Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Неоправданное убийство 4 страница



– Проверяешь точность моей цитаты?

Книга выпала у нее из рук и стукнулась об пол. Девушка стремительно вскочила и, как зачарованная, уставилась на Уилла. Он поднял книгу и подчеркнуто вежливо протянул ей:

– Уверяю тебя, память никогда меня не подводит.

«Как и меня», – подумала Тесса. Давно она не оставалась с Уиллом наедине. Тогда, на крыше, он недвусмысленно дал понять: она значит для него не больше, чем уличная девка, к тому же бесплодная. С тех пор ни один из них не заговаривал о той встрече, делая вид, что все в порядке, – в компании они были вежливы друг с другом и никогда не оставались наедине. Так Тессе казалось проще держать себя в руках и ни о чем не вспоминать. Но стоило ей увидеть Уилла, просто Уилла – неизменно красивого, ворот расстегнут, черные татуировки, ползущие по белоснежной коже, обвивают ключицы и поднимаются прямо к горлу, мерцающие отблески свечей играют на изящных скулах, – как девушку начинали душить воспоминания о пережитом стыде и гнев… И она не могла вымолвить ни слова.

Он все еще держал книгу в руках и разглядывал зеленый томик в кожаном переплете.

– Ты возьмешь Кольриджа… или мне так и стоять с ним до скончания веков?

Тесса молча протянула руку и забрала книгу:

– Если тебе нужно работать, то я пойду. Я нашла, что искала, к тому же уже поздно…

– Тесса! – Уилл протестующе поднял руку.

Наверное, стоило попросить его обращаться к ней «мисс Грей», как раньше. Но тон, которым Уилл произнес ее имя, поразил девушку в самое сердце, и она снова не смогла ничего сказать. Просьба не называть ее по имени сейчас прозвучала бы крайне нелепо. К тому же она так долго училась выглядеть равнодушной.

– Что?

В его глазах была такая тоска… Заставив себя отвести взгляд, Тесса решила, что ей все померещилось: с чего бы это ему тосковать? Наверняка играет.

– Ничего. Я только… – Уилл тряхнул головой, на лоб упала прядь черных волос, и он раздраженно убрал ее в сторону. – Ничего. Когда я впервые привел тебя сюда, ты сказала, что твоя любимая книга – «Такой огромный мир». Знаешь, я прочел ее.

Он опустил голову, глядя на девушку из-под опущенных густых ресниц. Интересно, сколько раз он получал желаемое, используя эту нехитрую уловку.

– И что же, понравилось? – вежливо осведомилась она.

– Отнюдь! Сентиментальная чушь.

– Ну, о вкусах не спорят, – откликнулась Тесса. Похоже, он нарочно пытается вывести ее из себя. – Что одному хорошо, для другого смерти подобно, не так ли?

Ей только показалось или он и в самом деле расстроился?..

– Может, еще что-нибудь посоветуешь из американской классики?

– К чему бы это, если ты насмехаешься над моим вкусом? Думаю, пора признать, что у нас совершенно разные предпочтения во всем, включая книги. Обратитесь к кому-нибудь другому, мистер Херондэйл!

Тесса прикусила язык, но было поздно. Она зашла слишком далеко. Уилл немедленно накинулся на последнюю фразу, как паук на особо аппетитную муху.

– Мистер Херондэйл? – воскликнул он. – Тесса, ведь я думал…

– Ты думал?.. – ледяным тоном переспросила девушка.

– Уж о книгах-то мы можем поговорить?!

– Раньше могли. А сегодня ты оскорбительно отозвался о моих пристрастиях. И ты прекрасно знаешь, что «Такой огромный мир» вовсе не моя любимаякнига. Просто понравилось читать, как и «Спрятанную руку» или… Может, лучше ты мне что-нибудь посоветуешь, чтобы я смогла оценить твойвкус. Иначе получается нечестно, не находишь?

Уилл взобрался на ближайший стол и сел, болтая ногами. Он глубоко задумался, потом сказал:

– «Замок Отранто» Уолпола.

