конечно, за счет неординарности и уникальности прототипа. Сергей Эфрон понял главное в своей жене: ее дар волшебен, обычные моральные критерии к ней неприложимы. 'Мне необходим подъем, только в волнении я настоящая', - говорит Мара. В будущем не раз в отношении к жене Сергей будет исходить именно из такого понимания ее сути."
Еще одна цитата из книги Л. Политковской: "В начале июля семья Эфрон перебирается в Москву. Его брат Петр - в больнице, его положение безнадежно. Ему нужна любовь. Но не любовь физическая, а любовь-нежность, любовь-забота, которая скрасила бы его последние дни на этой земле. В душе Цветаевой возникает сильное чувство к умирающему Петру. Можно ли его назвать любовью? Свои чувства к братьям лучше всего объяснила сама Цветаева в письме к Петру от 14 июля 1914 года: 'Мальчик мой ненаглядный! Сережа мечется на постели, кусает губы, стонет. Я смотрю на его длинное, нежное, страдальческое лицо и все понимаю: любовь к нему и любовь к Вам. Мальчики! Вот в чем моя любовь. Чистые сердцем! Жестоко оскорбленные жизнью! Мальчики без матери! [3] Хочется соединить в одном бесконечном объятии Ваши милые темные головы, сказать Вам без слов: 'Люблю обоих, любите оба - навек!'... О, моя деточка! Ничего не могу для Вас сделать, хочу только, чтобы Вы в меня поверили. Тогда моя любовь к Вам даст Вам силы Если бы не Сережа и Аля, за которых я перед Богом отвечаю, я с радостью умерла бы за Вас, за то, чтобы Вы сразу выздоровели Клянусь вашей, (Сережиной и Алиной жизнью, Вы трое - моя святая святых'. Марина проводит в больнице все дни, но свое чувство к Петру вовсе не считает изменой мужу. "

Это - удивительная перекличка с тем же писателем - Дон Кихотом В. Крапивиным - с его образом Командоров, которые ставят себе целью поиск и спасение детей с необычной душой - от жестокости отстающего от них мира взрослых. М. Цветаева и пыталась быть таким Командором, или, говоря образно, метафорическим языком крапивинских героев – «Мальчиком со шпагой» - который не мог не идти против течения несправедливого миропорядка. Правда, получалось это - отнюдь не гладко... А вот и доказательство из тех же воспоминаний Марка Слонима: "Еще одна черта, ее знали все друзья Марины Ивановны. Она себя называла 'защитником потерянных дел' и настаивала, что поэт всегда должен быть с побежденными. Истинного вождя она отождествляла с Дон Кихотом ('Конь - хром, Меч - ржав, Плащ - стар, Стан - прям'). Отсюда ее гимны белому движению после его разгрома и большая (очевидно, погибшая) поэма о гибели царской семьи - несмотря на то, что никаких подлинно монархических идей у нее не было, как и вообще не было политических верований".
В 1908г - еще задолго до Октябрьского переворота 16-тилетняя гимназистка М. Цветаева - написала строки, ставшие ее жизненной программой: '"Идти против -- вот мой девиз! Против чего? спросите Вы. Против язычества во времена первых христиан, против католичества, когда оно сделалось государственной религией и опошлилось в лице его жадных, развратных, низких служителей, против республики за Наполеона, против Наполеона за республику, против капитализма во имя социализма (нет, не во имя его, а за мечту, свою мечту, прикрываясь социализмом), против социализма, когда он будет претворен в жизнь, против, против, против!" ("Письма к П. Юркевичу".

Доживи она до 60-ых- 70-ых годов и появилось бы поколение битников, хиппи и других неприкаянных душ, которые как раз так все и понимали. Против течения - это на самом деле против Системы, которая делает бездушными и отчужденными в первую очередь человеческие отношения. У Цветаевой в деталях описано, как работает Система в ее собственной семье, как она отчуждает глухой стеной ее домочадцев в первую очередь от самих себя, а потом - от нее, такой упрямой и неподдающейся. Но Дон Кихот, как известно, 'двух станов не боец', а - только 'гость случайный'. Он - вне времен и оппозиций, в схватке и - одновременно - над ней. Ведь впереди и вокруг - так много возможностей! И остается только с горечью играть роль буфера между красными и белыми, правыми и левымим, надеясь соединить их своей мудрой, надбытной, сверхчувственной, бытийной Любовью:

Двух станов не боец, а - если гость случайный -

То гость - как в глотке кость, гость -

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.