– Это тот роман, где на сына главного героя падает с неба огромный шлем и убивает его? И после этого «Повесть о двух городах» ты назвал глупой книгой?! – воскликнула Тесса, которая скорее бы откусила собственный язык, чем призналась, что читала «Замок Отранто» и обожает его.

– «Повесть о двух городах», – чуть слышно повторил Уилл. – Знаешь, ведь я перечитал Диккенса после нашего разговора. Ты была права. Книга совсем не глупая.

– Да неужели?

– Правда, в ней слишком много безысходности.

Тесса взглянула ему в глаза – они были подобны бездонным озерам, и казалось, что она тонет в них.

– Безысходности?

– С любовью или без нее, но у Сиднея нет будущего, верно? – спокойно проговорил Уилл. – Он знает, что без Люси ему не спастись, но с ним она будет обречена.

Тесса покачала головой:

– Я совсем не так это прочла – его благородная жертва прекрасна…

– А что еще ему оставалось? Ты ведь помнишь, что он сказал Люси? «Если бы это было возможно… что вы способны были бы ответить на чувство такого беспутного, погибшего, ни на что не годного, спившегося забулдыги, как я, – а вы ведь знаете, что я такой и есть, – то каким бы счастливцем он ни почувствовал себя, он в тот же час, в тот же миг сказал бы себе, что он не может принести вам ничего, кроме горя и нужды, что он обречет вас на страдания, заставит вас горько каяться, погубит вас, опозорит, потащит за собой на дно…» [8].

Взметнув сноп искр, в камине упало прогоревшее полено, оборвав декламацию Уилла и напугав Тессу. Ее сердце выпрыгивало из груди, она еле смогла отвести взгляд. Глупо, как глупо, твердила она себе. Он так оскорбил ее, наговорил ужасных вещей, а теперь у нее глаза на мокром месте из-за какой-то там строчки из Диккенса.

– Что ж, впечатляет! Долго учил?

Уилл отодвинул воротник, обнажив изящный изгиб ключицы. Тесса с удивлением поняла, что он хотел показать ей татуировку – знак, нарисованный чуть выше сердца.

– Мнемозина,руна памяти, – пояснил юноша. – Это навсегда.

Тесса быстро отвела взгляд:

– Уже поздно, мне пора – устала очень. – Она поднялась и направилась к двери.

«Интересно, он не обиделся?» – подумала девушка и тут же отогнала эту мысль, словно назойливую муху. Уилл таков, каков он есть, настроение его переменчиво; когда он в духе, то просто очарователен и неотразим. Но все равно он яд, и не только для нее – для всех.

– «Ватек», – сказал он, спрыгнув со стола.

Тесса замерла в дверях и тут заметила, что все еще сжимает в руках томик Кольриджа, потом решила взять книгу с собой. Приятно отвлечься ненадолго от «Кодекса».

– Что ты сказал?

– «Ватек», Роман Уильяма Бекфорда. Если тебе понравился «Замок Отранто», то и эта книга тоже хорошо пойдет.

– Ах, ну да. Конечно. Спасибо. Потом обязательно прочитаю, – заверила Тесса. Странно, она ведь вовсе не говорила, что ей понравился «Отранто».

Уилл ничего не ответил, он все еще стоял у стола, глядя в пол, волосы закрывали лицо. Тесса немного смягчилась и не смогла удержаться – пожелала ему спокойной ночи.

Он поднял голову:

– Спокойной ночи, Тесса. – В голосе снова была тоска, но уже не такая беспросветная.

Уилл потянулся погладить Черча, который проспал всю их беседу. Даже треск прогоревшего полена не разбудил кота, он так же сладко дремал на стремянке.

– Уилл!.. – воскликнула Тесса, но опоздала. Черч гневно завыл и выпустил когти. Уилл принялся чертыхаться, а Тесса выбежала из библиотеки с легкой улыбкой на лице.

 

 

Глава 4

Дорога

 

Дружба – это одна душа на два тела.

Мэн-цзы

 

Шарлотта швырнула письмо на стол и гневно воскликнула:

– Алоизиус Старквэзер – упрямый, лицемерный, строптивый, слабоумный… – Она закусила губу, изо всех сил пытаясь взять себя в руки. Тесса никогда не видела ее такой рассерженной.

– Может, хоть словарь возьмешь? – осведомился Уилл, развалившись в удобном кресле у камина. Он закинул ноги в грязных ботинках прямо на диван, извозив всю обивку. – А то твои эпитеты слишком однообразны.

Шарлотта непременно заставила бы его все вычистить, но она только что получила ответ из йоркского Института, в связи с чем и созвала всех в гостиную, и ей было немного не до испачканной мебели.

– А он и вправду слабоумный? – поинтересовался Джем, развалившийся в соседнем кресле. – В конце концов, старому чудаку уже под девяносто, может, у него маразм.

– Ну не скажи, – заметил Уилл. – Некоторые старики в «Таверне дьявола» такое вытворяют – молодым фору дадут! Уж я на них насмотрелся.

– Оно и неудивительно, учитывая твои сомнительные похождения, Уилл, – заявила Джессамина, возлежавшая на оттоманке с влажным платком на лбу. Головная боль все не отпускала ее.

– Милая, ты хорошо себя чувствуешь? – озабоченно спросил Генри, подходя к жене. – Выглядишь неважно… вон, вся пятнами пошла.

От злости на щеках и на шее Шарлотты и правда расцветали красные пятна.

– А по мне, так очень даже мило, – отозвался Уилл. – Говорят, горошек снова входит в моду.

Генри встревоженно склонился к жене:

– Может, холодное приложить? Как тебе помочь?

– Поезжай в Йоркшир и оторви старому козлу голову! – на полном серьезе воскликнула Шарлотта.

– Думаешь, Анклав одобрит? Мне кажется, они чересчур болезненно относятся к подобному… ммм… способу разрешения разногласий.

– Это я во всем виновата! И почему я вообразила, что мне удастся уговорить старого упрямца?

– А как именноон ответил? – спросил Уилл. – В смысле, что в письме?

– Старик наотрез отказался встречаться со мной или с Генри. Объявил, что никогда не простит нас за то, что сделал отец. Мой отец… – Она вздохнула. – Он тоже был не сахар! Самоотверженно предан букве Закона, а Старквэзеры всегда отличались некоторой свободой взглядов. Отец считал, будто они живут у себя на севере как дикари, о чем не раз громогласно заявлял, не стесняясь в выражениях. Я не знаю, что именно он сделал, но Алоизиус до сих пор на него в обиде. Да еще заявил: если бы я хотела загладить вину, то обязательно позвала бы его на последнее заседание Совета. Будто это я решаю, кого приглашать!

– А почему же его не пригласили?– спросил Джем.

– Он уже слишком стар, чтобы управлять Институтом, но отчаянно держится за место. Консул Вайланд на отставке не настаивает, хотя и на заседания не приглашает. Мне кажется, он просто ждет, когда старик поймет намек или отойдет в мир иной. – Шарлотта в полном отчаянии покачала головой. – А ведь отец Алоизиуса протянул до ста четырех, значит, лет пятнадцать у него точно есть.

– Если ни тебя, ни Генри он видеть не желает, пошли кого-нибудь другого, – без особого энтузиазма предложила Джессамина. – Ведь ты глава Института, отправь с поручением любого члена Анклава – как прикажешь, так и будет.

– Слишком многие из них на стороне Бенедикта, – вздохнула Шарлотта. – Они ждут не дождутся моего провала. Не знаю, кому и доверять.

– Мне и Джему! – воскликнул Уилл. – Пошли нас!

– А как же я? – возмутилась Джессамина.

– А при чем здесь ты? Неужели поедешь?

Джессамина приподняла с лица платок, смерила Уилла взглядом и сказала:

– Трястись на каком-то вонючем поезде через всю страну, до самого Йоркшира? Нет уж, увольте! Я просто хотела услышать, что Шарлотта мне тоже доверяет.

– Разумеется, доверяю, Джесси, но ты сейчас нездорова. Обидно, ведь Алоизиус всегда питал слабость к хорошеньким мордашкам.

– Еще один довод в мою пользу! – воскликнул Уилл.

– Уилл, ведь Джем… – Шарлотта прикусила язык. – Вы уверены? В деле с Темными сестрами Совет был не слишком доволен проявленной вами инициативой.

– Очень даже зря, ведь мы убили опасного демона!

– И спасли кота, – добавил Джем.

– Совершенно напрасно, – заметил Уилл. – Позавчера этот котяра трижды меня тяпнул.

– Значит, все-таки не зря Джем спасал кота! – воскликнула Тесса.

Уилл скривился, но шутку оценил. Тесса подумала, что точно так же он отнесся бы к подтруниваниям Джема. Позавчера в библиотеке он вел себя вполне по-дружески; может быть, им удастся не выходить за рамки приличий.

– Дурацкая идея, – заспорила Шарлотта. Красные пятна на лице почти исчезли, но выглядела она неважно. – Он все равно вам ничего не расскажет, назло мне. Если только…

– Шарлотта, есть один верный способ, – перебила ее Тесса.

– О чем ты говоришь, Тесса? – удивленно посмотрела на нее Шарлотта, потом ее внезапно осенило. – Ну да, как я сразу не подумала? Отличная идея!

– Какая идея, вы о чем? – не поднимая головы, спросила Джессамина.

– Будь у нас какая-нибудь вещь, принадлежащая Алоизиусу, я смогла бы превратитьсяв него и попробовать узнать его мысли, а потом рассказать вам, что он помнит о деле Шейдов и о Мортмэйне. Если он хоть что-то помнит, конечно!

– Тебе придется ехать с нами в Йоркшир, – сказал Джем.

Все посмотрели на Тессу. Девушка растерялась и ничего не ответила.

– Навряд ли нужно тащить ее с собой, – возразил Уилл. – Мы достанем какую-нибудь вещь Алоизиуса и привезем прямо сюда.

– Тесса раньше говорила, что не всякая вещь подойдет – должна быть сильная связь с владельцем. Вдруг мы привезем что-нибудь не то…

– А еще она говорила, что годятся даже пряди волос или обрезки ногтей.

– Так ты предлагаешь добраться поездом до Йорка, встретиться с девяностолетним старцем и вырвать у него клок волос? Анклав будет просто в экстазе!

– Они скажут, что мы тут с ума посходили, – поддакнула Джессамина. – Впрочем, они и так в этом уверены. В любом случае, терять нам нечего.

– Решать должна сама Тесса, – сказала Шарлотта. – Ведь это ее способности мы хотим использовать!

– Значит, ехать туда на поезде? – спросила девушка, взглянув на Джема.

Юноша кивнул, в глазах плясали серебристые искорки.

– Поезда в северном направлении отходят с вокзала Кингс-Кросс с утра до вечера. А до Йорка всего несколько часов.

– Тогда я согласна. Никогда не ездила на поезде!

Уилл всплеснул руками:

– И все? Ты согласилась, потому что никогда не ездила на поезде?!

– Ну да, – невинно ответила Тесса, прекрасно зная, как бесит Уилла ее сдержанность. – Мне очень хочется прокатиться на паровозе.

– Поезда – это такие огромные грязные штуки, из которых валит дым! – воскликнул Уилл. – Тебе не понравится.

– Как же я узнаю, понравится мне или нет, если не попробую сама? – невозмутимо заметила Тесса.

– Я никогда не купался в Темзе нагишом, но точно знаю, что мне не понравилось бы!

– Зато публика была бы в восторге! – парировала Тесса, а Джем поспешно отвернулся, чтобы скрыть усмешку. – Как бы то ни было, я еду потому, что хочу! Когда отправляемся?

Уилл закатил глаза, а Джем все еще улыбался:

– Отправимся прямо с утра, тогда успеем до темноты.

– Надо сообщить Алоизиусу, что вы приедете, – сказала Шарлотта, беря в руки перо. Она замерла и посмотрела на них: – Стоит ли оно того? Я уже ни в чем не уверена!

Тесса забеспокоилась. Никогда она не видела Шарлотту такой нерешительной и неуверенной, а все этот Бенедикт Лайтвуд и его приспешники, будь они неладны!

Генри шагнул к жене и бережно обнял ее за плечи:

– Милая, другого выбора у нас нет, разве что сидеть сложа руки и ждать. Не наш вариант! Да и что может случиться, сама подумай!

– Ах, оставь! Зачем ты это сказал! – воскликнула Шарлотта, но потом все же засела за письмо.

 

* * *

 

После обеда у Тессы и Софи была назначена вторая тренировка с Лайтвудами. Переодевшись, Тесса вышла из комнаты и встретила Софи в коридоре. Та тоже переоделась, аккуратно собрала волосы в пучок на затылке и с мрачным видом ждала Тессу.

– Софи, да что с тобой?! – воскликнула Тесса, следуя на шаг позади девушки. – Ты просто на себя не похожа!

– Если вам и правда интересно… – Софи перешла на шепот. – Это из-за Бриджет.

– Бриджет? – Девушку-ирландку было не видно и не слышно, в отличие от Сирила, который сновал по всему дому, выполняя разные поручения, как и Софи. Последний раз Тесса видела Бриджет, когда та восседала на Габриэле Лайтвуде с кинжалом в руке. Вспомнить приятно! – И что же она сделала?

– Она… – Софи тяжело вздохнула. – Она не очень-то дружелюбна. С Агатой мы были подруги, но вот Бриджет… Она даже поболтать после работы не любит. Вот Сирил – другое дело! А Бриджет не замечает никого вокруг, вечно крутится на кухне и поет свои жуткие ирландские баллады. Бьюсь об заклад, она и сейчас распевает!

Они как раз проходили мимо судомойни. Софи поманила Тессу. Девушки подкрались и заглянули внутрь. Помещение было довольно просторное, одна дверь вела в кухню, другая – в кладовую. На подсобном столе лежали продукты для ужина – тщательно вымытые овощи и разделанная рыба. Бриджет стояла у раковины, ее огненно-рыжие кудряшки торчали во все стороны – они завились еще больше во влажном воздухе. И да, Бриджет пела – Софи не ошиблась. Ее звонкий и мелодичный голос перекрывал шум воды.

 

А матушка ей кудри гребнем расчесала,

А батюшку так нежно дочка обнимала,

Сестрица Анна к кресту подвела,

А братец Джон посадил на коня.

Ты так высоко, я стою на земле.

Целуй же брата – нагнись ко мне!

И дева склонилась с улыбкою к брату,

Жестокий брат ей готовил расплату:

В руке его острый ножик блеснул,

Сестре прямо в сердце его он воткнул.

 

– Только об этом и поет, – зашептала Софи. – Убийство и измена, кровь и боль. Ужас!

К счастью, шепот Софи заглушил конец песни. Тесса вспомнила лицо Ната и содрогнулась, но Софи смотрела на Бриджет и ничего не заметила. Бриджет принялась вытирать посуду и запела следующую балладу, еще заунывнее первой.

 

Чьей кровию меч ты свой так обагрил,

Эдвард, Эдвард?

Чьей кровию меч ты свой так обагрил?

Зачем ты глядишь так сурово? [9]

 

– С меня хватит! – Софи отвернулась и помчалась по коридору, Тесса за ней. – Теперь понимаете, почему мне так тяжело? Бриджет просто не в себе, а ведь я с ней живу в одной комнате! И никогда-то с утра слова доброго не скажет, и ночью стонет и мечется во сне.

– У вас одна комната на двоих? – поразилась Тесса. – Но ведь Институт такой огромный…

– Гостевые комнаты – для Сумеречных охотников, а не для слуг, – пояснила Софи. Ей даже в голову не приходило, что она может претендовать на одну из десятков пустующих комнат, а не жить вместе с Бриджет, день-деньской распевающей кровавые баллады.

– Я могу поговорить с Шарлоттой…

– Ах нет, что вы! – воскликнула Софи, умоляюще глядя на Тессу. – Она подумает, будто я жалуюсь на других слуг! Пожалуйста, мисс Тесса, не говорите ей ничего.

Тесса хотела уверить Софи, что если девушка так настаивает, то она ничего не скажет Шарлотте, но тут из-за дверей зала раздались громкие голоса. Приложив палец к губам, чтобы Софи не выдала их обеих, Тесса прильнула к двери.

Судя по всему, спорили братья Лайтвуд. Она узнала низкий, чуть хриплый голос Гидеона:

– Расплата неизбежна, Габриэль! Поэтому важно выбрать правильную сторону.

– Разумеется, мы останемся с отцом, как иначе? – натянутым голосом ответил тот.

Гидеон помолчал, потом сказал:

– Ты не все знаешь, Габриэль. Даже представить себе не можешь – он такое натворил!..

– Все, что мне нужно знать, – мы оба Лайтвуды, а он наш отец! И еще я знаю, что после смерти Грэнвилла Фэйрчайлда именно он должен был возглавить Институт…

– Возможно, Консул Вайланд знает его лучше, чем ты. И Шарлотту Бранвелл тоже. Она вовсе не так глупа, как ты думаешь.

– Да неужели? – насмешливо протянул Габриэль. – Пустила нас в свой дом, чтобы мы занимались с ее драгоценными девицами, а заодно и шпионили тут для отца – разве не дура?

Софи и Тесса ошарашенно уставились друг на друга.

– Консул заставил ее. Кстати, если ты не заметил, нас каждый раз сопровождают от порога до порога, а мисс Коллинз и мисс Грей ничего не расскажут, потому что ничего не знают. Следовательно, никакого вреда от наших визитов в Институт и быть не может!

Габриэль промолчал, и Тесса представила его угрюмое лицо. Наконец он сказал:

– Если ты так презираешь отца, то зачем вообще вернулся из Испании?

– Я вернулся за тобой, брат, понимаешь?! – в сердцах воскликнул Гидеон.

Софи и Тесса обе прильнули к двери, но та не выдержала их веса и распахнулась. Девушки поспешно отпрянули и выпрямились как ни в чем не бывало, отчаянно надеясь, что не выдали себя.

Габриэль и Гидеон стояли посреди комнаты в центре освещенного круга, отвернувшись в разные стороны. Тесса вдруг заметила, что младший брат выше и стройнее, зато Гидеон крепче и шире в плечах. Он провел рукой по светлым волосам и вежливо кивнул вошедшим девушкам:

– Добрый день.

Габриэль прошествовал к ним через весь зал. Задрав голову, чтобы взглянуть ему в лицо, Тесса поняла, что юноша гораздо выше ее. Она и сама была девушка статная, поэтому привыкла смотреть на людей сверху вниз, не считая, пожалуй, Уилла и Джема.

– Прискорбно, что мисс Ловлесс все еще отсутствует, – вздохнул Габриэль, не утруждая себя приветствием. Он был совершенно спокоен, но Тесса заметила, как на шее у него рядом с руной сражения, прямо под знаком храбрости, пульсирует жилка.

– Снова мигрень, – пояснила Тесса. – Мы не знаем, когда она выздоровеет.

– Полагаю, не раньше окончания тренировок, – сухо заметил Гидеон.

Софи неожиданно рассмеялась, потом сделала серьезное лицо. Гидеон удивленно и почти благодарно посмотрел на девушку – он явно не привык, чтобы кто-то смеялся над его шутками.

Вздохнув, Габриэль снял со стены две длинные легкие палки для себя и Тессы:

– Сегодня мы научимся парировать и блокировать удары…

 

* * *

 

Как обычно, Тесса долго не могла уснуть. Последнее время ее преследовали кошмары – ей часто снился Мортмэйн. Он смотрел на нее холодными, как льдинки, глазами и еще более ледяным голосом говорил, что это он создал ее и что на самом деле нет никакой Тессы Грей.

Она столкнулась лицом к лицу с человеком, за которым они охотятся, но так и не узнала, чего он хотел от нее. Жениться, но зачем? Забрать ее силу, но как? Она содрогнулась, вспомнив глаза Мортмэйна – немигающие, как у рептилии. А вдруг он и правда связан с тайной ее рождения? Только не это! Даже Джем, удивительно чуткий и способный понять любого, не догадывался, как важно ей было узнать свою природу! Тесса отчаянно надеялась, что она не чудовище, но посреди ночи часто просыпалась с криком на губах, судорожно ощупывая свое тело, будто под кожей притаился демон.

Вдруг она услышала шорох за дверью, словно что-то тихонько положили на порог. Немного помедлив, Тесса выскользнула из-под одеяла и на цыпочках помчалась к двери. Открыв ее, она обнаружила, что коридор пуст, а из комнаты Джема доносятся звуки скрипки. На полу лежала небольшая зеленая книга. Тесса подняла ее и уставилась на название, вытисненное золотыми буквами: Уильям Бекфорд, «Ватек».

Закрыв дверь, Тесса вернулась в кровать и решила рассмотреть книгу получше. Очевидно, ее подбросил Уилл. Кто же еще! Но зачем? К чему эти странные, проникновенные разговоры в библиотеке по ночам и подчеркнутая холодность в течение дня?

Она открыла книгу и увидела дарственную надпись – Уилл накорябал целый стишок!

 

Для Тессы Грей, в честь вручения книги «Ватек» для чтения:

 

Халиф Ватек и темная свита

Сгорят в аду – будет скука забыта!

Твоя вера в меня не будет убита,

Коли книга сия будет открыта,

А не на пороге небрежно забыта!

Уилл

 

Тесса расхохоталась, потом прикрыла рот рукой. Будь он неладен, этот Уилл, – он всегда так смешил ее, даже если смеяться не хотелось! Ведь она прекрасно знала, что он опасен, как наркотик, стоит впустить его в свое сердце и… Она бросила книгу с откровенно убогим стишком на прикроватную тумбочку и зарылась лицом в подушку. Из-за двери все еще доносились нежные звуки скрипки. Изо всех сила Тесса пыталась не думать о Уилле, и ей наконец удалось – она спокойно проспала всю ночь без всяких сновидений.

 

* * *

 

На следующий день зарядил такой дождь, что от зонтика было мало толку; шляпка, которую Тесса одолжила у Джессамины, промокла, поля опустились, как крылья большой мокрой птицы, пока они с Джемом, Уиллом и Сирилом дошли до вокзала Кингс-Кросс, покинув уютный экипаж. Сквозь серую пелену дождя девушка разглядела какое-то высокое здание и огромную башню с часами. Флюгер на верхушке указывал на север; дул сильный ветер, в лицо летели капли воды.

В здании вокзала царило настоящее столпотворение: туда-сюда сновали люди с чемоданами и саквояжами, на разные голоса выкрикивали заголовки разносчики газет, торговцы с рекламными щитами на груди нахваливали всевозможные медицинские и парфюмерные новинки. Какой-то мальчуган в подпоясанной тужурке носился по залу, радостно удирая от матери, которая никак не могла его поймать. Уилл что-то сказал Джему и растворился в толпе.

– Вот так всегда, в самый нужный момент он исчезает! – воскликнула Тесса, пытаясь закрыть зонтик.

– Давай помогу, – сказал Джем и с легкостью закрыл упрямый зонт.

Пригладив выбившиеся волосы, Тесса благодарно улыбнулась юноше. В этот момент появился Уилл вместе с носильщиком, который забрал у Сирила весь багаж и велел им поторапливаться, ведь поезд никого не будет ждать.

Уилл перевел взгляд с носильщика на трость Джема и обратно. Он хитро прищурился и, недобро улыбнувшись, сказал:

– Уж нас-тоон подождет.

Носильщик немало озадачился, но тут же сменил тон, подобострастно изрек: «Да, сэр» – и направился к нужной платформе. Люди – сколько здесь было людей! – проносились мимо Тессы, когда она шла сквозь толпу, одной рукой крепко вцепившись в Джема, а другой придерживая шляпку. Далеко впереди, в конце крытой платформы, виднелось стального цвета небо в клубах черного дыма.

Джем помог ей подняться в вагон; потом под крики провожающих и свистки паровоза кое-как погрузили багаж и выдали чаевые носильщику. Едва они закрыли дверь, как поезд тронулся – мимо окон пронеслись клубы дыма и мерно застучали колеса.

– Взяла что-нибудь почитать в дорогу? – спросил Уилл, усаживаясь напротив Тессы.

Джем сел рядом с ней, прислонив трость к стене.

Тесса вспомнила про «Ватека» и стишок Уилла – она нарочно оставила книгу в Институте, чтобы не искушать себя. Словно она сидела на диете, а книга была коробкой конфет, которую пришлось убрать от греха подальше.

– Увы, нет. Ничего такого, что хотелось бы прочитать, не нашлось.

Уилл стиснул зубы, но ничего не сказал.

– Ах, начало любого путешествия – это так увлекательно, не правда ли?! – Тесса восторженно прижалась носом к окну, хотя, кроме черного дыма и серой пелены дождя, смотреть было решительно не на что: Лондон казался призрачной тенью в тумане.

– Нет, – буркнул Уилл, отодвинулся в угол и опустил шляпу на лицо.

Тесса смотрела, как постепенно исчезает из виду серый Лондон, а вместе с ним и дождь. Скоро за окном замелькали зеленые поля с белоснежными овечками, время от времени вдалеке виднелись шпили деревенских церквушек. Небо из стального стало серо-синим, с низкими темными тучами. Тесса восхищенно наблюдала за сменой пейзажей.

– Неужели ты никогда раньше не бывала за городом? – искренне удивился Джем. В отличие от подколок Уилла, его вопрос не содержал обидных намеков.

Тесса покачала головой:

– Не помню, чтобы когда-нибудь уезжала из Нью-Йорка, разве что на Кони-Айленд, но это тоже город. Ах да, еще путь из Саутгемптона, когда Темные сестры везли меня в Лондон, но была ночь, а на окнах плотные шторки. – Тесса сняла мокрую шляпу и положила на сиденье. – Мне кажется, что я уже видела это. Наверно, в книгах. Будто вот-вот из-за деревьев появится Торнфильд или среди скал выступит Грозовой перевал.

– Грозовой перевал находится в Йоркшире, – влез в разговор Уилл, не убирая шляпы с лица. – А до него далеко, мы даже Грэнтем [10]еще не проехали. К тому же в этом Йоркшире и смотреть-то не на что – холмы да долины. То ли дело у нас в Уэльсе, вот там горы так горы!

– Скучаешь по Уэльсу? – осведомилась Тесса, сама не зная почему. Она догадывалась, что такие вопросы для Уилла словно соль на рану. Однако ничего не могла с собой поделать.

– Было бы по чему скучать! – пожал плечами Уилл. – Одни овцы да песни. Ах да, еще этот невозможный язык: Fe hoffwn i fod mor feddw, fyddai ddim yn cofi o fy enw.

– И что это значит?

– «Хотел бы я так напиться, чтобы имени своего не помнить». Очень полезная фраза.

– Патриот из тебя так себе, – заметила Тесса. – Разве не ты только что предавался воспоминаниям об уэльских горах?

– Патриот?! – Уилл брезгливо поморщился. – Знаешь, что такое истинный патриотизм? В память о родине я наколол уэльского дракона прямо у себя на…

– Сегодня ты просто в ударе, не так ли, Уильям?! – перебил Джем, хотя тот и не собирался заканчивать фразу. Тесса давно заметила, что они называют друг друга полными именами лишь в исключительных случаях. – Ты ведь помнишь, Старквэзер терпеть не может Шарлотту. А значит, ты выбрал не тот настрой, в котором стоит являться к нему…

– Обещаю очаровать его до потери пульса! – ответил Уилл, выпрямившись и поправив сползающую шляпу. – Я произведу на него просто сногсшибательное впечатление – он будет валяться на земле, не в силах вспомнить, как его называла матушка!

– Старику уже восемьдесят девять. Он и так небось почти не встает.

– А сейчас ты экономишь свое фирменное обаяние, не так ли? – не удержалась Тесса. – К чему тратить на нас такую драгоценность?




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.